Игры Кремля с высокими ставками: двигатели для КНДР и не только

Павел Алехин, для «Хвилі»

Владимир Путин3

Прошедшая неделя оказалась богатой на события, которые имели международный резонанс и продолжают находиться в фокусе мировой обществености, начиная от обвинений Украины в поставках ракетных двигателей для северокорейского режима, заканчивая серией терактов ИГИЛ в Европе.

Двигатели для Пхеньяна

Обвинение Украины в поставках двигателей РД-250 в Северную Корею явно имело манипулятивный характер и эффект «информационной бомбы», которая однозначно взорвалась в нужный для «кого-то» момент, при этом обеспечивая достижение нескольких целей в разных геополитических пасьянсах.

По мнению эксперта украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР) Михаила Самуся, которое он высказал «Gazeta.ua», опубликованная в The New York Times статья под названием «Северокорейские ракетные успехи связаны с украинским заводом имеет признаки целенаправленной информационной атаки на Украину.

При этом, эксперт пояснил, что: «В материале The New York Times нет ни одного факта, доказательства, ссылки на свидетелей или участников предполагаемой «сделки» между Украиной и КНДР. Фактически, в нем представлены лишь предположения, домыслы, фантазии и манипулятивные оценки. Если такая «сделка» действительно имела место, то передача такого чувствительного и габаритного «товара», как сверхсекретный ракетный двигатель, должна была оставить массу следов: денежные переводы, финансовые документы, посредники, оффшорные и транспортные компании, морские суда, на которых перевозились двигатели и тому подобное. Все это невозможно скрыть в современном мире, особенно когда речь идет о контактах с КНДР, которые контролируются всеми ведущими разведками мира. Однако, даже намеков на фактические доказательства в исследовании нет».

Кому это выгодно?

Наверное, все-таки стоит обратиться к известному выражению римского юриста Кассиана Лонгина Равилла «Кому это выгодно?» (лат. — Cuip’rodesi?Cui Ьопо?), которое стало широко известно благодаря речи «В защиту Милона», произнесенной Цицероном.

Как писали современники автора данного выражения, Кассиан Лонгин Равилла рекомендовал судьям при разборе дела всегда искать, кому может быть выгодно данное преступление: как правило, этот путь рассуждений ведет к обнаружению или самого преступника и (или) того, кто за ним стоит, направляет его действия. При этом, смысл выражения: во всяком запутанном деле и хитро — сплетении интриг, и прочем, всегда надо искать того (тех), кому выгодна сложившаяся ситуация.

Анализируя сложившуюся ситуацию, можно констатировать тот факт, что «круги на воде» от «брошенного камня», однозначно, затрагивают именно Украину и США, где последние и являются объектом воздействия. Появления статьи в The New York Times происходит на фоне двух широко обсуждаемых вопросов не только в США, но и на международной арене: попыток Вашингтона «надеть усмирительную рубашку» на Пхеньян, а также активизации вопроса о возможном предоставлении американцами оборонительного летального оружия для Украины. И к этим двум вопросам очень и очень внимательно относятся в Кремле.

Поэтому, стоит внимательно рассмотреть, в чем же интерес именно Москвы в сложившейся ситуации, а их здесь как мы уже отмечали несколько.

Во-первых, отвлечь внимание американцев и европейцев от информации о причастности Кремля к поставкам комплектующих запчастей к межконтинентальным баллистическим ракетам, разрабатываемых в КНДР. Помните, как ещё совсем недавно немецкий инженер Роберт Шмукер в интервью «Deutsche Welle» сообщил, что русские поставляют компоненты для новых северокорейских ракет? Правильно, не помните; ведь Кремлю удалось сменить информационные акценты и обвинить во всём Украину.

Во-вторых, подорвать доверие к Украине со стороны западных партнёров и, в первую очередь, посеять сомнения относительно Украины в США и устроить «охоту на ведьм», при этом, по расчетам организаторов, американцы должны были очень «болезненно и резко» воспринять данную публикацию.

В-третьих, заблокировать или затянуть на данном этапе поставки так необходимого украинской армии оборонительного летального вооружения со стороны официального Вашингтона.

В-четвёртых, усложнить работу спецпредставителя Госдепартамента США Курта Волкера, который и так уже озвучил нелицеприятные вещи для Кремля по ситуации на Востоке Украины, а в ближайшие дни должен встретиться с помощником президента РФ – куратором проекта «Новороссия» Владиславом Сурковым.

Но, исходя из вышеизложенного, русские, несмотря на классически проведенную информационную кампанию, все-таки просчитались: они просто-напросто не учли, что украинские власти смогут быстро отреагировать на этот «информационный удар», сдержать его и организовать контрнаступление.

В то же время Украина показала своим партнерам, в том числе США, что готова к открытому и честному диалогу и расследованию по этому вопросу. Одним из шагов в этом направлении было официальное приглашение президента Украины Петра Порошенка журналистов американского издания «The New York Times», статья которых и послужила первопричиной скандала.

