Болгария и блокирование экспорта оружия из РФ: украинский аспект

Марк Антоненко, для "Хвилі"

mig-29-vvs-bolgarii

Как и соседняя Турция, Болгария намерена использовать новые энергетические проекты Европы для того чтобы сесть на несколько стульев в вопросе выбора партнерства для своей военно-технической кооперации.

Похоже, что подобная болгарская многоголосица будет расти. Но хорошо знакомая Киеву многовекторность вряд ли помешает росту Украины на мировом рынке модернизации вооружений советского образца по одной очень простой причине — время разночтений и двойных стандартов на этом рынке уже давно завершилось.

Наименее экономически развитые страны Южной Европы благодаря расширению санкций против РФ стали быстрее избавляться от российской инвазии в самых неповоротливых сферах экономики — оборонного машиностроения и газовой промышленности. Впереди санитарного процесса очистки от российской инвазии идут именно эти отрасли, и медленные темпы самых слаборазвитых стран Юга ЕС в этом направлении вызывают определенное беспокойство соседних стран.

Греция до постигшего эту страну в 2010-13 годы катастрофического финансового кризиса, намеревалась оставаться в НАТО, но одновременно оснащать свои ПВО российским ракетным вооружением. И отдавать российским компаниям под приватизацию греческие морские порты и газовую промышленность. Кризис и новые реалии международной обстановки заставили греков передумать.

С началом рожденных в Украине международных санкций против РФ, планы массированных закупок российского оружия Грецией были остановлены. А вместо российских офшоров, в порты этой страны и ее газовый сектор в 2014-16 вошли корпорации Китая, Азербайджана и стран ЕС.

Соседняя Болгария в экономическом плане еще слабее поверженной кризисом Греции. В отличии от нее Болгария вступила в НАТО и ЕС сравнительно недавно. И это порождает заметный контраст между Софией и Афинами.

Два непарных сапога “русского мира”

Полагаясь на открытый недавно доступ к большим газовым месторождениям Израиля и Азербайджана, Греция, в отличии от Болгарии, уже обрела довольно четкую перспективу. Подчиняясь антимонопольным законам ЕС, она рассчитывает на избавление от некогда тотальной и монопольной зависимости в поставках газа Москвой.

Еще каких-то год-два назад, она опиралась на ценовой газовый диктат, и просто автоматически зачисляла Афины в “огромный и влиятельный православный мир” под эгидой РФ. Но, новые перспективы стратегических отраслей экономики Греции внесли коррективы в российскую инвазию.

Изменившиеся реалии греческой экономки повлияли, в первую очередь, на рост кооперации между РФ и Грецией в военно-технической сфере. Этот рост стал умеренным. В таких отраслях как закупка российских противотанковых и зенитных ракет, он с 2015-16 годов вообще прекратился.

В то же время, рост пока что удерживается в гражданском и военном судостроении, и то по искусственно созданным причинам — рост оборота российско-греческой торговли в этой сфере состоялся благодаря оккупации нескольких украинских судостроительных заводов в Крыму.

Украв у Украины эти предприятия, РФ с 2017 смогла возобновить экспорт десятка моделей пассажирских суден на подводных крыльях, СПК. Гражданские и военные СПК до конца прошлого века обильно выпускались в Киеве и Феодосии для греческого и дальневосточного рынков.

Греция с радостью ухватилась за новые российские поставки, даже не глядя на высокий санкционный риск. Есть шанс обойти этот риск под предлогом того, что СПК нужны для задач из сферы греческой безопасности. Они, якобы, не имеют отношения к растущему транзиту мигрантов в ЕС, а укрепят сообщение материковой части Греции с десятками отдаленных островов, некоторые из которых являются объектом претензий Турции.

Но исключая эпизоды с поставкой гражданских СПК или некоторых видов военной техники, Греции в 2013-17 годы в целом удалось притормозить бурную российскую экономическую и военно-техническую инвазию: российская пресса даже не скрывала, что потоки нефтедолларов в Грецию делаются Москвой целенаправленно для того чтобы вывести эту страну из числа стран НАТО.

Крах этих российских фантазмов и торможение темпов российско-греческой военно-технической кооперации произошел как уже говорилось, благодаря событиям в гражданском секторе. Все потому, что приватизацию греческой нефтяной и газовой промышленности стимулировал феерический местный финансовый кризис. И распродажа государственных активов произошла по рыночным законам, а не под диктовку с Москвы.

Почему Болгария обречена “играть” на оборонной индустрии

Болгарии дефолт по примеру Греции не грозит. Но в отличии от шокированного кризисом южного соседа, который сравнительно быстро нашел новые ресурсы для роста, болгарская экономика только в начале нового пути.

И в отличии от решившей большинство своих ресурсных проблем Греции, Болгарию эта задача только ждет. И в отличии от Афин, которые всегда имели широкий выбор, Софии путь ухода от полной монополии РФ в болгарской топливной сфере несет несколько драматических развилок.

В газовой сфере — уже через год-полтора Болгарии придется лавировать между двумя остро конкурентными проектами. Это несколько газопроводов Южного газового коридора ЕС, в пику которому Москва в конце 2017 года начала строить “Турецкий поток” и проектирует газопровод Tesla в Сербию и Австрию.

