Борьба за модерн — 10. Геополитика

Сергей Удовик, для "Хвилі"

Геополитика

Украина через четверть века Независимости напоминает задержавшегося в развитии подростка, который не хочет выходить из инфантильного состояния, страстно желает, чтобы его хвалили и содержали (кредитами МВФ и грантами), а он мог бы капризничать в свое удовольствие. Эти капризы сопровождаются отторжением неприятных фактов, упованием на помощь Запада и стремлением снять с себя ответственность за выбранных депутатов и президентов.

На простой вопрос, с какой стати Запад в условиях безжалостной конкуренции будет бескорыстно нам помогать, а Россия по-братски делиться ресурсами, отвечать нет желания. Да и братья тоже по-разному живут, одни дружат, другие ненавидят друг друга. Поэтому развитые страны руководствуются не сантиментами, а собственной выгодой и Realpolitik. Ведущую роль здесь играют США – сверхдержава, которая выстроила собственную униполярную либеральную модель мира.

США: от колонии к сверхдержаве

Напомним, США были колониями, но они не жалуются на постколониальный синдром, не эксплуатируют образ Жертвы, и пользуются языком своей бывшей метрополии, а не коренными языками Америки. Более того, после образования США вели агрессивную политику территориальной экспансии, безжалостно истребляя индейцев и подавляя восстания рабов с непременными казнями восставших. В 1823 г. президент США Джеймс Монро сформулировал «доктрину Монро», согласно которой весь Новый Свет определялся зоной жизненно важных интересов США. Затем США расширили свои интересы на другие части света. Уже в 1812 г. они начали войну со своей бывшей метрополией Англией за Канаду, но потерпели поражение, однако не успокоились и потратили более столетия, чтобы превзойти Великую Британию в экономической, финансовой и политической мощи.

Напомним читателю, что в середине XIX в. на Великобританию приходилось 50% промышленного производства мира! Сама же Британия достигла такого могущества из маленькой бедной страны на окраине Европы в результате отчаянной четырехвековой борьбы с намного более мощной Францией. Оливер Кромвель во время революции казнил английского короля Карла I (1649). Он создал революционную «Красную армию», модель которой повторили большевики, вырезал половину населения Ирландии, с огнем и мечом прошел по Шотландии. В результате его войн Англия стала безлюдной. После его смерти здесь царили запустение и руина, да такие, что король Карл II (1660-1685) жил на пансион французского короля Людовика XIV. Тем не менее, Кромвелю после всех этих злодеяний британцы установили памятник перед Вестминстерским дворцом.

Победу Англии над Францией обеспечили ряд конкурентных инноваций не только в экономике и промышленности, но и в финансах, социальной сфере, гибкость и образованность английской элиты, а также безжалостное уничтожение в XVIII в. английских и ирландских крестьян для укрупнения земельных владений.

Сегодня трудно поверить, но на Всемирной выставке в Лондоне (1851) экспонаты из США отличались технологической отсталостью и вызывали ухмылки высокомерных англичан. Американцы приняли вызов и вступили с Британией в напряженную конкуренцию за мировое лидерство в экономике, финансах и технологиях. США открыли множество политехник, а в университетах Лиги плюща в учебный план включили курсы естественных наук. Конгресс принял специальный акт (1862) о субсидировании политехнических вузов. Важнейшим условием технологического рывка стала урбанизация. В 1860 г. в США было девять городов с населением свыше 100 тыс. чел., а к 1910 г. – уже 50!

Американцы не только заимствовали европейские инновации, но и стимулировали взлет собственной инженерной мысли (электрический телеграф С. Морзе, телефонный аппарат Д. Белла, лампа накаливания Т. Эдисона, хлопкоочистительная машина Э. Уитни, процесс выплавки стали У. Келли). Изобретательство стало престижным и выгодным бизнесом.

Важнейшим показателем мирового лидерства всегда оставался уровень развития вооруженных сил. Западную цивилизацию можно смело назвать военной цивилизацией, поскольку именно она в постоянных войнах развивала военные технологии, которые стояли на острие инноваций.

США произвели революцию в создании вертикально интегрированных корпораций, а в 1930-е годы Форд совершил революцию в промышленном производстве. После Первой мировой войны США опередили по ВВП Британию, но борьба с Британией за мобильный капитал и производство мировых денег растянулась на 40 лет!

Первую финансовую инновацию США осуществили в 1913 г., когда создали ФРС – частный центральный банк. В результате финансового кризиса 1929-1933 гг. США совершили новую инновацию – сконцентрировали у себя мировое золото, а затем оторвали от него доллар. В марте 1933 г. президент Рузвельт почти двукратно понизил курс доллара по отношению к нему, фактически ограбив американцев и европейцев, которые держали вклады в жестко привязанном к золоту долларе. Частное владение золотом было объявлено незаконным, а за сданное золото платили всего $20,66 за унцию. Когда его собрали, официальную цену резко повысили до $35 за унцию. Эта цена сохранилась до 1971 г. С 1934 по 1975 годы обмен на золото производился исключительно для иностранных правительств. Только после Второй мировой войны доллар победил фунт стерлингов в статусе мировой резервной валюты, что и зафиксировала конференция 1944 г. в Бреттон-Вудсе. Была осуществлена новая инновация – «производство» мировых денег было поручено МВФ и ВБ, которые находились под контролем ФРС и Вашингтона. Британия по требованию Вашингтона упразднила империю и открыла доступ американского капитала к бывшим колониям, прежде всего к Индии.

Однако окончательная победа США над своей метрополией – Великобританией – закончилась не кровной враждой, а «особыми отношениями» (special relationship).

Утверждение доллара

Хотя после войны доля США в мировом ВВП достигла 50%, но к переустройству огромного хаотичного мира по своему образцу они не были готовы. В течение XX в. американцами двигало два контроверсийных мессианских намерения. Первое – продвижение гуманистического мирового порядка в духе «Нового курса», который развивал протестантские идеи равенства и справедливости и должен был обеспечить людям безопасность. Второе опиралось на капиталистический принцип либеральной экономики извлечения максимальной прибыли, что неминуемо нарушало идею справедливости. Эти намерения шли рука об руку, то поддерживая, то противореча друг другу. Таким образом, распространение американских гуманистических ценностей в мире осуществлялось с позиций силы, прежде всего в практических интересах американского капитала.

Более того, в самих США и Европе возникли проблемы. Послевоенная Европа была разорена войной и стремительно розовела и даже краснела (во Франции и Италии в состав послевоенных правительств вошли компартии под руководством М. Тореза и П. Тольятти). В Европе шла массовая национализация. В Британской и Американской оккупационных зонах Германии уже два года воплощался «План Моргентау», разработанный министром финансов США Генри Моргентау. Этот план предусматривал ослабление финансового сектора, ликвидацию тяжелой промышленности, демонтаж оборудования промышленных предприятий, демилитаризацию, жесткую налоговую политику и превращение Германии в аграрную страну. В результате уровень жизни западных немцев к 1947 г. резко снизился, и они стали поглядывать на Восточную зону, где Сталин обеспечивал население бесплатным питанием (что привело к голоду 1947 г. в Украине).

В самих США осенью 1948 г. разразился серьезный экономический кризис. Производство упало на 10%, а стоимость жизни быстро росла, как и инфляция доллара. А для статуса резервной валюты доллар должен был обесцениваться медленнее, чем остальные основные валюты.

