Большая евразийская игра и возможные планы наступления России на востоке Украины

Родион Пришва, "Хвиля"

sur82

В 20-40-х годах прошлого столетия известный геополитик и социолог Карл Хаусхофер, основываясь на работах ведущих экономистов и политических экспертов, разработал так называемую доктрину «Континентального блока», более известную современному читателю как «ось Берлин-Москва-Токио». Сравнивая в своей работе «О геополитике: работы разных лет» внешнюю политику США с анакондой, которая, еще начиная с 1919 г., старалась сломить «хребет» Старого света, он доказал, что только формирование мощного Евразийского блока способно поставить крест на мировом господстве англосаксонской империи.

На данный момент, мир становиться свидетелем формирования нового союза – «оси Берлин-Москва-Пекин». Планы Хаусхофера, пусть и не в полной мере, но начали претворяться в жизнь…

Эпоха «неонэпа»

В конце февраля этого года на Красноярском экономическом форуме вице-президент РФ Аркадий Дворкович заявил, что китайские инвесторы смогут получить долю более 50 % в российских стратегических нефтегазовых месторождениях. Конечно, такие намерения руководства РФ вызвали определенный всплеск негодования на интернет просторах России, однако уже 27 февраля Андрей Карнеев (заместитель директора Института Азии и Африки при МГУ) развеял подобные «паникерские» тенденции:

«…Слова Дворковича качественно нового ничего не несут. Он от имени правительства подтвердил, что если будут такие запросы, а потом уточнил, что пока конкретных предложений нет… Это подтверждение наших желаний заручиться большей поддержкой со стороны Китая в условиях, когда есть серьезные трудности в получении технологий и денег из других источников»

Другой аналитик — Алексей Маслов (заведующий отделением востоковедения НИУ ВШЭ) высказал почти аналогичную точку зрения, указав еще и на возможный факт увеличения экономической экспансии Китая в сфере добычи нефти и газа (аналогичное произошло в Казахстане, где 30-40 % нефтепромыслов находится в руках китайцев). Маслов также отметил, что подобные проекты кремлевского руководства могут привести к превращению России в сырьевой придаток Китая.

Если посмотреть на данную проблему через призму истории, то можно заметить, что современное кремлевское руководство решило пойти «тропами славы» Ленина-Троцкого, начав в экономической жизни России эпоху «неонэпа», характерной чертой которого должны стать концессии.

Как известно, идея привлечь иностранный инвестиции в РСФСР пришла в голову большевикам еще в 1918 году, когда делегаты I съезда Советов Народного Хозяйства приняли «тезисы об условиях привлечения иностранного капитала в товарной форме в Россию». Именно в этих «тезисах» были заложены основы концессионной программы (ниже приведены некоторые положения документа) страны советов:

  1. Концессии не должны создавать сфер влияния в РСФСР (с 1922 г. СССР).

  2. Для иностранного капитала должны действовать все общие и специальные советские законы.

  3. Советское правительство оставляет за собой право выкупать концессии до установленного в контракте срока.

  4. Без решения советских органов власти концессия не может переходить от одного лица к другому.

  5. Государство получает часть прибыли концессионного предприятия.

Однако, братоубийственная гражданская война, чередующаяся с массовыми репрессиями и планомерным уничтожением всех «контрреволюционных» элементов, не дала реализовать весеннюю хозяйственную программу большевиков – только после разгрома Врангеля Ленин декретом от 23 ноября 1920 года расширил положения «тезисов» 1918 года, закрепив в них невозможность правительством советов конфисковать или национализировать иностранные предприятия. Вообще, к 1920-1921 гг. в некогда великой России воцарилась экономическая и социальная катастрофа: индекс промышленного производства составил 10 % от уровня 1913 г., посевные площади сократились более чем на 25 %, урожайность – на 43 %.

Отчасти, подобное положение заставило советское руководство повернуться лицом к бывшим «буржуям» и «интервентам», предложив иностранным капиталистам заключить концессионные договора на достаточно привлекательных условиях. К началу 1923 года СССР рассмотрел 338 иностранных заявок (124 приходилось на немецких инвесторов), из которых только 15 были приняты большевистским руководством. Но это была общая информация, практическое же значение представляют следующие данные.

