История и современные мифы о корпоративном управлении госсобственностью в Украине

Владимир Ларцев – экс-советник председателя Фонда госимущества, директор «Центра антиолигархической политики», для “Хвилі”

e-konomika-ukrainy

В стране развернулась настоящая корпоративная война между несколькими центрами влияния во власти за право управлять госпредприятиями. Об этом свидетельствует и переподчинение «Нефтегаза Украины» Кабинету Министров, и почти детективная история с недавней передачей полномочий по управлению госпредприятием «Укртрансгаз» от «Нефтегаза Украины» к Министерству экономического развития и торговли, а затем отмены этого решения МЭРТ через две недели. И о замене ряда членов Наблюдательного совета и правления ОПЗ и «Укргаздобычи», которых связывали с Яценюком-Коломойским-Мартыненко, на людей Порошенко-Кононенко. Спрашивается, в чём же подлинная, а не декларативная «изнанка» этих манёвров власти? Ответ даёт анализ всей 25-летней истории и сегодняшних тенденций в корпоративном управлении госактивами в Украине.

Управление госсобственностью как доходное место для своих людей

Сохранившаяся после бегства Януковича и избрания Порошенко президентом олигархическая система правления в Украине закономерно порождает у власти и приближённых к ней людей стремление если не обогатиться, то хотя бы подзаработать на госсобственности. Это возможно двумя способами: путём участия в приватизации госактивов, и посредством назначения в руководство госпредприятий своих людей.

Так как на все более-менее ликвидные госактивы уже давно положили глаз олигархи высшей лиги (Ахметов, Коломойский, Фирташ, Новинский, Пинчук, Жеваго, Хмельницкий, Деркач), и их приближённые, которые успели прикупить большие или меньшие пакеты акций госпредприятий, или договориться с нынешней верховной властью о их приобретении за хорошие откаты в ходе запланированной Кабмином приватизации, то олигархам низших уровней, которые значительно усилили свой вес в политике в результате Революции Достоинства, приходится довольствоваться пропихиванием своего менеджмента на заводы и фабрики, запрещённые к приватизации, чтобы оседлать, а затем «подоить» денежные потоки последних.

Но так как, с одной стороны, аппетиты у тех, кто пытается вырваться в первые номера украинского бизнеса зашкаливают, а с другой стороны, им хочется подоить побольше госпредприятий, они через своих ставленниках во власти выдвигают прожекты их объединения в госхолдинги, госконцерны и специальные имущественные фонды.

Старые-новые прожекты о реформировании госуправления

Первым в постреволюционный период высказал эту идею Айварус Абромавичус. Будучи министром экономического развития и торговли, он в августе 2015 года заявил о необходимости создания холдинга, в который войдут все стратегические предприятия. По его словам это необходимо, чтобы, во-первых, «был единый центр, чтобы министры, которые в среднем меняются каждые 11 месяцев, а их заместители, возможно, и чаще, все-таки занимались отраслевой политикой, а не конкретными государственными предприятиями. Во-вторых, чтобы сделать прозрачным процесс…».

Эту мысль сразу же подхватил тогдашний глава правительства Арсений Яценюк и ещё ряд высокопоставленных чиновников и политиков. Уже после ухода в отставку Абромавичуса с поста МЭРТ в феврале 2016 года директор Департамента управления государственной собственностью и развития промышленности Минэкономразвития Елена Дяченко заявила: «Холдинг мы, надеемся, создадим в этом году. Его наполнение будет зависеть от целей и согласованности всех представителей министерств».

В августе текущего года председатель Фонда госимущества Игорь Билоус решил подкорректировать планы своих коллег и предложил по примеру румынского «Fondul Proprietatea» объединить 185 миноритарных госпакетов акций хозяйственных обществ (ООО, ВАТ, ПАО, ЗАО) в специальный имущественный фонд, который, конечно же передать в управление иностранной консалтинговой компании.

Все эти красивые и разумные на первый взгляд прожекты высокопоставленных чиновников, с одной стороны, не учитывают истории реформирования госсобственности в Украине, а, с другой, имеют под собой корыстные намерения. Иначе говоря, то что эффективно работает в развитых западных странах или в той же Румынии, в сегодняшних условиях Украины ещё больше усилит коррупцию в этом секторе экономики, и в конечном счёте обречено у нас на провал.