В свою очередь, как сообщил в интервью «DW» старший научный сотрудник Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI) Симон Веземан, ООН собирается провести своё расследование о возможных поставках двигателей для ракет КНДР из России или Украины.

«По определению — да, они этим займутся (расследованием). Потому что санкции ООН против КНДР связаны с группой экспертов, назначенных ООН и имеющих мандат на проверку соблюдения ограничений. Если есть обвинения в нарушении санкций, то обязанность экспертов — провести собственное расследование. Они могут отправиться в страны, которые упоминаются в обвинениях, и потребовать помощи», — отметил он.

Своё внутреннее расследование, а уж в этом не приходится сомневаться, проведут и американцы.

Что можно назвать позитивом в этой ситуации? Российская Федерация, которая пыталась в очередной раз очернить Украину и нанести сокрушительный удар, сама стала фигурантом этого скандального дела «по принципу бумеранга».

При этом существует достаточное количество слабых звеньев. Процесс расследования – будь то процедура в ООН или же расследование в США – не одномоментное явление, оно затянется на довольно длительный период, возможно, на годы. Этим действительно могут воспользоваться те силы, которые выступают против предоставления Белым домом оружия Украине. Процесс они не остановят, но замедлить могут. И, помимо всего прочего, мы теперь входим не просто в очередное информационное противостояние, а в самую что ни на есть настоящую «информационную битву», где потери могут быть велики, а победы – кратковременны.

Всё это – игра, и игра в долгую, и как говорит Михаил Самусь, «для того чтобы полностью снять обвинения с Украины, нужно получить эти двигатели. Это можно сделать, только добравшись в лаборатории в Северной Корее. Сейчас это невозможно. На это и расчет».

Теперь Кремлю, дабы избежать «момента истины», необходимо доказывать свою непричастность к этим поставкам, что будет толкать Москву на проведение новых комбинаций, чтобы потянуть время и увести от российского следа, а также отвлекающих маневров на других направлениях с целью уже изменения международной информационной повестки.

Ничего нового и все взаимосвязано

Россия продолжает генерировать «хаос» и создавать новые проблемные «очаги нестабильности» на международной арене, и вышеизложенную ситуацию также следует рассматривать в общей череде событий и действий Москвы, направленных на рассеивание сил и внимания Запада, а также банальный шантаж, завуалированный под предложения в помощи при решении созданных же Москвой проблем.

Россия не готова к открытому противостоянию с Западом, но в Кремле ощутили вкус «гибридного противостояния», которое оказывается черезвычайно успешным, правда, только с временным эффектом, что постоянно требует новой «дозы», но довольно дешевой и малорискованной технологией – потому что это все реализуется, как правило, «чужими руками», которые в итоге указывают на россиян только косвенно или уже по вышеуказанному принципу «Кому это выгодно?», но бывают и явные «проколы» — попытка переворота в Черногории в прошлом году.

При этом, благодаря «гибридности» практически мгновенно можно создавать нужные события в ключевых странах и нужные настроения, а также направлять решения в нужное русло, за счет информационных кампаний, терактов, активизации агентуры влияния и давно развернутых сетей, использования «полезных идиотов».

Но, при этом, уже не раз, многие эксперты отмечали, что Путин тактик, а не стратег, потому что его тактические «гибридные победы», как правило, приводят к дальнейшем стратегическим поражениям и уже не «гибридным». Яркий пример, последние санкции США за вмешательство в американский избирательный процесс, где Москва стала в один ряд со странами изгоями — Ираном и КНДР.

Кроме того, стоит напомнить, что «убегая» от санкций за аннексированный Крым и частично оккупированный российскими «гибридными войсками» Донбасс, а также от призрака трибунала за сбитый «Боинг» рейса МН17 Путин вскочил в сирийскую войну. 

В сентябре 2015 года Путину больше всего нужно было любой ценой снять с рассмотрения ГА ООН вопрос о сбитом россиянами над Донбассом малазийском «Боинге» и создать предпосылки для снятия санкций на фоне предложения о борьбе с новой террористической угрозой – ИГИЛ, которая, о чем тогда еще не догадывались в Европе, уже в ноябре 2015 года буквально «ворвется в европейский дом» терактом в Париже.

Путин с помпой выступил на ГА ООН с предложением о создании коалиции против ИГИЛ, который на момент ассамблеи был уже раскручен по лучше известнейших мировых брендов. Более того, официальная пресса всячески подчеркивала, что именно Путин лично возглавляет российскую делегацию на Генеральной Ассамблее.

Тактически Кремлю вопрос «Боинга» тогда удалось проскочить. Но это не остановило расследование, которое в дальнейшем установило, что самолет был уничтожен российской ракетой с расчета «Бук», завезённого с РФ и управляемым россиянами, и с территории, подконтрольной пророссийским боевикам.