И тогда аналитики Трумэна придумали гениальный план, построенный на страхе. В послевоенном хаосе и массовых революционных устремлениях в Западной Европе обвинили СССР и объявили «Доктрину сдерживания» (1947), которая привела к кардинальному развороту внешней политики США от сотрудничества с СССР к Холодной войне. Эта доктрина создала Образ врага, сделала сговорчивым американский конгресс по финансированию плана Маршалла и позволила сплотить разношерстные страны Западной Европы перед лицом грядущей опасности. Ноам Хомский отмечал: «Обе сверхдержавы спекулировали угрозой, исходящей от великого врага, дабы заручиться поддержкой действиям, которые предпринимались в пределах собственных владений»1. Произошел радикальный разворот в отношении Германии. Она стала ключевой страной по плану Маршалла, который предусматривал трансформацию ее в образец либеральной экономики для противостояния социалистической экономике порозовевшей Европы.

Формально к участию в плане госсекретаря Дж. Маршалла пригласили СССР, но как отмечал идеолог «политики сдерживания» Джордж Кеннан, приглашение «было неискренним и заведомо оформленным так, чтобы быть отвергнутым»2.

«План Маршалла» не только способствовал переустройству Западной Европы по американскому образцу либеральной экономики, но и помог сбросить сюда долларовую инфляцию через кредитование «евродолларами». США взяли Западную Европу под свой военный зонтик, а конгресс безропотно финансировал военные расходы за рубежом, обеспечивая мировую капиталистическую систему ликвидностью, необходимую ей для роста. США прочно привязали финансовую систему стран Западной Европы к доллару и обеспечили себе надежный рынок сбыта.

Западная Европа в таких тепличных условиях быстро развивалась и накапливала долларовые резервы. Первым смекнул, что пора избавляться от обесценивающихся долларов Шарль де Голль. 4 февраля 1965 г. он объявил, о переходе в международных расчетах к золоту и потребовал обменять французские $1,5 миллиарда на золото по фиксированному курсу $35 за унцию. И объявил, что после 4 апреля 1969 г. не будет продлевать членство в НАТО. Да еще и выдвинул идею Европы от Лиссабона до Урала!

Такую атаку на свои позиции США стерпеть не могли и чудесным образом случившаяся Студенческая революция во Франции в мае 1968 (по сценарию цветных революций) вынудила де Голля уйти с политической арены. Франция осталась в НАТО, но претензии других стран Европы на золото вместо долларов и взлет цены на нефть в четыре раза(!) во время нефтяного кризиса подтолкнул США к гениальной новации – они отказались от Бреттон-Вудской системы, девальвировали доллар и оторвали его от золота. С тех пор проблема ликвидности мировых финансов была решена.

Доллару удалось сохранить свои позиции в качестве мирового резерва не только благодаря сложившейся сети институциональных механизмов, но и финансовому и экономическому весу США, а также активному наращиванию военного потенциала. В 2014 г. доля Америки в глобальных расходах на оборону составила 41%! Хотя доллар – это только билет государственного займа США в коммерческой ассоциации под гарантии правительства США!

Сегодня на США приходится только 22% ВВП, но потребляют они намного больше и импорт их намного превышает экспорт. Более того, благополучие США поддерживается эмиссией долларов для финансирования других стран. По оценке МВФ доллары составляют более 62% резервов центральных банков мира, в них рассчитывается около 80% мирового торгового оборота на сумму более $5 триллионов в день. Еще в 1960 г. Валери Жискар д’Эстен называл США страной, обладающей «непомерной привилегией». Более того, правительство США может брать доллары в долг под 0% (т.е. отрицательная реальная ставка), а экономические агенты США – под символические 0,25-1%. Таким образом, США получает изначальную привилегию, которая в бизнесе называется недобросовестной конкуренцией.

Сравните «блестящую» пролонгацию долга Украины министром Н. Яресько под 7,75%! При таких кредитных условиях страна обречена на нищету. Более того, даже самый успешный бизнес страны ограничен ее рейтингом (у Украины – самый низкий), который и определяет стоимость заимствований и конкурентоспособность. У США он всегда высший – ААА.

Активный экспорт ликвидных долларов в обмен на товары обеспечивает США низкую инфляцию. Есть и другие привилегии, что выходит за рамки статьи.

Казалось бы, а где здесь геополитика? Посредством финансового контроля долларовых платежей и продвинутых технологий США могут осуществлять тотальный контроль мировой экономики. На страже этой либеральной экономической системы стоит мощнейшая армия США, которая руководствуется английской геополитикой.

Геополитика Маккиндера

Сэр Хэлфорд Маккиндер (1861-1947) в своем труде «Географическая ось истории» (1904) заложил основы современной британско-американской геополитики. В основе его концепции лежит Хартленд (англ. Heartland – «сердцевинная земля») – центральная часть Евразии, вокруг которой расположена внутренняя дуга (Европа – Аравия – Индокитай). Он утверждал: «Кто контролирует Восточную Европу, тот правит Хартлендом; Кто правит Хартлендом, тот командует Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); Кто контролирует Мировой остров, тот правит миром».

Больше всего Британия опасалась «сердцевинной» державы как стержня Евразии, поэтому приложила все силы, чтобы разорвать историческую связь Российской империи и Германии, тонко спровоцировав Первую мировую войну. По Маккиндеру во избежание объединения немецкого технического гения и российских ресурсов Линия контроля должна была проходить по Восточной Европе. Впоследствии Черчилль назвал ее «Железным занавесом».

карта европы, линия хартленда

Линия контроля Хартленда в развитии идей Маккиндера

Впоследствии американцы продлили эту Линию контроля по Турции и Палестине на Северную Африку, отделяя мусульман на юге и православных славян на востоке от европейцев. Она стала выполнять еще одну функцию – контроля нефтегазовых потоков из Евразии и Африки в Европу, что попутно обеспечивало контроль не только за СССР/Россией, но и Западной Европой.

Огромный внутренний экономический мир Евразии оставался недоступным для Британии и США. Поэтому для контроля Хартленда следовало создать периферийную дугу океанических стран (Британия, Канада, США, Южная Африка, Австралия и Япония). Эту геополитическую ось воплотили в жизнь США, создав кольцо внешних островных военных баз для морских флотов и торговых центров, недоступных для сухопутных держав Евразии. Более того, Маккиндер в последней работе «Земной шар и достижение мира» (1943) обосновал становление двуполярного мира из двух осей: США (контроль океанов) и СССР (Хартленд) и положил начало теории Атлантизма. Ноам Хомский описал эту стратегию:

«Во время Второй мировой войны рабочие группы Государственного департамента и Совет по международным отношениям чертили схемы послевоенного мира, представляя его “Большой зоной”, подчиненной нуждам американской экономики.

Эта зона должна была включать Западное полушарие, Западную Европу, Дальний Восток, бывшую Британскую империю (тогда распадавшуюся), несравненные энергоресурсы Ближнего Востока (переходившие в американские руки с оттеснением наших соперников – Франции и Британии), остальной третий мир, а если получится, то и вообще весь земной шар. По мере возможности эти планы претворялись в жизнь.

Каждому элементу нового мирового порядка придавалась своя функция. Ведущими в категории индустриальных стран назначались “великие мастерские” – Германия и Япония, продемонстрировавшие в войне свою мощь, а теперь работавшие под надзором США.

Третьему миру определялась его “главная функция источника сырья и рынка” для индустриальных капиталистических обществ, как было записано в меморандуме Государственного департамента 1949 года. Его надлежало “эксплуатировать” (говоря словами Кеннана) для восстановления Европы и Японии. Конкретно назывались Юго-Восточная Азия и Африка, но имелся в виду весь мир»3.