С момента провозглашения независимости Украины и принятия первых рыночных законов управление госсобственностью было слабым звеном экономической политики власти. Вначале эти полномочия Верховная Рада возложила на Фонд госимущества. Однако уже в конце 1992 года из-за возникших противоречий по вопросам управления госпредприятиями ФДМУ с органами центральной власти их передали министерствам и ведомствам.

Так как в результате ситуация с управлением промышленными госактивами лишь ухудшилась Кабинет Министров в конце 2005 года создал государственную кредитно-инвестиционную компанию «Госинвест».

«Госинвест» как первый исторический опыт системного дерибана госсобственности

Согласно постановлению правительства уставной фонд компании должен был быть сформирован путём внесения пакетов акций ряда высоколиквидных госпредприятий и составить порядка $200 млн. Кроме акций, «Госинвесту» должны были передать в уставной фонд векселя госпредприятий, имеющих бюджетную задолженность и 3 млн. гривен денежных средств.

Однако в 1996-1997 годах эти планы несколько раз корректировались Кабмином, и, в конечном счёте, в 1998 году компания получила лишь указанную сумму денег и акции 10-ти нефтеперерабатывающих, машиностроительных и автомобилестроительных заводов. Наиболее ценным приобретением «Госинвеста» оказался 56,4% пакет акций Национальной акционерной страховой компании «Оранта».

Нельзя не отметить, что первые два года работы «Госинвеста» были довольно таки успешными – за 1996-1997 годы компания получила 1 млн. гривен ($500 тыс.) чистой прибыли. Однако в 1998 году позиции «Госинвеста» в управление переданными ему активами были подорваны из-за авантюрного участия компании в подготовке 29 сертификатного аукциона, который он должен был провести вместе с Министерством промышленной политики в лице подчинённого ему госпредприятия «Финпром».

Идея была проста – из выпущенных в обращение 300 млн. компенсационных сертификатов гражданами было использовано только около 50 млн. Остальные были переданы правительственными решениями в распоряжение «Финпрому» (210 млн. шт.) и «Госинвесту» (20 млн. шт.). То есть получалось, что государство должно было выкупить само у себя пакеты акций указанных выше гопредприятий за КС.

Фонду госимущества предписывалось провести большой аукцион за компенсационные сертификаты, на котором предполагалось продать крупные пакеты акций (до 25%) высоколиквидных предприятий как «Харцызский трубный завод», металлургический комбинат «Азовсталь» им. Ильича, НПО Фрунзе, «Россава», «Мотор-Сич» и ряда других.

Однако в последний момент Фонд госимущества перенёс дату аукциона, а через несколько месяцев Верховная Рада своим постановлением приостановила его проведение. Вопрос завис. А в начале 2000 года Президент Кучма принял указ о ликвидации «Госинвеста».

Но по ряду госактивов это оказалось не так просто. Выяснилось, что руководство «Госинвеста» в период своей ликвидации отдало в залог оффшорной компании «Watford Petroleum», контролируемой англичанином советско-еврейского происхождения Мишей Вотфордом, 10% акций “Галичины” и 30% акций ОАО «Нефтехимик Прикарпатья» под беспроцентный кредит в размере $400 тыс. сроком на 5 лет. В соглашение был внесен пункт относительно передачи в собственность последней данного пакета в случае ликвидации “Госинвеста” и непогашения им долга. «Госинвест» кредит, полученный у Watford Petroleum, естественно не погасил.

Фонд госимущества, который стал правопреемником «Госинвеста», под давлением «сверху» вынужден был подписать мировое соглашение с оффшоркой, которая доплатив небольшие деньги, оставила госпакеты акций “Галичины” и «Нефтехимика Прикарпатья» в своей собственности. Примерно аналогичная ситуация произошла с 10% акций «Харьковского подшипникового завода» и 10% акций «Киевского речного порта».

Более удачной оказалась судьба 56% пакета акций государственной страховой компании «Оранта», который руководство «Госинвеста» так же попыталось «под шумок» ликвидации продать через залог и кредит. Он через суд был возращён ФДМУ, а в дальнейшем продан на приватизационном конкурсе.

