Четыре основные задачи новой внешней политики Беларуси

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Александр Лукашенко2

Чиновники Евросоюза заговорили об отмене санкций в отношении Беларуси. Не о теоретической возможности такого шага, а в разрезе «когда и в отношении кого/чего отменять». Может так статься, что процесс начнётся уже в ближайшие дни – до оглашения результатов выборов президента Беларуси (11 октября). Тем более, что пример подали американцы несколько месяцев назад – отменили ограничения в отношении компании Беларуснефть. Отменили фактически за «просто так» – «поверив в обещания беларуской стороны».

Таким образом можно говорить о первой серьёзной внешнеполитической победе новой команды Лукашенко. Или, если быть точным, части команды, укрепившей свои позиции на рубеже 2013-14 годов. Санкции скорее всего всё же снимут. Но независимо от ступени послаблений (снятие политических или/и экономических ограничений), беларуский МИД и Лукашенко не будут праздновать победу. Ведь это только первый шаг в большой игре. И уже бывший «последний диктатор Европы» хочет большего. Намного большего. Речь идёт о будущем Лукашенко, его интересах. А так же о будущем страны. И, как ни парадоксально это звучит, интересы государства Беларусь (естественные, если смотреть на процессы с точки зрения государственности Беларуси как ценности) на данном этапе если не совпали полностью, то весьма близки с интересами беларуса Лукашенко.

Немного об интересах или завязка сценария

О Лукашенко написано много. Его называли недалёким, необразованным. Говорили как о вассале РФ. Стоит вспомнить и звание «последнего диктатора Европы». Которое он, стараниями своего восточного партнёра и благодаря правильной подаче позиции своими дипломатами уже лишился.

Как показала история, Лукашенко далеко не дурак. Более того, в отличие от оппонентов, он умеет ставить амбициозные цели. И идти по пути их достижения. Иногда ломясь как трактор Беларусь через придорожный кустарник. А иногда в обход «через калиточку за пуней». Бывает, его сложно понять – меняются заявления, меняется вектор политики.

На самом деле всё не так сложно. У Александра Лукашенко есть три базовые ценности – власть, признание и деньги. Этому подчинена вся его политика.

Вначале он добивался власти и признания внутри страны. Потом убирал угрозу этой самой власти. А дальше – воля случая – России после чеченской пощёчины понадобилась «внешнеполитическая победа». Кремль инициировал разговоры об глубокой интеграции. Готов был заплатить.

Так родилась интеграция Беларуси и России. Лукашенко получил деньги. А в довесок – перспективу получения ещё большей власти – замены на российском престоле Ельцина или получения должности «президента союзного государства». На этом этапе такая мелочь как независимость Беларуси лишь мешала в достижении целей. А на позицию Запада можно было наплевать – мечта получение приставки «президент «сверхдержавы»» пьянила.

Дальше случилась неприятность – в России появился Путин. Который так же любит власть, признание и деньги. Риторика РФ стала другой – вы нам активы и деньги. А власть? Какая власть? Лукашенко на этом этапе рад бы был «изменить вектор». Но вот беда – и он и часть активов уже находились под западными санкциями. А условия их отмены – политическая трансформация режима. Что, естественно, означало потерю власти в самой Беларуси.

С другой стороны усиление экономической интеграции с РФ – так же потеря и власти и денег. Страна находилась на грани, когда мог приехать российский олигарх из близкого круга В.В. Путина и заявить «А ты кто такой? — тут и так всё моё».

Лукашенко оказался в достаточно сложной ситуации:

  • Кампания интеграции с РФ, которая сулила одни выгоды стала опасна для него лично. Углубление интеграционных процессов грозило потерей власти и, как следствие денег. А в перспективе и признания – на роль политического пенсионера Лукашенко был не согласен.

  • Резкое сворачивание кампании сближения с Россией без наличия внешних ресурсов и политической поддержки так же гарантировало быструю потерю власти

  • Потенциальные союзники — противовес РФ из стран Евросоюза с азартом просчитывали варианты смены президента в Беларуси. И были не прочь вложиться в масштабную и яркую кампанию.

