Какие риски для Украины несёт новая политика Лукашенко

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Александр Лукашенко

Александр Лукашенко — лидер среди руководителей соседних стран по популярности среди украинцев. Беларусы так же любимы на берегах Днепра. Чем не повод поговорить. Тем более, что на прошлой неделе с беларуского режима сняты санкции. Ну не все — 4-м лицам, которых подозревают в политических убийствах въезд на территорию ЕС запрещён. Хотя, эти товарищи и так вряд ли стремятся погулять по старым улочкам Гааги или предместьям Лондона.

Для меня снятие санкций не стало неожиданностью. Равно как и то каким образом они были сняты. Фактически беларуский президент вышел из санкционного кризиса не поступившись ни по одному пункту. То есть ни ЕС, ни США не добились того, что озвучивалось как условия возобновления сотрудничества. Но сотрудничество таки возобновляется. Почему? Для ответа на этот вопрос стоит немного углубиться в историю.

История вопроса или синусоида непростых отношений.

В момент своего прихода в к власти Лукашенко не воспринимался как антизападный президент. Скорее даже напротив. На выборах 1994 года беларусы проголосовали не за председателя колхоза а против премьера Кебича. Который уже к концу того самого 1994-го обещал хождение в стране российского рубля. Ну и дальнейшие шаги к «объединению стран». Например в 1995 году парафируется договор о партнёрстве и сотрудничестве между ЕС и Беларусью. Следующим этапом после ратификации МИД страны объявляет подготовку договора об ассоциации. В Украине аналогичное соглашение вступило в силу в 1997 году. А сам Лукашенко после согласования текста соглашения о партнёрстве и сотрудничестве (ввод в действие которого кстати не отменено, а приостановлено. То есть всегда можно вернуться) А. Лукашенко заявлял буквально следующее: «Беларусь сделала первый важный шаг в направлении к главной цели — вступлению в Европейский союз».

.Однако Лукашенко любил власть. И деньги, и признание. Но власть всё же больше. Первым препятствием на пути к мечтам заветным стала его же команда. Тут дело, так сказать, в личном составе. Значительная часть теперешних оппонентов Лукашенко сами же его и привели к власти. И сами же участвовали в первых этапах «закручивания гаек». Дальше было просто: вызвать внутри команды трения и убрать по одному. Кто на их место? Часть старой номенклатуры. Не лояльной. «Гайки нужно крутить» сильнее. Крутились, ЕС присматривалось. А Лукашенко поглядывал на восток — дряхлеющий Ельцин явно был не навсегда.

К 1996 году противостояние между проигравшими из-за своей разрозненности демократами, «бывшими соратниками президента», а так же частью номенклатуры с одной стороны, и Лукашенко, с другой нарастало, вылилось в подготовку импичмента депутатами парламента. Масла в огонь подливало намерение А. Лукашенко провести референдум по изменениям в Конституцию – укрепить свою власть. Кстати, тогда он впервые пошёл на риск: спецназ в буквальном смысле этого слова вынес из кабинета руководителя ЦИК. И «расстелил дорожку» Лидии Ермошиной. Женщине, под чьим чутким руководством проходили все последующие «выборы А. Лукашенко президентом». Но в тот момент кресло под президентом не просто шаталось: оно разваливалось на куски. Спасли ситуацию русские. Десант политиков из РФ обеспечил «компромисс»: парламент останавливал подготовку импичмента, а президент соглашался на консультационный статус референдума. После отъезда гостей Лукашенко «дал задний ход». Оппонентам крыть было нечем: они умудрились уговорить разойтись даже митинг сторонников.

Был референдум и новый парламент. В котором было всего 110 мест (против 250 из ВС). Дабы не проводить новые выборы первая каденция сформирована из депутатов Верховного Совета. Как раз того меньшинства, которое выступало за Лукашенко. Пришлось, правда, добавить и пару оппонентов (не набиралось у Лукашенко 110 сторонников). Ситуацию исправили уже на ближайших выборах.