Одним из самых ярких художеств г-на Кузнецова является история с передачей 10% акций “Галичины” и 30% акций ОАО «Нефтехимик Прикарпатья» в залог компании оффшорке «Watford Petroleum» (WP), контролируемой англичанином советско-еврейского происхождения Мишей Вотфордом. Эти два пакета были переданы в 2000 года(14.03.) из уставного фонда «Госинвеста» — WP под беспроцентный кредит в размере $400 тыс. сроком на 5 лет. В соглашение был внесен пункт относительно передачи в собственность последней данного пакета в случае ликвидации “Госинвеста” и непогашения им долга. «Госинвест» кредит, полученный у Watford Petroleum, естественно не погасил.

Национальное агентство по управлению государственными корпоративными правами и начало «приватизации менеджмента»

Второй попыткой по улучшению состояния корпоративного управления государственными промышленными активами стало создание в 1998 году профильного Национального агентства Украины. Согласно соответствующему указу президента и постановлению правительства оно получило статус центрального органа власти.

Руководство Национального агентства по управлению государственными корпоративными правами предложило альтернативный приватизации источник пополнения бюджета. По словам главы НАУГКП Олега Таранова оно планировало собрать не менее 200 млн. гривен дивидендов к концу 1999 года.

Практически всю вторую половину 1998 года шёл процесс формирования Агентства и передачи ему от Фонда госимущества 6 тысяч пакетов акций госпредприятий. С момента создания НАУГКП возникло явление, которое по меткому выражению второго председателя ФДМУ (1994-1996 г.г.) получило название «приватизация менеджмента».

Первой ласточкой в этом плане оказалось Калушское предприятие «Ориана», 50%+1 акция которого было переданы в октябре 1998 года по очень низкой цене украинско-канадскому СП «Шелтон». По этой же схеме были переданы «Украинскому кредитному банку» госпакеты акций трёх облэнерго. А 2 декабря 1998 года правительство поручило Фонду госимущества передать тому же банку госпакет ОАО «Запорожский завод ферросплавов». Примерно в то же время контрольный госпакет акций «Запорожстали» с подачи НАУГКП перешёл в управление от физического уполномоченного лица к юридическому.

Иными словами, Национальное агентство, возглавляемое Олегом Тарановым, вместо выполнения своей непосредственной функции по улучшению качества управления государственными активами силами своих специалистов устроило коррупционную распродажу прав по их корпоративному управлению. Чтобы получать большее «лаве» руководство НАУГКП разработало специальную методику оценки предприятий, согласно которой стоимость госпакетов акций для передачи в управление выходила совсем мизерной. Для проведения столь деликатных оценок для Агентства были допущены только фирмы своих, а, именно, руководства «Украинского общества оценщиков» Елены Коваль, Владимира Шалаева, Алексея Амфитеатрова, Людмилы Симоновой, Огаджаняна, Сергея Пузенко и некоторых других.

Конечно же, подобное развитие событий не могло остаться незамеченным и, естественно, начало порождать многочисленные конфликты. Так в 1998 году правительство подписало договор с МВФ о продаже Крымского содового завода. Уже когда определили советника, который должен был этим заниматься, выяснилось, что Нацагенство без согласования с Кабинетом Министров передало это предприятие в управление «Укрсоцбанку». Представители МВФ выразили недоумение по данному поводу.

Кроме того, в условиях разразившегося мирового финансового кризиса остро стала проблема пополнения Госбюджета поступлениями от приватизации. В результате в профильном комитете Верховной Рады был поднят вопрос о дальнейшей судьбе Национального агентства по управлению государственными корпоративными правами. Решением Кабинета Министров в конце 1999 года оно было ликвидировано. Госпакеты акций, которые были уже переданы НАУГКП вместе со штатными единицами Агентства должны были обратно возвращены в Фонд госимущества.

Печальный опыт украинских госхолдингов и НАКов

Ещё одной формой управления государственной собственностью, получившей активное распространение в 1995-2000 годах стало создание Государственных акционерных и холдинговых компаний. Всего их за данный период времени было сформировано 29-ть (ГАК «Укрресурсы», ХК «Укркоммунмаш», ХК «АвтоКраз», ГАКХ «Укрпапирпром», ГАК «Укррудпром», ГАК «Украинские полиметаллы», ГАХК «Топаз», АХК «Укрнефтепродукт», НАК «Нефтегаз Украины» и др.). В общей сложности в их состав вошли 325 пакетов акций ОАО. На балансе 29 государственных холдинговых и акционерных компаний было сосредоточено имущества на 10 млрд. гривен.

