Как конфликт России и Турции открыл окно возможностей для Украины

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Украина Турция

Сбитый российский самолёт, последовавшие и за этим события естественно находятся в центре внимания. В том числе и в Украине. Колоссальное количество статей, постов и так далее. Но что меня поразило — относительно небольшой массив текстов о том, чем это может обернуться для официального Киева. И это в то время, когда изменение позиции Турции с одной стороны может в ближайшей перспективе привнести множество проблем Украине. Об этом писал буквально на днях.

А с другой открывает колоссальное по масштабам окно возможностей. Попробую, в силу своего скудного ума наметить хоть несколько тем из длинного и приятного для чтения списка.

Что такое Турция и почему полезно интересоваться соседями.

Итак, что среднестатистический украинец знает о Турции? Бывшая Османская империя, Великая Порта. На которую козаки осуществляли набеги. С которой периодически «дружили». И которая постоянно пыталась «откусить» кусочек территории от Речи Посполитой. Кусочек, который сегодня является частью Украины. Ах, да, ещё Роксолана, обычная украинская женщина, которая после долгих мытарств в качестве военной добычи попала в гарем султана. И с присущими любой украинке настойчивостью и изобретательностью взялась защищать своё маленькое женское счастье. То, что ради этого нужно было спровоцировать пару войн и внутриполитический кризис огромной империи — это так, мелочи жизни и досадные недоразумения.

Сегодня для большинства Турция — страна с недорогими курортами, рынками, на которых закупали товар предприниматели и всё. Некоторые вспомнят ещё Вселенского Патриарха и проблему церквей. И, например, вяло текущую войну с курдами. Сейчас ещё и операцию в Сирии.

Реальность несколько иная. В том числе по вопросам, напрямую касающимся Украины. Турция – один из основных лоббистов интересов крымских татар на внешней арене. Она же — крупный (в перспективе самый крупный) транзитёр газа и нефти. И, что немаловажно, государство, оказывающее мощнейшее влияние на страны Кавказа. В определённой мере и государства Каспия. При этом всём турецкие власти имели и имеют собственное мнение по поводу основных инициатив в отношениях востока и запада.

На этом можно остановиться. И более внимательно посмотреть на несколько сфер, в которых Турция очень и очень интересна Украине.

Транзит нефти и газа.

В Украинской политике принято считать своё государство ключевым в вопросах транзита углеводородов по оси восток-запад. В начале 90-х возможно так и было. Но позиции в международной торговле и политике штука непостоянная – нужно очень и очень стараться для того, чтобы хотя бы оставаться на месте. А если говорить о развитии потенциала, работа должна кипеть.

На этом присмотримся к турецким трубопроводам. Итак, страна на сегодня добывает лишь 2% от внутренних потребностей в нефти и газе. Всё остальное — импорт. В своё время основными источниками были Ирак и Россия. Но в начале 2000-х правительство республики приняло участие (или инициировало) сразу несколько крупных проектов. Сегодня Турция имеет следующие работающие нефтрепроводы:

  1. Киркук — Джейхан (из Ирака в Турцию) — самый старый трубопровод, соединяющий Иракский Киркук и турецкий средиземноморский порт Джейхан. Сдан в эксплуатацию в 1970-м году. Пропускная способность 1,6 млн. баррелей в день. Работал с перебоями. Причин множество: от санкций против Ирака (во времена Хусейна) до износа оборудования. Был повреждён в результате боёв с курдами в 2009 и 2013 гг.. Восстановлен Региональным правительством Курдистана (Ирак). Перекачка восстановилась в 2014-м. Реальная загрузка — 150 тыс. баррелей в день.
  2. Баку-Тбилиси-Джейхан. Нефтрепровод, запущенный в 2006 году существенно изменил баланс сил на Кавказе. В том числе благодаря ему (и газовым веткам) РФ лишилась монопольного права на поставку углеводородов в регион. А Азербайджан получил возможность экспорта своего сырья в «обход» российской трубы и российских портов. Это, кстати, отразилось и на Украине. После 2006 года Баку стало просто невыгодно договариваться с Киевом по вопросам нефти и газа: запутанная логистика и отсутствие гарантий на бесперебойный транзит со стороны РФ делало такие контракты весьма рисковыми. Пропускная способность данной системы — 1 миллион баррелей в день. Трубопровод загружен на 80%. Но даже этого хватает для создания серьёзных проблем России. Не зря во время российско-грузинской войны войска РФ вначале старались повредить трубопроводы а потом очень долго не хотели покидать регионы пролегания труб системы. Да и сейчас периодически предпринимаются попытки «переноса осетинской границы» на 2-5 км. вглубь грузинской территории: чтобы «труба» оказалась в оккупированной зоне.