14 декабря 1925 года в Москве между представителями СССР (Ф. Дзержинский, М. Литвинов) и Японской империей (адмирал Накасато) был подписан договор об открытии концессии на разработку нефти на острове Сахалин. На тот момент, японцам передали более 50 % разведанных нефтеносных участков, с обязательством выплаты долевого отчисления от 5 до 15 % валовой добычи нефти в указанном регионе. Как отмечает исследователь этого вопроса В. Булатов:

«…Мотивы контакта японцев с советскими нефтяниками объяснялись действием «американского фактора». По мнению председателя «Сахалиннефти» В. А. Миллера, посетившего Японию в 1928 г., японцы опасались, что если они откажутся кредитовать советскую организацию и закупать добываемую на Северном Сахалине гострестом нефть, то советская сторона пойдет на соглашение с американцами…»

Как видим, Япония уже к середине 20-х годов старалась максимально снизить фактор влияния энергетических ресурсов США и доминионов Великобритании на собственную экономику, что позволило бы ей вести более решительную и независимую политику в Тихоокеанском регионе. К этому следует добавить, что уже к 1929 году, эксплуатируя природные богатства Сахалина, японцы увеличили объемы добычи нефти в этом регионе до 150 тыс. т. в год, в то время как показатели добычи этого ресурса в самой Японии равнялись 270 тыс. т. в год.

Передача части советских недр, как отмечал уполномоченный представитель СССР в Японии Виктор Копп, также имела и важное политическое значение:

« …по особенностям японской экономики, всякая крупная концессия, данная той или иной значительной японской фирме, будет иметь самое непосредственное и немедленно же претворяющееся в жизнь политическое значение. При теснейшем сплетении правящей бюрократии с крупными промышленными и финансовыми фирмами Японии, удачное маневрирование в области нашей концессионной политики является первостепеннейшей политической задачей…»

К середине 20-х годов СССР старался путем подобных экономических шагов заручиться максимальной поддержкой на внешнеполитической арене.

На данный момент, Российская Федерация, задекларировав почти аналогичный концессионному типу принцип, но исключительно в отношении своего стратегического партнера – КНР, преследует не столько экономические, сколько политические цели – упрочнить связь с поднебесной, окончательно сформировав блок «оси» Берлин-Москва-Пекин. Кроме того, известный читателю Карнеев отметил, что в условиях экономического кризиса в России, а также невозможности получать технологии и финансы из внешних источников, Россия вынуждена опереться на экономические ресурсы Китая, что заметно приближает политическую ситуацию в РФ к «стандартам» 20-х годов прошлого века. Кроме того, как и японцы, КНР и РФ стараются сменить США на посту мирового гегемона, снизив влияние этого государства на мировую политику.

К этому же следует добавить и еще одни важный факт: по состоянию на 1926 год Россия добывала 10.3 млн. т. нефти, но поставляла на внешние рынки только 160 тыс. т. этого сырья. При этом экспорт продуктов нефтепереработки в указанный год составил 1.9 млн. т., в то время как в 1922 году этот же показатель составил 50 тыс. т. в год.

Поразительно, но по прогнозам Андрея Илларионова, в ближайшее время российская экономика не только выйдет из состояния стагнации (как это и произошло в эпоху НЭПа), но и переориентируется с добывающей на обрабатывающую промышленность, возможность «бурного» роста которой и отметил эксперт (по состоянию на 2013 год в одну только Европу из России экспортировалось более 115 млн. т. нефтепродуктов, в то время как показатель экспорта нефти составил 170 млн. т.).

