Луганская ТЭС за три дня до блэк-аута

Виталий Кулик, проект «ЭнергетикаUA», для "Хвилі"

4 ноября на контролируемой части Луганской области может потухнуть свет. Россия перекрыла единственную железнодорожную ветку, ведущую на Луганскую (Счастьинскую) ТЭС. Миллион украинцев первые морозы рискуют встретить в потемках.

На 31 октября запасы угля на Луганской ТЭС («ДТЭК Востокэнерго») составляли всего 7 тыс. тонн, этого хватит всего на четверо суток работы. Луганская ТЭС работает в обособленном «острове», является единственным производителем электроэнергии в области, от которого зависит наличие света и тепла в домах 1 млн потребителей.

Главная проблема станции заключается в том, что после блокады 2017 года остался лишь один способ доставки угля – железнодорожная ветка из РФ. Железнодорожных подъездов к Луганской ТЭС по контролируемой украинскими властями территории нет. С начала октября Российская железная дорога не подтверждает отгрузку угля в адрес Луганской ТЭС из-за невыдачи квот на поставки угля. Т.е. фактически в отношении ЛуТЭС введен режим блокады.

На сегодня из объединенной энергосистемы Украины по цепочке воздушных линий 110 кВ можно обеспечить для области только 60 МВт. В случае остановки Луганской ТЭС на контролируемой территории Луганской области возникнет дефицит мощности в 180-220 МВт.

И тут возникает два извечных вопроса: кто виноват и что делать?

О проблеме было известно с самого начала боевых действий в 2014 году. С момента введения СНБО в марте 2017 года официальной блокады временно неконтролируемых территорий Луганской и Донецкой областей (ОРДЛО) риск стал запредельным.

Самым простым решением было бы строительство альтернативной железнодорожной ветки к Луганской ТЭС от ж/д станции Сватово до станции Белокуракино, которая бы соединила электростанцию с железнодорожной системой Украины. При строительстве коротким путем нужно проложить 45 км (более сложно с точки зрения ландшафта и болотистой местности), вдоль автомобильной трассы 70 км. Но это бы позволило на первом шаге бесперебойно доставлять на станцию нероссийский антрацит, на втором – перевести энергоблоки ТЭС на марку Г и использовать украинский уголь газовой группы. Но ни в СНБО, ни в Министерстве инфраструктуры не нашлось мудрости этот риск осознать и политической воли предпринять конкретные действия. Тем более что об этом мы писали руководству страны, начиная с 2014 года.

Да, это заняло бы не менее полутора лет и стоило бы до миллиарда гривен. Но, во-первых, если бы строительство началось сразу после блокады, то уже ветка бы вводилась в эксплуатацию.

Во-вторых, миллиард, конечно, внушительная сумма, но здесь как в пословице – скупой платит дважды. Для того чтобы избежать обесточивания ТЭС вместо угля начнет использовать резервное топливо – газ. А электроэнергия из него в разы дороже, чем из угля. И этот самый миллиард на покупку дорогого газа для ЛуТЭС будет потрачен уже в ближайшие два месяца. А потом еще миллиард, еще и еще…

Теперь к вопросу – что делать? Отчасти ответ на этот вопрос уже раскрыт в предыдущем абзаце. Вместо угля придется жечь газ. Для этого станция должна получать около 500 млн грн в месяц сверх тарифа, установленного для электроэнергии из угля.

31 октября 2018 года КМУ принял распоряжение «О предупреждении чрезвычайной ситуации в Луганской области», которым рекомендовал НКРЭКУ установить дополнительный платеж генерирующей компании «Востокэнерго» (к которой относится ЛуТЭС) для покрытия дополнительных расходов станции на производство электроэнергии с использованием природного газа, начиная с ноября 2018 года.

Но здесь есть важное обстоятельство – из каких средств НКРЭКУ эти средства изыщет? Поднять оптовую рыночную цену электроэнергии (ОРЦ) и тарифы для потребителей Регулятор не может – в соответствии с п. 5.2 Порядка формирования ОРЦ, его повышение возможно не позже чем за 5 дней до начала квартала. Это означает, что просмотр ОРЦ для финансирования дополнительного платежа возможно не ранее 1 января 2019 года.

В случае не повышения ОРЦ в ноябре-декабре 2018 года, в соответствии с Правилами ОРЭ, единственным источником финансирования дополнительного платежа для Луганской ТЭС являются платежи, предназначенные для всех других ТЭС Украины. Как следствие, каждый месяц остальные ТЭС Украины, которые преимущественно работают на украинском угле (кроме Славянской и Криворожской ТЭС), недополучат эти самые 500 млн. грн. Как следствие, украинские шахтеры не получат оплату за поставленный уголь, усугубит и без того сложную ситуацию в угольной отрасли, возникшую в связи повышением тарифа «Укргидроэнерго» за счет угольных ТЭС (об этом был мой предыдущий материал).

Для информации — по состоянию на 31 октября 2018 года, фактические запасы угля ТЭС является ниже минимально установленных Минтопэнерго на 5 из 12 электростанций. Очевидно, что при такой тарифной ситуации закупка необходимого количества угля и устойчивое прохождение зимы 2018/2019 станет невозможным.

Скорее всего НКРЭКУ придется отменять ранее принятого в октябре 2018 решения по увеличению инвестпрограммы и расходов «Укргидроэнерго» и снимать с тарифа НЭК Укрэнерго средства, дополнительно полученные более годового плана по факту продажи экспортной сечения (до 500 млн грн) на 500 млн грн. Возможно, пересмотру подвергнутся тарифы для «Энергоатома».

Чему учит эта ситуация?

Первое и самое важное — от РФ нужно ожидать любых действий направленных на дестабилизацию энергетики, экономики и социально-политической сферы. Особенно в предвыборный период, когда блэк-аут целого региона может привести к существенному переформатированию рейтингов власти и ее оппонентов. И стратегия украинской власти должна быть направлена не на купирование очередных «прорывов», а на превентивной сужение рисковых зон.

Второе – уже полным кретинам должно стать понятно, что от антрацитовой зависимости Украина должна уходить как можно скорее. Сейчас РФ обеспечивает ¾ импорта антрацита в Украину. На другие станции он пока из России едет. Но в любой момент может быть перекрыт. И никто не даст гарантий того, что это не произойдет через месяц, неделю, день. И тогда дополнительные миллиарды понадобятся другим антрацитовым ТЭС. Кабинет министров должен проявить политическую волю и, наконец, закрепить приоритет включения энергоблоков, работающих на украинском угле. В такой ситуации перевод оставшихся антрацитовых блоков на марку Г произойдет уже в 2019 году.

Третье, — большой и пламенный привет секте борцов с «ротердамами+» и прочим лоббистам «дешевой электроэнергии» для заводов Пинчука и Коломойского. Которым не нравится приоритет украинского угля и вместо Роттердама предлагающим привязаться к ценовым индексам российских портов Балтийского моря. Как видим, такие ничтожные с точки зрения геополитической реальности бухгалтерские конструкции приведут не к ожидаемому их клиентами снижению тарифов, а к обратному – росту ОРЦ и цены электроэнергии для промышленности в связи с форс-мажорным сжиганием газа вместо угля.

И тут в пору вспомнить полную версию упомянутой пословицы – это ведь только скупой платит дважды, а тупой платит трижды. Важно не стать лохом – он, как известно, платит всегда.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.