Неправильная страна для неправильного народа

 

При этом у них хватает наглости называть себя демократами и приверженцами европейского пути развития.

Да, когда-то «они» действительно были как «мы», но это было давно. Похоже, сейчас они прочно забыли о том, что это означает, раз такое говорят.

В существующей системе взаимоотношений между властью и обществом другие просто не выживают, вот и прут в начальники люди соответствующих моральных качеств, а система обеспечивает им продвижение, поскольку они соответствуют ее требованиям в полной мере.

Разделение на «мы» и «они», вопреки расхожему мнению, инициировано не «снизу» обиженным плебсом, а именно «сверху», когда жирные коты поставили себя вне закона, вне правил игры, на которых держится общество, в силу собственной ограниченности не отдавая себе отчета, зачем они нужны.

Последовавшая инициатива «снизу» — лишь закономерная реакция социума.

Не нужно думать, что люди у нас до такой степени темные, что не осознают разницу между объектом «развода», которым они выступают сейчас в отношениях с властью, и субъектом государственного строительства, которым они должны являться в демократическом обществе.
Нарастающий протестный процесс — яркое тому подтверждение. А суть проблемы — именно в том, что существующая власть, в силу логики своего существования, не может сделать народ таким субъектом в принципе. Попробуем разобраться, почему.

Во-первых, власть стала бизнесом. Все бы ничего, если бы в этом бизнесе народ и власть были равноправными партнерами. Увы, это не наш случай. Не следует забывать о традициях ведения бизнеса в Украине. Честное партнерство никак не входит в их число, там более уместны такие понятия, как «кинуть», «развести», «напарить» и т.пр. Что, собственно, и происходит все 18 лет государственного строительства в Украине.

Во-вторых, бизнес стал властью. Естественно, имеется в виду крупный капитал, причем не только национальный. И во власти, и у руля капиталов – бизнесмены, и пока что у представителей крупного капитала денег явно больше. Поэтому происходит естественный процесс взаимодействия между представителями бизнеса – заключение сделок. Единственное отличие – в данном случае товаром выступают национальные интересы, развитие и благосостояние государства и общества. Покупатель всегда найдется – зачем с кем-то конкурировать, вкладывать ресурсы в завоевание рынка, если управление рынком можно себе просто купить. Заметьте, речь идет не о банальной коррупции, когда чиновник за взятку принимает решение в интересах взяткодателя. Предполагается, что в этом случае чиновник действует в собственных интересах, против системы, и если его вычислят, дадут по голове. Имеется в виду система взаимоотношений, при которой власть изначально строится «на продажу», из расчета на торговлю своими полномочиями, если эту торговлю вдруг прекратить, вся система рухнет – центры принятия решений находятся не там.

В-третьих, в такой связке by design невозможны единые правила игры для всех. В системе, смысл существования которой – торговля преференциями, и создание искусственных ограничений и рогаток для всего на свете, чтобы потом опять же торговать исключениями из них – это смерти подобно. Никто не будет платить за то, что может получить бесплатно.

В сухом остатке наша власть представляет собой биржу по торговле акциями ЗАО «Государство Украина», в котором народ – что-то вроде пассива, причем обязательства по нему подлежат выполнению в минимальных объемах и лишь в исключительных случаях, когда он начинает осознавать, что в данной фирме пора менять форму собственности. С какой же стати господа торговцы вдруг введут этот самый пассив в список акционеров? И каким, собственно, образом?

Систему таких отношений в обществе нужно менять, равно, как и устранять порожденную ей власть и элиту. Иначе не получится, в адекватных условиях, при которых власть реализует конструктивное развитие общества в интересах его созидательной части, функционировать они не смогут – их способности лежат в сфере торговли, а не созидания. Сохранение такой ситуации опасно для самого существования страны. Торговать, без риска вызвать социальный взрыв, скоро будет уже откровенно нечем – бездумная приватизация абсолютно всего вызывает девальвацию самой идеи собственности, в глазах людей крупный собственник имеет на свою собственность столько же прав, сколько вор на свою добычу. Признание обществом легитимности происхождения его капиталов, собственно сделки купли-продажи, да и вообще права властей торговать всем подряд, более чем сомнительно, поскольку происходит при полном игнорировании де-факто его интересов.

