Какие цели у США, Германии, России и Франции в украинском кризисе

Юрий Романенко, руководитель политических и международных программ Украинского Института Будущего, "Хвиля"

Украина-Россия-ЕС-США

Ускорение Минского процесса ставит многих украинцев в тупик, поскольку совершенно очевидно, что выполнение Минска-2 в полном объеме убийственно для Украины. Чтобы это понять, необходимо рассмотреть мотивации ключевых геополитических игроков.

Чем опасна реализация Минских соглашений я написал в статье «Почему реализация Минска-2 приведет к фатальным последствиям и альтернатива для Украины». Там же я обозначил альтернативу в форме закона об оккупированных территориях и референдума. В статье «Почему Порошенко заблуждается, что Минскому процессу нет альтернативы» я показал, что украинцы вполне готовы к такой альтернативе на базе социологического исследования Украинского Института Будущего.

Теперь развенчаем еще одно заблуждение, связанно с тем, что многие украинцы уверены, что выполнение Минска-2 позволит сохранить санкции в отношении России. Такие настроения показывают, что соотечественники не понимают цели ключевых игроков украинской драмы.

Вы думаете цель Германии и Франции — санкции против России? Это полная чушь.

Главная задача для Франции и Германии в украинском кризисе — снятие с повестки ситуации, которая наносит вред их интересам в условиях фискального кризиса и геополитического трения на границах ЕС, которые усиливают конфлиты в внутри Европы. Цели Германии и Франции включают снятие угрозы войны на их границах и санкций, которые наносят вред их экономике. Поэтому Берлин и Париж опасаются расширения эскалации, которая будет отвлекать из их бюджетов дополнительные ресурсы.

Для Франции Украина является второстепенным театром интересов, поскольку она больше вовлечена в процессы в бассейне Средиземного моря. Париж более интересуют процессы в Магрибе и на Ближнем Востоке, поскольку Франция страдает от терроризма и миграции, которые экспортируются из этих регионов.

Для Германии Украина является более значимой величиной, чем для Франции, но менее значимой, чем Россия из-за большего экономического веса и влияния в сфере безопасности у последней. Немецкая элита прагматична и исходит из реального интереса своей страны, прежде всего, экономического. Кроме того, немецкая элита не имеет единой позиции в отношении России, а такая ключевая партия как СДПГ давно установила близкие отношения с верхушкой РФ. Также не стоит забывать, что на содержании России находятся ряд радикальных партий левого и правого толка, которые она использует для ослабления позиций Ангелы Меркель и ее партии ХДС.

Поэтому Германия и Франция не имеют рациональных мотиваций идти на обострение отношений с Россией. Они снимут санкции против России как только Путин выполнит свои обязательства по деэскалации. Выполнение Минска-2 = снятие санкций, иначе Путину нет никакого смысла его выполнять. Поэтому теперь посмотрим мотивы России.

Цель России — легитимизация аннексии Крыма, снятие санкций Запада, установление контроля над Украиной или гарантирование отсутствие такого контроля со стороны США и Европы, который воспринимает как угрозу нацбезопасности РФ.

Кремль удовлетворит любой из двух статусов Украины: либо полный контроль (наилучший вариант для России), либо разжиженное состояние в формате а-ля Босния и Герцеговина после Дейтонских соглашений.

Кремлю не выгодна эскалация конфликта с Украиной, пока имеется возможность установления контроля над ней политическими инструментами и существует вероятность уменьшить давление санкций, используя противоречия между Европой и США. И, наоборот, если Путина загнать в угол, то агрессивность действий России касательно Украины будет расти, поскольку уничтожение Украины будет рассматриваться Россией как важная победа, которая увеличит легитимность Путина в глазах российского элиты и населения даже если в РФ произойдет экономический коллапс. Кроме того, уничтожение Украины как субъекта снимает вопрос конфликта. В качестве примера можно вспомнить установления Третьим Рейхом протектората Богемии и Моравии на остатках Чехословакии в марте 1939 года, после того, как Гитлер по Мюнхенскому сговору получил Судеты. При этом Чехословакии говорил, что уступка Судетов гарантирует ее независимость. Гитлер соврал, а Британия с Францией проглотили новую аннексию, что привело Гитлера в Польшу, Францию к позорному поражению 1940 года, а весь мир к Второй Мировой войне. Модель, которую предлагает нам сегодня Путин, напоминает схему уничтожения Гитлером Чехословакии. Поэтому с нашей стороны крайне тупо надеяться на добрую волю Путина.