Для реализации этой стратегии в 1946 г. началась разработка операции «Свертывание» (Operation Rollback). Ее суть заключалась в организации борьбы США против СССР с помощью тайных операций и активного использования националистических повстанческих формирований по всему периметру границ СССР. Официально операция «Свертывание» была утверждена Объединенным комитетом начальников штабов США 18 июня 1948 г. Спецслужбы США начали массированное финансирование всех националистических сил, действовавших против СССР, для развертывания партизанской войны и осложнения деятельности советского правительства. В эту систему входили и структуры ОУН (б)-УПА и ОУН (м), финансируемые британскими и американскими спецслужбами.

Сталин, со своей стороны, укреплял внутреннюю ось Хартленда, включив сюда часть Германии, и борьба с Америкой шла за влияние на Китай. Пришедший на смену Хрущёв со своим сельским кругозором и менталитетом эту стратегию поломал. Он испортил отношения с Китаем, что привело к военному конфликту на острове Даманский (1969). СССР в 1971 г. заключил договор с Индией, а Никсону с помощью Киссинджера в ответ удалось в 1972 г. привлечь на свою сторону Китай, хотя дипломатические отношения США установили с ним только в 1979 г.

Для борьбы с СССР за Хартленд была использована еще одна геополитическая конструкция, которую условно называют «петлей Анаконды». В 1890 г. американский адмирал Альфред Т. Мэхен в работе «Влияние морской силы на историю» выдвинул идею контроля над морями как ключевой фактор глобальной гегемонии. Для этого он предложил использовать принцип «анаконды», который применялся в гражданской войне 1861-1865 гг. для блокирования южан с моря с целью стратегического истощения противника.

Эту идею развил один из авторов «Доктрины сдерживания» американский геополитик Николас Спикмэн (1893-1943). В своих работах («Американская стратегия в мировой политике» 1942 г. и др.) он выдвинул идею «Римленда» (англ. Rimland – «Дуговая земля») как альтернативу Хартленду. Римлендом он назвал дугу прибрежной полосы, окружающей Хартленд с запада, юга и юго-востока. И «петля Анаконды» должна была обеспечить полный контроль выходов СССР в моря и океаны, за исключением Северного Ледовитого океана, как не пригодного к навигации.

Стратегія «анаконди»

«Петля Анаконды». Карта из книги Тараса Возняка «Геополітичні контексти війни в Україні (Львів, 2015)

В этих стратегиях ключевую роль играли военно-морские базы США и их союзников – стран НАТО и Японии.

usa map военные базы

Сеть военных баз США в настоящее время

Либеральная Россия

С распадом СССР и окончанием Холодной войны США стали единоличной сверхдержавой, обладавшей такими ресурсами, которых не знала ни одна предыдущая империя. Заговорили о «конце истории» и либеральном переустройстве мира по американскому образцу.

Команда Дж. Буша старшего искренне стремилась либерализовать СССР и сделать его надежным партнером. Госсекретарь США Дж. Бейкер в 1990 г. обещал, что НАТО «ни на дюйм» не приблизится к России. Дж. Буш был сторонником трансформации СССР в содружество республик на условии широкой федерации. 1 августа 1991 г. он посетил Киев и выступил в Верховной Раде УССР: «Самый верный тест, …является ли страна действительно свободной, заключается в степени безопасности, которой пользуется меньшинство». Он предостерегал: «Свобода не является эквивалентом независимости. Американцы не будут поддерживать тех, кто стремится к независимости для того, чтобы заменить внешнюю тиранию местным деспотизмом. Они не будут помогать тем, кто продвигает самоубийственный национализм на основе этнической ненависти».

Эта речь была крайне негативно воспринята украинским обществом. Тогда Россия заметно опережала Украину на пути либерализации, и совместными усилиями можно было гораздо легче и безболезненнее демонтировать советскую власть и перевести экономику на либеральные рельсы. Но дальнейшие события подтвердили правоту Буша. Украинские коррупционеры и партократы ловко прикрылись националистическими идеями борьбы за независимость, стали олигархами и ведущими политиками и нанесли ущерб украинскому народу значительно больший, чем московская тирания.

В сентябре 1993 г. Ельцин осуществил в Москве антикоммунистический либеральный переворот, в ходе которого погибло не менее 158 человек и 423 были ранены. До сих пор эти события покрыты тайной, в частности о принадлежности снайперов, стрелявших по мирным гражданам и сотрудникам милиции, и действиях провокаторов. Здесь поразительно много аналогий с событиями в Киеве в феврале 2013 г., включая сгоревший Дом Советов (в Москве) и Дом Профсоюзов (в Киеве).

В России после этих событий воодушевленная молодежь и либеральная интеллигенция были безмерно счастливы – вот она, долгожданная Свобода! Действительно, свободной прессы и телевидения было хоть отбавляй, но экономическую власть под знаменами гайдаровской либерализации захватили олигархи. Эта группа из семи человек («семибанкирщина») стала контролировать более 50% российской экономики, фактически всю Россию. В то же время население стремительно беднело. В 1998 г. стоимость нефти упала до $10 за баррель и 17 августа 1998 г. Россия объявила дефолт по внутренним обязательствам. В результате финансового кризиса рубль обесценился за две недели в 4 раза! Именно тогда появились «надежные» прогнозы о распаде России на 8 государств, которые реанимировали британские идеи 1918-1920-х годов. Кризис сопровождался спадом производства, стремительной инфляцией, суицидами и резким падением уровня жизни населения. Тогда у россиян укоренилось устойчивая антипатия к «либерализму» и «демократии».

Этот экскурс важен для понимания сегодняшних реалий. Ведь украинская активная молодежь не знает о тех событиях (многих еще и на свете не было), и не подозревает, что события в более консервативной Украине развиваются по российскому сценарию – от дикого либерализма к авторитаризму через стремительный экономический кризис. И только от украинцев зависит, сумеют ли они построить демократию в американском понимании.

В России Путин сумел сломать хребет олигархополии и направить финансовые потоки на укрепление государства и армии и повышение качества жизни населения (доходы которого выросли во много раз), чем заслужил благодарность россиян. В начале своего правления он провел ряд либеральных реформ – децентрализацию бюджета (перераспределение через центральный бюджет 30% ВВП, в Украине после децентрализации – более 50%), монетизацию льгот, налоговую и медицинскую реформу и др. Хотя ключевая реформа – демократизация общественной жизни и создание открытого общества осталась за бортом. Потребность в ней не возникла, поскольку в 2005 г. стоимость нефти превысила $50 за баррель и продолжала стремительно расти, деньги потекли в Россию рекой и либеральные реформы были свернуты. Идеолог либеральных реформ А. Илларионов ушел в отставку, и в России началось построение авторитарного государства.

Сверхдержава США

В начале президентства Путин занимал либеральные позиции и рассчитывал на партнерские отношения с США. Он надеялся ввести Россию в НАТО, с которой еще в мае 1997 г. был подписан «Акт Россия-НАТО о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности».

Однако США после российского дефолта проигнорировали ее позицию и в 1999 г. осуществили бомбардировки Сербии. Эта операция проводилась без мандата ООН. Как отметил Вацлав Гавел, НАТО впервые в истории начало войну «во имя принципов и ценностей». Так в мировой системе произошел кардинальный переход от «наивысшей земной ценности» – «национального государства» – к осознанию базового принципа:

«человек гораздо важнее государства».

Этот ментальный сдвиг XXI в. сегодня не могут понять в Украине и мечтают построить унитарное государство образца XIX в.

В феврале 2008 г. парламент Косова в одностороннем порядке объявил о независимости Косова от Сербии. В 2010 г. Международный суд ООН признал законность этого решения. Так был создан прецедент по послевоенному переделу границ Европы. Заметим, США и страны ЕС признали независимость Косова, а Украина, Испания и Россия – нет. Этот прецедент Россия использовала в случае с Крымом.