Таким образом, мы видим, что Россия пытается увеличить уровень экономической взаимосвязи с Китаем, окончательно превратив это государство в своего лучшего и ценнейшего политического союзника. Такая геополитическая диспозиция полностью развяжет России руки для расширения своей гегемонии в Восточноевропейском и Ближневосточном регионах. С другой стороны и Германия не сможет оставаться пассивной в вопросе формирования нового мирового блока, поскольку ее экономика тесно связанна с поставками энергетических ресурсов из России, которая обеспечивает от 40 до 45 % потребностей ФРГ в нефти и газе, и китайскими рынками сбыта. Поэтому надеяться на какую-либо существенную поддержку украинского вопроса в высших политических и дипломатических сферах Европейского Союза уже не приходиться: на саммите глав МИД в Риге министр иностранных дел Австрии Себастьян Курц задекларировал принцип сохранения традиционных экономических контактов между Европой и Россией. Австрийский министр также предлагал привлечь к широкому диалогу РФ, дабы скорректировать программу восточного партнерства и снизить фактор реализации «разграничительных» линий в Европе (т.е. фактически создания нового железного занавеса).

Впрочем, заявление Курца лишь доказывает тот факт, что Австрия (и соответственно Германия) прибегают к архаическим методам решения «восточного вопроса», главный вектор которого был определен Куртом Рицлером еще летом 1918 г. (привожу текст его письма от 4 июня 1918 г. послу Бергену в МИД Германии):

«… Но нам тем не менее следует принять в расчет одну серьезную возможность – а именно возможность восстановления буржуазной России с помощью Антанты…Это означает, что мы должны… пересмотреть пункты Брестского договора, направленные против экономической гегемонии в России, а именно воссоединить Украину с Россией и что-нибудь придумать с Эстонией и Латвией, которые мы могли бы потом снова продать назад России…»

На сегодняшний момент ситуация почти аналогичная: Германия готова пойти на любые территориальные преобразования в пользу России в Восточноевропейском регионе, так как она не намерена терять потенциального экономического союзника. На данный момент она пожертвовала и продолжит жертвовать Украиной, о чем еще в августе 2014 г. писал Ю. Романенко (Путин и Меркель договорились о разделе Украины еще до Вильнюса). Кроме того, последняя информация о переброске американского военного контингента в Латвию говорит нам о том, что в отношении Прибалтики наш союзник занял более твердую позицию, что наталкивает на следующее умозаключение: Украину ведут к новому Рижскому миру, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Такие тенденции в политическом сообществе ЕС вызывают необходимость переориентации внешнеполитического вектора Украины на создание мощного военно-экономического восточноевропейского блока, в который должны войти такие государства как Эстония, Литва, Латвия, Польша, Румыния, Молдова, Болгария, Турция и собственно сама Украина. О необходимости реализации подобных жизненно важных планов было уже достаточно сказано ведущими экспертами и аналитиками в украинском медиапространстве, поэтому останавливаться на этом вопросе я не буду. Добавлю только следующий весьма маловероятный, но возможный вариант: если КНР все-таки решиться вложить свои инвестиции в Российский «концессионный проект», то это позволит поднебесной снизить количество поставок нефти из других государств, в особенности из Саудовской Аравии, которая является потенциальным союзником США и одновременно основным экспортером нефти в Китай (осуществляет более 40 % от всех поставок этого сырья в КНР). Как заявил главный рыночный стратег-аналитик компании «Confluence Investment Management» Билл О`Грейди:

«США долго оставались рынком, о сохранении своей доли на котором саудовцы заботились больше всего, но теперь это уже не так. США самостоятельно производят все большую долю необходимой им нефти, а саудовцы рассчитывают на Китай как на рынок, который будет расти еще в течение целых десятилетий»

Утрата китайского рынка приведет к существенным финансовым потерям, что заставит снизить затраты правительства Саудовской Аравии не только на социальный сектор, но и, возможно, на военно-техническое обеспечение государства. Последнее предоставит ИГИЛ (ставленникам РФ) больше возможностей для расширения давления на Саудовскую Аравию, что в свою очередь может придать решению проблемы терроризма на Ближнем Востоке приоритетного значения во внешней политике США, снизив интерес Вашингтона к украинскому вопросу и российской экспансии в Восточной Европе (в данном случае в Украине).