А чтобы они прошли спокойно в Беларуси прошла зачистка политического поля. Ряд активных и популярных лидеров оппозиции или «умерли своей смертью» или исчезли. Ну просто исчезли: был человек и не стало человека.

Отношения с ЕС ухудшались. С РФ наоборот шли в гору. Именно на период 1996-2000 годы приходятся наиболее значимые события в «интеграции Беларуси и РФ». Лукашенко мечтал о кремлёвском троне. Часть окружения Ельцина была не против. Независимость Беларуси становилась досадной преградой на пути к светлой мечте отдельно взятого беларуса. В это же время заговорили о реальности массовых политических репрессий в стране. В 1998 году ЕС вводит первые визовые санкции. Которые, правда были отменены уже через год. Европейские политики не имели чёткого представления о тактике и стратегии на востоке.

Режим продолжал крутить гайки. Лукашенко мог «нарваться» ещё в 2001 году. Но ему несказанно повезло. После резкого, очень резкого заявления Госдепа США по выборам президента 9.09.01 случилось 11.09.01. Всем стало не до Лукашенко.

Но возник список «нежелательных контактов». Среди беларуского бизнеса, дипломатов и так далее. Беларусь начали исключать из программ научно-технического и экономического сотрудничества. Первые серьёзные санкции, которые не были объявлены официально.

Для Лукашенко это стало проблемой. На востоке так же было не сладко. Ельцина заменил Путин. А этот трон отдавать не хотел. В результате политика Беларуси видоизменялась. И свелась к понятию «Лозунги в обмен на деньги». Лукашенко ежегодно заявлял об «интеграции». Но если смотреть все подписанные договоры, то в 2001-2005 годах реальных подвижек было мало. Политических деклараций наоборот. Кремль за это платил. Щедро. Но недолго. Путин понял свою роль в данной схеме. И начиная с конца 2004 года Россия начинает скупать беларуские предприятия. Кремль пошёл «другим путём»: если нельзя быстро провернуть политическую интеграцию, то можно купить все активы. А потом в качестве «хозяина» диктовать условия.

Лукашенко это видит. Он понимает, что российские деньги уже ведут к потерям в других ценностных пространствах: власти и признания. Кстати, в этом его ключевое отличие от украинских политиков. На берегах Днепра политсилы сражаются за власть, чтобы получить деньги. В Беларуси Лукашенко нужны деньги чтобы удержать и усилить власть. От перемены мест слагаемых в данной формуле результат всё же меняется.

Россия становится опасной. Но вот беда, в это же время санкции становятся санкциями. То есть оформляются документально. Первыми «сработали» США в 2004 году. Страны ЕС ввели свои ограничения в 2006-м. После очередных президентских выборов и очередной волны репрессий в Беларуси.

Программ научно-технического сотрудничества, открытых рынков и больших объёмов инвестиций естественно не было. Что касается формальных ограничений, то их уровень подобно синусоиде возрастал после каждой электоральной кампании (и посадке оппозиционеров) и чуть ослабевал перед следующей (в надежде на что-то).

Условий полной отмены по большому счёту было три:

  • Освобождение политзаключённых

  • Изменение избирательного законодательства и проведение честных и свободных выборов

  • Обеспечение свободы СМИ

Возникали и другие требования. Но ТОП-3 оставался неизменным. А вот масштабы санкций постепенно росли. Дошло до блокирования активов части предприятий и даже дипломатических представительств Беларуси за рубежом.

Но вот беда, с каждым годом становилось всё более очевидно, что санкционный путь — тупиковый. Беларуские власти превосходно научились обходить ограничения. И воспринимали санкции как природное явление. Ну идёт себе дождь, ну и пусть идёт.

