Статистика благих намерений: как перестать мостить риторическую дорогу в ад

Опасность для общества представляет не наличие тех или иных воззрений и их носителей, а их поляризация, когда сторонники одной идеи собираются в одном углу, чтобы противостоять оппонентам в другом углу.

Статистика благих намерений: как перестать мостить риторическую дорогу в ад

В канадском журнале Maclean’s Терри Главин (Terry Glavin) опубликовал статью, в которой показал, исходя из статистики по отношению к иммиграции среди сторонников двух основных политических партий Канады, как происходит поляризация в современном обществе и почему.

Она меня вдохновила на этот текст, так как дело тут не в иммиграции, не какой-то одной проблеме, а в нашей риторике по любому поводу, которая создаёт невозможность поиска решений и раскалывает общество на пустом, по сути, месте. Так что не зацикливайтесь на слове «иммиграция», думайте о слове «вопрос» или «проблема».

Еще не так давно условно говоря негативное отношение к существующей иммиграционной политике среди условных либералов и консерваторов отражалось так: 37%- 47 %. То есть имелся относительный консенсус и посему данный вопрос не определял политический дискурс. Более того, когда прошлый премьер Стивен Харпер попытался играть в американскую иммиграционную риторику, его дружно прокатили на выборах.

Но вот недавно оказалось, что соотношение по отношению к той же теме резко изменилось: только 15% процентов либералов и аж 67 % консерваторов имеют негативное представление о иммиграционной политике. Такой резкий диссонанс значит, что не только теряется консенсус по вопросу, но из-за подавляющего количества сторонников того или иного взгляда взгляды самого руководства партий перестают иметь значение. Оно становиться заложником большинства.

Это хорошо отражено в эволюции Республиканской партии США с появлением Дональда Трампа. Её руководство изначально отвергало и высмеивала похожего на клоуна кандидата в президенты, видя в нём некую аберрацию процесса. Но когда оказалось, что подавляющее большинство сторонников республиканцев поддерживает именно несистемного чудака, партии ничего другого не оставалось, как признать Трампа своим абсолютным лидером.

То есть, в любом обществе имеются любые настроения и взгляды. Пока они распределяются по всему спектру, то проблемы с ними не будет. Только когда баланс смещается и подобные воззрения скапливаются в одном углу, возникает раскол общества. И уже сам факт раскола начинает погонять повесткой, хотя количество людей остаётся неизменным. Меняется их конфигурация.

Это недавний феномен, который пытаются объяснить мудрёными технологиями и хитрыми заговорами. На самом деле виновата риторика, простая безответственная риторика каждого из нас.

До относительно недавнего времени жизнь и сознание человека определяла религия. Религия ведь не просто вера, это полный, сложный и неоднозначный набор идей, законов и норм, которые включают в себя абсолютно всё, от моральных императивов до диетических предписаний, от способа ведения войны до менструаций. Тора буквально значит закон, Коран — назидание, раньше, а где-то и сейчас, преподавался Закон Божий. Вполне конкретный закон, а не метафизические рассусоливания. В общем, это всё шло в комплексе, а за выдергивание одного момента из общего контекста могли обвинить в ереси и зажарить или забить камнями.

Затем пришла индустриальная эпоха, а с ней секулярная идеология, своего рода религия для века всеобщей механизации и стандартизации. Лучший пример идеологии, марксизм, сознательно пытался собрать всё воедино: экономику, политику, культуры, науку, сознание. Примитивно, но, тем не менее, комплексно. Оттого, например, наряду с гонениями на классовых врагов и инакомыслящих, Советский Союз был способен клепать танчики и балерин, а нацисты, помимо концлагерей, строили и здравницы для трудящихся. Идеологии, как и религии, не сводили всё к одной-двум вещам. Пролетариат так же нетерпим к потенциальной угрозе от иммиграции его рабочим местам, как и расист, который боится размыванию чистоты крови, но пока в комплексе их идеологий имеются другие, более важные для их классовой или националистической сути составляющие, анти-иммиграционные настроения остаются в балансе и не определяют повестку дня.

