Будни боевика ИГИЛ: мечта и прозрение всегда рядом

DipComment
игил даеш
Одним из январских дней 2015 года, одетый в черную одежду человек стоял на турецкой стороне деревни Актшкали, расположенной на сирийско-турецкой границе.
Солнце светило, погода была холодной, и никого кроме него рядом не было. Человек оглянулся вокруг и подошел к уборщику, одетому в синюю куртку и спросил его: «Я хочу перебраться на ту сторону границы, что мне делать?». Уборщик показал ему отверстие в заграждении, находившееся недалеко от ворот пропускного пункта, взяв с него за эту услугу 75 турецких лир.
Поколебавшись немного, человек заплатил требуемую сумму, он добрался сюда издалека и находится в 10 километрах от места назначения на севере Сирии, где ДАИШ (ИГИЛ – по-арабски.) создал свое «исламское государство». Он снова обратился к уборщику с вопросом: «А что же пограничники?», на что тот ответил: «Не беспокойся, просто иди». Человек направился к отверстию в заграждении и наклонился, чтобы пролезть через него. Когда он оказался на противоположной стороне границы, то увидел, как один из пограничников-турок бежит в его сторону и что-то кричит, но человек не стал останавливаться.
Этого человека, который прибыл в Сирию для участия в борьбе в Сирии, звали Абу Али.На самом деле у него было другое имя и другая жизнь, но, как и все другие, прибывшие на территорию «исламского государства», он решился отказаться от всего. Абу Али решил начать жизнь с чистого листа. Мощь «исламского государства» достигла своего пика (апогея) в начале 2015 года, по мере того, как организации удалось привлечь в свои ряды сотни боевиков со всего мира. В тот период движение подверглось бомбардировкам со стороны международной коалиции, которой руководили США, однако эти удары не смогли заставить его оставить занятые им районы, наоборот, его мощь еще больше усилилась.
Кроме того, ДАИШ разместил в социальных сетях видеоролики, на которых запечатлены казни, боевики хвастаются тем, что торгуют женщинами-немусульманками, которых держали в рабстве и принуждали к сексуальной связи. Но подобные зверства только усилили привлекательность ДАИШ в глазах мусульманской молодежи.

Однако некоторые истинно верующие, которые вступили в ряды движения, достаточно быстро поняли, что образ жизни, который они ведут в «исламском государстве», далек от того рая, в который они ожидали попасть. Очень быстро поползли истории об уродливой сущности организации, их, в том числе, рассказывали те, кто боролся в ее рядах, одним из которых был Абу Али.

Прошлым летом я встретил его в приграничной турецкой деревне «Орфа», через три месяца после того, как ему удалось бежать из «исламского государства» при помощи контрабандистов и активистов, которые отнеслись к нему с сочувствием. Два дня подряд мы провели сидя в кафе на территории общественно парка, где гуляют множество турецких семей.

Абу Али не выглядел, как привычный глазу джихадист, был невысокого роста и лысый. Его возраст не превышал 38 лет, которые он провел за распиванием вин и курением. Он сказал, что в ДАИШ вступил в надежде устроиться на административную службу, и стать истинным мусульманином. Родился Абу Али в Кувейте и имеет иорданский паспорт, но большую часть своей жизни он провел в экономической столице Сирии – Алеппо. Работал со своим отцом, который помогал гражданам Сирии с помощью взяток быстро оформлять сделки на покупку автомобиля.
«Обычно я вставал в девять утра, пил кофе и отправлялся в офис, где подписывал некоторые бумаги, и все это занимало около двух часов. Затем я возвращался домой. Моя работа была связана с коррупцией, но это меня нисколько не огорчало». Абу Али был постоянным посетителем баров и ночных заведений, устраивал праздники не один раз в неделю, не смотря на ворчание жены. Его жена была бесплодной, и отсутствие у них детей породило в их жизни невосполнимую пустоту.