По результатам 2000 года прибыль получили только 6 компаний. В Госбюджет же они за этот период перечислили дивиденды на сумму аж (!!!) 212,5 тыс. гривен. Созданная по указу Президента Кучмы в 1999 году Межведомственная рабочая комиссия выявила, что контроль государства над холдингами и ГАКами утрачен и начался процесс не контролиремого государством теневого отчуждения их основных фондов.

Так в ХК «Укрнефтепродукт», в которой 50%+1 акция принадлежали Фонду госимущества, в конце 2000 года были отчуждены контрольные пакеты акций, переданные этой компании трёх стратегически важных предприятий – «Эксимнефтепродукт», «Крымнефтепродукт и «Киевнефтепродукт».

В это же время примерно такая же ситуация сложилась и в ГАК «Украинские полиметаллы», которая продала через Первую фондовую торговую систему акции Орджоникидзевского, Марганецкого и Полтавского горнообогатительных комбинатов. Этими пакетами компания управляла от имени государства и не имела права продавать их без санкции ФДМУ.

Символично, что на основе результатов проведённой проверки упомянутая выше Межведомственная рабочая комиссия пришла к выводу об ошибочности создания госхолдингов и ГАКов по отраслевому принципу, наполнению их малоликвидными и несвязанными между собой предприятиями, и порекомендовала Президенту расформировать большинство этих госкомпаний.

И здесь ничего не было удивительного. Ведь по декларируемому замыслу все госхолдинги и ГАКи призваны были облегчить Фонду госимущества управление государственной собственностью. Но в условиях формирования в Украине олигархической системы правления такая эффективная в странах с развитой рыночной экономикой форма хозяйствования у нас начала использоваться для бесплатной теневой эксплуатации государственных активов. И это естественно, ведь на Западе холдинги образуются путём естественных рыночных трансформаций. В украинских же реалиях они являются рудиментами социалистической административно-командной системы управления.

Президент Кучма фактически проигнорировал выводы Межведомственной рабочей комиссии, дав лишь для «сохранения лица» указание Фонду госимущества ликвидировать холдинговые компании «Прикарпатлес», «Тернопольстройматериалы» и «Укрпромприлад». И это было прогнозируемо: ведь Леонид Данилович целенаправленно строил олигархическую систему правления и монопольную экономику в Украине. Да и целый ряд госкомпаний («Украгромашинвест», «Днепровский машиностроительный завод» и др.) находились тогда под контролем менеджмента его зятя Виктора Пинчука.

Неэффективность законодательного регулирования управления госактивами

Чтобы избежать ситуаций, подобных «Госинвесту», Национальному агентству по управлению государственными корпоративными правами и госхолдингам, правительство Украины на основе предложений Фонда госимущества одобрило в середине 2001 года Концепцию Кабинета Министров по управлению объектами государственной собственности В том же году она должна была быть доработана совместно с министерствами и ведомствами и в виде законопроекта внесена на утверждение Верховной Рады. Но это сделано по разным причинам не было.

Но 21 сентября 2006 года Верховная Рада приняла закон «Об управлении объектами государственной собственности», который по замыслу её главного инициатора и лоббиста тогдашнего председателя Фонда госимущества Валентины Семенюк должен был навести порядок в этой сфере государственного строительства. Но на практике оказалась, что он не решал проблему кардинально, а лишь урегулировал второстепенные вопросы. А именно, уточнял полномочия различных органов власти по управлению госактивами и легитимизовал права Национальной и отраслевых академий наук по распоряжению находящейся в её пользовании госсобственности.

О том, что Фонд госимущества, который согласно статьи 7.2.е вышеназванного закона является распорядителем Единого реестра объектов государственной собственности до сих пор не выполнил свои функции, свидетельствует недавнее заявление заместителя министра экономического развития и торговли Юлии Ковалив, что найдено 300 (!) неучтённых ранее государственных компаний.