В атомной сфере — не менее сложный выбор. В ходе этого выбора, политикам Софии придется изрядно поднатужится, чтобы форсировать несколько раз отложенную модернизацию единственной болгарской АЭС Козлодуй. Ее собираются строить при поддержке США и Японии.

В ином случае, вместо дешевой болгарской электроэнергии, на местном энергорынке вырастет новый лидер. Им с 2024 года обещает стать конкурентная АЭС Мерсин, которую в приграничном районе Турции проектируют компании Китая и США.

Нелишне заметить, что и болгарскому, и турецкому проекту новых АЭС противостоит конкурентный турецкий проект с российским капиталом.

Переплетение различных масштабных интересов в атомной энергетике и торговле природным газом завязалось к 2014-16 годам. И к настоящему времени туго окутало как Болгарию, так и соседнюю Турцию.

Пока что, никакой другой подобной по масштабам концентрации энергетических интересов не наблюдается ни в каком другом регионе Южной и Восточной Европы, включая Украину и Венгрию.

В отличии от последних государств, чрезвычайно амбициозная Турция и маленькая Болгария с развитием ключевых ресурсных отраслей своей экономики ныне откровенно спешат. И находятся в чрезвычайно динамичном состоянии.

Эта динамика несет с собой высокие внешнеполитические риски. Турция с лихвой отыгрывает такие риски на полях войны в Сирии, пытаясь в этом пылающем регионе приковать к себе внимание всех ведущих глобальных игроков.

У Болгарии в отличии от Турции возможностей привлечь внимание к себе намного меньше. Для болгарских политиков, представляется весьма сложным делом конвертировать в международные кредиты или рост помощи, привязанные к этой стране энергетические и газовые проекты. Как и для многих других стран, чуть ли не единственный инструмент достижения такой задачи, это — торговля приоритетами при перевооружении болгарской армии в пользу российских продавцов оружия или производителей стран НАТО.

Кроме этого, политики Софии могут координировать в пользу того или иного государства-партнера планы по развитию международной активности болгарской оборонной промышленности. В Болгарии многие считают, что на поисках баланса между Москвой и Брюсселем можно играть.

А играть есть чем. По меркам региона, оборонный сегмент болгарской экономики считается достаточно развитым. Он преимущественно специализируется на технике для неконвенциональных войн малой интенсивности, и спрос мирового рынка на эту технику растет. Это прежде всего легкие ракетные и артиллерийско-стрелковые вооружения, многие из которых считаются эмблемой специализации оборонной промышленности Болгарии.

Но, как и во многих других странах НАТО, самым дорогим сегментом оборонного сектора является не закупки артиллерии или оружия мотострелковых сил, а перевооружение авиации. И с каждым годом роста актуальности болгарских энергетических проектов для ЕС, ситуация в сфере этого перевооружения обостряется все больше.

В чьи руки может уйти перевооружение болгарской авиации

Центральной фигурой переоснащения военной авиации Болгарии является завод Avionams AD в пригороде Пловдиве. Его технологии долгие годы развивались в парадигме выше упомянутого балансирования между НАТО и Москвой: завод освоил ремонт техники стандартов НАТО, но в основном служил базой для закрепления на местном рынке авиатехники российского производства.

В том что главный болгарский авиазавод на протяжении долгих лет после состоявшегося в 2004 году вступления Болгарии в НАТО не смог существенно поменять линейку ремонтируемой техники, во многом надо благодарить его бывшего частного совладельца.

До реприватизации в 2016 году, этот завод находился в орбите главного болгарского олигарха Цветана Васильева. Из-за обвинений в коррупции, он сбежал в Сербию, хотя до этого под его контролем находился капитал сопоставимый с 12% ВНП Болгарии.

В орбиту олигарха кроме авиазавода, входил главный телеком оператор Vivacom, который контролировался совместно с российским государственным банком ВТБ, а также ведущий болгарский банк КТБ. В орбиту бывшего совладельца авиазавода Avionams входила также крупнейшая сеть автозаправок Petrol, которая сугубо формально конкурирует за рынок Болгарии с российским “Лукойл Бургас”. В реальности — она удерживает с россиянами монополию, чтобы не пускать на местный рынок нефть стран Каспия и Ближнего Востока.

В конце 2017 года бывший совладелец авиазавода Василев начал вещать из Сербии о том, что подаст на Республику Болгария в международные суды. Он намерен доказать, что власти неправильно национализировали банк КТБ.

Если по каким-то внутриполитическим раскладам олигарху удастся вернуть банк, вполне возможно что у него когда либо выйдет и вернуть авиазавод.

Правда в таком случае Василеву придется доказывать суду чистоту средств, за которые он в середине 2000-годов покупал ведущую в стране сеть мобильной связи. Или покупал сеть заправок Petrol у гражданина Латвии Дениса Ершова, который считался главным болгарским партнером российско-израильского магната Михаила Черного.

До бегства в Сербию в общении с прессой ведущий болгарский олигарх Василев уверял что не был партнером Ершова и Черного, а занимался поиском баланса между НАТО и Россией.