Но вот настала пост-индустриальная, а значит пост-идеологическая пора. Мир, из промышленного единого механизма, снова распался на части, как было в старину. Но уже без религии в качестве комплексного подхода к жизни. Зато с технологией, позволяющей децентрализовано, лично создавать свой. Что неизбежно приводит к упрощению картины, как ни странно. Создание сложных конструкций и концепций требует организации, способной оценивать и поддерживать сложность. Без этого всё неизбежно выльется в немодерируемую риторику и разобьётся на отдельные, нестыкующиеся куски.

Что и произошло среди канадских либералов и консерваторов. Вместо широкого спектра вопросов с относительно незначительными различиями в деталях, как и положено центристким политическим партиям, последнее время дискурс сводится к ограниченному числу эмоционально заряженных, но практически почти нерешаемых вопросов. Или требующих более, чем простого, однозначного решения. В результате риторика накаляется, и люди, которые до этого находились примерно посредине по большинству вопросов, начинают вытесняться на края, а то и за края. Когда любое несогласие встречается обвинениями в нацизме, левачестве, расизме, тупости, непатриотичности, это просто убивает внутренний диалог. И этим грешат буквально все.

И что получается? Вытеснив неправильных и несогласных, политическая сила, на первый взгляд, консолидируется. Вот раньше у нас было правильных 47%, а теперь аж 67%. Или раньше было неправильных 37%, а сейчас всего лишь 15%.

Но тут такая хитрая ситуация. Процент — дело относительное. Он одинаково может изменится если люди уходят, и если они приходят. Когда у вас из 100 разномастных осталось 50 чистых сторонников, то у вас поразительная 100-процентная поддержка. Зато если к 50 из 100 прибавилось всего лишь 10, то только 66%. Но на выборах победят именно они, а не первые чистые 100%.

Опасность для общества представляет не наличие тех или иных воззрений и их носителей, а их поляризация, когда сторонники одной идеи собираются в одном углу, чтобы противостоять оппонентам в другом углу. И вместе им, по определению, не сойтись, поскольку по одному вопросу консенсуса никогда не будет, только по широкому кругу задач и проблем. Поэтому постоянно увеличивающийся градус риторики по одному вопросу ведёт к общественному противостоянию и возможному коллапсу. Между тем у нас всегда больше общего, чем разделяющего, нам всем необходимо есть, пить, спать, иметь убежище от непогоды, делать и растить детей, иметь доход, развлечения, общение, радость. И все они взаимосвязаны.

Агрессивная риторика ведет к экстремизму. И если мы игнорируем её или вопросы, с ней связанные, мы рискуем потерять всё то, что нас всех объединяет. Как недавно заметил политический автор Дэвид Фрам, «Если иммиграцией не станут заниматься либералы, ей займутся фашисты». Если мы не станем контролировать нас дискурс, он начнёт контролировать нас. Лучше не становится заложником собственной риторики.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» вYoutube, страницу «Хвилі» в Facebook

 

Последние новости

Wall Street Journal советует инвесторам вкладываться в гривну

В Киеве попрощались с Дмитрием Тимчуком

Адвокат Трампа призывал Зеленского начать расследование против Порошенко

Синоптики рассказали, какая погода ждет украинцев в июле…

Украинцам пообещали удвоить минимальную зарплату

В Украине изменился порядок выплаты субсидий

ГБР завело шестое дело против Петра Порошенко

Стало известно, когда аномальная жара уйдет из Украины

У российской стороны есть готовность к обмену заключенными,…

Порошенко рассказал, зачем идет в Раду

Украине назвали 5 условий для получения 500 млн…

Украинцам объяснили, как отопление и горячая вода подешевеют…

Первый президент Украины отчитал Зеленского

LEGO бесплатно предоставит свои конструкторы украинским первоклассникам

lifecell запустил услугу комфортной замены SIM-карты