Данный трубопровод может оказать ещё большее влияние на позиции РФ как экспортёра: ведуться активные переговоры по прокладке ветки до каспийского побережья Казахстана и Туркменистана. Процесс тормозится позицией Кремля, который на 100% использует фактор неурегулированного статуса внутренних вод Каспия.

В 2009 году началось сооружение нефтепровода Самсун — Джейхан – с севера на юг по турецкой территории. Его цель — обеспечить перевалку российской и казахстанской нефти в обход проливов Босфор и Дарданеллы.

Газ «наше всё?» или «наш газ всё?»

Ситуация с газотранспортной системой ещё интересней.

В 2001 году сдан в эксплуатацию газопровод Табриз-Анкара, осуществляющий перекачку иранского газа турецким потребителям. Его пропускная способность – 14 млрд. кубометров в год.

А через четыре года, в 2005 году был сдан в эксплуатацию газопровод «Голубой поток». Из РФ через Турцию на Балканы. Его пропускная способность — 16 млрд. кубометров в год. Относительно немного, но уже этот ресурс позволил Кремлю вести активные «газовые войны» с Киевом.

А ещё через два года, в 2007 турки достроили газопровод Баку — Тбилиси — Эрзурум. Его маршрут во многих местах совпадает с закладкой труб нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. И его очень жаждала разбомбить российская авиация в 2008 году. Оператор системы, ВР, даже вынуждена была приостанавливать прокачку на несколько месяцев. Тем не менее сегодня труба работает. Пропускная способность — 25 млр. Кубометров в год.

На этом этапе Турция не только полностью закрыла внутренние потребности в природном газе, но и стала достаточно крупным транзитёром углеводородов.

Итак, имеем, пока Украина гордилась своей ГТС а политики спорили в том «кто наибольший противник её продажи» (не РФ — любой стране мира), Турция за 7 лет с нуля создала транзитную ГТС мощностью в 55 млрд кубометров — 1/ от проектного «выхода» украинской системы. Разница лишь в том, что турецкие «трубы» и инфраструктура менее затратны с точки зрения потребления энергии и потерь.

Но самое интересное — планы Турции. О спорах вокруг «Набукко» и «Южного потока» слышали все. По факту сегодня не строится ни один ни другой газопровод. Но это не значит, что турки ожидают решения «сильных мира сего».

  • Началось строительство системы TANAP — газопровода от Каспия (с возможным участием Казахстана и Туркменистана) до Греции и Италии. Проектная мощность — не менее чем 16 млрд. кубометров в год (на выходе потребителю).
  • Турция, несмотря на боевые действия в Сирии продолжает работы над завершением Арабского газопровода — системы, тянущейся от Красного моря до Ливана и Сирийских портов. Необходимость завершения проекта — ещё одна причина активности Турции возле южных своих границ. Планируемая мощность системы «на входе» на турецкую территорию 10,3 млрд. кубометров. Срок завершения — 2018 год.

И, наконец ещё два проекта.

  • Первый — нашумевший «Набукко». По большому счёту его маршрут по турецкой территории почти совпадает с TANAP. Разница лишь в поставщиках (начальных точках) и сети потребителей (конечных распределительных станций). Газ из Ирана, Азербайджана, Туркменистана по территории Турции должен доставляться потребителям Балканского полуострова, Австрии и Германии. Проектная пропускная способность — 31 млрд. кубометров в год. Проект в конкуренции с Южным Потоком то замораживался, то по инициативе Болгарии и Азербайджана вновь доставался из-под сукна. Сегодня консультации вновь в активной фазе.
  • Активны (донедавна) были и консультации по газопроводу «Турецкий поток» — из Новороссийска в Стамбул. Гигантская труба, которую Газпром готов был проложить практически за свои деньги должна перекачивать более 63 млрд. кубометров в год. 14 из которых Турция могла покупать по льготным ценам (цена — стоимость транзита) либо частично забирать «за спасибо» на свои нужды.

