Итоги 100 дней президентства Трампа: Show must go on!

Максим Яли, Институт всемирной истории НАН Украины, для "Хвилі"

трамп

Первые результаты деятельности любого лидера страны, будь то президент, либо премьер-министр (в зависимости от политической системы), принято подводить по истечении первых ста дней.

Настал черед подвести первые итоги и президентства Дональда Трампа. Тем более, что еще до вступления в должность главы единственной сверхдержавы современности он успел раздать множество громких обещаний и настаивал на том, что его действия будут радикально отличаться от своих предшественников.

Напомним, что одним из главных лозунгов его предвыборной программы (за счет чего которого ему удалось добавить немалое количество голосов) было именно то, что он не является представителем «коррумпированного Вашингтонского истеблишмента». Члены которого забывают о своих предвыборных обещаниях сразу же после окончания выборов и заботятся лишь о личных и партийных интересах, но никак об интересах своих избирателях.

Также одним из ключевых обещаний его предвыборной кампании, которые он обещал реализовать буквально сразу после своего вступления в должность была отмена социального страхования, так называемая Obamacare». Которая особенно «бьет по карманам» «белым» представителям среднего класса, которые и обеспечили в целом минимальную победу Дональду Трампу. Кроме того Трамп обещал резко ограничить наплыв мигрантов в Соединенные Штаты, особенно с территории соседней Мексики, на границе с которой он пообещал воздвигнуть стену.

Внутри страны Дональд Трамп обещал также существенно снизить налоги для всех слоев населения, что также нашло поддержку среди его избирателей.

Что касается внешних угроз и приоритетов , то главными из них Дональд Трамп считал уничтожение Исламского государства, для чего он был готов пойти на сотрудничество с Россией даже ценой сохранения режима Башара Ассада.

С чем в принципе и связывались главные опасения граждан Украины, а именно то, что решение «украинского вопроса», который не значился в перечне главных внешнеполитических приоритетов Трампа, может быть разменяно в рамках «большой сделки» с Россией в обмен на поддержку в борьбе с Исламским государством в Сирии и Ираке.

Ключевым же экономическим и военным соперникам глобальному доминированию, по мнению самого Трампа времен предвыборной кампании считался Китай, с которым он также обещал изменить «несправедливые» правила ведения двусторонней торговли, связанные с «манипуляциями» Пекином курсом юаня, в результате которого США имеют огромный дисбаланс в двусторонней торговле.

Если сказать кратко, то наилучшим образом описывают итоги первых 100 дней президентства Трампа его же слова, сказанные им в интервью британскому агентству «Ройтерс»: «Я думал, будет легче».

Итак, какие же главные выводы можно сделать по прошествии ста дней президентства Трама.

Главный вывод – американская система «сдержек и противовесов» работает и выдержала даже такой таран как Дональд Трамп. В чем сомневались даже многие эксперты и в США. Испытание миграционным указом, который должен был временно приостановить въезд на территорию США гражданам из семи мусульманских стран, спровоцировавший первый громкий скандал и иски американских правозащитных организаций уже в первую неделю его президентства, американская судебная система выдержала, а его действие было приостановлено. Дважды. Это был первый удар и одно из главных разочарований для самого Трампа, заставившее его осознать с чем и с кем он имеет дело.

Второй главной неудачей Трампа стал провал голосования в американском Конгрессе по отмене «Obamacare» несмотря на большинство Республиканской партии в Конгрессе и в Сенате. Это уже был так называемый «удар в спину» от республиканского истеблишмента, значительная часть которого была настроена против Трампа еще в ходе президентской кампании. Таким образом, однопартийцы на Капитолийском холме дали Трампу понять, что с ними придется договариваться, устроив тем самым еще и этакий политический ликбез сложности политической борьбы по-американски и опустив его на грешную землю после эйфории от победы на президентских выборах.

Что же касается демократов, то они прекрасно разыгрывают «российскую» карту в борьбе с Трампом, надеясь в итоге в случае сбора необходимых доказательств довести дело до импичмента. Но эта игра в долгую, учитывая как сложность самого процесса сбора доказательств, так и республиканское большинство в Конгрессе. Не говоря уже о сложности самой процедуры импичмента.

