Как Украине строить отношения с Беларусью

Юрий Романенко, Украинский Институт Будущего, "Хвиля"

petr-poroshenko-aleksandr-lukashenko

Беларусь является нашим ближайшим соседом и представляет первостепенное значения для стратегических интересов Украины. Однако, за 25 лет независимости Украина так и не смогла выстроить сколь-нибудь осязаемую стратегию в отношении нашей северной соседки. Конфликт между Украиной и Россией сделал необходимость такой стратегии еще более актуальной. Далее мы попытается обозначить, как могут выглядеть общие рамки такой стратегии.

Исходя из того, что обозначили наши коллеги предыдущих главах доклада «Беларусь: состояние, угрозы, возможности взаимодействия», стоит зафиксировать ключевые факторы, определяющие возможности Украины реализовать ту или иную политику касательно Беларуси:

  1. Республика Беларусь — ближайший союзник России, поскольку является членом Союзного государства, ОДКБ и Таможенного союза Евразийского экономического союза.
  2. Экономическая зависимость Беларуси от России составляет колеблется от 48 до 60% ее внешней торговли. Таким образом, она является определяющей для внешнеполитического маневра Минска, которому крайне сложно, если в принципе вообще возможно выйти за «красные линии», которые устанавливает Россия.
  3. Беларусь проводит политики диверсификации, пытаясь с помощью Европейского союза и Китая уменьшить зависимость от России, но это требует времени и ресурсов, т. е. в ближайшие годы зависимость Минска от Москвы будет определяющим фактором
  4. При этом нужно не переоценивать усиление позиций Китай в Беларуси, который рассматривает РБ как площадку для продвижения своих товаров в Европу и Россию. Для Китая отношения с Россией находятся на самом топовом уровне приоритетов, поэтому ставка Минска на то, что Китай может выступить в качестве какого-то балансира в случае обострения отношений с Москвой утопичны. Китай не будет идти на конфликт с Россией из-за Беларуси, поскольку ее значение во внешней торговле микроскопично мало, а Россию Пекин рассматривает как противовес США и Европе.
  5. Европейский союз и США имеют относительно малое влияние на ситуацию в Беларуси, поскольку у них ограниченные экономические интересы и практически нет политических инструментов влияния в Беларуси из-за того, что оппозиция была разгромлена Александром Лукашенко и у нее отсутствует сколь-нибудь системная экономическая база.
  6. Конфликт между Украиной и Россией обозначил кризис модели Беларуси, которая строилась на паразитировании на российских ресурсах (нефть), перерабатывая их и перепродавая в Украину и Европу. Имея избыток ресурсов Россия стимулировала такую политику Беларуси, поскольку она сохраняла зависимость от Москвы. Однако, как только Россия столкнулась с кризисом своей модели и ограничением ресурсной базы, то стала уменьшать собственные издержки. Как следствие, мы наблюдали в прошлом году очередной экономический конфликт между Москвой и Минском. Россия существенно ограничила экспорт сырой нефти в Беларусь, как следствие, экспорт нефтепродуктов из Беларуси в денежном эквиваленте упал почти на 40%.
  7. Кризис в России будет усиливать крайнюю уязвимость Беларуси от политики Кремля, которая будет пытаться выбивать от Александра Лукашенко новые уступки, чтобы решать свои проблемы, расширяя доступ к ликвидным экономическим активам и пытаясь усилить военное присутствие в РБ. При этом безопасность является сегодня ключевым приоритетом для России, поэтому она наверняка будет усиливать давление на Беларусь с целью разворачивания более широкого военного присутствия.

Совокупность этих и других факторов определяет пределы возможного, которое Украина может достичь сегодня в отношениях с Беларусью в ближне и среднесрочном плане.

В целом, в Киеве должны осознать, что Александр Лукашенко, независимо от того, что он думает и как относится к России на самом деле, не будет идти против Москвы, поскольку это это будет самоубийством и приведет к фатальным для Беларуси последствиям. Поэтому Украина должна критично относиться к тому, что говорит Александр Григорьевич и не строить иллюзии, что Беларусь вдруг бросится в объятия Киева, чтобы «насолить Путину» и «построить новое Великое княжество Литовское». Украина не может компенсировать Беларуси потери, в случае такого бегства от России, не способна защитить РБ от возможной агрессии. Потому Лукашенко придерживался и будет придерживаться политики лучше «синица в руках, чем журавль в небе», что делает его вполне предсказуемым партнером.