В 2012 году жизнь Абу Али, которая проходила в пустой трате денег, сделала крутой поворот. Сотрудничество его отца с государственными ведомствами прекратилось, после того, как Алеппо был занят свободной сирийской армией, и им пришлось жить на средства, которые члены их семейства посылали им в качестве помощи из-за границы. В начале революции в 2011 году он ощутил надежду, но теперь он чувствовал, что дела идут по направлению к худшему. В детстве он посещал религиозную школу в Кувейте, и с приближением сражений к Алеппо в 2012 году, он почувствовал, что его спасение в исламе. Однако он так и не смог отказаться от употребления спиртного и курения. Брат его жены служил в рядах сирийской правительственной армии, это подтолкнуло его заявить жене, что ее брат неверный.
Другой брат его жены, который работал в сфере швейной промышленности, разругался с Абу Али, и после словесной стычки между ними, Абу Али заявил, что хочет развестись с женой, которая должна вернуться к своим родственникам.
После развода он почувствовал, что ему больше нечего здесь терять и купил билет до Стамбула. Там он купил билет до Орфы, что на юге Турции, откуда на другом автобусе добрался до сирийской границы. «Сердце мое усиленно билось, пока я находился в пути, я немного сомневался, но сказал себе, что это бес пытается сбить меня с пути, я не должен поддаваться и продолжу свой путь»

После того, как Абу Али пробрался через отверстие в ограде на территорию, подконтрольную ДАИШ, он увидел группу мужчин в длинной одежде, которые с оружием сидели возле одного из зданий. На вопрос оного из них, почему он убегает, он ответил, что приехал, чтобы присоединиться к ним. Абу Али указал в сторону турецкой границы, турецкого пограничника и пункта пропуска, а один из мужчин сказал ему, чтобы он сел, и что турецкие пограничники его друзья.
То, что Абу Али добирался до них таким странным путем, вызывало у них удивление, потому что большинство добровольцев добираются с помощью контрабандистов, их переправляют с одного места в другое тайными путями. Но Абу Али добрался к ним самостоятельно, и он никак не подготовлен. Тем ни менее, его встретили тепло, кроме того, им было приятно, что он иорданец.

Далее Абу Али рассказал: «Район, куда я попал, напоминал аэропорт, я сталкивался с гражданами США, Великобритании, Франции, из других стран, и среди них был только один сириец. На протяжении последующих пяти дней я постоянно общался с другими прибывшими на английском языке. Руководители «исламского государства» заявили им, что проверяют их происхождение. Наместник ДАИШ в Сирии был человеком низкорослым и дружелюбным, потерявшим ногу в одном из боев. Абу Али добавил: «Для них не было проблемой выполнить любую мою просьбу. Я сказал им, что не хочу участвовать в боевых действиях, а хочу работать на административной должности, на что они согласились при условии, что я пройду военную и религиозную подготовку».

Через пять дней новобранцам приказали готовиться к отъезду и Абу Али, а вместе с ним еще 15 человек в автобусе отправились в столицу «исламского государства» – Ракку. Там они пробыли два дня, после чего их отправили на запад. Их поездка длилась несколько часов, после чего они прибыли в район Ваара, перешли через горы, расположенные на восток от Хомса, и расположились в пещере. Им сказали, что в этом месте им будут преподавать уроки ислама.
В течение двух последующих недель их будили на рассвете, чтобы совершить молитву, затем они делали зарядку, после чего начинались уроки религии. Уроки носили упрощенный характер и в основном были сконцентрированы на изучении различий между мусульманами и не мусульманами, и того, что требуется для борьбы с неверными и отступниками. Некоторые боевики были не грамотными, другие не знали арабского языка.
Однажды ночью, тот, кто отвечал за учебную подготовку, сказал, что сегодня нас будут знакомить с новым учебным предметом. После того, как все расселись на полу пещеры, он включил видеозапись, на которой был виден мужчина, одетый в оранжевую рубаху, помещенный в клетку. Было видно, как пламя приближается к клетке и охватывает человека, находящегося в ней. Это был иорданский летчик Муаз Касасба, попавший в плен после того, как его самолет был сбит.

