Влияние Четвертой Индустриальной Революции на экономическую политику

Андерс Борг, экс-министр финансов Швеции


Робот

Размышляя о напряженных дискуссиях в Давосе и основываясь на своем опыте работы в качестве министра финансов, инвестиционного банкира и банкира Центрального банка (советник Департамента денежно-кредитной политики шведского Национального банка в 2001 — 2002 гг.), я хотел бы попробовать придти к некоторым предварительным выводам о влиянии Четвертой Индустриальной Революции на экономическую политику.

Наблюдаемые нами технологические перемены в цифровой сфере, сфере связи, робототехники и «больших данных» будут иметь значительное влияние на рынок труда, и Четвертая Индустриальная Революция будет нарушителем его сегодняшнего уклада. Согласно оценкам исследования Carl Benedikt Frey и Michael Osborne Оксфордского университета, в ближайшие годы в развитых экономиках 40-50% всех рабочих мест будут трансформированы или исчезнут.

Рабочие места в 2015-2020 годах

Некоторые скептически оценивают такие расчеты. Однако, позвольте мне привести конкретный пример. За последние 5 лет, скандинавские банки провели почти 5%-ые ежегодные сокращения своих сотрудников. Если такой тренд продолжиться и в следующие 5 лет, общее сокращение рабочих мест составит приблизительно 40%. Важно отменить, что на протяжении этого периода, скандинавские банки были одними из лучших в Европе по показателю прибыли на акционерный капитал (ROE).

Растущий спрос на рынке труда на большую договороспособность обусловит усиление текучести рабочей силы. Страны, наиболее адаптированные к перемещению трудовых ресурсов из старых сокращающихся секторов в растущие новые, будут иметь преимущества в более низких уровнях безработицы и в более высоком потенциале экономического роста.

Также, существуют и другие тренды на рынке труда, которые усиливают схожие тенденции. В период восстановления в США и Великобритании после Большой депрессии, значительное количество созданных рабочих мест не были традиционными с полной занятостью и полным социальным пакетом. Преобладание самозанятости, краткосрочных контрактов, сезонных работ и частичной занятости обусловило в целом снижение защищенности рабочих мест.

Меньше рабочих мест, меньше налоговых поступлений

Влияние Четвертой Индустриальной Революции на фискальную политику скорее всего будет сложным. Если эффект от роботизации и цифровых технологий на рабочие места будет негативным, то он обусловит и изменения в налоговых поступлениях. Если все больше и больше рабочих мест смогут быть заменены компьютерами и машинами, то в долгосрочной перспективе снизятся доходы от налогообложения наемных рабочих. Также, вполне вероятно, что в результате утраты рабочих мест и снижения ВВП, вырастут социальные издержки налогообложения. Налоговые поступления, скорее всего, будут приносить меньше доходов и станут более «социально дорогими» в силу своих негативных побочных эффектов для общества в целом.

Ухудшение перспектив налоговых поступлений может быть потенциально усилено влиянием цифровых технологий на розничные продажи и на НДС. Почти одна треть Рождественских продаж в Швеции прошла в этом году он-лайн. Молодые люди моложе 25 лет уже сегодня тратят от одной четверти до одной трети своих доходов в Интернете. Швеция — один из лидеров этого тренда («цифровой» рынок в Швеции больше французского в абсолютных измерениях, хотя население Франции в 6 раз больше), но и остальные страны постепенно следуют этому примеру.

В среднесрочной перспективе, также существуют риски снижения поступлений от НДС. Товары свободно перемещаются, многочисленные он-лайн сервисы приобретают права на использование цифровых продуктов (просмотр спортивных мероприятий, порно продукция, азартные игры практически не ограничиваются моральными нормами или налоговыми юрисдикциями в цифровом веке). Долгосрочные риски миграции налогов в глобализированном мире очевидны. Стандартная экономическая теория налогообложения говорит о том, что налог на наемный труд состоит из подоходного налога, социальных взносов и налога на добавленную стоимость.

Если Четвертая Индустриальная Революция воздействует на труд как на фактор производства, то она соответственно влияет на доходы и от НДС.

Технологии против образования

Также, проблемой для фискальной политики является возрастающее давление на государственные расходы. Наиболее очевидными для уполномоченных лиц действиями по разрешению противоречий, обусловленных технологическими переменами, является увеличение средств, выделяемых на образование и переобучение. Как отметил Нобелевский лауреат Robert Solow, для цифровой эры характерна гонка технологий и образования.

Одним из путей противодействия неравенству является увеличение расходов на педагогическую опеку ребенка и раннее образование. Обеспечение здравоохранения и ухода за людьми пожилого возраста несмотря на экономическую ситуацию также способствует устранению этого неравенства. Тем самым, в очередной раз повышается давление на государственные расходы.

В целом, дисбаланс в сфере налогообложения и необходимость повышения государственных расходов может подорвать устойчивость фискальной политики в долгосрочной перспективе.

Наиболее очевидным средством было бы снижение расходов на социальную защиту. В Европе, досрочный выход на пенсию, выплаты по больничному, выплаты по безработице и программы ранка труда часто составляют от 25% до одной трети государственных расходов. Во многих странах Европы, большие группы, в частности среди молодых людей, не работают, не учатся и не стажируются. В Италии, 20% населения от 15 до 24 лет просто «исключены» из социального процесса; в Испании таких 18%, в Великобритании — 15%.