При этом Лукашенко начал вести достаточно специфичный, но чертовски прибыльный бизнес: торговлю головами. То есть политзаключёнными. Схема проста. В Беларуси крайне редко садят за «политику». Чаще всего придумывают статьи или из экономического блока УК или «хулиганку» (но с очень большими сроками).

Таким образом дипломаты из стран ЕС вначале думают «политический ли» тот или иной узник. Решили, что «да» — начинался торг. Цена вопроса — рынки, инвестиции и т.д. Цену согласовывали, голову выпускали на волю. И садили новых. Вновь по «неполитическим» статьям. И вновь ЕС думал. Такой себе вечный бизнес — оппозиционеров ещё немало осталось. В крайнем случае можно заняться разводом.

Как выйти из-под санкций не сдав своих позиций: конспект от Лукашенко

На рубеже 2006-2007 годов беларуские власти начинают очень долгий и кропотливый процесс. Который называется уравновешивание российского влияния. А заодно и поиск «адвокатов дьявола». Суть в наращивании своего присутствия в ключевых отраслях экономики ряда стран. Беларусь взяла за одно место Украину с рынком топлива. Так же поступила с Литвой, обеспечив загрузку портов. Подробнее (и не только об этих двух) можно почитать в «исторической справке» текста «Четыре основные задачи новой внешней политики Беларуси».

Но санкции остаются санкциями. И обе стороны понимают, что их отмена возможна только за счёт уступок. Для обеих сторон уступки = репутационные риски. Одним словом тупик.

Так было до 2013 года. Ещё до начала Майдана Беларусь начала активно поддерживать «европейский выбор» Украины. Это было выгодно в любом случае. Успех — шанс выторговать более выгодные условия в отношениях с РФ. Неудача и вхождение Украины в Таможенный союз — игра на вечных противоречиях Киева и Москвы. Об этом писал в конце 2013 года, утверждая, что Минск будет на стороне Киева при любом раскладе.

Тем временем кризис вокруг Украины нарастал. Это был не просто шанс, это сродни выигрышу в лотерее. Такие возможности не упускают. И Беларусь начинает… нет, не просить и не проситься. Создавать площадки и предлагать свою повестку для обсуждения. В частности:

  1. Получить максимальные политические дивиденды от своей позиции в кризисе. Начиная от высказываний и заканчивая вхождением в процессы. Самый простой пример: в Минске Лукашенко всего лишь «сдал на ночь» для группы из 4-х человек пару комнат. Но как-то так случилось, что он начал и комментировать и давать советы. То есть на пустом месте вошёл в процесс. Для сравнения: попробуйте вспомнить в каких странах проходили встречи нормандской четвёрки. А про Минск помнят… Весьма удачная комбинация.
  2. Торговать и в чём то даже поддерживать Украину (естественно не в убыток себе). Военное сотрудничество, вхождение на рынки, совместные предприятия. . И даже поддержка «гривней». Беларусь решает задачи в области экономики — расширяет присутствие на рынке страны-соседки. Но это скучно. А посему начинает снимать политическую плату за это ещё со стран ЕС. Хороший бизнес.
  3. Украинский кризис лишь создал площадку для большой игры, которая называется «продай беларуские реформы». Суть проста. ЕС и США готовы вкладывать в реформы в Украине. Но есть проблема: украинские политики говорят о реформах как о самоцели. А понять что они хотят получить на выходе мало кто может. На этом фоне Беларусь начинает настойчиво предлагать свой план реформирования. Естественно не Украины, а себя самой. Чёткий, поэтапный, привязанный к возможной ресурсной базе и временным рамкам план. Обсуждение отдельных направлений и целей даже вышло на публику в начале 2015. Краткое резюме процессов давал в апреле в тексте «Как Беларусь включается в региональную гонку реформ». Расчёт был прост. Гарантий успеха реформ в Украине нет. Политики и на западе политики: должны показать избирателю результат. И тут на фоне астрономических сумм на спасение Украины скромный бюджет на отстройку Беларуси будет незаметен. А результат? Успех и там и там — молодцы европейские политики, есть что сказать электорату. Провал в Украине, но успех в Беларуси — тоже есть что сказать, есть success story. Провал в Беларуси но успех в Украине — не заметно (беларуский бюджет невелик). Выгодно. И риски малы. С точки зрения европейского рационализма рисковый, но реальный и привлекательный проект.
  4. Изменение баланса сил. Дрейф Беларуси в сторону от РФ облегчает изменение общей системы взаимодействия в регионе. Тем более, что Минск ещё с 2013 года шлёт недвусмысленные сигналы. А в 2014 после победы Майдана только слепой их не видит.