Способ, которым он был казнен, привлек внимание всего мира, а некоторые джихадисты считали, что такой способ казни является аморальным. Находившиеся в пещере были подавлены увиденным, но продолжали молчать. Руководивший обучением встал и сказал, что иорданский летчик сбрасывал бомбы на головы мусульман, и казнь путем сожжения стало наказанием, которое соответствует исламскому правосудию.
Абу Али почувствовал, что все взоры были обращены к нему, так как он был единственным иорданцем среди всех, и все об этом знали, но он не сказал ни слова. На его лице был виден только страх от увиденного на видео. Руководитель тоже посмотрел на него, а затем что-то пробормотал, ехидно улыбаясь. Абу Али с детства знал, что в исламе сожжение живьем считается грехом. Ему стало плохо от увиденного, он встал и сказал: «Пусть мне поможет Господь». Двое охранников сразу же схватили его за руки и вывели из пещеры, а вскоре к ним подошел руководитель. Он присел рядом с Абу Али на камне и спросил его, почему он так сказал. Он осуждает то, как поступило «исламское государство»? Абу Али ответил отрицательно, и добавил, что некоторые из новобранцев над ним издевались. Его ответ показался руководителю убедительным, и тот сказал: «В начале обучения ты был неверным, а сейчас ты стал настоящим мусульманином».

Абу Али почувствовал большое облегчение, ведь сейчас ему удалось избежать наказания, но с этого момента стал осторожным. Через две недели занятия по религиозной подготовке закончились, и большинство мужчин отправились в другое место в нескольких милях для прохождения военной подготовки. Они продолжали жить в том же режиме, вставая на рассвете для совершения молитвы, а затем принимались тренироваться владеть оружием. Каждый день они пробегали длинное расстояние, но Абу Али, который до этого был заядлым курильщиком, присел на камень отдохнуть, когда почувствовал усталость. Один из инструкторов закричал на него, заставляя встать, на что Абу Али ответил: «Я буду заниматься административной работой, а не воевать». Очень скоро Абу Али получил прозвище «увалень».

В последний день военных тренировок всех новобранцев собрали утром для принесения присяги. После окончания этой процедуры всех разделили на группы. Их командир сказал, что они отправляются воевать на передовой фронт в Ирак. Абу Али обратился к нему со словами о том, что ему обещали, что он будет заниматься административной работой в Ракка. Командир посмотрел на него и ответил: «Ты принес присягу, поэтому должен подчиняться приказам, иначе будешь наказан».

Через несколько дней после отъезда, Абу Али прибыл в Аль-Карму, городок на запад от Багдада, расположенный вблизи от передовой линии фронта для участия в боевых действиях. Он и еще 12 человек оказались в подчинении бывшего офицера иракской армии, который был одет в гражданскую одежду. Все они слышали звук военных истребителей, пролетавших где-то над ними, а земля под ними периодически вздрагивала от разрыва бомб. Их полевой командир указал им на земляной вал, находившийся от них в 350 метрах, и сказал: «Иракская армия находится по ту сторону этого вала и вам нужно овладеть этим районом к наступлению утра». Абу Али спросил: «Как мы можем захватить этот вал, если нас всего 12 человек против целого подразделения иракской армии?». Командир удивленно посмотрел на него, нарушившего дисциплину, и ответил: «Если есть на то воля Аллаха, вы победите» и через некоторое время объяснил им подробный план операции, согласно которого они должны начать атаку на рассвете в 3 часа утра.

Один из командиров подразделений, предложил, чтобы Абу Али надел пояс смертника, на что тот ответил отказом, сказав: «Почему же ты сам его не наденешь, ведь ты стремишься попасть в рай больше чем я?». Тогда ему приказали вести стрельбу из российского оружия «Душка», но он не умел им пользоваться и эту обязанность взял на себя другой боевик. В конечном счете, на Абу Али была возложена обязанность по оказанию необходимой медицинской помощи.

Утром третьего дня Абу Али и его новый товарищ Абу Хасан были посланы в оперативный штаб, где встретились с иракским командующим. Они сказали ему следующее: «Мы не хотим воевать, потому что вы бросаете раненых и убитых на поле боя, и пророк Мухаммед не заставлял воевать тех мужчин, кто этого не хочет». Командующий решил направить их в другой менее опасный район.