Кроме того, общество Беларуси находится в под информационным колпаком России, поэтому разделяет те установки, которые доминируют в российских СМИ. Исследование белорусского Независимого института социально-экономических и политических исследований в марте 2016 года прекрасно подтвердило это (1).

Например, вот оценивают в Беларуси аннексию Крыма:

belarus-sotsiologiya-1

Как видим, две трети граждан РБ видят в этом акт справедливости. Не менее интересны ответы на следующий вопрос

belarus-sotsiologiya-2

Здесь оценка ситуации в Украине также в русле российского дискурса. 51,3% перекладывают вину за продолжение конфликта на Донбассе на Украину.

belarus-sotsiologiya-3

Наконец, классическая страшилка российских СМИ и в этом вопрос проявилась в полной мере. Как видите, 75% жителей Беларуси уверены, что в Украине идет гражданская война.

sotsiologiya-belarus4

Таким образом, хотя Александр Лукашенко, безусловно, самостоятельно принимает решения, но он не может не учитывать эти настроения в своей геополитической игре.

Исходя из этого, с точки зрения стратегических интересов Украины в ближнесрочной перспективе видятся два ключевых направления во взаимодействии Украины с Беларусью.

Во-первых, ключевой задачей для Киева должно стать недопущение разворачивания военных баз России в Беларуси. В случае, если Россия введет в РБ свой военный контингент стратегическая ситуация для Украины резко ухудшается. Западная Украина из надежного тыла превращается в территорию, которая в любой момент может подвергнуться атаке (воздушной или наземной) со стороны российских войск на территории РБ. В стратегическом плане для Украины ситуация становится такой же опасной, как для Польши в 1939 году, которая была окружена Германией с трех сторон. Появление военных баз в Беларуси даст России такой же эффект.

В этой ситуации заявления руководства военного ведомства Беларуси не могут не настораживать Украину. Например, в апреле 2017 года на шестой Международной конференции по безопасности в Москве было знаковое выступление министра обороны Беларуси Андрея Равкова, которое позволяет дать характеристику настроений в правящей верхушке Беларуси (2). В частности, генерал обвинил НАТО в поиске «восточной угрозы» и «экспансии Североатлантического альянса на восток, в том числе создании ударных группировок в странах Балтии». В качестве угрозы для Беларуси Равков назвал сближение Украины с НАТО, усиление сотрудничества с Альянсом со стороны соседних Швейцарии, Швеции, Финляндии и Австрии. «Идет чрезмерная и необоснованная милитаризация европейского континента… Мы понимаем, что выбор милитаризации в качестве драйвера роста — тенденция не на один год, потому Республика Беларусь оценивает это как негативный фактор, повышающий уровень опасности в регионе», — заявил Равков.

Относительно Украины глава Минобороны Беларуси разразился буквально следующей тирадой: «Вместо того, чтобы стать мостом между Европой и Россией, Украина стала полем битвы. Фактически у наших границ тлеет постоянный источник нестабильности и замороженный конфликт в соседнем государстве наносит серьезный урон нашей безопасности, особенно в экономической сфере. Инвесторы оценивают риски и вкладывают ресурсы в экономику Беларуси, находящейся в зоне нестабильности. Разрушаются рынки соседней страны, нарушаются наработанные десятилетиями производственные цепочки, в том числе между предприятиями ВПК». Особенно главу военного ведомства РБ беспокоит тот факт, что «вектор военной политики в соседнем государстве кардинально поменялся, соседние народы находятся в состоянии конфронтации. Во-вторых, большое количество неучтенного оружия и боеприпасов, которые контрабандой могут попасть на нашу территорию. В-третьих, потенциальные мигранты, которые кроме как воевать ничего не хотят и не умеют».