Укрепление немецко-российско-китайских политических и экономических отношений, а также возрастающий с каждым бесцельно прожитым «политическим» днем уровень недоверия украинцев к собственному правительству создадут (или даже уже создают) благоприятную почву для развертывания нового наступления российский войск, стратегия и цели которого будут обозначены ниже.

Возможные планы наступления России на востоке Украины

На данный момент в сети появляется все больше и больше информации о возможном наступлении армии РФ-Новороссии на Мариуполь. Как я считаю, проведение подобной операции не представляет особого интереса для вражеского командования, поскольку возможность взятия города в плотное кольцо блокады достаточно низка – российско-террористические войска просто не смогут полностью контролировать все трассы, по которым может осуществляться обеспечения мариупольских войск военным снабжением. Последнее позволит украинским частям выдержать длительную блокаду и даже осуществить серию успешных контратак.

Кроме того, единственным пригодным участком для наступления является зона в районах Богдановки (Викторовки) — Старогнатовки – Новогригорьевки, где можно организовать массированный прорыв танковыми и моторизированными частями. Однако в таком случае командование РФ-Новороссии сталкивается со значительной стратегической проблемой – возможностью нанесения контрударов частями ВСУ и Нацгвардии из Волновахи. Подобная диспозиция сложилась во время контрнаступления советских войск зимой 1941/1942 гг. (ниже приведены слова Курта Типпельскирха – известного немецкого генерала и военного историка):

«В прежней войне ширина фронта была небольшой из-за глубокого построения дивизии. Некоторое увеличение ширины удерживаемого фронта объясняется появлением новых видов вооружения и усовершенствованием автоматического оружия. Другим важным фактором стало увеличение мобильности обороняемых средств. Если атакующие прорывали фронт (т.е. советы – Р.П.), небольшие подразделения танков и мотопехоты часто совершали контрудар и останавливали их раньше, чем они успевали развить успех и расширить прорыв»

В конце 1941-начале 1942 гг. немцы превратили располагавшиеся на линии Восточного фронта города в бастионы, что позволило создавать угрозу окружения и уничтожения любому образовавшемуся советскому прорыву. Аналогичное произойдет и в случае нанесения сепаратистами контрудара в районе Богдановки – Староигнатовки – Новогригорьевки: войска РФ-Новороссии будут вынуждены выделить значительные силы для обеспечения блокады Волновахи, Ольгинки и Новотроицкого, что заметно снизить наступательные способности наших врагов, увеличив тем самым возможность их быстрого разгрома.

Поэтому на данный момент Путину не нужен Мариуполь, но ему нужен новый котел – котел, который опять продемонстрирует отсутствие военной гибкости у Генштаба Украины и Верховного главнокомандующего, а это в свою очередь вызовет новые социальные протесты и негодование украинского народа. Развивающаяся с каждым днем народная стихия, позволит кремлевскому руководству создать новые очаги «ополчения» а также активизировать работу пророссийских партий: аналогичная ситуация возникла в Украинской Державе Павла Скоропадского, когда неудовлетворенные проведением аграрной реформы крестьяне начали поддаваться большевистской агитации, которую еще в начале 1918 г. они слабо воспринимали. Все это привело к падению гетьманата и началу массовой анархии в Украине.

Воспользовавшись внутренней дестабилизацией, Путин сможет начать свой «врангелевский» выход из Крыма, который позволит ему захватить Мариуполь и создать заветный коридор в Крым из России. Но повторюсь, для этого ему нужен новый котел.

Как известно, после дебальцевской эвакуации, части ВСУ и Нацгвардии развернули мощные оборонные рубежи в таких населенных пунктах как Мироновское, Светлодарск, Луганское и Новолуганское, образовав характерный выступ. Я считаю, что именно его и попытаются ликвидировать войска РФ-Новорсосии.