То, что для Западных стран хорошо, для Украины сегодня плохо

Анализ истории трансформации системы управления государственными активами в Украине свидетельствует, что, с одной стороны, за годы независимости были апробированы её различные варианты. А, с другой, что все они оказались или малоэффективны, или провальны. Упомянутые в начале статьи инициативы высокопоставленных чиновников об объединение запрещённых сегодня к приватизации госкомпаний в холдинги по отраслевому или какому-либо иному принципу, и передачи неликвидных миноритарных госпакетов акций в специальный фонд по румынскому образцу как и раньше обречены на неудачу.

То, что эффективно работает в Западных странах с развитой или цивилизованно развивающейся рыночной экономикой (той же Румынии), в условиях господства в Украине олигархического консенсуса власти и крупного капитала приведёт у нас лишь к усилению коррупции в этой сфере и ещё большим материальным потерям украинского государства.

Решение проблемы кардинального повышения качества управления государственными активами лежит в русле дальнейших революционных изменений украинского государства и общества в целом, начатых Революцией Достоинства. А именно, неразрывно связано с формированием новой политической и социально-экономической системы.

С чего начать в реформировании системы управления госсобственностью

Но так как невозможно спрогнозировать, когда это произойдёт, возникает вопрос: что делать с существующей ныне системой управления государственной собственностью, которая погрязла в коррупции и служит лишь кормушкой для олигархов и высокопоставленных чиновников? Её трансформацию, по нашему убеждению, основанному на 12 летнем опыте работе и теоретических исследованиях в данной области, как ни удивительно это будет услышать от автора статьи, необходимо сегодня осуществлять в рамках реформирования деятельности Фонда госимущества, а не создания каких-либо агентств, холдингов или фондов.

Центральным звеном этого процесса должно стать очищение приватизационного ведомства от чиновников и директоров предприятий (как управляемых ФДМУ, так и другими органами власти) — ставленников олигархов. О том, что от их качеств и незаангажированности крупным капиталом зависит эффективность управления госактивами свидетельствует «от противного» история кадрового комплектования уполномоченных органов этого процесса.

Так, например, Владимир Кузнецов был назначен руководителем упомянутого нами выше «Госинвеста» с должности первого помощника президента Кучмы. Председателем Национального агентства по управлению государственными корпоративными правами стал в 1998 годы Олег Таранов, занимавший в Верховной Раде 2-го созыва пост главы комитета экономической политики. Назначение любого из руководителей созданных в годы независимости государственных холдингов и акционерных компаний можно связать с тем или иным олигархом, или чиновником высшего ранга.

Особое место в олигархической системе управления госпредприятиями играли и играют заместители председателя и директора департамента Фонда госимущества, отвечающие за данный участок работы. Дело в том, что после каждой смены премьер-министра в Украине начинался процесс массового переназначения на должности глав правлений холдингов и директоров госпредприятий своих людей. Им не только давали возможность «подкормиться» за счёт оседлания денежных потоков , но и обязывали пополнить партийную казну и мобилизовывать подчинённые им коллективы в период избирательных компаний для своей политической силы. И руководящие чиновники корпоративного сектора управления Фонда госимущества играли и играют в нём важную техническую роль.

Наиболее наглядно процесс переназначения на должности глав правлений холдингов и директоров госпредприятий своих людей проявился при премьерствах Януковича, Тимошенко и Яценюка. Классическим примером «приватизации менеджмента» является «Укрнефть», в которой из-за противодействия Коломойского и его ставленников государство, владея 51 процентным пакетом акций до сих пор не только не может получить дивиденды и налоги, но и назначить в руководство компании людей, отстаивающих его интересы.

После Революции Достоинства практически ничего не изменилось. Автор уже писал об этом в своей статье «Олигархи укомплектовали Фонд госимущества своими людьми». Показателен так же и тот факт, что за 2014-2016 годы долг «Укрнефти» перед государством возрос до 15 млрд. гривен, то есть более чем в 2 раза.

Руководство ФДМУ вместо реформирования системы управления госпредприятиями занимается самовосхвалением

Серьёзным препятствием для реформирования системы управления государственными активами в целом, и профильной деятельности Фонда госимущества является позиция в этом вопросе руководства последнего. После назначения председателем ФДМУ Игоря Билоуса все его месседжи посвящены только приватизации. Складывается устойчивое впечатление, что для бывшего инвестиционного банкира и облажавшегося главы налогового ведомства продать как можно больше госактивов даже по бросовой цене, но нужным людям и компаниям, стало навязчивой идеей. Именно на это нацелены все законодательные «новшества» приватизационного ведомства с 2015 года.