Главным же успехом в этом нелегком деле можно пока считать отставку уже экс-советника по национальной безопасности Майка Флинна всего спустя двадцать четыре дня после вступление в должность. Такой себе «рекорд», нужно признать. На которого, судя по уже известным данным и была сделана основная ставка Дональдом Трампом в деле налаживания отношений с Россией. Но «благодаря» собственной глупости и в результате пренебрежения элементарными мерами безопасности стоившей ему столь высокой должности в президентской администрации. Далее скандал стал принимать совсем уже нежелательный для Трампа поворот, и под подозрением о связях с российскими спецслужбами попал уже даже его зять Джаред Кушнер, являющийся его главным советником в Белом доме. За все те же контакты с российским послом. Ну, а Майкл Флинн позже вообще заявил о готовности свидетельствовать против Трампа в обмен на собственную безопасность…

Как результат, рейтинги поддержки Трапа среди населения в первые месяцы его президентства стали самыми низкими за всю историю наблюдений, что было существенным ударом по сверхвысокому самолюбию Трампа. Пожалуй, его самое уязвимое место как политика, которым искусно пользуются его оппоненты через подконтрольные им СМИ.

Война, объявленная американскими медиа Дональду Трампу (наживку которую он с легкостью заглотил), безусловно, также является одним из главных итогов первых ста дней его президентства. Особенно первых пятидесяти. И здесь, безусловно, все еще впереди. «Четвертая ветвь» власти в США стала не только ключевым бастионом американской системы «сдержек и противовесов» наряду с судебной, но и главным оружием оппонентов Трампа. К тому же личные отношения с ключевыми представителями американских СМИ у Трампа пока, мягко говоря, не складываются.

С моей точки зрения, республиканские боссы также решили по полной использовать скандал о связях команды Трампа с русскими для его «усмирения» уже для собственных целей. В частности, для назначения на ключевые посты в сфере национальной безопасности и внешней политики «своих людей». Генерал Герберт Макмастер, который пришел на смену Майку Флинну в качестве советника по нацбезопасности, является классическим «ястребом» и прекрасно дополняет позицию министра обороны — «бешеного пса» Джеймса Матиса, а также набирающего обороты и все больше входящего в курс дела госсекретаря Рэкса Тиллерсона. Их взгляды на ключевые вызовы и противников национальной и международной безопасности в целом совпадают и отражают традиционную политику республиканцев. Сдерживание (в том числе и военными методами) Китай, Россию, Иран, КНДР, Сирию. Израиль – ключевой союзник на Ближнем Востоке против Ирана и Сирии. Япония и Южная Корея – в АТР против Китая и КНДР. Таким образом, можем уже смело говорить о том, что все ключевые позиции на внешнеполитическом направлении и связанные с вопросами национальной безопасности отошли к представителям республиканских ястребов.

Что и было наглядно продемонстрировано решительным ответом на «химическую атаку» Башара Ассада в провинции Идлиб, который окончательно похоронил надежды Кремля на скорое разрешение «украинского вопроса» и отмены санкций в обмен на Сирию.

Намеренно ставлю в кавычки, так как убедительных доказательств применения химического оружия режимом Башара Ассада до сих пор так и не было предоставлено. Более того, по результатам предварительного расследования комиссии ООН, большинство жертв трагедии скончались не от химического оружия. Да и мотивации на подобный безрассудный шаг, учитывая серьёзность последствий и военные «дивиденды» от удара у Ассада абсолютно не было. Ведь только недавно западные союзники по антиассадовской коалиции осторожно заговорили о том, что он может пока остаться на посту. Так как альтернативы ему пока нет, если ставится цель сохранение Сирии и избежания гуманитарной катастрофы. Масштабы и последствия которой в Европе после наплыва «цивилизованных» сирийских мигрантов уже успели оценить даже в Германии, где впереди осенью еще предстоят выборы…

Косвенным подтверждением того, что ракетный удар по сирийскому аэродрому был больше все-таки шоу, чем серьёзной военной операцией, может служить и то, после громких заявления представителя США в Совете безопасности ООН Никки Хейли, а также госсекретаря США Рэкса Тиллерсона о том, что Ассад обязан уйти, стали заявления самого Трампа вскоре после этого о том, что не настаивает на уходе. Пока. Ну, а душещипательные статьи в ведущих американских СМИ о том, что именно Иванка Трампа убедила своего отца ударить по Сирии, давайте оставим для сердобольных американских домохозяек, на которых это и было рассчитано. Кстати, продажи ее товаров в последнее время бьют рекорды. В отличие от первых месяцев президентства отца после отказа одной из торговой сети прекратить продажу ее товаров. Потому что просто «не шло». Вот что значит правильный маркетинг.