  5. В 2015 году Беларусь в полной мере использовала ресурс «зависимых» стран. То есть подключила всех возможных адвокатов дьявола. С этой целью и сидел министр иностранных дел Макей 3 дня у Саакашвили в Одессе. Договаривались и обсуждали. Обсуждали и договаривались. Туда же, кстати, приехали и руководитель МИД Литвы.
  6. Выбор ключевых партнёров. Беларусь не ищет союзников, которые долго обсуждают. Она ищет тех, кто действует. И тех, кто ей выгоден. Нужны финансы, технологии и выход на новые рынки. Выбор — США и Великобритания.
  7. Демонстрация потенциала и готовности сотрудничать со всеми. Парадокс, но динамика беларуского экспорта в страны ЕС намного более оптимистическая, чем показатели Украины. Странно: одна страна под санкциями, а другая подписала договор об ассоциации. Должно было быть наоборот. Но цифры — упрямая штука.
  8. Превращение своего положения «страны под санкциями» в ресурс. Чего стоит продажа сирийской оппозиции (той самой, которая не ИГИЛ и которая воюет сейчас в том числе и с РФ) 700 с самоходных ПТРК «Корнет». Самое забавное, что сделка проводилась через болгарского посредника за деньги США. Сколько ещё таких сделок осталось вне внимания СМИ — неизвестно.
  9. Банальный шантаж. Беларусь начала развивать отношения с Китаем. Но не как страна- посредник. А как потенциальное место сборки китайских товаров. Которые по документам становились вначале «беларускими». Ну, или, учитывая опыт государства как контрабандиста американскими, британскими, голландскими. Да чьими угодно. То есть странам ЕС был дан недвусмысленный намёк: «или приходите вы со своими деньгами и технологиями или к нам на чаёк заглянут китайцы. И тогда мы вместе пойдём к вам».

Дальше было просто: предложение использовать формулу Рузвельта в отношении Самосы. «может быть и сукин сын, но это наш сукин сын». Лукашенко не претендовал даже на звание «нашего». Ему достаточно было эпитета «нужный». Или «полезный». Тоже хороший функционал.

Заветы Рузвельта в действии

Первыми, в середине 2015 года среагировали США — сняли санкции против концерна Беларуснефть. Того, который занимается разведкой и добычей нефти в очень, ну очень рисковых государствах: Венесуэле, Вьетнаме, Иране и им подобных. Параллельно ещё с пары компаний. Менее публичных, но не менее важных для окружения Лукашенко.

Дипломаты ЕС тоже были не прочь завершить бесперспективную пикировку. Но нужны были «уступки». Вместо них Лукашенко преподнёс видимость таковых: выпустил политзаключённых. Тех, про кого говорили в Европе. Но посадил руководство правозащитной организации «Платформа». Естественно, как уголовников-рецидивистов. Тем более, что руководитель «Платформы» уже сидел. Да был признан политическим. Но посадка была — значит рецидивист. Дипломаты стран ЕС посчитали лучшим не заметить начала нового круга торговли головами. Санкции были сняты.

При этом Лукашенко по факту не сделал ни одной уступки.

  • Политический заключённых формально нет. Но… их и раньше вроде как не было. Формально.

  • Демократизация? Выборы? Про что это вы?!