Назначение в марте текущего года заместителем председателя Фонда госимущества экс-помощника Игоря Кононенко Владимира Державина ситуацию в области государственного управления госпредприятиями не изменило. Он традиционно заменил практически весь блок специалистов ФДМУ этого направления на своих людей и начал стахановскими методами changе руководства подконтрольных приватизационному ведомству компаний на креатуры клана Порошенко. Это нужно для того, чтобы поставить под контроль денежные потоки госпредприятий и обеспечить поддержку их трудовых коллективов на будущих президентских и парламентских выборах БПП.

Чтобы хоть как-то прикрыть свои провалы в выполнение планов по поступлению средств от приватизации и управлению госактивами руководство Фонда периодически выступает с абсолютно невнятными, пустыми и необоснованно хвалебными заявлениями. В качестве примеров можно привести интервью Игоря Билоуса агентству Рейтер 12 сентября и статью на сайте Агентства стратегических исследований (!?!) о его заме — Владимире Державине. Такого хвалебного материала о руководителях ФДМУ не было за всю историю ведомства. Даже покойная Валентина Семенюк («Петух» по гороскопу), которая каждый свой шаг сопровождала пиаром, не заказывала журналистам подобные слащавые «Оды».

В хвалебной статье о заме председателя ФДМУ Владимире Державине подчёркивается, что «приватизационный блок Фонда по результатам первого полугодия 2016 года принёс в казну лишь 42 млн. гривен, в то время как корпоративный блок по результатам деятельности предприятий, находящихся в управлении ФДМУ, дал государству более 1 млд. 300 млн. гривен! Как официально сообщается на сайте ведомства, по состоянию на 11 августа этого года Фонд обеспечил поступление в госбюджет 647,8 млн. грн. от аренды государственной собственности, что cоставляет 105,3 % годового плана».

Однако указанные в статье «Антирейдер» Фонда госимущества» цифры спекулятивны. Во-первых, сумма поступлений по результатам корпоративного управления ФДМУ отличается от тех, которые приватизационное ведомство получало в «спокойные годы» до Революции Достоинства, лишь на разницу, которую дало обесценивание гривны к доллару, и рост стоимости продукции и услуг госпредприятий из-за общей инфляции в стране. Во-вторых, увеличение поступлений от сдачи Фондом в аренду госимущества обусловлено не улучшением деятельности в этой области, а банальным занижением цифры при их планировании. Причём, позволю себе утверждать, как специалист, занимавший в ФДМУ 11 лет внутриведомственной аналитикой, что подобная ситуация происходит ежегодно с сознательной подачи хитрых чиновников-руководителей арендного направления Фонда.

В-третьих, наиболее показательным свидетельством провала в деятельности Фонда госимущества по управлению госактивности стал пример того же Одесского припортового завода. Так как его приватизация должна была стать образцовой, руководство ФДМУ, соответственно, обязано было приложить максимум усилий по обеспечению «чистоты» продажи предприятия.

Если урегулирование проблем по долгам ОПЗ за газ фирмам Фирташа и суду с компанией «Нортима» Коломойского уровень не председателя ФДМУ и его заместителей, а президента и премьера, так как они имеют политическую составляющую, то решение вопросов согласования действий различных органов власти и госпредприятий с целью недопущения произошедших накануне проведения приватизационного конкурса арестов руководителей завода НАБУ, отключением от газоснабжения, блокированием счетов, приостановкой поставок сырья (всё это закономерно отталкивает потенциальных зарубежных покупателей завода), является непосредственной задачей и прямой ответственностью Игоря Билоуса и Владимира Державина.

Единственным разумным объяснением начатого хвалебного пиара в СМИ «достижений» Державина на ниве управления госактивами после его назначения в марте 2016 года замом председателя ФДМУ, может быть то, что его боссы (Порошенко, Кононенко и Билоус) запланировали назначить Владимира Владимировича руководителем или холдинга, создание которого до конца 2016 года проанонсировала директор Департамента управления государственной собственностью и развития промышленности Минэкономразвития Еленой Дяченко, или специального имущественного фонда, о котором высказался Игорь Билоус. Конкурс то на занятие такого доходного места власти проводить не хочется.