Таким образом Турция уже сегодня являет собой мощного конкурента на рынке транзита газа. Пикировка Анкары и Москвы создаёт возможности Украине играть на противоречиях. И естественно, сделать всё возможное для срыва работ по тому же «Турецкому потоку». Тем самым на ближайшие годы обеспечив загрузку своей ГТС.

Но это близкая перспектива. Турки строят быстро. И политики в Украине могут сколь угодно долго смеяться с того что РФ «не имеет другой трубы» для поставок в Европу. Но стоит подумать: газ в трубах есть если одни его продают а другие покупают. Турция предлагает дешёвый и не российский газ. Вытесняет тем самым Газпром. И если Турция «завалит» своим газом потребителей, Россия останется ни с чем. Украина — с пустой трубой. Поэтому второе направление о котором нужно говорить и думать уже сегодня — чем загрузить украинскую ГТС в 2025-м и как конкурировать (или сотрудничать) с Анкарой.

В любом случае есть повод для резкой активизации украино-турецких контактов. Первый из целого списка.

Религия

О теме украинского православия писал не раз. Да и не только я. Многие связывают вопрос появления мощной поместной церкви с позицией Вселенского патриарха Варфоломея. Именно на константинопольский приход возлагают надежды разрешения проблемы «каноничности». С одной стороны — это далеко не единственный путь. Но один из самых, на первый взгляд, простых. Тем более что при посредничестве иерархов именно Константинопольской церкви сдвинулся с мёртвой точки процесс объединения УПЦ КП и УАПЦ.

Действительно, развитие событий по данному сценарию сулят глобальные изменения. Это как минимум:

  1. Спор о «количественном лидерстве» в православном мире будет вестись уже между Румынской церковью (более 18 тыс. приходов) и Константинопольским патриархатом (с учётом новоприобретённых украинских приходов).

  2. Каноничность поместной церкви в Украине может повлечь за собой цепную реакцию «переходов» отдельных приходов и целых епархий.

  3. Таким образом РПЦ сместиться с первого (по количеству приходов) места в православном мире сразу после перехода УПЦ ПМ и УАПЦ в Константинопольскую церковь. А в будущем при продолжении украинского парада переходов парафий (с приобретением каноничности УПЦ он только усилится) и на 3-4 место. Что значительно уменьшит возможности Кремля разыгрывать религиозную карту в политике.

Самое интересное, что на процесс (особенно в части сравнения количества приходов) может (и должна влиять) светская власть Украины. Причём уже сегодня, независимо от диалога с Варфоломеем. Причина проста — по количеству верующих УПЦ КП уже превосходит УПЦ МП. Но в православном мире считают не «рабов божьих» — считают «печати» — приходы. Методов воздействия на процессы официальный Киев имеет более чем достаточно. Кому интересно — вот краткое их изложение.

Но вернёмся к Варфоломею. Странно, но несмотря на возможное усиление своих позиций он медлит. И тут мы упираемся в правовой режим деятельности Константинопольского Вселенского патриархата в Турции. С одной стороны государство светское. И религии вроде как равны в правах. С другой турецкие власти не особо приветствуют «вселенский» статус патриарха Константинополя. Донедавна местные законы даже запрещали указывать «вселенский» в официальных документах. Есть и другие ограничения. В частности:

  • патриархом Константинополя может быть лишь гражданин Турции. Что, учитывая уменьшающееся там количество православных (и как следствие клира) естественным образом ведёт к «смерти» патриаршей кафедры в Царьграде.

  • Вселенский патриарх имеет спорный статус. Например статус патриарха как юридического лица (а в некоторых аспектах и патриархии) не признаётся турецкими властями. Епископ 2-х тысяч греков-христиан в Стамбуле — да. Патриарх — нет. Вот упрощённая суть проблемы.
  • Учитывая позицию Кремля и развитие турецко-российский отношений Анкара не спешила с изменением статуса патриарха Варфоломея. Для РПЦ такое двойственное положение иерарха одной из 4-х первых православных церквей более чем выгодно. И официальная дипломатия РФ всячески помогала своему отделу под названием «церковь» в лоббировании интересов.