  • Свобода прессы — ой насмешили.

По всем вопросам диалог сейчас только идёт. И очень может быть, что европейские и американские партнёры будут не особо настойчивы. Ведь Лукашенко предлагает внятную, понятную и реализуемую концепцию нового позиционирования Беларуси. И предлагает выгоды. Его оппоненты не предлагают ничего — просят европейцев «помнить про ценности».

Реформы в Беларуси. Терминология.

Самое интересное. На данном этапе найдутся критики, которые заявят — реформ в Беларуси не будет! Никаких. Представители этой же группы комментировали мои предположения об отмене санкций начала 2015 года.

Тем не менее, соглашусь. Если под реформами понимать изменение политической системы — их не будет. Формула «наш сукин сын» и не предполагает подобных сдвигов. Скорее будут исключительно формальные сигналы, которые ничего не меняют по сути. Лукашенко уже не называют диктатором. Но признаки, по которым он заслужил данное звание, остались.

Ещё один аргумент — посмотрите на введение новых налогов и пикировку с предпринимателями. Душит мол, диктатор бизнес. А вот теперь подумаем. На что и как вводятся налоги. На посылки из-за рубежа. Так же требуют от торговцев на рынках сертификаты на товар. И то и то — вывоз валюты за рубеж. Импорт. В случае с предпринимателями — не самого высокого качества и не от поставщиков. Китайские оптовики даже на площадке интернет-торговли Alibaba дают документы. Но предприниматели везут не оттуда. Они везут из Москвы. В это же время беларуский легпром, химпром ищут рынки сбыта. Находят, но свой рынок тоже привлекателен. Впереди сложный период. Власть находится перед выбором: не трогать «предпринимателей» и уволить работников, создающих добавленную стоимость в стране. Или пустить по миру тех, кто зарабатывает как посредник, вывозя валюту. Цинично, но выбор сделан.

Кроме того, не стоит подменять понятия: предприниматель, средний класс — это тот, кто имеет собственность. В том числе средства производства. Торговец на рынке арендатор. Собственности… скажем так немного. Для сравнения — новый вид деятельности «ремесленничество» а так же предприниматели, производящие товар и оказывающие услуги. Такие проблем практически не имеют.

И, наконец, третье. Терминология. Лукашенко пришёл к власти как «защитник народа от антинародных реформ». Терминология используется и до сего дня. Таким образом сказать, что в стране будут структурные реформы = наступить на горло своей песне. В Беларуси будет модернизация, будут «структурные преобразования». Но на слово реформы наложено табу. Оно есть. Исключительно в переписке и контактах с западными партнёрами.

И, наконец, первые шаги. Краткий список я давал в тексте «Куда спешит Лукашенко». То, что беларуская власть успела «наделать» за месяц. А теперь сравните это с результатами украинской власти за, например, вторую половину 2015 – за полгода.

Или последняя новость. В Украине принято «раздавать социальные льготы и гарантии». В Беларуси программа социальной защиты населения фактически засекречена в начале 2016 года. Льгот и так осталось мало. Будет ещё меньше.

Государственная поддержка предприятий. Думаю, уже через месяц будет нормативный акт, устанавливающий равные условия для всех форм собственности. По одному критерию — эффективности вложений в среднесрочной перспективе.

Логично: стране нужны все финансовые ресурсы. Не для того, чтобы раздать, а для того, чтобы пустить на преобразование экономики. Ведь привычные «сырьевые» источники дохода через 10-15 будут ничем. Пока есть такая финансовая подушка есть смысл проводить преобразования. Как-никак меньше заёмных средств придётся привлекать. Поэтому будет жёсткая экономия. И будет ухудшения качества жизни. Причём авторы «реформ» оценивают период «обнищания» не менее чем в 2-3 года. В Украине общество ждёт манны небесной уже сегодня. Интересно, конечно, ну да ладно.