Фактически руководитель военного ведомства РБ подал ситуацию так, что Украина сама на себя напала, сама аннексировала Крым, то есть военная эскалация является следствием пресловутой «гражданской войны», а не конкретными действиями России. В общем, подал точно в таком же ключе, как это делает Россия на официальном уровне и через пропагандистские СМИ. Достаточно послушать на той же конференции доклад начальника Генштаба России Валерия Герасимова, известного автора концепта «гибридной войны», чтобы увидеть идентичность логики и смыслов. (3). Этот момент хорошо иллюстрирует, что опасения Украины относительно того, что следование Беларуси в фарватере РФ несет в себе конкретные риски для нашей безопасности не беспочвенны. Ведь за абсолютной схожестью интерпретаций ситуации в Украине со стороны белорусских чиновников могут последовать идентичные России действия со стороны Беларуси, которая будет вынуждена выполнять «союзнический долг против агрессивной экспансии НАТО, разрушающей братскую дружбу народов».

Впрочем, Александр Лукашенко не может не понимать разрушительных последствий вовлечения РБ в число соучастников агрессии в отношении Украины. Президент Беларуси изначально занял прагматичную позицию относительно конфликта. В 2014 году он сразу признал новый политический режим в Киеве и не побоялся встретиться с и.о. Президента Украины Александром Турчиновым. Лукашенко также установил тесный контакт с Петром Порошенко после его избрания на пост президента Украина. Наконец, глава Беларуси неоднократно делал заявления, что «никогда с нашей территории никто не будет атаковать Украину, если это не будет противоречить нашим интересам или если Украина сама не нападет на Беларусь. Но такого никогда не будет. Никакой интервенции с территории Беларуси в Украину не будет» (4).

Однако, даже, если исключить из повестки дня наиболее конфронтационный сценарий в форме широкомасштабного конфликта между РФ и Украиной (5), наличие российского контингента в Беларуси создает широкое поле для проведения диверсионных действий в духе гибридной войны. Например, используя фактор «янтарных республик» в Полесье, Россия может использовать дырявую границу Украины с Беларусью для того, чтобы перебрасывать в район Олевска или Сарн провокаторов и боевиков.

Мы уже сегодня наблюдаем попытки раскачать ситуацию в Ровно посредством педалирования янтарной темы. Пока что эти попытки блокируются силовыми органами, но наличие социальной и экономической базы для волнений на почве добычи янтаря в украинском Полесье — объективная реальность. Игнорирование этого фактора создает риски повторения ситуации в духе захвата Славянска в апреле 2014 года «военным реконструктором» Игорем Гиркиным. Напомним, что тогда Гиркин с 30 головорезами захватил стратегически важный пункт, спровоцировав эскалацию боевых действий на Донбассе. Для России такой вариант «разжижения» и последующего разложения украинского государства посредством технологии «гибридных восстаний» с использованием территории Беларуси в качестве площадки «подскока» является дешевой и эффективной формой реализации своих интересов.

Не менее важно, что аналогичный дискурс, но в отношении Беларуси, т.е ее дестабилизации РБ с территории Украины с помощью «вооруженных радикалов», разворачивается как в российских, так и белорусских СМИ. Достаточно вспомнить, что в 21 марта президент Беларуси Александр Лукашенко сделал заявление, что на территории Украины, Литвы и Польши готовят вооруженных боевиков, десятки которых были задержаны правоохранительными органами РБ. (6)

Украина быстро отреагировала на эти обвинения (7), что вполне логично со стороны нашего государства, поскольку Киеву только с Беларусью еще проблем не хватало.

Однако, украинские власти должны осознать, что попытки создать напряженность в отношениях между Киевом и Минском со стороны Кремля будут продолжаться. Здесь следует отдать должное послу Украины в Беларуси Игорю Кизиму, который расставил абсолютно четкие акценты в этой опасной ситуации. «Мы написали ноту в МИД (Беларуси — прим. Юрий Романенко) с просьбой прояснить нам ситуацию, но формального ответа не получили. Неформально белорусская сторона тоже не комментирует. По джипу, я говорил, что если покажете мне номера или назовете людей, нужно проводить совместное расследование о незаконном пересечении границы. И люди эти должны быть наказаны. Я не исключаю, что это было сделано третьей силой, чтобы внести диссонанс в наши отношения», — заявил украинский посол.(8)

Поэтому укрепление границы Украины и Беларуси, завершение процесса ее делимитации, педалирование украинской дипломатией темы о недопустимости разворачивание военного контингента России в РБ и предотвращение любых провокаций, способных толкнуть Александра Лукашенко в фарватер Москвы касательно Украины является целью №1 для Киева на данном этапе.