В декабре 2001 г. США в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО. Дж. Буш младший (2001-2009) перестал воспринимать посткризисную Россию как значимую державу. В сентябре 2002 г. он в «National Security Strategy» реанимировал «доктрину Вулфовица», которая была изложена замминистром обороны США Вулфовицем в «Defense Planning Guidance» (1992). Суть доктрины: американская избранная нация призвана контролировать весь мир. Для этого полагалось предотвратить появление даже регионального соперника любыми средствами, вплоть до использования силы в одностороннем порядке, и освобождение США от ответственности перед международным правом. США больше не нуждались в союзниках, даже в качестве красивой витрины партнерских отношений. Доктрина определяла Россию единственным государством, способным разрушить США.

И здесь пригодилась концепция Бжезинского, изложенная в работе «Великая шахматная доска» (1997). Збигнев Бжезинский развил стратегию Маккиндера и Спикмэна и откровенно описал имперскую стратегию США на современном этапе. Суть ее заключается в создании подконтрольных США региональных держав, через которые США могли бы создать безопасный и хорошо управляемый Pax Americana.

Расширение НАТО

В 1990-е годы европейцы подняли вопрос о роспуске НАТО. В ответ США приняли решение о его активном расширении, поскольку если организация не расширяется, то она погибает! В рамках стратегии Бжезинского НАТО подлежало расширению на Восток путем присоединения стран-лимитрофов: Прибалтики, Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии, Болгарии с соответствующим воссозданием «Санитарного кордона» по Линии контроля Маккиндера:

«Более крупная Европа расширит границы американского влияния – и через прием в новые члены стран Центральной Европы также увеличит в европейских советах число государств с проамериканской ориентацией, – но без одновременного образования такой интегрированной в политическом плане Европы, которая могла бы вскоре бросить вызов Соединенным Штатам в геополитических вопросах»4.

В первую очередь следовало разорвать тесные связи Германии и России. Это видно сегодня даже по реакции на газопровод «Северный поток-2», который проходит вне контроля США. Под давлением США мелкие страны-лимитрофы были введены в состав ЕС, хотя они (за исключением Чехии) не соответствовали требованиям ЕС ни в экономическом, ни в ценностном плане. В этих странах доминировала аграрная экономика и агро-националистическая идеология, враждебная либеральной постиндустриальной идеологии ЕС. Особенно ярко отличие демократии в Старой и Новой Европе проявилось в Венгрии и в Польше (с приходом к власти консервативной ПИС).

Для интеграции стран-лимитрофов в ЕС им предоставлялась финансовая помощь по различным программам и дешевые кредиты. В результате благосостояние населения быстро росло, но одновременно рос и госдолг. Здесь ликвидировалась промышленность, которая могла составить конкуренцию Старой Европе (напр., в Польше – судостроение), а развивалось сельское хозяйство, сборочное производство, туризм и импорт дешевой рабочей силы в страны Старой Европы. Такой сценарий устраивал Старую Европу, поскольку помогал экономической колонизации, ведь на предоставленные кредиты страны-лимитрофы закупали у нее технологичные товары. В ЕС Германия повторила схему долларового кредитования других стран, по которой США стимулировали свою инновационную экономику и извлекали сверхприбыли. В то же время эти «новоевропейцы» полностью оставались в политической зависимости от США, при необходимости обеспечивая американцам многочисленную группу поддержки при отстаивании в ЕС интересов США.

Для США по Бжезинскому в этой стратегии ключевой страной являлась Польша, ей за 10 лет членства в ЕС в рамках программ было выделено безвозмездно €101,3 млрд. – больше, чем любой другой из 28 стран ЕС!

Второй ключевой страной в стратегии Бжезинского оставалась Украина. Для нее под протекцией США в 1997 г. создали проект ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдавия). Он предполагал создание энергетического транзита из Азии в обход России и подразумевал включение сюда Польши. Однако Украина этот проект вчистую провалила.

Тогда США перешли к стратегии введения Украины под контроль ЕС. Ей отводилась в духе плана Моргентау роль аграрной и сырьевой окраины Европы, источника продукции первого передела и, так сказать, европейской свалки устаревшей и подержанной техники. Поэтому речь шла не о принятии Украины в ЕС, а была разработана «почетная» ассоциация. Такая схема не предполагала безвозмездного финансирования инфраструктуры, как в Польше. Внедрение западных стандартов возлагалось на плечи исключительно Украины. Более того, Украина обязывалась выполнять все постановления ЕС, не участвуя в их принятии! Украина открывала свой рынок, а ее конкурентный индустриальный потенциал благодаря новым стандартам ЕС подлежал ликвидации. Это попутно наносило удар по российскому ВПК, поскольку основные инновационные предприятия Украины были связаны с ним.

США в поиске врага

В начале тысячелетия США столкнулись с серьезной проблемой отсутствия внешнего врага! Внешний враг не только обеспечивал республиканское лобби ростом военного бюджета, поддерживал доллар и сплачивал страны НАТО, но и укреплял единство США от центробежных тенденций. На этом вопросе мы не будем останавливаться, но обратим внимание на сепаратизм в США. В 2015 г. по соцопросу Reuters/Ipsos 23,9% американцев, устав от доминирования Вашингтона, поддерживали идею выхода их штата из состава страны. Эти тенденции более заметны на Аляске, Гавайях и в Техасе, который вошел в состав США на особых условиях, будучи независимой республикой.

Китай тогда не представлял заметной силы. Россия пребывала в полном развале, и ее серьезно не воспринимали. США начали искать врагов в образе Северной Кореи, Ирана, Ирака, но для роста военного бюджета это были мелкие акторы. Террористы также на роль врагов не годились. Ведь против них авианосец не пошлешь и много денег у Конгресса не запросишь. Военный бюджет надо было спасать. И Буш обвинил Ирак в накоплении оружия массового поражения, что было заведомо ложной информацией. Это позволило беспрецедентно поднять военные ассигнования на 12% и начать военную операцию против Ирака.

Приведем позицию европейских интеллектуалов Ж. Деррида и Ю. Хабермаса:

«15 февраля 2003 года против нападения [на Ирак] выступили массы демонстрантов в Лондоне и Риме, Мадриде и Барселоне, Берлине и Париже… Как во всем мире, так и в Европе бесцеремонное нарушение международного права вызвало горячие споры о будущем мирового порядка. Но больше всего нас поразили аргументы, которые и породили противостояние.

И пример США – своего рода разрешение, теперь и другим великим державам позволительно при случае так же бесцеремонно нарушать запреты на применение силы»5.

Проповедуемый США «Гегемониальный либерализм» предполагал создание либеральных государств и либерального рынка под патронажем сверхдержавы.

«Согласно такой конструкции, – пишет Хабермас, – “состояние мира” обеспечивается не правом, а имперской властью, силой…

Однако модель однополярного мира, построенная на асимметричном разделении политической власти, не учитывает того обстоятельства, что мировое общество децентрировано не только экономически, поэтому множеством сложных процессов, в нем происходящих, больше нельзя управлять из одного центра. Конфликты между культурами и мировыми религиями так же мало можно погасить, прибегая исключительно к военным средствам, как кризисы на мировых рынках – исключительно политическими средствами»6.

Невзирая на стремление США держать под контролем весь мир, после кризиса 2008-2009 г. в геополитике начались тектонические сдвиги. Рассмотрим потенциальные центры силы, способные разрушить гегемонию США и привести к созданию новой мировой конфигурации.

Япония

Эта страна в системе мирового контроля Бжезинского является региональным лидером. Япония обладает мощной экономикой, утонченной культурой и инновационностью. Однако конкурентом США она стать не способна в принципе. В геополитическом отношении она, по выражению Хантингтона, «очень слабая страна». У нее низкий уровень энергетической и продовольственной безопасности, вместо армии – Силы самообороны и вассальная зависимость от финансовой (доллара) и военной системы США. Кроме того, в силу своей элитарной культуры, она не способна генерировать глобальные социальные идеи.

