Байки Романенко-2. «Страшная история»

Юрий Романенко, "Хвиля"

Если разница крепостниками и крепостными? Можно ли обнаружить истоки Днепра на карте Украины? Когда родился Тарас Шевченко? Над этим и другими вечными вопросами бились герои новой серии жизненных рассказов от Юрия Романенко.

Первая часть

Кріпаки та кріпосники. И как их отличить?

Однажды мы сдавали экзамен по истории Украины. Его у нас принимал профессор Мигаль. Он был известен своей дотошностью к цифрам и пытал студентами, задавая вопросы относительно какой-то мелочной хрени. Почему он это делал? Лично мне было и тогда ясно. Рассматриваемый период  был скучным – 19 век. Никаких тебе войн особых, никаких тебе украинских страданий. Расцвет культуры, нашей так сказать, под гнетом проклятого царизма. В общем,  старичку профессору оставалось доставать студентов статистикой.

Лично я, регулярно не ходивший на лекции Мигаля и принципиально не писавший конспекты, предчувствуя скорую расправу (на парах  фиксировали, кто ходил на лекции) в последние два дня перед экзаменом тупо выучил всю статистику. Благо на цифры у меня память была  всегда хорошей, потому я злорадно ожидал схватки с этим  «сухим чудовищем».

Наступил день экзаменов  — праздник со слезами на глазах.

Я пошел во вторых рядах, чтобы понаблюдать, как будут скошены самые первые. Мне попался билет с экономикой и еще какой то хренью. Я быстро написал кучу всяких цифр  про цукроварни, чьи объемы производства росли в 1820 году настолько, а в 1837 году настолько, что составляло такой-то процент от объема в целом по Российской империи.  Теперь главное было, чтобы Мигаль поверил, что я всю эту ненужную хрень взял с головы, а не списал.

Я начал наблюдать за ходом экзекуции. Вызвали Галю. Галя была крепкой дородной барышней с добрыми глазами.  Везде ходила с подругой Валей. Потому мы назвали их Галя-Валя.  Галя не была передовым умом нашего потока и это сразу заметил Мигаль.

Галя бубнила заученную фразу: В 1861 році кріпаки відмінили кріпосне право….

Глаза Мигаля весело заблестели. Он тут же нанес смертельный удар:

— Скажіть, а ви розумієте відміну між кріпаками і кріпосниками

Галя почувствовала, что в вопросе содержиться дьявольский подвох и глубоко вдохнув, хлопнула глазами и честно сказала:

—          Ні.

С торжествуючими видом она тут же была отправлена Мигалем на пересдачу.

Вслед за ней пошла Оксана. Она была невысокого роста, настырная и всегда лезла сдавать первой, часто не имея представления о предмете.

Ей попался билет с вопросом о великом украинском поэте Тарасе Григорьевиче Шевченко.

Хто такий був Т.Г. Шевченко, — спросил Мигаль

—          Це був великий поет, письменник….

—          І……

—          Іііііііііііііііііііііі – подвисла Оксана

—          Художник….- закончил Мигаль., — Так коли народився великий український письменник, поет і художник?

Тарас Григорович Шевченко народився у 19 сторіччі,  — бодро начала Оксана.

—          А точніше? – встал в боевую стойку профессор.

—          1832?

—          Ні!

—          1887?

—          Ні.

—          1854?

—          Ні, — профессор явно кайфовал от такой жертвенных попыток студентки, — Ну що ж, йдіть на пересдачу.

—          А можно завтра, — нагло в лоб спросила Оксана?

—          Ні, я не думаю, що ви до завтра встигнете вивчити, коли народився цей великий український поет, письменник та художник, — открыто стебался он.

Грустно вздохнув Оксана пошла на выход.

 

Дальше пошла пара отличнико-хорошистов.

Потом пошел Славик. Славик был легендарной фигурой нашого факультета и потока. Он все старательно учил, сидел в библиотеке и зубрил все книги, но ничего не запоминал. Потому выдавал мощнейшие перлы. Некоторые товарищи специально ходили на экзамены вслед за ним, чтобы наслаждаться красивым шоу.

Например, на экзамене Истории Древнего Востока он поразил своими ответами покойного уже Мещерякова. Это была холодная зима 1995-1996 года. Мещеряков был замом у губернатора Масельского и по большому счету, он был далек от всей этой истории. Но продолжал читать лекции своим зычным голосом и его было интересно слушать в общем-то.

Это была наша первая сессия и Славик нанес  свой первый мощнейший удар.

Мещеряков сидел на стуле в американском стиле — закинув ногу на ногу, рядом стоял стакан с горячим чаем, который он нагрел здесь же кипятильником. Было очень холодно, университет отапливался плохо, потому мне врезалась в память эта сцена со стаканом.

Славику попался билет о вавилонском царе Хаммурапи. Своим дребезжащим голосом он декламировал:

— И в этот момент египетский фараон Хаммурапи……

У Мещерякова глаза вылезли с орбит и он чуть не поперхнулся чаем, кот. пил в этот момент:

— Как?! – спросил он, — ведь Хаммурапи вавилонский царь!