Второй ключевой момент, на который Украина должна сегодня обратить внимание в отношениях с Беларусью — критическая зависимость от импорта нефтепродуктов. Именно нефтепродукты сегодня является ключевым драйвером торговли между Украиной и Беларусью. При этом РБ получает огромное положительное сальдо в сравнении с Украиной.

Как мы уже показывали выше, РБ заняла место ключевого поставщика топлива на украинский рынок. Например, по итогам первого полугодия 2016 года Беларусь занимала 69% долю от всего импорта нефтепродуктов в Украину. При этом в 2016 году из-за газового спора с Минском в 2016 году поставки российской нефти в Беларусь снизились с обещанных 24 млн тонн до 18,5 млн тонн (9). Сегодня Россия имеет избыток нефтепродуктов, потому конкуренция на ее внутреннем рынке резко усилилась. Это привело к тому, что в Россию в 2016 году Беларусь экспортировала меньше 300 тыс. тонн нефтепродуктов и снизила поставки на восточный рынок на 70% по сравнению с 2015 годом. Более того, РФ перешла к политике активной стимуляции экспорта своих нефтепродуктов как в Беларусь, так и в Украину. В 2016 году из России в Беларусь было поставлено 1,682 млн тонн нефтепродуктов (на 3,4% больше, чем в 2015 году) на сумму USD 524,7 млн (+ 11,9%, или + USD 55,7 млн) (10). При рынок нефтепродуктов в Беларуси не превышает 6 млн тонн.

Россия ревниво смотрит на усиление экспансии Беларуси на украинский рынок, потому что ей самой нужны рынки сбыта в условиях недостатка ресурсов из-за падения цен на нефть и конфликта с Западом из—за Украины. В Москве прекрасно видят, что поставки белорусских нефтепродуктов в Украину в 2016 году увеличились на 35% в сравнении с 2015 годом – до 4,330 млн тонн. В денежном выражении экспорт белорусских нефтепродуктов в Украину в прошлом году увеличился на 4% в сравнении с 2015 годом – до USD 1,749 млрд (11). Однако из-за сокращения поставок российской нефти в 2016 году, Беларусь сократила экспорт нефтепродуктов из Беларуси в январе—сентябре прошлого года в физическом выражении на 13%, в денежном — на 38% (12).

Эти тенденции имеют несколько важных следствий для Украины и ее отношений с Беларусью.

Во-первых, они показывают, что в Беларуси, как и в России разворачивается кризис модели экономики сложившейся в 90-е-нулевые годы. Он заставляет стороны уменьшать издержки за счет других. Для Беларуси эта ситуация опасна тем, что в отличие от России, имеющей ресурсную подушку, у нее таковых нет. РБ имеет негативное сальдо платежного баланса почти в 2 млрд. долларов (13). Поэтому, складываются условия, когда Россия может вновь попытаться нарастить своей присутствие в экономике Беларуси, скупая ликвидные экономические активы в обмен на продолжение фактического субсидирования РБ.

Во-вторых, Украина де-факто продолжает полностью зависеть от России в сфере импорта нефтепродуктов. В случае обострения ситуации в украинско-российских отношений, Кремль легко может перекрыть поставки нефти в Беларуси и поставить украинскую экономику на грань коллапса. Более того, Александр Лукашенко в феврале 2017 года заявил о давлении России из-за поставок белорусского топлива в Украину. По его словам, российская сторона выдвигала обвинении Беларуси в том, что она поставляет топливо «стране, которая с ними воюет». (14)

Поэтому для Украины критически важно уменьшить зависимость от импорта нефтепродуктов из Беларуси и России, чтобы не оказаться перед фактом топливного кризиса, если Кремль вдруг решит поставить Украину на колени посредством нефтяной блокады. Для Киева естественным и логичным выходом будет резкое увеличение добычи нефти и ее переработка на своей территории. По расчетам экономического департамента Украинского Института Будущего Украина может закрыть свои потребности в нефти и газе в течение 5-7 лет. Подробно данная тема была рассмотрена в статье Анатолия Амелина «Как за пять лет сделать Украину энергетически независимой: расчеты». (15) Однако, для этого потребуются годы и значительные капиталовложения, а потребности Украины в нефтепродуктах нужно удовлетворять уже сегодня.