Упорядочение социальной защиты

Вследствие кризиса беженцев в Европе, ловушка такого социального благоденствия еще более опасна. В период 2014 — 2020 гг., Швеция, с рабочей силой в 5,5 миллионов, вероятно, примет 0,5 миллиона беженцев и мигрантов. Сегодня, совокупность курсов языкового обучения, старшей средней школы (komvux), декретных отпусков для детей, мигрирующих со своими родителями, обеспечения жильем, службы социальных помощников, программ по трудоустройству создает возможности оставаться в такой системе государственных программ более десяти лет. В то время, как от безработных требуют искать работу в любой отрасли и во всех уголках страны, иммигранты часто остаются в сельских местностях с незначительными возможностями трудоустройства и постоянно числятся в тех или иных социальных программах.

Упорядочение систем социальной защиты и увеличение расходов на образование, уход за ребенком и обучение, не говоря уже про снижение налогообложения наемного труда — вот некоторые возможные действия в ответ на Четвертую Индустриальную Революцию.

Четвертая Индустриальная Революция и центральные банки

Технологический прорыв также повлияет и на монетарную политику. Для поддержания ценовой стабильности необходимо обеспечивать постепенный рост цен на товары потребительской корзины, который, как минимум, сможет компенсировать темпы роста качества товаров. Центральные банки склонны считать средний показатель роста потребительских цен на уровне инфляции 1 — 4% в год (с чуть более высоким уровнем для развивающихся рынков).

Потребительские цены будут находиться под влиянием цифровых технологий на розничные продажи. В некоторых областях — книжные лавки, туристические агентства, музыкальные компании и новостные издательства — это уже произошло. В такой стране — первопроходце, как Швеция, это происходит в бытовой электронике, в других секторах. Delivery hero, Mathem, Stayfresh, Linas Matkasse и другие розничные он-лайн торговцы вгрызаются в сектор традиционной продуктовой розничной торговли в Швеции и в других странах.

Операционные затраты для он-лайн розницы значительно ниже чем для традиционной, и обостряющаяся конкуренция со стороны низко-затратных альтернативных предложений соответственно ослабляет ценовое давление.

Мой вывод состоит в том, что скорее всего, инфляционное давление было в большей мере снижено, что повлияло и на центральные банки. Теперь необходимо больше времени для передачи давления производственных затрат на потребительские цены. При этом, инфляционное давление на цены вследствие низкого уровня безработицы и роста заработных плат компенсируется ускорением переориентации потребителей на он-лайн покупки.

Также, эффект от обесценивания валют может быть меньше, чем в прошлом. Теоретически, постоянное обесценивание валюты должно быть полностью отражено в потребительских ценах. В цифровом же мире, это может приводить к ускорению сокращения рентабельности. Если мы посмотрим на ограниченное влияние недавнего роста курса доллара США на инфляцию в некоторых странах с развивающейся рыночной экономикой, мы можем как минимум отметить этот эффект.

Взгляд на производительность

Вполне вероятно, что Четвертая Индустриальная Революция повысит производительность труда. Если взаимоотношение между капиталом и трудом сдвинется в сторону капитала так, что мы будем использовать больше капитала на одного рабочего, тогда производительность увеличится. Это противоречит низким темпам роста производительности труда, наблюдаемым нами в последние годы. В некоторой степени, такие низкие темпы роста производительности могут быть обусловлены низкими уровнями переработки ресурсов. Как правило, существует строгая корреляция между переработкой ресурсов и производительностью (машины более эффективны, когда они используются). Развитые экономики переживали исключительный период со значительными негативными разрывами производственных мощностей. Сейчас это меняется, и, похоже, технологическое развитие и низкая производительность вполне могут сосуществовать.

Наиболее существенным для монетарной политики является длительное удержание процентных ставок на очень низких уровнях. Консервативные центральные банкиры и макро — экономисты склонны преувеличивать инфляционные риски. Если центральные банки будут раз за разом получать более низкие фактические значения ИПЦ (индекс потребительских цен), нежели прогнозируемые ими, то наступит время анализа и переоценки их точки зрения.

На этом фоне, вполне возможно, что ФРС (Федеральная Резервная Система) не будет повышать процентные ставки в 2016 г. Опять таки, исходя из шведского опыта, существует риск очень низкой инфляции. Риксбанк, на фоне высокого экономического роста, сильного рынка труда и растущих цен на активы, пришел к естественному заключению, что пришло время постепенного роста процентных ставок. Та ригидно низкая инфляция и те дефляционные риски, которые мы наблюдаем вследствие таких действий, как раз частично и обусловлены переоценкой инфляционных перспектив.

Даже если ФРС имела достаточно весомые аргументы для недавнего декабрьского повышения процентных ставок, сейчас у них достаточно причин для осторожности и терпения, чтобы проанализировать те или другие фактические показатели инфляции перед тем, как двигаться дальше. Лучше откорректировать риторику, чем принять неверное решение по процентным ставкам.

Четвертая Индустриальная Революция приближается, и мы только начинаем понимать ее проявления в экономической политике. Также и министры финансов, и главы центральных банков идут вместе с нами по непростому пути познания этих процессов.

Автор — экс-министр финансов Швеции

Источник: www.weforum.org, перевод Михаил Цыба, для «Хвилі»




Комментирование закрыто.