Спор на плохой экономический рост Китая

 

В настоящее время китайская экономика перегрета, однако наблюдаемый в настоящее время избыток инвестиций приведет с течением времени к дефляционным процессам как внутри страны, так и за рубежом. Как только увеличение инвестиций в основной капитал станет невозможным ‑ наиболее вероятно, что это случится после 2013 года ‑ китайская экономика столкнется с резким замедлением роста. И вместо того чтобы концентрироваться на обеспечении мягкой посадки сегодня, политикам Китая следовало бы начать беспокоиться о кирпичной стене, с которой может столкнуться экономический рост во второй половине пятилетки.

И невзирая на риторику, содержащуюся в новом пятилетнем плане – который, как и предыдущий, направлен на то, чтобы увеличить долю потребления в ВВП ‑ в качестве статус-кво все еще выбирается путь наименьшего сопротивления. При подробном рассмотрении нового пятилетнего плана скорее обнаруживается тенденция продолжающегося упования на инвестиции, в том числе в государственное жилищное строительство, для подержания экономического роста, а не на быстрейшее повышение курса валют, значительное перераспределение финансовых средств пользу домохозяйств, повышение налогов и/или приватизация государственных предприятий, либерализация системы регистрации домашних хозяйств (хукоу-прописки) или же облегчение мер финансового давления.

Наблюдавшийся в Китае на протяжении последних нескольких десятилетий экономический рост опирался на индустриализацию, основанную на развитии экспортных возможностей, а также на слабую валюту, что привело к высоким нормативам сбережений корпораций и домашних хозяйств и к тому, что страна полагалась на доходы от чистого экспорта и инвестиций в основной капитал (в инфраструктуру, недвижимое имущество, а также производственные мощности для импортозамещающего и экспортного секторов экономики). Когда чистый экспорт рухнул в 2008-2009 годах с 11% до 5% ВВП, руководство Китая среагировало на это тем, что еще больше увеличило долю инвестиций в основной капитал с 42% до 47% ВВП.

Благодаря этому в Китае не наблюдается серьезной рецессии ‑ как это произошло в Японии, Германии и повсеместно в развивающихся странах в 2009 году ‑ лишь потому, что были резко увеличены инвестиции в основной капитал, и доля от ВВП инвестиций в основной капитал увеличилась еще больше в 2010-2011 годах до 50% ВВП.

Проблема, естественно, заключается в том, что никакая страна не может оставаться достаточно продуктивной, продолжая реинвестировать 50% ВВП в новый основной капитал, без того чтобы в результате не столкнуться с огромным избытком производственных мощностей и проблемой недоходных кредитов. В Китае наблюдается избыточное инвестирование в основной капитал, инфраструктуру и собственность. Для приезжих это очевидно с того самого момента, когда они прибывают в ухоженные, но пустые аэропорты и садятся в сверхскоростные пассажирские экспрессы (благодаря которым исчезнет потребность в 45 планируемых для постройки аэропортах), попадают на скоростные автострады, ведущие в никуда, видят тысячи огромных новых правительственных зданий, как в столичных, так и в других провинциальных городах, города-призраки, а также абсолютно новые алюминиевые плавильных печи, которые остановлены, чтобы предотвратить резкое снижение цен на их продукцию по всему миру.

Чрезмерные инвестиции сделаны в коммерческой сфере и сфере строительства дорогого жилья, инвестиции в избыточные мощности в автомобилестроении даже обогнали недавний резкий рост продаж в этой сфере , также наблюдается переизбыток производственных мощностей в сталелитейном, цементном и других производственных секторах. В краткосрочном плане инвестиционный взрыв приведет к росту инфляции ввиду исключительно ресурсоемкого характера промышленного роста. Однако переизбыток производственных мощностей, в итоге, неизбежно приведет к созданию дефляционного давления, и этот процесс начнется с производственного сектора и сектора недвижимости.