Индия

Это страна с большим потенциалом и устойчивыми темпами роста. Она обладает большими человеческими и природными ресурсами. Индия подарила человечеству второе после колеса глобальное открытие – изобрела в начале нашей эры «0»! Отсталая Европа начала осваивать это изобретение только в конце XVII в. Не удивительно, что индийские программисты в мировых лидерах. В Холодной войне Индия инициировала движение неприсоединения (Non-Alignment Movement). Она успешно развивает военные силы, ведя совместные разработки с Россией и США. Хотя финансовая зависимость от доллара и пережитки кастовой системы не позволяют ей конкурировать с США, но она становится важным геополитическим Актором, через которого Россия разрывает петлю Анаконды.

ЕС

ЕС обладает мощным экономическим потенциалом, передовой наукой и инновационными технологиями. Старая Европа креативна в генерировании глобальных социальных идей (либерализм, коммунизм, консерватизм, социал-демократия), но находится в полной вассальной зависимости от США.

По словам Бжезинского, Европа остается «военным протекторатом США», которые контролируют ее сетью военных баз и через страны-лимитрофы (см. выше). Вооруженные силы Германии, Франции и других стран служат в НАТО лишь дополнением армии США. Spiegel отмечал в 2014 г., что из 406 боевых машин пехоты «Marder» на ходу оказались лишь 280, из 180 бронетранспортеров «Boxer» – 70, из 89 истребителей «Eurofighter Tornado» лишь 38 находились в рабочем состоянии, из 109 «Eurofighter Typhoon» – 42. Во время маневров Noble Ledger сил быстрого реагирования НАТО в Норвегии военнослужащие танкового батальона 371 использовали палки от метел в качестве муляжа стволов от пулемета.

Более-менее боеспособные войска Франции способны проводить самостоятельные операции только против стран уровня Мали. Без армии США брюссельское НАТО – типичная сверхбюрократическая структура, не способная решать тактические и стратегические вопросы, что показали события в Югославии. Автор во время пребывания в НАТО в 2000 г. так и не понял, как может действовать армия на принципе консенсуса 28 стран с многомесячными утверждениями решений? И с тех пор для ЕС оказалась неподъемной проблемой создать корпус быстрого реагирования в количестве 60 тыс. чел.

В финансовой сфере евро зависит от доллара и является его производной. Еврозонаисключительно валютный, а не налогово-бюджетный союз, поэтому государства-члены могут нарушать и нарушают соглашения по кредитно-денежной политике, что вызывает структурные перекосы и кризисы, которые неминуемо приведут к распаду ЕС или кардинальному реформированию.

Не менее провальной в Европе была политика мультикультурализма, в отличие от США, где эмигранты легко интегрируются в социум. Мигранты в ЕС даже в третьем поколении удерживаются на социальной дистанции. Поэтому они создают свои анклавы, и последняя массовая миграция резко обострила противоречия внутри ЕС. Также в Европе усиливаются сепаратистские движения.

О структурных проблемах ЕС автор еще в 2002 г. писал в книге «Глобализация. Семиотические подходы» (с. 310-312). В этих прогнозах не требуется быть бабой Вангой. Подробный анализ проблем ЕС в своей книге дала Тэтчер. Фактически она назвала ЕС реинкарнацией СССР-2. Ведь Ленин создавал СССР на основе обсуждаемых в то время идей Соединенных Штатов Европы (СШЕ). Вот характерные выводы Тэтчер:

«…Соединенные Штаты опирались с самого начала на общий язык, культуру и ценности, Европа же не может похвастаться ни тем, ни другим, ни третьим.

…“Европа” – результат планов. По своей сути она – классическая утопия, монумент тщеславию интеллектуалов, программа, обреченная на провал, – не ясны лишь масштабы конечного урона.

Неевропейским странам, и прежде всего Америке, остается лишь по возможности смягчить тот вред, который несет с собой новая Европа, а затем, когда безумие пройдет, – а так и будет из-за отсутствия общего интереса, – помочь собрать осколки»7.

В свое время Валери Жискар д’Эстен предупреждал, что безграничное расширение будет означать «конец Европейского Союза». Десакрализация культурных христианских кодов расчищает место для исламизации Европы. В сети уже появились такие понятия, как Французский халифат и Немецкий султанат. Основатель компании Stratfor Джордж Фридман в интервью порталу EurActiv заявил8, что проект ЕС не удался, и эта неудача четко проявилась в вопросе миграции, когда всего 0,5% переселенцев вызвали такой кризис. Правительственные учреждения в ЕС стали похожими на музеи – их посещают, но все менее обращают на них внимания. «Кому правила не подходят, просто могут нарушить их – без всяких последствий». По его мнению, ЕС не распадется, а счастливо утонет в своей бесполезности. А Польшу и Венгрию Фридман вообще назвал фашистскими государствами (fascist states), ведь они, по сути, изнутри разрушают либеральную Европу. Проблема ЕС заключается в том, что он так и не выработал стратегию своего развития. Бездумной политикой принятия все новых разношерстных членов не был учтен закон природы, когда тяжелые ядра и сложные органические элементы неминуемо распадаются на более легкие устойчивые элементы. Повторяется ошибка СССР, который чрезмерно нахватался республик, что и запустило центробежные процессы.

Голосование Brexit только формализовало проблему. Для либеральной Британии брюссельская бюрократия является главным цивилизационным врагом, с которым она не могла совладать. Да и не удивительно, если брюссельские чиновники создали собственный неподконтрольный населению мир, где они решали, какой формы солонки должны быть в итальянских ресторанах, но не могли предложить решений по повышению занятости населения, миграционному кризису и росту конкурентоспособности. Согласно результатам опроса, недавно проведенного центром Pew, в 10 странах-членах Евросоюза каждый второй житель относится к союзу негативно. В среднем 42% опрошенных хотят, чтобы все полномочия были возвращены национальным правительствам, и только 19% считают, что Евросоюзу нужно передать еще больше полномочий. Сегодня во Франции идея Евросоюза находит еще меньше поддержки, чем в Великобритании9.

Британия чрезвычайно вовремя в духе заветов Тэтчер начала процесс дистанцирования от ЕС-овского болота. И выходит на самую удачную геополитическую позицию в начавшейся турбулентности по переустройству мирового порядка. Напомним, Британия всегда оствалась непревзойденным лидером в геополитических новациях.

Возможно, Старую Европу может спасти проект СШЕ, если она избавится от навязанных ей стран-лимитрофов Новой Европы и будет опираться на исторические корни империи Карла Великого.

Франкская империя c 481 по 814 годы

Империя Карла Великого (Франкская империя), из Historical Atlas by William R. Shepherd (Shepherd, William. Historical Atlas. New York: Henry Holt and Company, 1911)

Китай

Китай в экономическом отношении догнал США, однако заметно отстает от них в сфере инноваций, финансах, конкурентности и наличии глобальных социальных идей. В Китае отсталая политическая структура и достаточно зарегулированная экономика. Несмотря на наличие валютного резерва в $3,3 трлд., Китай сильно зависит от долларовой системы США. Для ее уменьшения он перешел на национальные валюты в двусторонней торговле с рядом ключевых стран – Японией, Россией, Индией, Бразилией, Южной Кореей, Саудовской Аравией, ОАЭ. Китай создает сеть структурных баков как альтернативу подконтрольных США МВФ и ВБ. Среди них Азиатский банк (AIIB), банки БРИКС и ШОС. Пересмотр квот в МВФ позволит с 2016 г. странам БРИКС блокировать решения МВФ. Однако эти меры можно рассматривать как начало длительного пути, на котором США не будут оставаться безучастным наблюдателем своего вытеснения из сферы мирового валютного регулирования.