Вызовы для Украины. Реформы

Да, как ни парадоксально, реформы в Беларуси могут стать вызовами для Украины. Речь не идёт о «политическом векторе» и бесконечных разговорах про ценностную близость. Речь о жёсткой конкуренции за ресурсы для экономики. Не деньги — это глупо. Технологии, знания, разработки, научное сотрудничество и, наконец, рынки сбыта. Это то, что даст и деньги и всё остальное. Поэтому лозунги будут оставлены Украине. Политики в Киеве чудесно умеют говорить о демократии, цивилизационном выборе. А так же просить средств для того, чтобы раздать их населению. В виде помощи, субсидий и так далее.

Беларусов интересует другое. Дабы не быть голословным дам простую подборку активности беларуского МИДа за последние 23 дня.

  • 22.02 Встреча зам. министра с послом по особым поручениям МИД Нидерландов Йаном-Полом Дирксе. Тема: экономика и «вопросы международной и региональной повестки дня».
    Первое заседание Межправительственной Белорусско-Итальянской комиссии по экономическому сотрудничеству под председательством заместителя Министра иностранных дел Республики Беларусь и Статс-секретаря Министерства иностранных дел и международного сотрудничества Итальянской Республики. Тема: рынки сбыта, экономика, технологическое сотрудничество.
  • 19.02 Министр Макей встречается с послом Словении. Темы: активизация политического диалога, развитие торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества,
  • 17.02 Создание клуба ветеранов МИД. Подтягиваются дипломаты, работавшие на «европейском векторе»
  • 16.02. Беларуско-швейцарские консультации на уровне зам. Министра. Темы: вопросы двусторонних политических и экономических отношений, сотрудничества в сфере образования и науки
  • 16.02. Встреча в МИД с послом Японии. Темы: «определение взаимовыгодных направлений сотрудничества на ближайшую перспективу».
  • 15.02. В Мадриде зам. Министра Е. Купчина встречалась с Государственным секретарём Министерства иностранных дел и сотрудничества Игнасио Ибаньес Рубио. Одна из тем: об организации в Мадриде белорусско-испанского бизнес-форума.
  • 12-14.02. Министр Макей в ФРГ. Переговоры с с Еврокомиссаром по вопросам расширения и европейской политики соседства Йоханнесом Ханом, министрами иностранных дел Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, рядом других министров стран-членов ЕС. Встречи с министрами иностранных дел Ганы, Грузии, Ирана, министром обороны Пакистана, представителями руководства Государственного департамента США.
  • 11.02 Министр Макей встречается с государственным секретарем Министерства иностранных дел Румынии Даниэлем Ионицэ. Тема: «пути интенсификации двусторонних контактов в политической, экономической, других сферах, а также перспективы взаимодействия Беларуси с Европейским союзом.»
  • 10.02 Министр встречается с почётным консулом Черногории. Тема: развития белорусско-черногорского сотрудничества, в том числе в экономической сфере, взаимодействие между Беларусью и Европейским союзом.
  • 10.02. Консультации с политическим директором МИД ФРГ Андреаса Михаэлиса.
    Консультации между МИД Беларуси и МИД Румынии. Тема — региональная безопасность и региональная экономика
  • 9.02 Открытие посольства Австрийской республики в Минске
    Встреча министра и замов с Генеральным директором по политическим вопросам МИД Великобритании Саймоном Гассом. Темы: перспективные направления развития сотрудничества Беларуси и Великобритании, а также взаимодействия по линии Беларусь-ЕС.
    А через 2 часа аналогичные темы обсуждаются с политическими директорами министерств иностранных дел стран Вышеградской группы.
  • 8.02 Встреча министра и замов с руководством фонда Адэнауэра
  • 5.02 Зам министра проводит консультации с ПрООН. Министр – переговоры в Риге. Темы: экономика и работа по линии Беларусь-ЕС
  • 02.02 Встреча руководства МИД с руководством фонда Фридриха Эберта

Это европейский вектор. Но если посмотреть на раздел «новости» Беларуского МИД виден и другой: страны Персидского залива и Средняя и центральная Азия. Причём не просто разговоры, а проведение заседаний или создание совместных комитетов по сотрудничеству. В списке Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ, Туркменистан, Таджикистан, Иран, Индия, Китай.