  • Успешный опыт смены власти в Украине и Грузии давал шанс местным оппонентам Лукашенко. С одной стороны — наглядный пример для народа. С другой и в Украине и в Грузии новая власть в первые свои месяцы заявляла, что ближайшая внешнеполитическая цель — «помочь беларусам освободиться»

  • Уровень зависимости беларуской экономики от РФ был более чем критическим.

  • ЕС и США существенно ограничили уровень внешнеполитических контактов с Беларусью. Что делало невозможным прямое обсуждение политических планов на несколько лет вперёд. И, естественно, ставило крест на «тихой и незаметной» проработке любых серьёзных кампаний.

Таким образом перед Лукашенко стояли четыре основные задачи:

  1. Не допустить социального взрыва внутри страны и тем самым не дать повода внешним игрокам «поиграть в смену режима»

  2. Найти способ нормализации отношений с Западом не изменяя стиля правления страной. (в противном случае будет друг, но уже не президент)

  3. Начать реформирование экономики. С одной стороны повысить её эффективность (рудименты советского народного хозяйства слишком дорого обходились). С другой стороны уменьшить зависимость от РФ. В идеале – сбалансировать размеры рынков сбыта продукции (без ключевых партнёров).

  4. Искать ресурсы (не только финансы — технологии, политическое лоббирование и так далее) вне России. Более того, ресурсы, которые могут уравновесить российское влияние. А так же те, которые могут обеспечить упомянутое выше реформирование экономики.

На первый взгляд задача неразрешимая. Но деваться Лукашенко не было куда. И он начал действовать.

Первые шаги – или репетиция перед пикировкой 2013-15 гг.

Если перечитать указанное выше, становится понятно, что любой политик (и не только Лукашенко) в таких условиях не будет кричать про разрыв с Россией. Более того, будет громко и «искренне» глаголить про вечную дружбу. При этом искать посредников для диалога с другими центрами силы.

Выбор, который сделало беларуское руководство достаточно интересен. На рубеже 2005 года в стране начали усиленно говорить об «экономических контактах вне зависимости от политики». Это внешнее проявление стратегического решения. В качестве основы было взято известное изречение одного из президентов США касательно своего коллеги из центральной Америки «он конечно с***н сын, но наш с***н сын». Своим Лукашенко для запада становиться не собирался. А вот трансформировать фразу в примерно следующее «С***н сын, но нужный с***н сын» решил попробовать.

Учитывая, что политические каналы закрыты, и «своим» или «нужным» можно было стать лишь в условиях регионального кризиса, беларуское руководство сосредоточилось на денежном вопросе. То есть экономике. Не только на уровне государства, но и частного бизнеса. К слову, значимость бизнес-лоббизма в европейской и американской политике из руководство постсоветских стран традиционно не понимало. Да по большому счёту и не понимает (возможно, уже за исключением А.Г. Лукашенко).

Суть предложенной схемы была проста:

  • Постепенный выход на новые рынки. Причём таким образом, чтобы стать для части соседей ключевым партнёром. Это само собой гарантировало неучастие этих стран во внутриполитических проектах в Беларуси.

  • Максимальное упрощение (вплоть до создания уникальных возможностей) для ключевых инвесторов

  • Постепенная либерализация экономического климата внутри страны

  • И через бизнес-партнёров, инвесторов ставить вопрос о нормализации отношений с ЕС и США.

При этом, естественно, не предусматривалась коренная перестройка политической системы в стране. Зато добавлялась ещё одна «внутренняя задача» – лишить остатки оппозиции финансовых, людских и интеллектуальных ресурсов. И таким образом гарантировать спокойное существование.

По моим наблюдениям схема начала реализовываться примерно с 2005 года. Вот лишь ключевые вехи:

  • С 2005 года Беларусь активно входит на рынки соседних стран. В первую очередь Прибалтики и Украины. И за семь лет доля этих стран во внешнеторговом обороте поднимается с 6% до 16%.

  • При этом в торговле с Украиной Беларусь делает рывок с 0,5 млрд. долларов до 5,5 млрд. за 5 лет. И уже в 2009 контролирует 47% топливного рынка страны-соседки. И вынашивает планы выхода на рынок продуктов питания (в 2014 уже около 3,5% — так, для справки).
  • Аналогично с Литовской Республикой – Беларусь становится ключевым партнёром, обеспечивающим загрузку портов. А так же увеличивает товарооборот с 0,1 до 1 млрд. долларов. Что существенно для маленькой прибалтийской страны.