США также окружили Китай «петлей Анаконды», на что Китай ответил стратегией «Нить жемчуга», нацеленной на защиту своих нефтяных потоков и утверждение себя как глобальной морской державы с присутствием от Индийского океана до Средиземного моря через «Новый Суэцкий канал» (открыт в 2015). В свете этой стратегии в Средиземном море прошли российско-китайские военные учения (2015).

Китай получил в концессию на пятьдесят лет строительство Никарагуанского канала, в котором участвует и Россия. Этот канал подорвет монополию США по контролю движению судов между океанами по Панамскому каналу.

Китай в военной сфере добился заметного прогресса по ряду направлений – от космического оружия до гиперзвуковых ракет и кибероружия. Гиперзвуковой аппарат WU-14 способен прорывать систему ПРО США и наносить ядерный удар по выбранной цели.

Си Цзиньпин во время переговоров с Обамой (2013) предложил Вашингтону разделить Тихий океан на две сферы влияния, что заметно не понравилось США. Тем не менее, Китай методично берет под контроль Южно-Китайское море и строит там искусственные острова для создания военной базы. Успешная разработка стратегии A2/AD (anti-access/area-denial, зона закрытого доступа) позволяет Китаю блокировать доступ в Южно-Китайское море. На острова Спратли и Параселы в этом море претендуют другие страны, и Обама в ответ создал коалицию из Японии, Южной Кореи, Филиппин, Малайзии, Вьетнама и Индонезии.

Еще одна стратегия, которая разрывает «петлю Анаконды» и концепцию Маккиндера воплощена в проекте «Один пояс – один путь» по доступу Китая по железным дорогам через Центральную Азию к Западной Европе. Это новая версия «Шелкового пути XXI века» по созданию торгово-экономического пространства Китай  ЕС, который полагается осуществить вне контроля США.

китай шелковый путь

Планируемые железные дороги Китая в рамках проекта «Один пояс – один путь»

Напомним, в рамках этой стратегии Янукович договаривался в Пекине об ответвлении железной дороги через Керченский пролив с постройкой крупного HUBа и морского порта ($6 млрд.) между Севастополем и Евпаторией для торговли с Южной Европой.

Россия

У России огромные ресурсы, сильная армия, но слабая финансовая и инновационная системы. И самая большая проблема – отсталая социальная система, характерная для эпохи модерна, но неконкурентная в постмодерне. Однако именно Россия возглавила борьбу с однополярной моделью мира. У нас считается высшим патриотизмом смаковать распад России (типичный ремейк 1998) и моветоном прогнозировать вероятный распад ЕС, а уж сценарии укрепления России, создания союза Германия-Россия, США-Россия сродни измене. Хотя такой подход в корне противоречит идее стратегического планирования и ничего общего не имеет с Realpolitik и формированием собственных стратегических интересов. А отсюда следует и провальная внешняя политика, и превращение Украины из субъекта в объект мировой политики.

Примечательно, что «разорванная в клочья экономика России»10, международные санкции и трехкратное падение цен на нефть проявились в 2015 г. в сокращении ВВП РФ лишь на 3,8% (в 2014 – рост на 0,6%). Санкции играют для России позитивную(!) роль и доля экспорта сырьевых товаров в ВВП в 2014 г. снизилась до 12,8%, а технологическая продукция превысила 52%. Россия успешно конкурирует с США в сфере атомной энергетики, военной техники, авиации и космонавтике. В ледокольном флоте она безусловный мировой лидер. Это дает ей значительные преимущества в Арктике условиях потепления климата. Bloomberg отметил резкий рост производства свинины в России, что вызвало падение цен в ЕС и США, и ожидаемый выход ее на экспорт. По производству зерна Россия вышла на первое место в мире, потеснив США, причем качество зерна у нее выше американского. Очень опасно ублажать себя заявлением сенатора Дж. Маккейна: «Россия – это бензоколонка, которая притворяется страной». По данным Стокгольмского института SIPRI российские производители военной техники в 2014 г. увеличили объем продаж на 50%, а в США упали на 3%. Конечно, США сдерживают российскую прыть как финансовыми инструментами, так и «руками» Украины, поощряя разрыв военных связей с Россией и др.

Крупнейшие экспортеры оружия

Десять крупнейших экспортеров оружия (фото: SIPRI) в 2000-2014 гг. Экспорт США в течение 20102014 гг. вырос на 23%, России – на 37%. Украина вылетела из десятки в 2015 г.

На этом фоне постреволюционная Украина, в которой пришли к власти избранные мудрым украинским народом опытные и честные руководители и, конечно же, интеллигентные депутаты, на удивление не выглядит образцом для подражания (что подтвердили рост коррупции, элегантные броски стаканом и удары ногой в голову). ЕС приоткрыл для Украины рынок, цивилизованный мир выделил гранты и инвестиции, МВФ – дешевые кредиты. Россия «избавила» ее от убыточного и дотационного (как заявлял премьер Яценюк) Крыма. И что же в результате? – Падение ВВП на 6,8% (в 2014) и 12% (2015) и это без учета временно оккупированного Крыма и зоны АТО! Эти события разочаровали Европу.

К сожалению, Украина далека от Realpolitik и продолжает жить в мире мифов и иллюзий и убаюкивает себя скорым «развалом России». По сути это известный в психологии Перенос на себя своих фобий о распаде Украины и своего комплекса неполноценности.

После того как Путину на Западе недвусмысленно дали понять, что двери в НАТО России закрыты и равное партнерство с ним невозможно, он выступил в Мюнхене (2007) с программной речью, в которой заявил, что «для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна». Он поставил под сомнение право США навязывать свою волю другим государствам. В США объявили речь Путина началом «Холодной войны» и использовали для укрепления и расширения НАТО. Для ВПК США появился отличный противник, под которого можно было увеличивать военный бюджет, хотя Россию продолжали считать «бензоколонкой». Однако Путин смотрел на эти вещи иначе. Он направил нефтяные сверхдоходы на модернизацию вооружений (общая сумма за 10 лет достигла $1 трлд). Тогда же началось заметное охлаждение отношений Россия-Украина, а цена на газ для Украины взлетела с $50 до $450.

Апогея конфликт между Россией и ЕС/НАТО достиг в 2013 г., когда Украина собралась под давлением ЕС подписать Ассоциацию. Меркель здесь совершила стратегический промах. Она полагала, что ЕС (в лице Германии) получит неограниченный доступ к дешевым сырьевым ресурсам Украины, в которую будут сбрасывать излишки устаревшей технологической продукции без пошлин, а Россия будет продолжать дотировать Украину через беспошлинный доступ на свой рынок и другие преференции. Мнение России Меркель отказалась принимать во внимание, посчитав, что она повозмущается разрывом с Украиной хозяйственных связей и угомонится в бессилии, как в случае с Сербией. Причем, в отличие от Польши, это обойдется ЕС даром, ведь Украине сразу дали понять, что членство в ЕС ей не светит, как и многомиллиардные дотации.

Кульбит Януковича нарушил эти радужные планы. С позиции США и стратегии Маккиндера было очевидно, что Россия действовала агрессивно и собралась восстановить геополитическую зону Хартленда в виде Евразийского союза, втянув туда Украину. Поэтому, содействуя украинской революции, они срывали планы по созданию Хартленда, а включение Украины под свой контроль замыкало линию Маккиндера. И даже военные учения НАТО назвали «Анаконда-16»!

