Европейское недомогание: новая норма?

Джордж Фридман, перевод Виталий Чужа, "Хвиля"

Европейский союз2

Россия и Украина продолжают противостояние на границе. Ирак раздроблен и уверенно шагает к неутихающей гражданской войне. Ужасной остаётся ситуация в Газе. Этих событий вполне хватило бы, чтобы сформировать баланс глобального кризиса, но этого мало. Кроме всего прочего, немецкая экономика в последнем квартале упала на 0,2 процента. И хотя многие открыто проигнорируют это известие, тот факт, что четвёртая экономика в мире (и наибольшая в Европе) уменьшилась даже на такую скромную величину — уже значение глобальной важности.

Прошло более пяти лет с тех пор, как Европа увязла в экономическом кризисе. От Германии — экономического локомотива ЕС — ждали рывка, который вытащил бы Европу из ямы экономических проблем. Мы помним массу предсказаний: вот-вот Европа, наконец, завернёт за некий экономический угол и вывернет на ровную дорогу, но, поскольку немецкая экономика демонстрирует падение (хотя Берлин говорит об оживлении в этом году), тяжело поверить в то, что эти предсказания осуществятся. Больше оснований верить, что наблюдаемое нами сейчас не прелюдия к европейскому богатству, а новая норма. И ключевым показателем этой нормы является именно падение немецкой экономики. Моя основная идея такова: должно пройти много времени, чтобы появилась хотя бы возможность возврата к предкризисному состоянию (т.е. состоянию до 2008 года). Что же это значит?

Спотыкающаяся Европа

Несмотря на предсказания нулевого экономического роста, немецкая экономика всё-таки упала. Но и вся остальная Европа тоже спотыкается. Во Франции рост экономики — 0. Итальянская упала на 0,2 процента. Единственная большая растущая экономика Европы — Великобритания и это в стране, наиболее скептично относящейся к членству в ЕС. Исключая Ирландию, экономика которой выросла на ныне приличную величину в 2,5 процента, ни одна экономика ЕС не демонстрирует роста более чем на 1 процент. В целом ЕС едва-едва демонстрирует хоть какой-нибудь рост.

Очевидно, что степень роста экономики не является её всеобъемлющей характеристикой, а статистика не всегда даёт полную картину её состояния. Рост не отражает социальных реалий, поэтому важно взглянуть на уровень безработицы. И если экономика Европы явно стагнирует, то ситуация с безработицей откровенно тревожна. Безработица в Испании и Греции составляет около 25 процентов, что примерно равно уровню безработицы в США во времена Великой Депрессии. Ошеломляет то, что 15 из 28 стран-членов ЕС имеют уровень безработицы выше 10 процентов, и в большинстве стран такое положение сохраняется уже несколько лет.

Половина граждан ЕС проживают в четырёх странах: Германии, Франции, Великобритании и Италии. Средний рост экономики в этих странах составляет 1,25 процента. Без Великобритании падение составляет 0,1 процент. Средний уровень безработицы в этих странах составляет 8,5 процентов. Без Великобритании уже 9,2 процента. Исключение Великобритании неслучайно: эта страна — единственная из четверки, не являющаяся членом еврозоны, скорее всего, покинет Евросоюз. Остальные никуда не денутся. Может быть, и Великобритания никуда не уйдёт, хотя время покажет. Германия, Франция и Италия являются ядром ЕС хотя бы по количеству населения. Но их экономики не растут, а уровень безработицы высок. Следовательно, ЕС как целое тоже не демонстрирует рост, а уровень безработицы — высок.

После пяти-шести лет глобального финансового кризиса подобные постоянные и широко известные факты не могут более считаться циклическими, частично и потому, что начал сдуваться немецкий локомотив. Интересно понять, как Германия дошла до такой жизни. Экспорт растёт, включая экспорт в другие страны ЕС (Кстати это одна из причин, почему тяжело подняться остальной Европе: потеряв возможность контроля доступа к собственным рынкам, другие европейские государства не в состоянии соревноваться с Германией. Может быть это свободная торговля, может быть она даже честная, но это такая торговля, которая закрепляет текущее положение дел). Уровень занятости высок. Немецкая финансовая система жизнеспособна. Но уверенность потребителей и корпораций падает. Если мы вглядимся в ситуацию, в которой находится Германия, то должны бы увидеть рост уровня доверия к собственной экономике. Это должно привести к цикличности системы: немецкие работники работают на экспорт, экспорт поддерживает немецких работников. Но аппетит к немецкому экспорту ограничен долгосрочным падением экономик других стран Европы, а общемировая экономика чувствует себя уже лучше, но всё же не настолько хорошо, чтобы удержать немецкий корабль на плаву.