В конце концов, наиболее вероятно, что после 2013 года в Китае произойдет “жесткая посадка”. Все исторические случаи чрезмерного инвестирования, включая страны восточной Азии в 1990-х годах, завершились финансовым кризисом и/или длительным периодом медленного экономического роста. Чтобы избежать этого, Китаю необходимо начать меньше сберегать, снизить инвестиции в основной капитал, снизить долю чистого экспорта и увеличить долю потребления в ВВП.

Сложность заключается в том, что причины, по которым Китай так много денег помещает в сбережения и так мало расходует на потребление, являются структурными, и потребуется не менее 2 десятилетий реформ, чтобы изменить стимулы к чрезмерным инвестициям.

Традиционное объяснение высокой нормы сбережений в Китае отсутствием системы социальной защиты, ограниченным объемом государственных услуг, старением населения, а также недоразвитостью потребительского кредитования и т.д. дает только частичный ответ. Китайские потребители не имеют большей склонности к сбережениям, чем китайцы, живущие в Гонконге, Сингапуре и Тайване, все они помещают в сбережения около 30% доходов после уплаты налогов. Основное различие заключается в том, что доля китайского ВВП, которая доходит до сектора домовладений, находится на уровне ниже 50%, что оставляет очень мало средств для потребления.

Некоторые принятые в Китае стратегии привели к массированному перераспределению доходов от политически слабых домохозяйств к политически влиятельным кампаниям. Слабая валюта снижает покупательную способность домохозяйств, что делает импортируемые товары дорогими, благодаря чему осуществляется защита импортозамещающих государственных предприятий, а также стремительно растут доходы экспортеров.

Низкие процентные ставки по депозитам, а также низкие проценты по кредитам для фирм и компаний-застройщиков означают, что массированные сбережения сектора домохозяйств получают отрицательные ставки доходности, в то время как реальная стоимость кредитов для экспортных предприятий также является отрицательной. Это создает мощное побуждение осуществлять чрезмерные инвестиции и подразумевает значительную долю перераспределения от домохозяйств в пользу экспортирующих кампаний, большинство из которых потеряют деньги в том случае, если им придется одалживать под равновесные рыночные процентные ставки. Более того, давление на рынке труда привело к тому, что зарплаты росли намного медленнее, чем увеличивалась производительность труда.

Для того чтобы убрать препятствие для роста доходов домохозяйств, Китаю необходимо осуществить более быстрое увеличение курса валюты, провести либерализацию процентных ставок и обеспечить намного более быстрый рост зарплат. Что еще важнее, Китаю необходимо или же приватизировать свои экспортные компании таким образом, чтобы их доходы стали доходами домохозяйств, или же обложить их доходы большими налогами, чтобы за счет этого обеспечить перераспределение фискальных доходов в пользу домохозяйств. Вместо этого, в придачу к сбережениям домохозяйств, сбережения или же удержанные заработки корпоративного сектора, главным образом государственных предприятий, связывают еще 25% ВВП.

Однако резкое увеличение доли доходов, которые идут на потребление сектора домохозяйств, может нанести огромный урон, поскольку из-за этого может обанкротиться огромное количество государственных предприятий, ориентированных на экспорт фирм, и провинциальных правительств, а они все имеют политический вес. Поэтому Китаю придется инвестировать даже больше, чем это предусмотрено текущим пятилетним планом.

Продолжение пути, на котором экономический рост обеспечивается инвестициями, приведет к значительному избытку производственных мощностей, недвижимого имущества и инфраструктуры, и это лишь ускорит предстоящее замедление экономики, как только станет невозможной модель экономического роста, основанная на инвестициях в основной капитал. До смены политического руководства в 2012-2013 годах китайская политическая верхушка, по всей видимости, сможет поддерживать высокие показатели экономического роста, но только за счет очень высоких последующих издержек.

Нуриэль Рубини – председатель глобальной экономической консалтинговой службы Roubini Global Economic, профессор экономики в Школе бизнеса Стерн при Нью-Йоркском университете и соавтор книги «Экономика во время кризиса»,издание которой в мягком переплете ожидается в этом месяце.




Комментирование закрыто.