  • В 2007 году начинается кампания по привлечению внешних инвесторов. Причём она идёт с интересной особенностью: ждут любые деньги, но только не российские. Особенно в ключевых отраслях. Маленький пример: соотношение европейских и российских инвестиций в энергетику в 2008-9 годах составляло 40 :1 (сорок к одному!). Это при горячем желании РАО «ЕЭС России» поучаствовать в развитии малой энергетики и реконструкции беларуских ТЭЦ.

  • Беларусь демонстративно не участвовала в торговых войнах, которые вела Россия против соседей. Более того, «подставляла плечо» для легализации их продукции на российском рынке.

  • В 2008 году подвернулся уникальный шанс – стать «своим с***м сыном». Речь идёт о российско-грузинской войне. Пауза, которую выдержал Лукашенко и непризнание «независимых государств» отвоёванных армией РФ давала надежду на роль посредника в урегулировании. Но Европа и США не жаждали давить на Россию и принуждать её к переговорам. Надежды остались надеждами. Но Лукашенко получил превосходного «адвокат дьявола» – Михаила Саакашвили. Который уже в 2009 году прямо заявлял о необходимости «вывода Лукашенко из изоляции».

  • В том же 2008 году правительство Беларуси заявляет о амбициозном проекте по изменению правил ведения бизнеса. Цель — вхождение в ТОП-100 стран по рейтингу Doing Business. И в 2010 году Беларусь уже на 58-м месте. При том, что в 2007 была на 129-м. (Для справки, Украина в 2007 -128-я. В 2010 — 142-я, в 2014-м 96-я). Это было достигнуто за счёт налоговой реформы, упрощения регистрации бизнеса, ликвидации ряда бюрократических препонов. И, естественно, специального режима для инвесторов. В первую очередь европейских.

Экономическая либерализация 2008-2010 годов, кстати дала ещё один бонус. В разгар кризиса большинство умных и способных людей, потеряв работу воспользовались нормой «регистрация бизнеса под ключ за трое суток». И естественно они не пошли в политику. Оппозиционные партии оказались «на голодном пайке» — со старыми кадрами, которые 15 лет боролись с Лукашенко, но так и не побороли.

Кроме того, говоря о политике нельзя обойти вниманием ещё один факт — специфику беларуской системы. Лукашенко прекрасно понимает, что не допустить недовольства людей невозможно. Но он так же понимает и то, что большинство проблем носят «локальный» характер — местный чиновник, плохая медицина (дороги, образование и т. д.). Отсутствие горячей воды в конце концов. В результате политическая система имеет возможность выпуска пара. Она называется — комплекс законов и подзаконных актов об обращениях граждан. Если дело не касается политики — государственная машина реагирует (или по крайней мере отвечает по сути). Если обращение коллективное — реагирует мгновенно. В добавок ко всему ежегодно «назначаются виновные». То есть министерства и ведомства, жалобы на работу которых удовлетворяются. Например, практически любой оправданный иск против структур ЖКХ или дорожных служб будет удовлетворён. Статистика положительных решений более 90%. Вот и получается, что большинство проблем решаемы — переводить недовольство «в политическую область» у обычного беларуса нужды нет.

Благодаря политике экономического присутствия на рынках соседей уже в 2009 году Лукашенко имел как минимум трёх лоббистов — Саакашвили, Ющенко и Грибаускайте. Да, героиня, поддержавшая украинский Майдан и возмущавшаяся избиением студентов в конце 2013, тремя годами ранее (примерно в это же время — 19.12.2010) лично наблюдала за расправой над участниками акции протеста в центре Минска. И потом заявляла про то, что «процессы прошли в демократическом духе». Секрет прост – экономики и Украины и Литвы к этому моменту критично зависели от Беларуси. И та же президент Литвы просто не могла сказать другого — от этого зависели рабочие места для литовцев дома. Лозунг «нужный с***н сын» во всей своей красе.

Однако всё вышесказанное не означает, что Беларусь действовала с позиции просителя. Она и угрожала. Да, угрожала не имея на то ресурсов. Как? Ища третью силу. В конце 2007 года (перед привлечением европейских денег) Беларусь шлёт «тревожный» сигнал США и ЕС — активно запускает в страну китайских инвесторов. Причём не в привычные отрасли, а в стратегические — те, куда Китай на европейском континенте не имел доступа – энергетику, транспортную инфраструктуру, машиностроение. Сигнал прозрачный — или приходят ментально близкие европейцы или их место займут потомки учителя Суаня и товарища Мао.