Вопрос: а где же «союзник» — Российская Федерация… ВОТ: 16 февраля 2016 г. в Москве состоялась встреча Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Беларусь в Российской Федерации Игоря Петришенко с губернатором Пензенской области Иваном Белозерцевым.
И все…..

Кстати, интересен выбор приоритетов в сотрудничества. Беларусь не ставит исключительно на любимых украинскими дипломатами Францию и Германию. Игра на противоречиях предполагает контакты с другими игроками. Это даёт результат. Выбор Британии в качестве ключевого партнёра заставит быть более активными немцев. Сейчас беларуская дипломатия «окучивает» восток ЕС, Испанию и Италию.

Интересная динамика и интересные темы, не правда ли? И это не только в феврале. Такая картина наблюдается как минимум последние 3 месяца. Это как минимум. Дабы не быть голословным — вот ссылка.

А теперь сравните с активностью Украинского МИД. Заявлений и политических контактов множество. Но вот информации об обсуждении практических вопросов экономики и/или привлечения технологий, научного сотрудничества… Скажем так, они вроде как есть. Найти можно. Вот ссылка для самостоятельного поиска.

Естественно, Беларусь меньшая по масштабам страна. И перетянуть на себя все ключевые темы не сможет. Однако то, что Беларусь будет очень жёстко конкурировать за те, которые определила в качестве приоритета — достаточно ясно. В конце концов, в выходе на рынки стран ЕС же получилось: по некоторым направлениям беларуский экспорт уже равен украинскому в абсолютных значениях.

Да что уж там, Лукашенко подписал «Директиву №3» — задание для исполнительной власти. Где указано, что Беларусь должна создать систему внешней торговли на основе трёх равных направлений: старые рынки (РФ, Украина, бывший СССР), рынки ЕС и США, рынки «большой дуги» — развивающиеся страны и Азия. Это официальный план действий.

Всё перечисленное — вызов. И новая повестка с которой украинским политикам и дипломатам придётся работать. Ведь рано или поздно после красивых лозунгов необходимо будет переходить к конкретике. Привлекать технологии, торговать.

 

Вызовы для Украины. Снятие санкций

Да, выход Беларуси из-под санкций грозит большими проблемами для Украины. Не по оси Киев-Минск. В отношении Кремля.

Есть прецедент выхода из под санкций режима. Причём выхода при полном невыполнении (если не сказать наоборот) условий снятия санкций. Именно поэтому российские политики высказывали «осторожный оптимизм» по поводу новостей. Если Лукашенко снял санкции благодаря формальным сигналам, без изменений основ политики и без выполнения требований, то же самое может сделать и РФ. Тем более, что по ряду позиций европейские санкции более жёсткие чем действия самой Украины. Страны ЕС могут просто «скопировать» отношения Киева. Осуждаем, но вроде как и торговать не запрещено.

Путин так же может пойти по пути «нужного сукиного сына». Беларусь «сработала» за счёт позиции в украинском кризисе и своих предложений. РФ может сработать за счёт кризиса в любой другой точке мира. Главное, чтобы этот кризис напрямую затрагивал интересы более сильных игроков.

Сирийский пасьянс у Путина, судя по всему, не вышел. По крайней мере вышел не в том виде, на который Путин рассчитывал. Это означает 2 варианта: либо «забить и забыть», либо искать новые возможности (в том числе прикладывать руку к созданию новых кризисов).