И тут мы снова вспоминаем о бравом турецком пилоте, позиции президента Турции и дипломатической пикировке Анкары и Кремля. Получаем ещё одну тему для проработки украинскими дипломатами. Причём, учитывая её важность, министр иностранных дел страны по идее уже сутки как должен был сидеть ездить между стамбульским пригородом Фанар (резиденцией Патриарха) и Анкарой.

И, наконец, проливы.

Босфор и Дарданеллы. На первый взгляд, причём тут Украина. Но есть одно «но»: проход по этим проливам регулируется не конвенцией ООН а Конвенцией Монтрё от 1936 года. Её в своё время подписал и СССР. Потом правда пытался пересмотреть, выставлял ультиматумы Турции. Ничего из этого не вышло.

Так вот, данный презабавный документ позволяет Турции накладывать (или отменять) ограничения по тоннажу для торговых судов под флагами нечерноморских государств.

Значительная часть экспорта Украины напрямую зависит от работы портов. И пропуска судов через проливы. Планы Министерства инфраструктуры по открытию «облачного порта» для перевалки грузопотоков «река-море» предусматривают возможности приёма крупнотоннажного транспорта. В том числе судов-гигантов, которые украинские прибрежные порты в массе своей не просто не могут принять. Сюда же можно отнести пока ещё теоретически оговариваемые возможности появления у Украины LNG терминала. Пока что по всем спорным вопросам торгового мореплавания Турция находила поддержку со стороны РФ. Ещё бы, Россия имеет свой флот и не заинтересована в излишней конкуренции. Украина не может оперативно построить нужное количество судов с необходимым тоннажем. Да и покупателей на такие «изделия» среди украинских компаний не найдётся. Выход — договариваться с Турцией. В том числе и по вопросам прохода (в украинские порты как место назначения) судов большого тоннажа. В том числе газовых и нефтеналивных танкеров. И вновь, работает лозунг «куй железо пока горячо» — есть момент который МИД обязан использовать.

К вопросу проливов можно отнести и тему транзита военных судов. Конвенция Монтрё предусматривает несколько оснований для остановки такого рода судоходства.

Это война между черноморскими государствами в таком случае прекращается допуск судов под флагами воюющих сторон.

А так же Турция может полностью перекрывать транзит для военных судов если находится в состоянии войны. Или, если существует угроза военных начала военных действий. Воздушный бой, да ещё с одним из государств черноморского бассейна вполне можно трактовать как такую «угрозу»

Причём здесь украинская дипломатия? Господа, а о планах увеличения состава ЧМ РФ никто не слышал? Это едва ли не единственная возможность избежать переброски части судов Балтийского и Северного флотов РФ (которые уже в Средиземном море) в Крым. И вновь необходимо ехать в Анкару и говорить с турками.

Крым

Ну и, наконец последнее. Вопрос Крыма и крымских татар. Все предыдущие темы были несколько конфронтационными — необходимо искать компромиссное решение. В данном случае вопрос в другом — как скоординировать работу. Причём возможностей тут множество. Начиная от совместных дипломатических заявлений и до поддержки гражданских инициатив, работающих по проблеме. Более того, татарский вопрос может быть использован как объединяющий фактор в обсуждении других тем.

И вновь начинает крутиться в голове мысль: «пора бы украинским дипломатам высаживаться большим десантом-делегацией» на турецкую землю.

Всё вышеперечисленное — лишь поверхностный взгляд — написал за утро. Но, согласитесь, если на поверхности «лежат» как минимум 4 глобальные темы, то глубокая проработка даст ещё с десяток вопросов которые могут стать выгодными обеим странам программам. И тут вновь «камушек в огород МИД»: кроме вектора Восток-Запад есть ещё и Юг и Север. Как-то так.

____________

Текст заказной? Ага! Заказчиками могут считать себя все, перечислившие умеренную сумму автору.

Зачем прошу? Всё просто. Текст — это продукт. Продукт понравился – Не откажусь от «спасибо». Принимается лайком, словом либо копейкой.

Что касается трат то, поскольку живу в Украине, считаю себя обязанным поделиться подобными «гонорарами». Частично с теми, кто защищает и мою жизнь. Частично с теми, о ком должно (но пока не может в должной мере) заботится украинское общество.

Поэтому полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.