Может возникнуть мысль – что же, у нас ведь есть выборы, мы же сами выбираем эту власть, так давайте откажем им в нашем доверии, выберем новых людей, которые изменят все к лучшему.

Это иллюзия. Любой человек, любая политическая партия, прежде чем стать пунктом в избирательном бюллетене, а тем более – заявить о себе должным образом, чтобы избиратель хотя бы был в курсе, что это такое, должны быть успешным элементом уже существующей системы, т.е. в первую очередь привлечь значительное количество денег. Для этого они должны удовлетворять требованиям тех, кто может их дать. Кто у нас может дать деньги? Вопрос риторический. Это, кстати, одна из причин, по которой при существующем общественном строе никогда не будет преодолена бедность – пока сохраняется антагонизм между властью и обществом, богатый народ всегда будет угрозой для «элиты», поскольку сообща сможет противостоять финансовому шантажу псевдодемократической системы власти.

Однако предположим, что вопреки нашим бизнес-традициям, нашелся Савва Морозов в Украине. Что дальше? А ничего. Контролируемые властями и олигархами СМИ сделают все, чтобы дискредитировать создаваемый проект, канализировать мобилизованный им потенциал, похоронить его среди клонов, в различиях между которыми неискушенный избиратель никогда в жизни не разберется. Их совокупный ресурс, как финансовый, так и административный, делает любую борьбу в таком ключе бесперспективной, это называется играть на их поле по их правилам. И с заранее известным результатом. Наивно думать, что противоречия между политиками не позволят им совместно закопать любую реальную угрозу для их благополучия. Спектакль, именуемый у нас политической борьбой, будет немедленно отложен до лучших времен, если вдруг возникнет реальная угроза появления сильного игрока, не подчиняющегося правилам системы.

Какой же выход в данной ситуации можно предположить?

Я не буду сейчас призывать к восстанию, или наоборот, говорить, что оно не нужно. Мое собственное мнение по этому вопросу я умышленно выношу за скобки, чтобы не навязывать никому свой стереотип решения подобных вопросов. Любое противостояние — это всего лишь процесс достижения цели, а не сама цель, и какую форму избрать в каждом конкретном случае, становится очевидным исходя из конкретного контекста событий. Цель же – создание социума, основанного на совершенно других принципах, в котором конструктивно невозможен финансовый либо силовой шантаж сравнительно небольшой группой общества в целом.

В котором, четко поставлен силовой предел, за который не может перешагнуть частный интерес, ибо других пределов ему нет, а надежд на чувство ответственности собственников ни у кого уже не осталось.

В котором, власть шкурой отвечает за злоупотребления полномочиями, и любой вправе призвать чиновника к ответу не раз в пять лет, а каждый день, и не дай Бог тому не ответить.

В котором, человек живет прямо пропорционально той пользе, которую приносит людям. Где не все продается и покупается, а ответственность и профессионализм значат больше, чем денежный мешок и высокая должность.

Возможно ли построить такое общество? Да. Если есть люди, разделяющие эти взгляды, значит, они могут договориться друг с другом и жить в соответствии с ними, и сообща бороться с теми, кто пытается им в этом помешать.

Возможно ли сделать это в рамках существующего общественного строя? Нет, он основан на совершенно других принципах. Отсюда следует предложение: необходимо составить Конституцию, СВОЮ Конституцию, если хотите, 10 заповедей, определяющих принципы, на которых будут строиться взаимоотношения между людьми, их принявшими, и безусловно их выполнять во взаимоотношениях друг с другом. Чем же это отличается от какой-либо новой секты? – спросит читатель. Совершенно закономерный вопрос.

Ответ будет следующим: эта самая Конституция не будет статическим документом. Используя современные коммуникационные технологии, каждый новый член такого общества сможет вносить в нее дополнения и изменения, которые будут утверждаться или отвергаться остальными членами. Таким образом, мы сможем выйти на набор принципов, максимально устраивающий всех людей. На его основе мы сможем формировать альтернативные структуры самоуправления, финансовую, экономическую и силовую системы, которые будут изначально пользоваться доверием и поддержкой членов сообщества. А что касается существующей государственной власти – если проект будет успешным и привлечет много сторонников, это не будет иметь большого значения. Государство же все-таки состоит из людей.

Дмитрий Мануильский, «Хвиля».


Комментирование закрыто.