Абу Али понимал, что отказ от участия в боевых действиях подвергает его опасности, но с другой стороны у него оставался только один выбор – умереть на поле боя. Он ожидал, что он будет подвергнут наказанию, но по счастливой для него случайности, о нем забыли. Через несколько дней мимо дома, в котором остановились Абу Али и Абу Хасан, проходил курдский боевик, который заметил, что они смотрят телевизор. Он оштрафовал их, предупредив, чтобы больше они этого не делали, но после того, как он ушел, они снова включили телевизор. Неожиданно дверь открылась, и на пороге появился тот же курдский боевик, который расстрелял из оружия телевизор. Это заставило их отскочить в сторону, чтобы уклониться от попадания осколков телевизора, разлетавшихся по всей комнате. Они закричали, обращаясь к стрелявшему: «Мы такие же, как и ты, прости нас, мы совершили ошибку, но больше этого не повториться». Курдский боевик посмотрел на них, а затем молча покинул дом.
На следующий день Абу Али поселили в другой дом, переполненный боевиками, где он неожиданно услышал в соседней комнате смеющиеся женские голоса. Один из боевиков сказал ему, что это две девушки, которых взяли в плен на севере Ирака 8 месяцев назад, когда ДАИШ захватило эти районы. Боевик добавил, что девушкам 13 и 14 лет и вначале их отправили наместнику провинции Фелюжя, который, однако, от них отказался, поэтому сейчас их держат здесь, в этом доме. Абу Али уже слышал раньше о девушках, которых захватывали в плен и продавали в сексуальное рабство, но до сих пор непосредственно с ними не сталкивался.
Эти «девчонки», как их называли боевики, обслуживали самых отважных офицеров, отличившихся во время боев на фронте.
Почти целый час Абу Али слышал смех девушек, после чего послышался их плач. Он подумал, что они плачут потому, что потеряли свои семьи. С этого момента между боевиками, жившими в этом доме возник конфликт, так как большинство из них хотели «побыть» с этими девушками. Неожиданно в дом вошел человек и спросил, где девушки. Тогда один из боевиков указал ему на комнату. Мужчина прошел в комнату, не сказав ни слова, затем послышался звук выстрелов. Когда мужчина вышел, Абу Али спросил его: «Что вы сделали?». Тот ответил, что девушки стали причиной раздора между боевиками, поэтому он разрешил эту проблему, после чего вышел из дома.

После двух недель пребывания в Фелюже, Абу Али вместе с остальными боевиками был отправлен на автобусе в Сирию. Большинство из боевиков подумали, что их подвергнут наказанию, когда после прибытия в Ракку их поместили на футбольном стадионе, получившем название «11-й район», и являвшийся тюрьмой ДАИШ. У них всех отняли оружие и заперли их в раздевалке на целый день, а позже перевели в другой центр задержания. Все думали, что их здесь казнят, но на их счастье на следующий день пришел человек, который сказал им: «Братья, не говорите, что вы не хотите сражаться вообще, а говорите, что хотите сражаться в Сирии. Вам будет предоставлена такая возможность».