Что же касается России, то ракетный удар стал первой весомой оплеухой от США за последние десять лет. Да еще накануне первого визита госсекретаря Тиллерсона в Москву. Впрочем, здесь не все так однозначно. Безусловно, это был «плевок в лицо» Кремлю с их российским С-400, которые создали, если верить российской пропаганде, «надежный и непробиваемый ракетный щит» над территорией Сирии подконтрольной ее союзнику Ассаду. Цену этому щиту, а главное готовности Кремля идти на конфликт с США из-за своей марионетки Ассада, американцы прекрасно продемонстрировали. Причем всему миру, включая других «союзников» Москвы. Спустя восемь лет президентства Обамы в один момент инициатива в двухсторонних отношениях перешла на сторону США. Однако предупредив об ударе заранее Кремль (а потому и Ассада), Вашингтон не «сжег мосты» окончательно, позволив минимизировать потери как российской, так и сирийской авиации, а также исключил возможность военного столкновения с Москвой.

Кремль был вынужден молча проглотить эту пилюлю, окончательно убедившись в том, что «Трампнаш» оказался совсем не «нашим». Долой его из почетных атаманов Санкт-Петербуржского общества казаков! Вот и весть ответ. Кстати, и то, только пригрозили исключить.

Что касается Украины, то здесь для нас все обстоит совсем не так плохо, как казалось многим после победы Трампа. Ключевое заявление Тиллерсона по результатам встречи с Лавровым в Москве – улучшение американо-российских отношений не может быть достигнуто без решения конфликта на Донбассе. И Россия должна выполнить свою часть Минских соглашений и повлиять «на подконтрольных ей сепаратистов». В этом плане тот факт, что погибшим наблюдателем ОБСЕ на неподконтрольной Украине территории ОРЛО оказался американец может сыграть дополнительную роль в давлении Вашингтона на Кремль. Здесь, к огромному сожалению, как и в 2014-м после трагедии со сбитым голландским «Боингом» нам, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло… А так лично для меня до сих пор далеко не ясно, как бы тогда закончилась «русская весна» на Донбассе, учитывая что до этого со стороны Запада звучали лишь «озабоченности» да были введены лишь «персональные санкции» против окружения Путина. Лишь после сбитого сепаратистами «Боинга» пошли реальные, а не фиктивные санкции.

Сейчас же для меня полностью неизвестно как бы развивались отношения между США и Россией в контексте конфликта на Донбассе, если бы не «шпионский русский скандал». Исходя из известной информации все указывает на то, что между Трампом и русскими были определенные договоренности по поводу Украины и санкций в обмен на хакерскую поддержку Кремля против Клинтон. Уж слишком много связей и контактов членов команды Трампа с русскими как до, так уже и после выборов стало уже известно. Майкл Флинн буквально на следующий день после избрания Трампа начал названивать в российское посольство на городскую линию. Да и риторика Трампа за это время, в отличие от заявлений отдельных официальных лиц в сторону России по-прежнему остается очень осторожной. Мы не видим персональной критики в сторону Владимира Путина Трамп себе также по-прежнему не позволяет.

Если же возвращаться к удару Трампа «томагавками» по Сирии, а также последовавший за ним на первый взгляд бессмысленный (учитывая стоимость бомбы и количество жертв противника) сброс «матери всех бомб» в Афганистане, то это было наглядной демонстрацией всем основным противникам и соперникам Вашингтона – Китаю, Северной Корее, Ирану и России о том, что «эпоха стратегического терпения США» (как описал вице-президент США Майк Пенс годы президентства Обамы во время своего визита в Японию) завершена. Вашингтон готов применять военную силу, если проблему невозможно решить дипломатическими мерами.

Но пока все эти шаги следует все-таки расценивать лишь как «игру мускулами», что и подтвердило пока отсутствие ракетного удара по Северной Корее, чего остерегались многие наблюдатели после направления туда авианосной флотилии США и истерии в мировых СМИ.

С моей точки зрения как минимум в ближайшее время ракетного, и тем более ядерного удара по территории КНДР со стороны США ожидать не стоит.