Детали болгарской игры на геополитических качелях

Из-за многолетней безынициативности частных совладельцев авиазавода Avionams, Болгарии в отличии от большинства стран региона не удалось — ответить перевооружением своих ВВС на растущую военную угрозы со стороны РФ.

Особо удивлялась такой болгарской медлительностью российская пресса. Ее утверждением стала шутка о том, что за 13 лет членства в НАТО болгарской армии так и не хватило для того, чтобы перевооружить свою авиацию. А раз так, утверждали в Москве, тогда значит Болгарии пора вместе с Грецией выходить из НАТО, и навсегда порвать с коварным Западом.

Но за подобной российской пропагандой тщательно скрывалось истинное положение вещей. Оно исходит, во-первых, из того, что перевооружение в большинстве стран мира как правило инициируют не армия. Это делают предприятия оборонного машиностроения. Они, предлагают варианты стоимости и оснащения, а армия выбирает, и никак не наоборот.

И во-вторых, оборонная промышленность Восточной Европы сегментарно погружалась в стагнацию отнюдь не в результате вступления государств региона в НАТО. А скорее, в результате четко скоординированного Кремлем нашествия в экономику российского капитала сомнительного происхождения.

Это очень хорошо видно на примере Болгарии. В которой главное предприятие авиапромышленности долгие годы контролировал тот же инвестор, который вместе с россиянами контролировал всю мобильную связь, и снабжение этой страны бензином. И одновременно, по легенде, якобы не имел никакого отношения к тому, что Болгария за много лет так и не смогла сделать выбор, чьей же все-таки техникой ей надо переоснащать свою военную авиацию — производства РФ или родного оборонного блока, в котором эта страна состоит.

Подобная непростая ситуация в которой оказалось одно из ведущих оборонных предприятий Болгарии позволяет ее политической верхушке играть на растущем статусе связанных с этой страной международных энергетических проектов.

Некоторые из них, такие как новые газопроводы или обновление рассчитанной на экспорт АЭС, имеют континентальное, а не просто региональное значение для Европы. И слишком важное значение этих строительств позволяет болгарским политикам одновременно апеллировать к одновременно к финансистам Москвы и Брюсселя с вопросами переоснащения болгарской армии.

Например, болгарский президент Румен Радев выступает за оснащение военной авиации шведскими истребителями Gripen. В то же время, премьер-министр Бойко Борисов является сторонником передачи государственного завода Avionams в сферу влияния подсанкционных компаний “Ростех”, ОАК и “МиГ” для того, чтобы Болгария локализовала на своей территории выпуск модернизированных российских истребителей Миг-29.

Будут ли крайности в болгарских играх

Для оборонной промышленности Украины, выпуск полностью украинских модификаций истребителя Миг-29 является одной из установленных специализаций. Поэтому ситуация, которая сложилась в авиастроении Болгарии с продвижением техники подсанкицонных компаний РФ, — это вряд ли то, что могло остаться без внимания Киева.

В конце 2017 года, уполномоченные спецэкспортеры Украины опротестовали намерения МО Болгарии на проведение тендера на ремонт болгарских истребителей с участием лишь одной компании “МиГ”, потому что есть признаки монопольного сговора.

Так, 19 декабря прошлого года украинская госкомпания “Укринмаш”, подала жалобу в Комиссию по защите конкуренции против решения №129 МО Болгарии от 6 декабря 2017 года на обслуживание истребителей МиГ-29 на общую сумму 49,7 млн. долларов.

Но, в начале января этого года, пресса сообщила о том, что в последний рабочий день 2017 года Комиссия по защите конкуренции отклонила жалобу украинской компании “Укринмаш”.

На практике решение Комиссии дает возможность МО Болгарии продолжить переговоры с российской компанией. Однако, в решении уточняется, что украинская компания может обжаловать решение в Верховном административном суде.

Напомним, что на ремонт болгарских МиГ-29 было выделено 82 млн. левов, однако, из-за жалобы в конце 2017 года правительство перераспределило 53.4 млн. из них на поддержку военных аэродромов и ремонт зданий военных училищ.

Со своей стороны, министр обороны Красимир Каракачанов, известный своей пророссийской позицией, определил жалобу украинской стороны как саботаж и заявил, что вопрос будет решен к концу февраля.

И украинцам пришлось обращаться в апелляционные инстанции, потому что на практике решение Комиссии дает возможность Министерству обороны Болгарии продолжить переговоры с российской компанией.

И даже если эти меры не принесут Киеву должного результата, вряд ли следует рассчитывать на то, что Болгария сможет спокойно пополнить мировой мини-клуб лицензионных производителей российских вооружений.

Вслед за Индией, которая отказалась от ряда проектов с РФ в военной авиации, список этих производителей сейчас начал очень стремительно сокращается. Одни страны выходят из промосковского военно-технического клуба вынужденно, и под давлением санкционных рисков.

Другие, как КНР, руководствуются трезвым расчетом и рассчитывают использовать санкции для того чтобы вытеснять РФ с рынка модернизации бывших советских образцов оружия.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.