Тем не менее, выход есть и Беларусь может сыграть в этом важную роль. Речь идет о схеме, где Украина может поставлять азербайджанскую или иранскую нефть под давальческой схеме на нефтеперерабатывающий завод в Мозыре по нефтепроводам Одесса-Броды, Мозырь-Броды. Спорадически данный канал поставки нефти на переработку на НПЗ в Мозыре уже применялся. В период 2010-2011 годов через нефтегавани порта в Одессе отгрузили 1 млн 455,1 тысячи тонн нефти венесуэльского и азербайджанского происхождения, в том числе 156,3 тысячи тонн азербайджанской нефти по схеме своп путем замещения венесуэльской нефти по контрактам между Белорусской нефтяной компанией, азербайджанской SOCAR и венесуэльской PDVSA. 7 октября 2016 года Александр Лукашенко заявил, что ведет переговоры о поставках дешевой нефти из Ирана, «который просто мечется в поисках для поставки нефти и готов нам снизить цену» (16).

Президент Беларуси не бросал слов на ветер. В марте 2017 года в Одессу прибыл танкер с иранской нефтью, которая спустя неделю поступила на переработку в Мозырь (17). При этом нужно учитывать, что «Белнефтехим» имеет право на разработку нефтяных полей в Иране, что является дополнительным бонусом.

Данная схема чрезвычайно выгодна Украине и Беларуси, поскольку позволяет комплексно решить несколько задач:

Во-первых уменьшается критическая зависимость от России для обеих государств.

Во-вторых, Украина получает возможность загружать простаивающую инфраструктуру нефтепровода Одесса-Броды, что даст дополнительные отчисления в бюджет.

В-третьих, Украина может получать нефтепродукты по более низкой цене, оплачивая Беларуси только ее переработку по давальческой схеме, что может уменьшить конечную стоимость нефтепродуктов в полтора раза.

В-четвертых, Украина и Беларуси могут создать СП, которые будет сбывать нефтепродукты, переработанные на Мозырском НПЗ на рынках Европейского союза. При этом, если принять во внимание, что по нефтепроводу Одесса-Броды можно прокачивать до 14,5 млн. тонн нефти в год, то данная схема позволит Беларуси компенсировать потерю 5,5 миллионов тонн российской нефти в 2016 году и сохранить возможность поставлять нефтепродукты на рынки в ЕС (Нидерланды, Польша и другие страны Европы)

Более того, учитывая что НПЗ Беларуси могут перерабатывать до 30-31 млн. тон нефти в год, наша северная соседка может через нефтепровод Одесса-Броды полностью загрузить свои мощности, перерабатывая дополнительно около 10-13 млн тонн. сырой нефти из Ирана и Азербайджана. Учитывая, что в прошлом году РБ переработала 18 млн. тонн российской нефти выход с помощью Украины на такие объемы существенно расширит поступления в бюджет Беларуси и уменьшит зависимость от российской конъюнктуры. (Здесь мы опустим тот факт, почему Украина не хочет модернизировать своих НПЗ, чтобы сама зарабатывать на продаже нефтепродуктов в Европу и обрести самостоятельность от России).

В целом, и в Украине, и в Беларуси осознают все эти выгоды такой кооперации, потому можно увидеть ряд действий, направленных на реализацию данной схемы. Так вице-премьер — министр регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадий Зубко осенью 2016 года заявил, что Украина может начать поставки нефти в Беларусь на переработку. (18) В марте 2017 года «Укртранснафта» завершила заполнение нефтепровода технологической нефтью, чтобы начать поставки из Одессы на Броды. (17) Наконец, 23 мая Украина и Беларусь в лице белорусского ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и украинского ПАО «Укртранснафта» должны соглашение об эффективном использовании нефтепровода «Дружба» на участке Мозырь- Броды. «Планируется подписание двустороннего соглашения о сотрудничестве и взаимодействии для эффективного использования системы магистральных нефтепроводов «Дружба» на участке «Мозырь-Броды» между ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и ПАО «Укртранснафта», — сообщала пресс-служба «Белнефтехима» 13 мая. (19).