Важность публичного конкурсного отбора госуправленцев

Замена в органах власти и руководстве госпредприятий ставленников олигархов на незаангажированных профессионалов должна проходить на публичных и открытых конкурсах посредством специально создаваемых независимых комиссий с широким привлечением общественности. Как, например, это было осуществлено при избрании Антикоррупционного прокурора, главы и детективов НАБУ, председателя правления «Укрзализницы».

После Оранжевой Революции настойчиво начала продвигать идею о необходимости публичного конкурсного отбора чиновников и руководящего менеджмента госпредприятий Юлия Тимошенко. Но став в 2005 году премьер-министром она лишь сымитировала этот процесс, назначив на все хлебные должности, являвшиеся креатурой правительства, своих людей. Аналогичная ситуация произошла при последовавшим премьерстве Януковича, втором премьерстве Тимошенко, премьерстве Азарова.

Но всех своих предшественников после Революции Достоинства переплюнул нынешний президент Порошенко. Сегодня «куда ни ткни пальцем» находишь его одноклассников по школе, однокашников по Институту международных отношений, сослуживцев по армии, партнёров по бизнесу, бывших менеджеров компаний «Рошен», «Богдан», «Прайм Эссетс Капитал», «Укрпроминвест», «5 канала» и т.д.

Не сильно отстать от президента попытался в период своего премьерства в рамках полномочий правительства и парламентского коалиционного соглашения между БПП и «Народным фронтом» и Яценюк. Однако после отставки его с поста главы правительства в апреле 2016 года, креатуры Арсения Петровича начали, как мы уже писали, постепенно заменяться на представителей клана Порошенко-Кононенко.

И это не удивительно. Олигархическая система правления в Украине, не только сохранившаяся, но и окрепшая после Революции Достоинства всячески сопротивляется введению в стране открытых, публичных конкурсов по избранию высокопоставленных госслужащих и руководителей госпредприятий.

Наглядным свидетельством этого являются многократные срывы конкурсов по публичному избранию директоров государственных компаний «Укрспирт», «Центрэнерго» и «Укрэнерго». Причём «Украинская правда» увидела в названных срывах «руку» ближайшего сподвижника Порошенко — Кононенко.

Когда украинские правоохранители смогут сажать расхитителей госактивов

Наряду с публичным конкурсным подбором независимых от олигархов менеджеров и точечным руководством со стороны Фонда госимущества каждым госпредприятием важным элементом кардинального реформирования системы управления госактивами должно стать усиление контроля со стороны правоохранительных и контрольно-ревизионных органов за их деятельностью и обеспечение неотвратимости уголовного наказания за должностные злоупотребления и преступления в этой сфере. Ведь как ни парадоксально будет это услышать читателям, но по приведённым в данной статье фактам (да и по множеству других) ни Владимир Кузнецов, ни Олег Таранов, никто из разбазаривших или разворовавших госимущество руководителей-фигурантов госхолдингов и НАКов не только не был осуждён, но и просто арестован.

После Революции Достоинства правоохранительные органы открыли ряд уголовных дел против руководителей крупных госкомпаний. Наиболее резонансным стал арест председателя наблюдательного совета Евгения Бакулина по статье «присвоение, растрата имущества или завладение им в особо крупных размерах путём злоупотребления служебным положением». Однако, как известно, дело закончилось пшиком, и Бакулин в качестве народного депутата в составе «Оппозиционного блока» заседает ныне в Верховной Раде.

После формирования в Украине Национального антикоррупционного бюро и Антикоррупционной прокуратуры появилась надежда, что борьба с расхитителями крупной государственной собственности и финансовых средств станет более системной и предметной. По крайней мере так можно было рассматривать задержание в июле текущего года председателя Наблюдательного совета Сергея Переломы и первого заместителя председателя правления ОПЗ Николая Щурикова. Но как продемонстрировали решения Соломенского суда Киева, отказавшего НАБУ в отстранение Переломы и Щурикова от должностей, кардинально изменить систему управления госсобственности может только слом олигархического консенсуса власти и крупного капитала. Но старт дан, и это уже вселяет надежду.




Комментирование закрыто.