И еще одно должно быть принято немцами во внимание — банковская система. Европейская финансовая элита свято верит в здоровье собственной банковской системы, обеспечиваемой за счет массовой безработицы, и вера эта подкреплена стресс-тестами. Но у меня возникает вопрос — как при таком уровне безработицы безболезненно решается проблема кризиса покупательской задолженности? Растущий уровень безработицы должен бить по банкам неплатежами по ипотекам и непогашенными долгами по кредитным банковским картам. Учитывая хрупкость европейской финансовой системы в прошлом, можно ожидать большого давления на неё со стороны не обслуживаемых пользовательских кредитов.

Ситуация с не обслуживаемыми кредитами важна. Четыре страны имеют около 20 процентов таких кредитов. У шести это число колеблется между 10 и 20 процентами, включая Италию, в которой эта величина равна 15,1%. Не обслуживаемые кредиты (это кредиты, по которым долг не погашается) по всему ЕС составляют 7.3 процента. Ясно, что ситуация в Италии наиболее опасна, но возникает вопрос, отражают ли эти цифры всю глубину проблемы. Испания, при 24 процентной безработице говорит лишь о 8.2 процентах не обслуживаемых кредитов. Португалия, имеющая более низкий процент безработицы, сообщает об 11 процентах не обслуживаемых кредитов. Франция (более 10 процентов безработных) сообщает о 4.3 процентах не обслуживаемых кредитов. Дьявол кроется в мелочах и этим аномалиям можно дать объяснение. Определение не обслуживаемого кредита в Европе разнится от страны к стране, но остается простой вопрос: почему подобный многолетний высокой уровень безработицы не создаёт существенных проблем в кредитовании потребителей?

Непонятно, каким образом Европа разрубила этот Гордиев узел. Учитывая длительность европейского недомогания, нужны сильные аргументы в подтверждение идеи о том, что эта фаза является переходной. С учётом европейской безработицы, необходимости экспорта немецких товаров другим европейским странам, существующих низких темпов роста, не ясно какие силы повернут этот процесс вспять. Инерция указывает на сохранение текущего положения дел. И трудно сказать, что поможет оздоровлению европейской экономики.

Политический вопрос

Отсюда возникает политический вопрос. Если предпосылка создания ЕС — всеобщее благосостояние — под вопросом, то что держит страны ЕС вместе? Этот вопрос также существенен в определении красной черты в отношениях России и Европейского полуострова в отношении размеренного утверждения ЕС в Украине. Интересы Польши и Румынии в Украине очевидны. Интересы Испании не настолько ясны. Идея достижения общих целей не работает, если блок экономически травмирован, а признаки расхождений становятся явными. Нужно помнить и об угрозах Великобритании относительно членства в ЕС и о потере общих интересов, связывавших богатые страны.

Наиболее важный знак расхождений — появление бунтарских и евроскептических партий, хорошо себя показавших на последних выборах в Европарламент. Этот политический сдвиг также многими игнорируется. Считается, что он — результат скорее протестного электората, чем предвестник будущего. Мне же кажется, что протестные голоса такой силы примечательны и сами по себе. Они напоминают нам о том, что наиболее опасный источник протестов — не молодые и безработные, а люди среднего возраста, страдающие от безработицы и потери вложений. Они живут в мире разбитых надежд, убежденные в том, что другие люди являются создателями их неудач. Молодежь кидает камни и идет домой. Люди среднего возраста и среднего класса, лишившиеся своей мечты и надежд — это ядро фашизма и реальная угроза, демонстрируемая новой европейской реальностью.

Россия важна, важен и радикальный ислам. Но судьба Европы — быть жизненной силой, формирующей мир. Мощь России растёт с раздробленностью Европы. В Европе есть свой внутренний конфликт с исламом. Как европейцы собираются решать проблему иммигрантов с учётом долговременной болезни экономики и уровнем существующей безработицы? Как Континент принял мир без границ? Влияние этих событий значительно и пришло время предположить, что Европа без роста, Европа с высоким уровнем безработицы, Европа, находящаяся в безвыходной ситуации — это реальность на куда более длительный период времени, чем кто-либо мог подумать.

Источник: Europe’s Malaise: The New Normal?

Изображение: .unhcr.org


Загрузка...


Комментирование закрыто.