Первый вариант означает не делать ничего и просто ждать. Ждать милости от ЕС и США. Ну, или уходить с Украины. Как-то не очень с точки зрения российской политики. Вариант возможен либо в ситуации реальной угрозы полного краха РФ. Ну или как часть многоходовки, где быстрая инкорпорация нелояльных Киеву территорий вызовет политический кризис в Украине. При этом РФ идёт на серьёзные риски. В первую очередь риски для власти потерять управляемость процессами внутри страны.

Вариант второй — пойти путём Лукашенко. Или войти в кризис в позиции, выгодной основным игрокам. Или даже спровоцировать возникновение такового ради того, чтобы потом снова таки войти в позиции, выгодной основным игрокам.

В любом случае, имеем прецедент. И это позволит лоббистам Путина ссылаться на возможность отмены санкций. Это более чем просто вызов для Киева. Это — проблема.

Вызовы для Украины. Личность Лукашенко и его политика

Среди украинцев беларуский президент популярен. Его оппоненты склонны называть Лукашенко марионеткой Кремля. И та и та позиция, на мой взгляд, ошибочны. Лукашенко рационален в достижении своих целей и защите ценностей. Которые, повторю, заключаются в трёх вещах: деньги, власть, признание. Где деньги, в отличие от украинских политиков он воспринимает лишь как ресурс достижения власти и признания.

Поэтому Лукашенко делает лишь то, что для него выгодно. Да, он согласен очень много говорить о братстве, общих путях, дружбе. Но вот беда, дела иногда иные. Вопрос выгоды.

Позиция Беларуси сегодня выгодна Украине. Но чтобы сохранить такое положение и/или защитить свои интересы в ключевых областях украинским политикам в конце концов необходимо определиться что конкретно они хотят «в беларуском направлении». С сделать так, чтобы данный тип взаимодействия был выгоден Лукашенко. Лозунги тут не работают.

С другой стороны есть ещё один аспект. Беларусы любят формальные рамки. В буквоедстве они настоящие зануды. То есть подписанный договор, официальная бумага будут выполняться. Но, снова неприятное для украинских политических традиций, по букве а не по духу. То есть делается ровно то, что написано. Не больше и не меньше. Хотя, больше может быть, если выгодно. При этом прописывается всё, в том числе «исключения и форс-мажоры». Иначе договор будет… и будет. Пример с РФ. Вроде как союзники. Вроде как нефть на беларуских НПЗ из России. Но Кремль за 2015 год несколько раз сталкивался с полным прекращением отгрузок топлива из Беларуси. Причина — дополнение маааленькими буквами насчёт ценовой политики. Кстати, в Украину поставки не прекращались. И крики о «Союзном государстве», «братстве», «ноже в спину» тут не работают. Просто для Лукашенко не было выгоды.

То есть если хотите надёжного партнёрства — прописываете малейшие детали, не надеясь на заявления о братстве. Буква договора — гарантия. «Дух» — пустые слова для ТВ.

Как-то так.

_________________

Текст заказной? Естественно. Заказчиками являются читатели, сказавшие «спасибо» автору. «Спасибы» принимаются лайком, словом либо копейкой.

Почему так? Текст — это продукт. Продукт – плод труда и времени. А это оплачивается.

Спасибам радусь. Репусты приветствую. А копейки… Часть забираю себе на пиво. Но ещё 2 части передаю тем, кто в них нуждается: ко защищает мою жизнь сегодня и те, кто будет строить страну в которой я живу завтра. Поэтому часть средств:

  • пересылается одному из отрядов спецназа ВМС Украины

  • тратится на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904

Карта в долларах США (VISA): 4149 6258 0502 4393

реквизиты для переводов SWIFT:
ACCOUNT # 4149 6258 0502 4393;
BANK OF BENEFICIARY: PRIVATBANK SWIFT CODE: PBANUA2X
INTERMEDIARY BANK: JP MORGAN CHASE BANK SWIFT CODE: CHASUS33; CORRESPONDENT ACCOUNT: 0011000080; IBAN: UA123052990004149625805024393




Комментирование закрыто.