Кстати, ход с китайцами был весьма успешен. Эти товарищи не особо любят, когда им мешают делать деньги. И просто переговоры с Китаем о МАЗе и рынке калийных удобрений позволили Минску в 2011-12 гг. устоять перед требованием Кремля продать активы. Причём, с случае с МАЗ за слияние концерна с российским КАМАЗом выступал и ЕБРР. Но Путин давить до конца не решился — китайцы могли сказать своё слово. К слову, потом Лукашенко умудрился соскочить и с переговоров с Китаем, отдав им другую конфетку (более выгодную для себя) – создание китайского технопарка. А это не только предприятия, но и технологии.

Но об этом позднее. Пока 2010 год — разгон акций оппозиции и усиление санкций со стороны Европы. На этом фоне Беларусь берёт паузу в активной фазе кампании «мягкого уравновешивания влияний». Не до того. Ситуация по некоторым направлениям (рынки сбыта, политические контакты) не просто возвращается на уровень 2005 – она становится хуже.

Таким образом основная задача Лукашенко в это время — кормить Москву обещаниями и не слишком пускать во внутренние дела. Что в принципе получалось. Правда пришлось влезть в «тесные объятия» с другим центром силы — упомянутым Китаем.

С другой стороны экономические достижения (рынки сбыта, упрощение ведения бизнеса) никуда не исчезли. И Беларусь планомерно продолжала искать лазейки «как стать ну очень нужным для стран ЕС». И по некоторым направлениям (химическая промышленность, торговля технологиями, ИТ) страна за 2010-2013 годы существенно усилила свои позиции.

2013 год — время принимать решения

Несмотря на весь позитив, высказанный ранее, Беларусь оставалась в незавидном положении. С одной стороны в стране уже были созданы точки роста — несколько отраслей, работающих весьма эффективно. Но они «тянули на себе» всю остальную неэффективную и чрезвычайно энергозатратную «советскую экономику». В то же время молодая часть команды Лукашенко отчётливо видела рубикон – эра сырьевой экономики подходит к концу. На смену приходит экономика знаний. Поэтому старая схема хозяйствования (переработка сырья, сборочный цех) обречена на крах. Для того, чтобы страна существовала как эффективное образование необходимы структурные реформы. А это в первую очередь технологии. Потом знания и человеческий ресурс. В Беларуси проблемы по всем параметрам:

  1. Без научной кооперации и передачи технологий производства страна не способна к реформированию. А с этим проблемы: Россия не имеет, Китай сам ищет, а научные центры – ЕС и США – наложили санкции.

  2. Деньги. Прибыль от торговли, инвестиции. А если уж кредиты — то длинные и дешёвые. И тут снова проблема: Россия требует в качестве уплаты собственность, Китай даёт на своих условиях — свои рабочие, техника и материалы – то есть кредитует собственную экономику. ЕС и США — санкции.

  3. Человеческий капитал. Страна в 2014 году должна была вступить в глубочайшую демографическую яму — в детородный возраст вступало самое немногочисленное поколение рождённых в начале 90-х. И этот кризис должен был затянуться на 5-7 лет как минимум. Для простого поддержания населения Беларуси необходимо было привлекать 15-17 тысяч мигрантов ежегодно.

Но тут появился шанс в виде евро интеграции Украины. Подход был прост — если Европа примет «демократа» Януковича, то при определённых условиях проглотит и «либерала» Лукашенко. Активизировался беларуский МИД. К руководству страной начали возвращаться лица, «ответственные» за политику 2007-2010 годов. Но самое главное, началась проработка комплекса мер по реформированию страны. Расчёт был прост: «про европейская Украина» и европейская Литва предлагают обратить внимание на планы Беларуси. А дальше, как пойдёт диалог – главное его начать.

Вторым направлением стал поиск «дополнительных союзников». В качестве такового было выбрано Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Беларусь активно начала выходить на рынки этой страны. На сам остров, естественно, с нефтянкой и химией. Но планы более масштабны:

  1. Британия с одной стороны ближайший союзник США, с другой — «третья сила» в ЕС. Таким образом одна страна может стать «адвокатом» сразу на двух площадках.