Не менее интересно, что параллельно все более отчетливо начала просматриваться подготовка к реализации другого важного инфраструктурного проекта — создании портового комплекса в селе Нижние Жары в Беларуси, который может стать крупным транзитным хабом Украины и Беларуси. Реализация этого проекта позволит в полной мере использовать транзитный потенциал Днепра, который сегодня практически не используется. При этом Беларусь сможет пускать нефтеналивные баржи от НПЗ в Мозыре с нефтепродуктами в Украину, что удешевит их доставку.

Для того, чтобы запустить полноценное речное сообщение необходимо провести дноуглубление от Киева до границы с Беларусью. В целом же, аналитики прогнозируют, что запуск водного европейского коридора Е40 (Днепр-Припять-Западный Буг-Висла) позволит перевозить по этому пути около 4 млн. тонн грузов в год. При этом грузоперевозки по водному пути E-40 не только экономически, но и экологически целесообразны: в расчете на один тонно-километр эмиссия CO2 от речного водного транспорта в 1,5 раза меньше, чем от железнодорожного транспорта, в 5 раз меньше, чем от грузового автомобильного (20).

Исходя из вышесказанного вырисовываются контуры внешней политики Украины относительно Беларуси.

На сегодняшний момент ни Украина, ни Беларусь не имеют стратегического видения своих отношений, поскольку каждая из стран имеет свою специфику, которая определяет пределы возможного.

Конечно, было бы хорошо, если бы Украина и Беларусь создали стратегический союз, поскольку в этом случае, обе государства резко увеличили бы свое влияние в регионе. Однако, сегодня этот сценарий выглядит нереалистичным.

Пределы возможного Беларуси определяет ее стратегический союз с Россией, который, впрочем, оставляет пространство для геополитических маневров. Поэтому, со стороны Украины крайне наивно строить планы о том, что Беларусь превратится в стратегического союзника при антагонистичных отношениях Киева с Москвой. Все планы о реинкарнации Великого Княжества Литовского в новом издании в этой ситуации утопичны.

Пределы возможного Украины определяет отсутствие политических субъектов, которые могут сформировать и поддерживать долгосрочную стратегию в отношении как Беларуси, так и любой другой страны. Постоянная кадровая чехарда в Киеве и отсутствие у руководства страны сколько-нибудь осознанного понимания траектории движения украинского государства нивелирует попытку реализации какой-либо продуманной стратегии на этапе ее разработки и запуска.

Поэтому единственное, что остается в этой ситуации — продолжать ту линию маленьких, прагматичных шагов к взаимной выгоде обеих государств. Этот концепт я бы назвал «Тысяча шагов к процветанию».

Как абсолютно верно заметили аналитики Института мировой политики, в отношении Украины Беларусь придерживается трех ключевых постулатов:

  1. Беларусь будет сотрудничать с любым правительством Украины.

  2. Беларусь поддерживает территориальную целостность Украины

  3. Беларусь выступает против федерализации Украины, поскольку опасается хаоса (21).

Это целиком удовлетворяет Украину и в ближайшие годы необходимо с помощью реализации концепта «тысячи шагов» сблизить интересы обеих стран таким образом, чтобы для Минска было крайне невыгодно идти на поводу у России в отношении Украины. Для этого нужно использовать то, что объективно выступало драйвером экономических отношений Украины и Беларуси — жажду наживы.

