Потемкинская деревня Росавиапрома

Юрий Семенов, для "Хвилі"

Су-35_Россия

Любимая игрушка Владимира Путина становится жертвой окончательного разложения системы управления и военных авантюр Кремля.

2015 год стал аномально богат на авиационные катастрофы в России. В прошлом году количество авиационных катастроф выросло на 35%. И МЧС России прогнозировало дальнейший рост на следующий, то есть 2015 год. Ожидания не обманули.

Наибольшее количество пришлось на Военно-Воздушные силы РФ летом этого года. И вот снова – катастрофа военного вертолета Ми-24 под Вязьмой.

В условиях роста напряженности по периметру РФ и сознательного провоцирования российскими самолетами систем обороны НАТО Владимиру Путину стоило бы задуматься, не страдают ли его ВВС грыжей, скрытой традиционным очковтирательством военного начальства и придворных лизоблюдов.

Итоги традиционного московского авиасалона Авиамакс-2015 следует читать между строк.

Официальные российские СМИ бодро отрапортовали о рекордной посещаемости мероприятия. Но основным итогом стали разве что сделки по «Суперджету» «Сухого». Сквозь зубы признали, что военная авиационная техника в этом году ушла на второй план. Да, военная авиация стала на самом деле очень неудобной темой. Однако широкая публика пока не догадывается, до какой степени кризиса и разложения там дошло состояние дел.

Причин здесь несколько, причем в основном из области, что называется, человеческого фактора. И этот фактор имеет фамилию в первую очередь Владимир Владимирович Путин.

Ни для кого не секрет, что хозяин Кремля питает особую слабость к военной промышленности и уделяет ей много личного внимания. Хотя конечно, основной доход в российскую казну приносит нефть. Но это скучно – качает себе и качает. Правда, в последнее время и нефть не радует, особенно цены и уровень получаемых доходов.

Однако несмотря на то, что у российской оборонки находится главная нянька страны, в отрасли наблюдается уже катастрофический системный кризис, вызванный особенностями стиля управления уже очевидно безумного кремлевского царя Ирода.

Авиационная МММ

Первой проблемой высшего менеджмента является расслоение между политикой торговцев авиационной и военной техникой вообще и реальной ситуацией у непосредственных производителей.

Продажами российской техники занимается компания «Рособоронэкспорт» во главе с Генеральным директором Анатолием Исайкиным и «Ростех» с Сергеем Чемезовым соответственно.

В двух словах, суть политики этих торговых компаний сводится к простым двум принципам – подписывать побольше контрактов и выставлять максимальные цены. Это уже привело к тому, что цены на российские изделия постепенно стали непроходными, даже казалось в полностью беспроигрышных вариантах.

Такую ситуацию покупатели находят неприемлемой, особенно учитывая падение общей технологической культуры производства на российских заводах, которую не удалось выправить за 15 лет царствования Путина.

Более того, именно за время Путина ситуация и усугубилась. Другой проблемой является то, что «Рособоронэкспорт» и «Ростех» взяли за правило подписывать контракты уже ради самого подписания, совершенно не заботясь о том, что подписанные обязательства уже начинают превышать технические возможности предприятий, которые с момента развала Союза просто еще «едут» по инерции, а о какой-то их модернизации и говорить даже не приходится.

Чемезов и Исайкин считают, что важнее угодить лично Путину подписанными бумагами и показать свою работу, а именно, по больше виртуальных контрактов с девятизначными цифрами, и соответствующий пиар на весь мир. А инфаркты за невыполнение должен уже зарабатывать вице-премьер Дмитрий Рогозин, который понимает всю абсурдность ситуации и приближающуюся ответственность, где крайним сделают именно его.

То есть, Чемезов и Исайкин начали создавать некое МММ, где их уже не волнует, кто и как будет погашать обязательства перед покупателями и уговаривать их не выставлять неустойки при их невыполнении.

Достучаться до царя

Дмитрий Рогозин в перерывах между эпистолярным творчеством в социальных сетях все же должен и работу делать. Но состояние дел уже такое, что непонятно с какой стороны описывать его проблемы.

О том, как его подставляют Чемезов и Исайкин, уже сказано выше. Другим источником проблем является сам Путин.

Владимир Владимирович, очевидно, либо слишком поверхностно вникает в оборонную тему, либо считает, что он и остальной мир должны уметь сидеть на двух стульях.

Владимир Путин забыл, какова часть комплектующих для авиации поставляется из-за рубежа, в первую очередь, из Украины. Раздвоение Путина дошло до такой степени, что у него каким-то непостижимым образом укладывается в голове идея, что Россия должна получать в срок товары из Украины, с которой сам Путин уже второй год воюет.

Введение Украиной запрета на продолжение военно-технического сотрудничества с Россией не просто поставило под угрозу выполнение российскими авиационными заводами нахапанных Чемезовым и Исайкиным контрактов, но и уже сделало их физически невозможными.

Недавние массовые катастрофы военных самолетов и вертолетов объясняются главным образом тем, что российские ВВС уже не имеют возможности проводить регламентные работы по обслуживанию техники и своевременную замену выработавших ресурс узлов и агрегатов.

Но живучесть и развитие российской авиация в современных условиях, это не только агрегаты из Украины, но и высокие технологии, доступ к которым в следствие западных санкций на данное время тоже закрыт.

И самое скандальное и обсуждаемое в московских оборонных кругах, что самого Рогозина уже долгое время не допускают к телу Путину, чтоб тот мог изложить президенту всю эту уже катастрофическую ситуацию.

Можно констатировать из вышеизложенного, что все российское руководство уже впало в состояние коллективного бегства от реальности.

И это уже не вопрос времени, когда об этом начнут догадываться покупатели российской военной продукции. Они уже начинают делать свои выводы о надежности России как поставщика военной техники.

И уход темы военной авиации в тень на последнем московском авиасалоне главное тому подтверждение.

При этом следует учесть, что такая ситуация наблюдается и в других отраслях российской оборонки, но авиационная сфера просто выступает ярким индикатором наступивших безвозвратных и разрушительных процессов.




Комментирование закрыто.