  2. Британия – это кроме всего прочего и Британское содружество. Которое в значительной мере состоит из развивающихся стран. Тех самых, которые могут покупать продукцию беларуского автопрома и машиностроения. И правительство её величества может помочь в этом. Тем более, что таким образом уменьшит присутствие того же Китая на рынках содружества.

  3. Британия, как бы там ни было, остаётся одним из научных центров. То есть при ослаблении санкций можно ожидать и программ научной кооперации.

  4. Британия остаётся одним из финансовых центров. А это уже выходы на частных инвесторов. С которыми Лукашенко легче договариваться, чем с правительствами – нет «дурных политических условий».

К слову, Королевство в 2015 году стало вторым по величине торговым партнёром Беларуси. Для справки — оборот внешней торговли между странами в 2013 составлял менее 0,5 млрд.

Но вернёмся немного назад. События конца 2013 – начала 2014 года для Лукашенко стали чем-то на подобии джек-пота в лотерее. Вначале Россия погрязла в Украинском кризисе. Это позволило Беларуси решить ряд ключевых вопросов в двусторонних отношениях. В частности завершить конфликт вокруг Беларуськалия (в свою пользу естественно) и заключить долгосрочный контракт на поставку нефти на беларуские НПЗ.

То, что происходило далее — военная фаза – позволило Беларуси надеяться на реализацию сценария «своего с***ного сына». Агрессия России и ответ Запада создал уникальную ситуацию. Этим нужно было пользоваться. Что и сделал Лукашенко:

  • Вначале он поддержал украинскую власть и не стал рушить экономику южной соседки (хотя мог, учитывая что у Киева в марте не было денег, а 60% рынка топлива — поставки из Беларуси)

  • Беларуский военпром начал активно работать на восстановление боеспособности украинских вооружённых сил. То есть Лукашенко делал то,Ж на что не могли решиться «европейские друзья Киева» – вооружал «хунту»

  • В мае Беларусь «случайно» делится с Киевом планами передислокации ВС РФ. В ответ Порошенко лоббирует Минск как место переговоров ЕС — Украина — Таможенный Союз.
  • Беларусь подставляет плечо европейским компаниям в вопросах обхода российских санкций. Появляются беларуский лосось, хамон, устрицы…
  • Потом случается Минск-1 и Минск-2. И тут Беларуский МИД делает нечто наподобие подвига. Вспомним — Беларусь лишь даёт площадку. Так как дают площадку для переговоров более высокого уровня — нормандской четвёрки. Но про то, где заседала четвёрка последние 3 раза помнят лишь дипломаты (да и то не все). А Беларусь смогла выйти из режима игнорирования на консультации со странами ЕС на уровне руководителей МИД. Фактически на пустом месте.

  • Одновременно с этим Беларусь предлагает западу свой проект реформ. Концепция, надо отметить весьма проработанная и чётка. В отличие от «реформируемой Украины». (подробнее писал об этом в тексте Как Беларусь включается в региональную гонку реформ. Расчёт прост — включение Минска в «общий пакет» не влечёт больших затрат. Но в случае краха в Украине европейские партнёры всегда могут показать своим избирателям «историю успеха». В случае успеха и на Днепре и на Нёмане — тем более.
  • Озвучена цель, привлекательная и для частных инвесторов — вхождение в ТОП-30 рейтинга Doing Business к 2017 году. Учитывая предыдущий рывок — вполне реально.
  • Для того, чтобы лоббировать данное предложение Лукашенко привлекает практически всех своих «адвокатов». Руководитель МИД Макей 4 дня проводит в Украине. Где встречается с украинским и литовским коллегами. А так же с Саакашвили. Посиделки в Одессе на четырёх занимают 3 дня 4-х дневного визита. Официально всё это время стороны обсуждали «увеличение товарооборота между Одесской областью и Республикой Беларусь». Через 2 недели после этого проходят консультации с британскими коллегами. Уровень слегка ниже — рабочие группы МИД. Но вот странно, официальные сообщения о темах и результатах так же скупы. Будем считать, что говорили о способах доставки беларуской сметаны Её величеству.
  • И в качестве маленького бонуса Беларусь снимает демографическую проблему. Страна активно привлекает «украинских беженцев». Частично напрямую, частично вывозя бедолаг, по неосторожности попавших в РФ. Идея проста — взять ментально близких людей, которые уже не есть бездумными сторонниками русского мира (или попробовали его). Но при этом брать тех, кто не несёт «вирус майдана». Таковых только по официальным данным (то есть тех, кто зарегистрировался, получил работу и т. д.) более 100 тысяч. Ежегодная потребность Беларуси в мигрантах оценивалась в 15-17 тыс. в год. То есть на ближайшие 6-7 лет проблема снята. И не за счёт арабов или китайцев, а за счёт культурно близкого населения.