Внешняя политика Лукашенко сводится к постоянному поиску ресурсов в условиях дефицита собственных, поэтому Александра Григорьевича нельзя купить байками о светлом будущем, если за этим не слышится звон монеты. Украинские олигархи и крупный бизнес, определяющие политику государства мыслят на точно таком же языке. Поэтому вырисовывается несколько ключевых направлений, где Украина должна сконцентрировать свои усилия:

Во-первых, нефтяной сектор, где сложились все предпосылки для взаимовыгодной кооперации. Миллиардные прибыли, которые может дать транспортировка азербайджанской и иранской нефти через украинские порты и ГТС, последующая ее переработка на НПЗ Беларуси и последующая продажа на рынках Украины и Европы не может не возбуждать интерес отечественных и беларусских бизнесменов. Убедительные факты, предъявленные выше, показывают, что все предпосылки для выстраивания более тесной кооперации между Украиной и РБ налицо.

Во-вторых, из-за войны с Россией Украина понесла огромные потери во внешней торговли, потеряв приблизительно до 20 млрд. товарооборота в год. Это нанесло серьезный удар по украинской экономике, особенно на востоке страны. Беларусь вовремя сориентировалась и начала зарабатывать на перепродаже европейских продуктов, что принесло около миллиарда долларов в год в 2016 году. Очевидно, что Украина может использовать членство Беларуси в Евразийском экономическом союзе для того, чтобы продвигать товары недвойного назначения на рынок России, чтобы обойти ее санкции. Многие украинские компании уже так поступают. Беларусь будет получать при этом добавочную стоимость, а платить все равно будет Россия. Однако, Украина тоже может стать таким транзитным хабом, но в обратном направлении после того, как полностью вступит в действие Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. Используя зону свободной торговли с ЕС Беларусь с помощью Украины могла бы получить доступ на европейский рынок, локализируя часть производств. Движения в эту сторону уже наблюдаются на примере кооперации «Богдана» с МАЗом. При этом МАЗ поставляет в Украину, в том числе и технику, двойного назначения, которую используют ВСУ и Нацгвардия. Таким образом, наличие хороших отношений между РБ и Украиной в условиях вовлеченности обеих стран в интеграцию с ЕС и Евразийский экономический союз, дают для них возможность зарабатывать на особых отношениях с экономическими гигантами.

В-третьих, напрашивается более тесная интеграция транспортной инфраструктуры в рамках европейских транспортных коридоров. Интенсификация паромных переправ с Турцией и обновление дороги Одесса-Рени будут способствовать росту транзитных перевозок по линии Юг-Север, где Украина и Беларусь не конкурируют между собой. Для Украины и Беларуси рынок Турции и стран Ближнего Востока является одним из наиболее перспективных направлений, поскольку там есть рынки сбыта их продукции и ресурсы. Сюда же можно подвязать реинкарнацию речного транспортного коридора Е40 Днепр-Висла, который после развала СССР практически не используется. Возрождение этой магистрали позволит удешевить перевозки и уменьшить нагрузки на автомагистрали и железные дороги. В целом, развитие направления транспортного сообщения по линии Скандинавия-страны Балтии-Польша-Беларусь-Украина-Румыния-Болгария-Турция-Иран имеет очень хорошую перспективу с учетом того, что экономическая мощь Турции и Ирана серьезно увеличилась за последние 20 лет.

В-четвертых, Украина может вернуться формату «адвоката Беларуси» перед ЕС, как это было во времена президентства Виктора Ющенко в 2008-2009 годах. Такая опция будет способствовать поддержки лояльности Минска, которая нужна для того, чтобы под боком Украины не появилась российская армия.

В-пятых, Украина должна настаивать на завершении делимитации границы и установить полноценного контроля над ней, дабы снизить риски проникновения на свою территорию российских диверсантов и провокаторов. Кроме того, это позволит уменьшить подозрительность Минска, что с территории Украины могут проникать «какие-то боевики».

Резюме: В целом, можно констатировать, что сегодня отношения между Украиной и Беларусью, хотя и не являются слишком теплыми, но наличие общих интересов при условии их системного продвижения вполне позволяют построить базу для более тесного сотрудничества в будущем. Это позволит обеим страна частично решить проблемы, связанные с их чрезмерной зависимостью от России и Европы.