С позиции России, наоборот, агрессивно действовали США, стягивая петлю Анаконды, которую следовало разорвать любой ценой! Вот так геополитика начала XX в. аукнулась человеческими жертвами через 100 лет. Украина, пребывая на стыке цивилизаций в своей безмятежной мифологии, смотрела на это через розовые очки, думая, что сильные мира заботятся о ней как о прародине мировой цивилизации.

Первый контрудар по сценарию Маккиндера Россия нанесла, организовав контрреволюцию в Крыму. Аннексия Крыма сэкономила ей огромные ресурсы. Ведь только перевод Севастопольской базы в Новороссийск обошелся бы в $40 млрд. Но стратегическое значение ее было бы ничтожным. Фактически, по Маккиндеру, Россия потеряла бы Черное море. Крым – «непотопляемый авианосец»  обеспечивает ей доминирование в Черном море и контроль Босфора, а средства радиоэлектронной разведки (РЭБ) и ракеты «Калибр» покрывают Ближний Восток и большую часть Европы (см. рис.). Также напомним о роли Крыма в китайском «Шелковом пути».

Зоны покрытия ракетами Калибр

Зона покрытия ракетами «Калибр» и средствами РЭБ из Чёрного и Каспийского морей

Вторым контрударом по стратегии Маккиндера из экономики Украины выбивался обеспечивавший страну валютой Донбасс (который у нас по недоразумению считают убыточным, и невиданное дело – война идет за то, кому содержать убыточный Донбасс). Таким образом, не способная к экономической самостоятельности Украина оказалась на содержание ЕС и США. А с учетом украинской анархии и коррупции, Америка и ЕС вместо извлечения сверхприбыли вынуждены тратить до $10 млрд. в год на поддержку жизнедеятельности коррупционной Украины. Вице-президент США Джо Байден грустно заявил, что общается с украинским президентом чаще, чем со своей женой. По данным отчетов офиса Байдена, начиная с 2014 г. Байден 40 раз говорил по телефону с Порошенко и 16 раз с Яценюком, четыре раза посетил Киев и несколько раз встречался с Порошенко и Яценюком в Вашингтоне и Европе. Об угрозе провала украинского проекта пишут влиятельные американский и британский ресурсы11.

Этот провал в Украине для США как мирового лидера будет иметь гораздо более негативные последствия, чем их провалы в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии.

Однако наиболее ощутимый удар по стратегии Маккиндера был нанесен Россией в Сирии. Вопрос заключался не просто в безумном желании спасти Асада (вряд ли нужного России) и сохранить для показухи базы в Латакии и Тартусе, а также продемонстрировать силу и возможности своих Военно-космических сил (ВКС) и испытать новые образцы оружия. Россия получила в Сирии неизмеримо больше. Она поставила под контроль 1) нефтегазовые потоки со стороны сунитских стран во главе с Саудовской Аравией в Средиземное море и ЕС; 2) газопровод из Катара в Турцию; 3) из курдского Киркука в Израиль и др. Через Абхазию и Грузию Россия может контролировать потоки из Азербайджана в Турцию, что ставит энергетику Турции под полный контроль. Также через свою базу в Сирии Россия может контролировать безопасность Нового Суэцкого канала (см. Китай) и базы Британии на Кипре (см. карту).

Россия Иран

Контроль Россией нефтегазовых и торговых потоков на Ближнем Востоке, Суэцкого канала и Британских баз на Кипре

Россия не только с малыми затратами стала ключевым игроком на Ближнем Востоке, потеснив США, но и сформировав зону «A2/AD», закрыла Сирию для Турции и получила возможность изучать трекинг и характеристики американской и европейской военной авиации. Также Россия разрушила планы Эрдогана воссоздать Османскую империю. Напомним читателю, что именно наш выдающийся земляк граф А. А. Безбородко в 1770-х годах разработал «Греческий проект» концепцию геополитической доктрины, которая знаменовала кардинальный сдвиг во внешней политике Российской империи от стратегии «Северной системы». Она подразумевала уничтожение Османской империи и передачу Константинополя Греции.

Оттоманская империя в 1920 году

Оттоманская империя в 1920 г. Карта из книги Тараса Возняка «Геополітичні контексти війни в Україні»12

Сбитый Турцией (членом НАТО) самолет Су-24 развязал Путину руки в силу известного в США прецедентного права. Россия стала поддерживать турецкую Рабочую партию Курдистана (РПК), через территорию которого проходят нефтепроводы. По всей видимости, сирийским курдам будет предоставлена автономия, где будет создана база поддержки турецких курдов. Заметим, в отношении к курдам позиции России и США совпадают, как и в отношении противодействия экспансионистским планам Эрдогана.

Карта расселения курдов

Карта расселения курдов и потенциальное государство Курдистан – могильщик оттоманской империи

В борьбе с исламскими фундаменталистами ИГ Россию поддерживают Индия и Китай. Дело в том, что джихадистские боевики из российской Чечни воюют в ИГ совместно с джихадистами-уйгурами из китайской провинции Синьцзян и индийского Кашмира. Уйгурские боевики попадают в ИГИЛ через Турцию, что вызывает сильное раздражение Китая. Китай также планирует предоставить Асаду $30 млрд. на послевоенное восстановление Сирии.

Джордж Фридман в упомянутом интервью считает, что Россия в Сирии оказала Америке услугу (favour) в развязывании Ближневосточной проблемы. В связи с Четвертой промышленной революцией нефть стала избыточным товаром и зависимость США от Саудовской Аравии (СА) и Турции на Ближнем Востоке резко уменьшилась. А вот значение прав человека резко выросло. Поэтому массовые казни в СА и террор против курдов в Турции не ограничатся просто осуждением США. Это уже не 1994 г., когда Клинтон закрыл глаза на уничтожение 3000 курдских деревень в Турции. Активным участником этого переформатирования стремится стать и Китай, о чем говорит визит Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию, Египет и Иран. Несомненно, предстоит масштабное переформатирование политической карты Ближнего Востока, и здесь Россия становится для США скорее не конкурентом, а важным партнером.

В заключение отметим и четвертый контрудар по стратегии Маккиндера закрыть России морской выход, который не мог предположить потепление климата. Северный морской путь (СПМ) Китай-Европа становится все более перспективным. В августе 2013 г. первый китайский сухогруз «Юн Шен» достиг Роттердама, совершив переход по СМП на две недели раньше, чем через Суэц. Россия обладает 40 ледоколами (США  тремя устаревшими) и полностью контролирует Арктику. Более того, потепление климата создает угрозу для многих военно-морских баз США.

Северное море

Северный морской путь Китай-Европа, осваиваемый Россией

Однако значительно более важное влияние на геополитику оказала Четвертая промышленная революция, когда нефть из дефицитного ресурса превратилась в ресурс фантастически избыточный.

Четвертая промышленная революция и долговой кризис Китая

Постиндустриальный мир входит в Четвертую промышленную революцию. Это и интеграция «киберфизических систем» в производственные процессы, которые будут происходить без участия человека и адаптироваться под его нужды. Это и падение роли нефти – королевы XX века. Сланцевая революция, успехи в добыче тяжелой (битумной) нефти, развитие электромобилей и возобновляемых источников энергии лишили нефть ее царского величия, что приведет к радикальной смене геополитических приоритетов. Ее цена зависит от себестоимости добычи (от $4-5 в СА и Иране, 6-16 в России, 16 – в Канаде, 17 – в Норвегии, до $32 в США)13, но вряд ли в ближайшие годы превысит $60-70.

В этом стратегическом вопросе поражает наивная радость украинцев резкому падению цен на нефть, что ведет к тотальному кризису украинской сырьевой и зерновой экономики. Ведь вместе с падением цены на нефть падает цена на все сырьевые товары и зерно – основные составляющие экспортоориентированной экономики Украины.