После трех недель пребывания в тюрьме, Абу Али был переправлен в район боевых действий, находившийся недалеко от Алеппо. Он оказался очень близко к линии фронта и слышал звуки военных истребителей и чувствовал, как земля вздрагивает под ногами во время бомбардировок. Он оказался в том же положении, что и в Ираке. Он снова обратился к своему новому командиру с вопросом: «Почему меня заставляют воевать? Мне пообещали, что устроят на административную работу. Я не такой молодой, как вы, мне уже 38 лет и у меня больная спина». Абу Али даже думал прострелить себе руку, чтобы только не воевать.
На следующий день Абу Али стал уверять, что из-за того, что перед вступлением в ряды «исламского государства» он пристрастился к алкоголю, у него началось нервное расстройство. Все руководители, с которыми он разговаривал, понимали, что он врет, однако устали спорить с ним. Один из тунисских командиров освободил его от участия в боевых действиях по причине болезни, от которой он страдал.
Через несколько дней Абу Али поселился в доме в городе Минбаж, расположенного недалеко от линии фронта. Вблизи его дома расположилось кафе, благодаря чему он сумел подключиться к интернету. На его телефон пришло письмо от бывшей жены, в котором говорилось: «Если то, что ты любил, было безвозвратно утеряно, то это значит, что оно не было твоим, а если оно к тебе вернулось, то оно твое навсегда». Абу Али заколебался, прежде чем ответить, его захлестнули эмоции. Тогда он получил другое письмо, звучавшее так: «Что случилось? Ты меня не помнишь?». В ответ он написал: «Нет, наверное, вы ошиблись номером». Буквально через несколько секунд отправитель прислал письмо с извинениями за свою ошибку. Далее Абу Али рассказывает о том, что он почувствовал в тот момент: «В тот момент, когда я прочел это письмо, я почувствовал ненависть к каждому, кого я встретил в исламском государстве», и тогда он решил выбираться из этого круговорота. Он слышал ранее, что один из его товарищей по оружию, воевавший вместе с ним в Ираке, сумел бежать в Турцию, и решил отправить ему письмо через «Whats app». Тот ответил, что сегодня находится в Стамбуле и дал ему номер телефона человека, который может помочь ему бежать. Абу Али написал этому человеку и тот ответил, чтобы он ждал от него указаний. Через два дня этот человек снова написал, и приказал ему приехать в Ракка. Утром следующего дня Абу Али, одевшись в афганскую одежду, отправился рейсовым автобусом в Ракку. Он сделал так, чтобы выглядеть одним из боевиков и избежать лишних проблем в пути.

Добравшись до Ракки, он несколько часов просидел в ожидании в одном из интернет-кафе. Он не знал, что будет делать, если придется остаться здесь на ночь. Наконец пришло письмо, в котором говорилось, чтобы он немедленно отправлялся в Тель Абьяд. Затем пришло еще одно письмо, в котором указывался адрес другого интернет-кафе и точное время, когда он должен там быть. В Телль Абьяд он прибыл в девять часов вечера, нашел нужное кафе и вошел туда, в ожидании нового послания. Пока он ждал, то рассмотрел всех, кто находился в кафе, и понял, что все они являются членами «исламского государства». Он почувствовал страх и старался избегать взглядов со стороны присутствовавших. Но один из них с недоверием взглянул на него, потому что было уже около 11 часов вечера и кафе должно было вот-вот закрываться.
Наконец на улице возле кафе остановились два мотоциклиста и один из них прокричал: «Абу Али, еда готова, Извини за задержку». Абу Али поднялся со своего места и собирался уходить, когда к нему обратился человек, который с недоверием его рассматривал: «Ты откуда?», на что он ответил на диалекте, распространенном в районе Алеппо: «Извини, но я спешу». Абу Али покинул кафе и сел на один из мотоциклов. После бессонной ночи, проведенной в расположенном неподалеку доме, люди, забравшие его из кафе, сопроводили в один из отдаленных приграничных районов. Его сопровождали двое из тех парней, с которыми он встретился в январе 2015 года, когда сам пробрался через границу из Турции в Сирию. Абу Али пробыл у них три месяца в арендованной квартире, находившейся неподалеку от турецкой границы.

Через несколько недель Абу Али получил разрешение отправиться на автобусе на север в Анталию. Там он прождал до трех часов утра, а затем отправился в дом, где жила его жена со своей семьей. Когда он оказался возле порога их дома, то взял телефон и послал ей письмо о том, что он здесь. Через несколько секунд он встретился с женой и долго ее обнимал. Затем он пошел вместе с ней в близлежащий парк, сели на скамейку и долго разговаривали. Его жена сказала, что простит его при условии, если он больше не совершит подобную глупость. На рассвете они приблизились к дому, и она пообещала, что убедит своего брата разрешить им снова пожениться.

Она поцеловала его в последний раз и вошла в дом.
Источник: DipComment



Комментирование закрыто.