Изображение: Белорусский партизан

Ссылки:

1. Март 2016: Конфликт в Украине: Российский взгляд белорусскими глазами. //http://www.iiseps.org/?p=4267

2. Выступление Министра обороны Белоруссии генерал-лейтенанта Андрея Равкова.// https://www.youtube.com/watch?v=3ZCyh5ew1f8&feature=youtu.be&app=desktop

3. Выступление начальника Генштаба ВС РФ генерала армии Валерия Герасимова.// https://www.youtube.com/watch?v=P1aBtTo-U4s

4. Лукашенко: Никакой интервенции с территории Беларуси в Украину не будет.// http://euroradio.by/ru/lukashenko-nikakoy-intervencii-s-territorii-belarusi-v-ukrainu-ne-budet

5. Юрий Романенко. «Пределы устойчивости. Мир и Украина в 2017 году. Сценарии».// http://hvylya.net/analytics/geopolitics/predelyi-ustoychivosti-mir-i-ukraina-v-2017-godu-stsenarii.html

6/ В Беларуси задержали готовивших провокацию с оружием боевиков.// http://www.belta.by/president/view/v-belarusi-zaderzhali-gotovivshih-provokatsiju-s-oruzhiem-boevikov-238543-2017/

7. СБУ отреагировала на заявление Лукашенко о «лагерях боевиков» в Украине. https://www.unian.net/politics/1836201-sbu-otreagirovala-na-zayavlenie-lukashenko-o-lageryah-boevikov-v-ukraine.html

8. «Давайте вместе с Беларусью вступим в Евросоюз». Большое интервью посла Украины TUT.BY// https://news.tut.by/economics/543691.html

9. Москва ограничила поставки российских нефтепродуктов в Беларусь. // https://news.tut.by/economics/535297.html

10. Российский нефтяной секвестр – удар по Беларуси и Украине.//

https://thinktanks.by/publication/2017/03/20/rossiyskiy-neftyanoy-sekvestr-udar-po-belarusi-i-ukraine.html

11. Экспорт нефтепродуктов из Беларуси продолжает сокращаться.//

https://thinktanks.by/publication/2016/11/02/export-nefteproduktov-iz-belarusi-prodolzhaet-sokraschatsya.html

12.Платежный баланс Республики Беларусь за 2016 год.// https://www.nbrb.by/statistics/BalPay/Analytical6/Current/

13. Лукашенко заявил о давлении России из-за поставок топлива в Украину.//

http://oilnews.com.ua/a/news/Lukashenko_zayavil_o_davlenii_Rossii_iz-za_postavok_topliva_v_Ukrainu/226236

14.Как за пять лет сделать Украину энергетически независимой: расчеты.// http://hvylya.net/analytics/economics/kak-za-pyat-let-sdelat-ukrainu-energeticheski-nezavisimoy-raschetyi.html

15. Беларусь купила в Азербайджане более 80 тысяч тонн нефти. Сейчас ее отгружают в Одессе. // http://belsat.eu/ru/news/belarus-kupila-v-azerbajdzhane-bolee-80-tysyach-tonn-nefti-sejchas-ee-otgruzhayut-v-odesse/

16. Одесский порт принял танкер с 80 тыс. т иранской нефти для Беларуси.// http://cfts.org.ua/news/2017/03/23/odesskiy_port_prinyal_tanker_s_80_tys_t_iranskoy_nefti_dlya_belarusi_39660

17. Украина может начать поставки нефти в Беларусь для переработки – Зубко.// https://economics.unian.net/energetics/1617486-ukraina-mojet-nachat-postavki-nefti-v-belarus-dlya-pererabotki-zubko.html

18. «Укртранснафта» завершила подготовку к возобновлению поставок нефти из Одессы в Беларусь.//https://biz.censor.net.ua/events/3022928/ukrtransnafta_zavershila_podgotovku_k_vozobnovleniyu_postavok_nefti_iz_odessy_v_belarus

19. Украина и Беларусь планируют подписать договор об использовании нефтепровода Мозырь-Броды.// http://cfts.org.ua/news/2017/05/13/ukraina_i_belarus_planiruyut_podpisat_dogovor_ob_ispolzovanii_nefteprovoda_mozyr_brody_40520

20.Восстановление водного пути Е40 на участке Днепр-Висла.// http://eu-belarus.net/ru/projects/6

21. Аудит зовнішньої політики: Україна-Білорусь http://iwp.org.ua/ukr/public/2064.html




Комментирование закрыто.