Такие сигналы не могли быть не замеченными. Первыми отреагировали США — сняли санкции с Беларусьнефти. Но для Европы нужен был политический сигнал. Ведь условия снятия санкций — свобода слова, освобождение политзаключённых, свободные выборы и т. д.

Вначале Лукашенко даёт эксклюзивное интервью оппозиционным СМИ. Впервые за 21 год! При этом выбор собеседников гениален:

  • Радио Свобода — проект Госдепа

  • Европейское радио для Беларуси — проект Еврокомиссии

  • Портал Тут.бай — реверанс в сторону ИТ (двух представителей отрасти арестовали недавно)

По политзаключённым компромисс так же был найден – 6 заключённых вышли на свободу. Не все, как писали некоторые СМИ — лишь те, чьи фамилии звучали чаще всего. А так же 2 анархиста, обвинённых в поджоге… посольства Российской Федерации (было такое — закидали коктейлями Молотова). Остальные сидят.

Но этого было достаточно — дипломаты ЕС оценили «усилия Беларуси». И вопрос снятия санкций перешёл из категории «при каких условиях» в категорию «когда». При это в Беларуси не изменились:

  • Ситуация со свободой слова. Одно интервью не меняет государственной политики

  • Избирательное законодательство. В качестве иллюстрации приведу пример — одна из партий обратилась в ЦИК с вопросом «можно ли наблюдателям пользоваться БИНОКЛЕМ?» Дело в том, что таких людей размещают метров за 20 от места подсчёта. А столы с бюллетенями надёжно закрыты филейными частями членов комиссии. Попытки сменить «место дислокации» приводят к выдворению с участка и возможному аресту на 10-15 суток за «срыв подсчёта голосов».

  • И, естественно, политические свободы. С ними ситуация не лучше.

Несмотря на всё это Европа похоже принимает правила игры «свой с***н сын». И, боясь активизации России на беларуском направлении может частично снять санкции ещё до 11 октября — дня выборов президента Беларуси. Об этом вчера сообщило агентство Ройтерс.

В таком случае для Лукашенко первая из задач — прорыв блокады выполнена. И, учитывая, что этот этап был самым трудным, дальнейшее движение – «продажа» пакета реформ не будет выглядеть чем-то фантастическим.

Таким образом, Беларусь уже вмешалась в процесс реформ в регионе. Чем это грозит для Украины? Если политики страны увидят возможности — кооперацией и действительно выгодой. Если в Украине и дальше будут «говорить о реформах» — определёнными сложностями в общении с западными партнёрами. У тех появится хороший пример-аргумент: страна, которая ставит цели и их достигает.

В любом случае, опыт таких политических кульбитов стоило бы изучить украинским политикам. По крайней мере каким образом выйти из глухого угла и при этом остаться при своих интересах. Это более эффективно, чем выступать в роли «вечного просителя».

Возникает вопрос: а где тут беларуская оппозиция. И где игра Кремля? Они есть. Но об этом в другом тексте. Думаю, скоро допишу.

_________________

Текст заказной? Ага! Заказчиками могут считать себя все, перечислившие умеренную сумму автору.

Зачем прошу? Всё просто. Текст — это продукт. Продукт понравился – Не откажусь от «спасибо». Принимается лайком, словом либо копейкой.

Что касается трат то, поскольку живу в Украине, считаю себя обязанным поделиться подобными «гонорарами». Частично с теми, кто защищает и мою жизнь. Частично с теми, о ком должно (но пока не может в должной мере) заботится украинское общество.

Поэтому:

Полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.