В отличие от Украины в России понимают проблему. Здесь идет борьба между либералами во главе с Кудриным, ВПК и местными олигархами за распределение финансов. Олигархи и ВПК думают – а вдруг пронесет и не потребуется переходить от сырьевой экономики к инновационной. Эти проблемы обсуждаются на высшем уровне. И запас прочности у России – впечатляющий – госдолг всего лишь 15,5% от ВВП (в Украине – под 90%, в ЕС под 100%). Более того, в свежем рейтинге Bloomberg самых инновационных экономик мира Россия заняла 12 место (США – 8-е), а Украина – только 41 место!14 В этих условиях Россия выставляет на международные торги лакомые куски государственной собственности. Цель одна – допустить западный капитал, но под российским суверенным контролем. Поскольку фронтальная атака на Россию провалилась, Запад готов идти на компромисс, так как ему крайне необходимо запустить мировую экономику, иначе долларовая пирамида рухнет.

По всей видимости, победу в США одержит Трамп, что ускорит геополитическое переформатирование. Трамп не принадлежит к традиционному американскому политическому истэблишменту, поэтому для него впитанные с детства истэблишментом идеи Маккиндера ничего не значат. Он руководствуется фундаментальным принципом либеральной экономики – максимизацией прибыли. Поэтому он способен пересмотреть взгляды на убыточность НАТО и высокую цену для США содержания безопасности ЕС. Он не откажется от американской архитектуры мирового порядка, но вполне способен пойти на ее реконструкцию. Ведь концепция Маккиндера изжила себя и не отвечает Zeitgeist (Духу времени). Для этого надо не так уж и много – проявлять уважение к новым региональным акторам – Китаю, Индии, России, Индонезии, Ирану и Бразилии и предоставить им право голоса при принятии ключевых решений в рамках новой архитектуры.

Несомненной угрозой является и исламский терроризм, и падение уровня жизни развитых стран. 40-летний период благоденствия в США закончился и после 2000 г. резко стало расти неравенство15. Американская молодежь уже больше думает не о самореализации, а о выживаемости. В США снова ускорились процессы расслоения населения и – невиданное дело – набирают популярность социалистические идеи. Поэтому США первыми заинтересованы в геополитическом переформатировании и перезапуске экономики. Ранее этому служили мировые войны, которые обнуляли финансовые навесы и диспропорции. Очевидно, что сейчас войны между США и Россией не будет, поскольку они исторически были или союзниками или выясняли отношения только на территории третьих стран (Корея, Вьетнам, Украина).

Другой глобальный вызов – долговой кризис Китая и заметное охлаждение китайской экономики. Суммарный государственный долг КНР вырос до 231% от ВВП. Золотовалютные резервы с $4 трлн. снизились до 3,3 трлн. За восемь месяцев 2015 г. отток капитала составил $500 млрд. Инвестиционный бум оказался не эффективным – в Китае образовались города-призраки с 65 миллионами незаселенных квартир! Обвал в январе важнейших биржевых индексов Китая потянул за собой обвал ключевых индексов США (индекс Доу-Джонс упал на 2000!), что явилось неприятной неожиданностью для американских экспертов. Они не думали, что американская экономика так тесно связана с китайской. Возникла опасность широкой кризисной полосы – Китай – Россия – Ближний Восток – ЕС (где под угрозой долгового кризис находятся Греция и Италия). Для США важен не сам кризис в какой-то части мировой экономики, а угроза захвата кризисом всей мировой экономики, за которую они несут фактически единоличную ответственность.

Эта угроза долгового кризиса усугубляется экспансионистской политикой Китая. Поэтому приоритеты США изменились. Фридман в упомянутом интервью сказал, что «США не будут конфликтовать с Россией из-за Украины». Он также считает, что Россия должна иметь свою буферную зону, в которую входит Украина. И эта зона остается «фундаментальным вопросом национальной безопасности» России. Украина оказалась реперной точкой нового экономического и технологического вызова от Китая до ЕС. В этом отношении символичен многочасовый «мозговой штурм» помощника госсекретаря В. Нуланд и помощника президента РФ В. Суркова. Примечательно, что Нуланд активно помогала украинской революции, а Сурков активно помогал контрреволюции. И вот эти вчерашние непримиримые противники сегодня решают судьбу Украины.

Украина в системе геополитики

Завершая декалогию о борьбе в Украине архаики и модерна мы логично задаем вопрос: «Как Украина отвечает на вызовы времени?» – Да никак. Украина судачит о третьем майдане, новых выборах, победе над Россией, а в целом все мысли направлены, как сделать так, чтобы ничего не менялось, а вареники сами прыгали в рот. Отсутствие геополитических разработок характерно для отсталых аграрных стран, которые живут в циклическом времени и мифологическом пространстве. Тем не менее, если мы не хотим «ледь жевріти», а выйти на конкурентные отношения с развитыми странами, нам придется заняться стратегией.

К сожалению, сегодня Украина отрабатывает ущербную стратегию, заложенную в ее названии – «украина» – пограничье  в частности – пограничье между тремя цивилизациями. При такой стратегии мы можем быть только отстойником более развитых цивилизаций и обречены на прозябание, роль европейской свалки отходов или на раздел между тремя цивилизациями.

Нам необходимо радикально пересмотреть свою геополитику и перейти на формирование Украины как ключевого HAB между ЕС, Северной Европой, Россией и Ближним Востоком. Для этого нам нужно кардинально перестроить свою внутреннюю политику и социальные отношения в духе постмодерна. Этот путь тяжел, поскольку архаика в Украине весьма сильна. Но и вне Украины мы встретим жесткую конкуренцию, прежде всего со стороны Польши, которая отрабатывает свою стратегию «от моря до моря» (Polska od morza do morza), под вывеской Балто-черноморского союза и технично подминает под себя Украину.

Вопросам стратегии перехода Украины из аграрного общества к постмодерну, созданию современного конкурентного государства, межцивилизационного Государства-HAB мы и посвятим следующую декалогию.

1 Хомский Ноам. Избранное – С. 366.

2 Сондерс Ф.С. ЦРУ и мир искусств. Культурный фронт холодной войны. – М.: Кучково поле, 2013.  С. 26.

3 Хомский Ноам. Как устроен мир. – М.: ACT, 2014. – C. 12-13.

4 Збигнев Бжезинский. Великая шахматная доска. C. 236.

5 Хабермас Ю. Расколотый Запад. – М.: «Весь Мир», 2008. – С. 40, 41, 55. Выделено мною – С.У.

6 Там же. – С. 175-176.

7 Маргарет Тэтчер. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира. – М.: Альпина Паблишер, 2003. – С. 390.

9 http://www.bloomberg.com/view/articles/2016-06-24/britainleavingeuropeisbadforbritainandforeuropeipta06ur

10 Из послания Обамы конгрессу 21 января 2015.

11 http://www.bloombergview.com/articles/2015-11-06/unreformedukraineisselfdestructing

http://www.reuters.com/article/usukrainecrisispoliticsidUSKBN0UB10R20151228

12 http://www.ji.lviv.ua/jilibrary/Vozniak/Geopolitychni%20konteksty%20vijny%20v%20ukrajini/Geopolit_ukrainizac_Tureck_respubl.htm

13 http://fb.ru/article/169294/sebestoimostdobyichineftipostranamsebestoimostneftivmire

14 http://www.bloomberg.com/news/articles/2016-01-19/thesearetheworldsmostinnovativeeconomies

15 См. Пикетти Томас. Капитал в XXI веке. – М.: Ад Маргинен, 2015.




Комментирование закрыто.