Славик царственно повернул голову, кивнул и выдал свою ставшую позже фирменной подачу:

Да, это вавилонский царь, но и египетский фараон также!

Мещеряков от греха подальше тут  же поставил ему тройку и отправил с глаз долой.

Профессора Кадеева, читавшего нам античную историю, мы боялись как обезьяны удава Каа. Но и его Славик сумел убить наповал, когда сказал, что эквивалентом денег в древних Афинах были стальные прутья. Гы-гы. Вам этого просто не понять, ведь Кадеев был настоящей звездой, белой костью советской профессуры, чтобы слышать такое….

Но вернемся к Мигалю. Он также быстро понял, что Славик талант и решил его поддержать, поставив соответствующую задачу. На карте Украины он попросил найти его истоки Днепра. Профессор не знал, что Славик не из тех парней, что боятся трудностей. На карте Украины Славик таки нашел истоки Днепра – в полесских болотах, там, где истоки Припяти.

Мигаль уже открыто куражился и попросил показать , куда Днепр впадает. Славик решительно показал на Каховское водохранилище.

Тогда профессор попросил назвать крупнейшую речку Харьковской области….

Славик смело пошел к огромной карте Украины. Правда, к ее западной части. Ткнув твердым взглядом в Польшу, он пошел слева направо на широте Харькова. Наконец, нашел требуемый регион…

— Лопань?- начал он неуверенно.

— Ні.

— Уди?

-Ні. По ній ще корабли ходили, — подсказал профессор.

— О, річка Харків, — засопел Славик.

— А Сіверський Донець, ви  чули? – спросил Мигаль.

Так появилась еще одна жертва на пересдачу.

Что касается меня, то я бодро  ответил на все вопросы. Мигаль, естественно, не поверил, что я такой талантливый и задал дополнительные вопросы по экономике. Я застрочил цифрами про плуги, крупный рогатый скот и процентные соотношения между ними. Только теперь профессор понял, что наконец-то судьба свела его с  перспективным выдающимся умом современности. Он заулыбался и поставил мне заслуженную пятерку. Но я все время вспоминаю клипающие глаза Гали и кріпаків, которые под давлением крепостников отменили себе крепостное право.

 

Страшная история

Однажды у нас была очередная практическая работа, которую, как всегда, вел наш преподаватель новой истории Виталий Федорович Пахомов. Я не помню,  чему она была посвящена, потому что сидел на галерке в компании наших раздолбаев Димы Андреева, Вовы Яремишина, а также девочек — Тоня, Валя, Галя.

Периодически мы хихикали. Девочки достали какие то таблетки, как оказалось, для укрепления ногтей. Мы попросили по одной и стали их дружно грызть.

Виталий Федорович вздохнул, наблюдая, как мы хихикаем, пожирая еще к тому же какие-то таблетки и начал свою речь:

Вот смотрю я на Тоню и вспоминаю историю, которая может быть очень поучительной для вас.

Мы с интересом развернулись, продолжая дальше жевать таблетки.

Однажды меня направили на практику в Первомайский, откуда ты Романенко, между прочим родом, — начал с печальным видом Виталий Федорыч.

Я вспомнил свой родной город и мне стало почти также печально, как Виталию Федоровичу от воспоминаний.

Так, вот… Я проходил там практику, как молодой преподаватель и меня поселили в одну комнату с другой практиканткой. Евреечкой Мартой Ирастовной (или Изольдовной, хрен ее знает, я уже не помню).

Дальше национальный вопрос был развернут в парадоксальном ключе.

Однажды, — продолжал он, раскачиваясь, отчего был немного похож на Пьеро из фильма про Буратино, — в Первомайске произошел страшный случай. На стадионе Колос, Романенко, надеюсь ты помнишь, где он находится (блядь, помню…., да там мои общаговские знакомые по вечерам, варили собак в специальном красном казане и ели их под водку, а потом смотрели на прекрасное звездное небо в обрамлении тополей. культовое место в общем) — там изнасиловали девочку. Она несчастная сопротивлялась и кричала, а насильники делали свое грязное дело и даже выбросили ее белье на забор.

(Я вспомнил тот серый бетонный забор, исписанный матюками и подумал на хрена было туда выбрасывать ее белье?).

Вечером, я пришел домой, — неторопливо говорил он, — и думал об этой страшной истории. Тут пришла Марта Ирастовна и я ей рассказал эту страшную историю во всех подробностях.

И вот знаете, что меня поразило, ребята, — спросил он.

Мы насторожились и как преданные собачата уставились на него.

Меня поразил ее ответ: Я бы не сопротивлялась, — сказала она, — и вот я смотрю на Тоню..

(Вся аудитория дружно повернулась на Тоню).

— И думаю, а ведь Тоня тоже не сопротивлялась бы, — поставил жирную точку Виталий Федорыч.

 




Один комментарий

  1. Logos пишет:

    разорвало мозг…