Во-первых, потому что у Пхеньяна достаточно сил для того, чтобы нанести непоправимый удар системами залпового огня и артиллерией по территории Южной Кореи. Что они на днях и продемонстрировали всей мировой общественности весьма наглядно. Кроме того, полностью подавить ответный не ядерный удар Пхеньяна у США пока возможности очевидно нет. А на территории Южной Кореи, между прочим, находится более двадцати ядерных реакторов, прямой удар даже по нескольким из которых обещает принести намного более ужасные последствия, чем Чернобыль или Фукусима. И не только для Южной Кореи. Потому и лидеры ключевых союзников США в регионе, для которых ядерная угроза КНДР является главным вызовом национальной безопасности – Южная Кореи и Японии в один голос призывают Вашингтон решать вопрос с Пхеньяном исключительно дипломатическими методами.

Той же точки зрения придерживается и Пекин, который имеет наибольшие рычаги давления на Пхеньян, являясь его главным торговым (на которого приходится 90% внешней торговли КНДР) и политическим партнером. В Пекине прекрасно понимают, что под видом защиты своих ключевых союзников от КНДР и переброской туда новейших систем ПРО THAAD Вашингтон получил прекрасную возможность изменить военный баланс в регионе и против самого Китая. Который за годы правления Барака Обамы существенно нарастил военное присутствие в регионе, неоднократно «бряцал оружием» перед соседями, с которыми имеет территориальные споры (в частности с Японией) в регионе Южно-Китайского моря. Так что теперь «мяч» однозначно на стороне Пекина и ему придется изрядно постараться, чтобы усмирить своего, мягко говоря, не совсем адекватного соседа, корого он также прекрасно использовал ранее, чтобы показать уязвимость и нерешительность политики экс-президента Обамы.

То же самое касается и России, ведь в том регионе располагаются основные ядерные силы, направленные на территорию США, а новые системы ПРО на территории Южной Кореи и Японии существенно повлияют и на их военный расклад сил в ходе дальнейших переговоров. Естественно, не в пользу России.

Ну и еще один важный момент, который необходимо учитывать, размышляя о вероятности ядерной войны с КНДР.

После удара «томагавками» по Сирии, а затем направив американскую флотилию к берегам Северной Кореи, команда Трампа решила сразу несколько важных задач внутри страны.

Во-первых, впервые начиная с момента начала своего президентства Трамп получил поддержку как всего общества, которое соскучилось по чувству собственного военного превосходства над другими странами за годы правления Обамы. «Наконец-то мы им показали, где раки зимуют!». Это чувство присуще любому обществу, тем более единственной сверхдержавы современности.

После удара по Сирии Дональд Трамп также впервые получил двухпартийную поддержку в Конгрессе (пусть демократы и пороптали, что Трамп не поинтересовался мнением Конгресса заранее), а также в целом позитивную прессу. Что для самого Трампа, учитывая его «мега-эго» с величиной «Трамптауэр», могло стать самым главным бонусом после трех месяцев травли в СМИ.

Ну и главное – отвлечь внимание от русского скандала и расследование, которое, как уже успел официально подтвердить директор ФБР Джеймс Коми, все-таки продолжается. И у следствия есть еще очень много вопросов. Благо Барак Обама уходя постарался, снизив уровень секретности многих документов связанных с расследованием, для того чтобы к ним получили доступ как можно больше людей. Которые регулярно и «сливают» в прессу все новые подробности дела, подогревая к нему интерес американского общества.

Поэтому с моей точки зрения, даже если бы у Трампа и была реальная возможность одним махом, вернее одним ударом «томагавками» решить раз и навсегда вопрос северокорейской ядерной программы, он бы так быстро этого не сделал. Уж слишком дорог такой козырь на случай будущих скандалов. Которых, учитывая сумбурный и непредсказуемый характер 45-го президента США, будет еще предостаточно. Ибо это Дональд Трамп, и Show must go on!

Пока же можем констатировать лишь определенные тактические успехи администрации Трампа как внутри страны, так и на внешней арене, сумевших лишь немного поправить его рейтинги и частично вернуть уважение военной мощи США на международной арене. Однако пока уж точно нельзя говорить о полноценной стратегии относительно ключевых вызов, стоящих перед США и миром в целом.




Комментирование закрыто.