Затем, спокойную Европу, после искусственно инспирированного «кризиса беженцев», начали сотрясать один за одним чудовищные теракты: Париж, Брюссель, Ницца, Берлин и другие, ответственность за которые брал, конечно же ИГИЛ. При этом, Россия особо не скрывала своего стремления навязать западным странам – всем вместе, а желательно по одиночке, сотрудничество в борьбе с мировым терроризмом. Кремль как бы говорил: до тех пор, пока вы не примете наши условия игры, не пойдете на поводу России в этой борьбе, теракты у вас будут продолжаться, а также не забывал напоминать, что европейские санкции против Москвы уж очень мешают и будут мешать этой борьбе.

Параллельно Москва рисовала и «легенду» — представляя себя в качестве возможной цели для ИГИЛ, что выражалось и выражается в постоянных задержаниях российскими правоохранителями «групп ИГИЛ», состоящих, как правило, из среднеазиатских гастрабайтеров, и терактами на территории России, которые очень «попахивали и попахивают рязанским сахаром» и приурочены к каким-то событиям, чтобы на время отвлечь российского обывателя от «ему ненужного».

На фоне беженцев и терактов, европейские политики и партии с крайне правыми взглядами, за «спинами» которых маячит «тень Кремля», быстро «оседлали» новую угрозу в своих интересах, особенно во Франции и Германии – участники «Нормандского формата» и гаранты Минского процесса. Но во Франции битва за «здравый разум» уже закончилась победой на выборах Макрона, теперь очередь за Германией, где подрыв позиций Меркель и ее партии – ближайшая цель Кремля в преддверии будущих выборов.

Такого же мнения придерживается эксперт-исследователь Наталия Белицер в своем блоге на «Обозревателе»: «Ряд фактов и обстоятельств дают основания считать ИГ скорее «ширмой», «фасадом», за которым стоят определенные серьезные политические силы вроде государств — спонсоров терроризма. Многие отечественные аналитики признают такой силой Россию — тем более, что есть немало свидетельств прохождения лидерами обучения в бывшем СССР или современной России и наличии среди боевиков большого количества выходцев из постсоветских стран, в первую очередь из республик РФ. Если следовать подобной логике, нельзя не обратить внимание на активизацию террористической активности накануне выборов в таких странах, как Франция и Великобритания; целью могло быть усиление влияния крайне правых с присущей им анти-ЕСовской и пророссийской позицией (это было особенно заметно в случае Франции), дает недвусмысленный ответ на вопрос «кому выгодно».

Также, по словам Белицер, все вышеизложенное также касается последних терактов в Испании и Финляндии, а главная «выгода» для России в поддержке террористической активности в странах западного мира заключается в попытке достичь его существенной внутренней дестабилизации, погружение в состояние хаоса и паники, который должен подтолкнуть к созданию «широкой антитеррористической коалиции» с непременным участием в ней РФ, что, в свою очередь, должно стать следствием изменение отношения на более снисходительное, включая смягчением, если не полной отменой, санкционного режима.

При этом, стоит отметить, что в преддверии терактов в Испании и Финляндии, ФСБ опять задержала «группу ИГИЛ» из граждан среднеазиатский республик бывшего СССР, а после терактов в этих двух европейских странах, в Сургуте произошел аналогичный инцидент финскому, но террорист местный житель дагестанец, который ножом ранил семь человек уже ликвидирован.

И кстати, ИГИЛ тоже взял на себя ответственность за сургутский теракт, хотя, на начальном этапе, скорее всего для виду, россияне не классифицировали инцидент как теракт, чтобы потом еще вызвать «контролированный гнев» общественности: «ИГИЛ уже рядом, а власти ничего не делают» — то есть не до конца «закручивают гайки». Опять Совпадение? Не думаю.

Кроме того, по мнению экспертов, последние теракты ИГИЛ в Европе имеют целью освежить «чувство страха и незащищенности» у европейцев и подтвердить заявления лидеров ИГИЛ о переносе войны с Ирака и Сирии, где халифат терпит поражение от международной коалиции во главе с США, на территорию противника.

В свою очередь, российский аналитик Александр Сытин в своей недавней статье для LB.ua  также предупреждает, что российская внешняя политика подошла к очередному пику кризиса, поэтому будет провоцировать новые кризисы в разных уголках мира.

При этом, он указывает, что в зависимости от дальнейшего развития событий, новыми горячими точками могут стать Афганистан и Балканы.

Также, по мнению экспертов, не стоит забывать и о Ливии, особенно, в контексте визита генерала Халифы Хафтара, который контролирует восточную часть страны, на прошлой неделе в Москву и его просьбы о российской военной помощи для борьбы с «исламистами».

Россия стоит на пороге президентских выборов. А с учетом того, что Путину нечего предложить российскому избирателю внутри России, то избирателя, как всегда, будут пытаться отвлекать «внешними шоу и военными победами» и опять сплотить вокруг «нависшей общей угрозы».

Конечно же, особое внимание будет направлено на Украину, которую будут пытаться «раскачивать», чтобы показать российскому электорату на контрасте, что может быть, если не слушаться «царя».




Комментирование закрыто.