Для России приоритетом является безопасность и величие (как фактор высокой легитимности власти), а не экономика. Поэтому Запад не спешит сразу загнать Россию в угол максимально повышая ставки. Во-первых, это опасно в плане издержек Запада; во-вторых, у США и Европы расходятся мотивации касательно конечных целей и Путин играет на этом. Кроме того, у США и Европы не стоит на повестке дня вопрос уничтожения России, поскольку они не знают, что делать с издержками ее крушения. Лучший вариант будущего России для Запада — плавная «османизация» России на протяжении 21 века, от которой плавно отпадают национальные окраины, как это происходило в Оттоманской империи на протяжении 19 века.

Цель США — наличие инструментов влияния в Восточной Европе на Россиюю и Европу с целью сохранения своего доминирующего положения в мировой системе на фоне укрепляющейся Азии, где Китай выглядит как главная проблема Вашингтона в следующие десятилетия.

В логике realpolitik для США выгодно наличие конфликтов на периферии Европы и России, поскольку это отвлекает их ресурсы и дает возможности Вашингтону для сохранения позиции третейского судьи между Россией и Европой.

Стабилизация ситуации в Украине для США выгодна в двух случаях: 

Во-первых, в случае сохранения гарантированного контроля над Киевом с перспективой превращения Украины в более мощное региональное государство, способное выполнять сдерживающие функции относительно других региональных государств и России. Если Украина будет способна претендовать на такую позицию, то это увеличит интерес США к ней.

Второй вариант, когда Украина будет разменена на более выгодную опцию на мировой шахматной доске, исходя из своих долгосрочных интересов. Такая ситуация наблюдалась до конца 2013 года, когда Вашингтон де-факто относил Украину к сфере влияния России.

На сегодняшний момент для США Украина не является фишкой первого уровня из-за неопределенности ее внутренней ситуации и малого экономического веса. Польша, Турция и Румыния более предпочтительны как союзники, а Украина является хэджевым проектом, который не требует больших затрат, но при этой крайне чувствителен для России. Особая чувствительность России в отношении Украины является демонстрацией глобальной слабости Кремля, который вынужден применять варварские методы контроля на своей ближайшей периферии, поскольку все остальные инструменты (экономические, культурные) де-факто исчерпаны.

Таким образом, из этого вытекает, что вероятность того, что США выберут первый вариант (выгодный для Украины) будет тем выше, чем скорее Киев покажет потенциал роста и внутренней устойчивости и выйдет из состояния полуразложившегося «Сомали Восточной Европы». И, наоборот, чем дольше Украина будет находиться в состоянии управленческого коллапса, тем выше будет у Вашингтона соблазн разменять ее на что-то более значимое в глобальной игре. Как говорится, ваше счастье в ваших руках.

Цель Украины — выживание государства в условиях фискального кризиса, резко усилившегося геополитического трения на фоне конфликта элит внутри страны и угрозы восстания масс.

Выживание Украины напрямую связано с увеличение эффективностью управления государства, что требует кардинального пересмотра отношений между госинститутами, а это требует пересмотра отношений между различными группами элиты и социума. Не решив вопрос баланса отношений невозможно будет решить все остальные вопросы, а для этого необходимо модернизировать своей мировоззрение, т. е. затронуть вопрос базовых ценностей нашего социума.

Поэтому Минск-2 несет смертельную угрозу для Украины, т. к. он углубляет управленческий кризис, создавая государство в государстве и провоцируя другие регионы требовать себе такие же полномочия, какие должна получить ЛДНР. Мы просто переносим конфликт из внешней плоскости во внутреннюю, как это произошло в Боснии и Герцеговине, которая уже 20 лет барахтается в формате конфедерации со своими проблемами. И рискуем получить еще более мощный конфликт, а условия для него уже вызрели ( читайте мою статью «Как украинцы видят перспективы социального взрыва и диктатуры«)

По сути, произойдет консервация существующей ущербной квази-государственности Украины, что отвечает целям России (контроль над Украиной или отсутствие контроля со стороны США и Европы), Европы ( которая в условиях внутреннего кризиса не готова платить высокую цену за стабилизацию Украины, но готова согласиться на квази-стабилизацию, гарантирующую отсутствие горячего конфликта на своей границе, как следствие, отсутствие миграции и прочих проблем) и США ( которые «подвешивают» Россию угрозой расширения конфликта в любой момент при относительно невысоких затратах на его эскалацию). Но где наши интересы?

Вот почему наши действия должны быть направлены на то, чтобы укрепить нашу устойчивость и не допустить развала государственности в угоду интересам внешних игроков. Наши позиции будут тем сильнее, чем мы быстрее приведем к балансу нашу политическую систему, экономику и отношения по линии центр-регионы. Нам нужен новый общественный договор, где будет зафиксирован новый баланс сил между различными группами на базе общего понимания их целей и средств, которые есть у Украины. Для этого нам нужен новый реализм. Впрочем, это уже требует отдельной статьи.




Комментирование закрыто.