Сепаратисты сконцентрируют свои части в районе Новоалександровки, откуда они смогут начать наступление на Попасную – важный стратегический пункт, контроль над которым позволяет организовать наступление на Артемовск. Если сепаратисты захватят Попасную, далее они могут развернуть часть своих сил на Новозвановку, Могилу-Великую и Троицкое, ударив нашим частям в левый фланг. Кроме того, боевики могут нанести лобовой удар из села Калиново, который в сумме с фланговой атакой на наши позиции приведет к катастрофическим последствиям. Сепаратисты также контролируют Красный Пахарь, что исключает возможность оказания нашими войсками из Криничного какой-либо помощи частям в селе Троицком. После захвата указанных трех пунктов, сепаратисты могут подкрепить краснопахарьскую группировку, организовав мощный удар по Мироновке, откуда они выйдут прямо в тыловые районы наших частей в районе Светлодарска.

Параллельно с первым наступлением, войска РФ-Новороссии могут начать продвигаться к Артемовску по трассе ТО504. Неоценимый тактический интерес представляет село Клиновое – его захват парализует военно сообщение Артемовска с окруженными частями. Также наступление с Востока на этот город позволит оттянуть некоторые украинские части, снизив тем самым количество украинских войск, которые должны будут проводить операцию по деблокированию Светлодарска и Луганского.

Недавние сводки группы «ИС» показали, что сепаратисты сконцентрировали в районе Горловки значительные танковые и моторизированные части для нанесения удара по Дзержинску. Это действительно возможно, но главная цель Генштаба Новороссии заключается не столько в захвате города «железного Феликса», сколько в оттеснение наших частей от трассы ТО513, для организации безопасного наступления на Артемовск с юга и захват села Зайцево (рядом с Артемовском). Последнее позволит закрыть котел и создать реальную угрозу уничтожения наших частей. Само «оттеснение» необходимо по одной простой причине: сепаратисты не будут наступать на Семигорье и Кодему «в лоб», поскольку в таком случае они подставляют свой правый фланг под возможный контрудар украинских частей со стороны Новолуганского. Именно поэтому захват Дзержинска (или даже его пригородов) позволит обеспечить некоторую «безопасность» наступления на Артемовск.

Оккупация этого города открывает новые стратегические возможности для захвата Константиновки, Краматорска, Славянска. Сложно недооценить угрозу, которая нависнет над нашим войскам в Лисичанске и Северодонецке (в случае занятия сепаратистами Артемовска): овладение сепаратистами Яковлевкой – Спорным – Верхекаменкой создаст возможность захвата двух вышеуказанных городов с юго-запада.

На фоне таких поражений начнутся, как я уже отмечал выше, всплески народного негодования, что позволит начать операцию «Врангель» — наступление на Мелитополь, Запорожье и Херсон, которое приведет к остановке снабжения Мариуполя военной техникой и припасами. Ко всему этому добавлю еще одни факт: на данный момент в Крыму сосредоточено до 40 000 человек – именно таким количеством войск обладал Врангель, когда начинал свой успешный поход в Северную Таврию. Мариуполь белые войска взяли 28 сентября 1920 года…

Сложившаяся на сегодняшний момент политическая ситуация действительно неопределенная: увеличивающиеся с каждым днем распри в правящей коалиции ВРУ, рассогласованность взаимодействия с правительством и Президентом, а также замедление проведения реформ снижают заинтересованность США и Европы в решении украинского вопроса. Усиление возможного германо-русско-китайского блока грозит увеличением давления на Украину и открытием новых фронтов на фоне возрастающей с каждым днем возможности начала социальных волнений в нашем государстве. Нужно отдать должное кремлевскому руководству – оно ограничилось локализацией конфликта на Донбассе, что позволило нам выявить все недостатки и пороки военных и государственных структур, а также неэффективность правительства «отопительного сезона».

В 1918 году подобная ситуация привела к власти Петлюру, который, однако, был быстро вытеснен большевиками. С 1919 году местные атаманы поднялись уже и против солдат красного октября, начав массовые погромы по всей Левобережной и Правобережной Украине. 2 года ада привели наше общество к Рижскому миру, который опять разделил Украину по линии реки Збруч.

Все эта наталкивает на закономерный вопрос: собирается ли Вашингтон и Берлин, ровно как и Антанта и Германия в 1918 г., сдать нас Кремлю?




Комментирование закрыто.