Существует большое количество вопросов привязываемых к понятиям этнос или нация. Примерами таких вопросов, являются вопросы: национальной идеи, национальной самоидетичности, национальной культуры и другие. При этом формулировки данных вопросов оперируют понятием этнос или нация. С другой стороны существует размытость самих понятий этнос или нация, а зачастую даже использование двух этих понятий как синонимов. Попробуем несколько формализовать этот вопрос, сделав этноса и нации более определенными и рассмотрим вопрос о возможных путях этногенеза и формирования нации, затронув при этом и вопрос элит.

Этнос и нация, общее, различия и пути формирования.

Этнос определяют, как совокупность индивидуумов объединенных общими признаками, объективными или субъективными. Однако такое определение свидетельствует о размытости данного понятия, так как совокупность индивидуумов объединенных объективными и тем более субъективными признаками могут быть не этносом, а социальной группой. Однако справедливости ради следует заметить, что четкого и однозначного понятия для этноса ввести, скорее всего,  не удастся, в силу того, что такое определение будет сильно зависеть от указываемых признаков. В то же время если рассмотреть возможные схемы формирования этносов и наций, как надэтнических совокупностей, то вопрос общих свойств и различий этносов и наций, становится интуитивно более определенным.

Рассмотрим основные «чистые» схемы формирования этносов и наций, так схемы эти в целом похожи, но в случае этноса схемы эти применимы к формируемой совокупности людей, а в случае нации уже к формированию общности на основе этносов.

1) Первой схемой формирования этноса, а тем более нации – является формальный способ, когда совокупность относится формально к этносу по некоторым формализованным признакам, например: проживание на одной одной территории, принадлежность к гражданству определенного государства и другие подобные признаки. Однако такое формальное объединение совокупности индивидуумов может вступать в противоречие самоидентификации самих индивидуумов относимых к определенному этносу или нации. Примером такого формального подхода являются британцы – для внешнего мира это единая нация, подданные британской короны, но внутри она разбита, вплоть до антагонизма между ними, на различные этносы: англичан, ирландцев, уэльсцев и шотландцев.

2) Второй схемой формирования этноса является культурная схема, когда этнос формирует по культурологическими признаком, самым распространенным является объединение на основе языка. В данном случае существует два варианта развития этногенеза: а) моноэтническая схема, когда язык изначально принадлежит только данной совокупности индивидуумов-носителей языка, и все развитие языка и культуры происходит внутри этой совокупности; б) полиэтническая схема – представляет собой объединение изначально различных этнических совокупностей индивидуумов и формирование общего языка или культуры, как симбиоза исходных языков каждой из объединенных совокупностей индивидуумов; или принятие, в силу некоторых обстоятельств языка и культуры одной из таких совокупностей индивидуумов как единой. Примерами моноэтнической схемы можно считать австрийцев и финнов; а примерами полиэтнической схемы формирования этноса являются немцы, русские, узбеки.

3) Идеологическая схема, данная схема представляет собой формирование этноса не на основе формального и культурного способа, рассмотренных ранее, а объединение совокупности людей на основе принятия некоторой общей идеи, выполняющей роль центра кристаллизации совокупности индивидуумов. Такие схемы, как правило, но не всегда, наименее устойчивые в долгосрочной перспективе, но в краткосрочной и среднесрочной достаточно жизнеспособны. Примером такого устройства является советское общество, где основной декларируемой идеей провозглашалась идея общества социальной справедливости и солидарности членов этого общества, фактически формировалась новая нация, в перспективе – планетарного масштаба, это касаемо только самой идеи, а не в коем случае ее реализации. Интересным историческим примером, с точки зрения формирования этноса на идеологической основе, можно считать легендарных гуннов, последние антропологические исследования захоронений того периода дают очень пеструю картину по фенотипам гуннских воинов и даже их расовой принадлежности, скорее всего гунны были разноплеменным объединением для борьбы с Римом, где заметную роль, в качестве костяка объединения, играли выходцы из Азии, представители монголоидной расы, а основной ударной силой служили племена Восточной Европы, такие, например, как восточные готы.

Следует заметить, что в социальной реальности, все три схемы действуют, как правило,  одновременно, причем не только механизмы самого формирования этносам или нации, но и как механизмы обеспечивающие устойчивость существования этноса или нации. В различные исторические эпохи для этносов и наций одна из рассмотренных ранее схем становится доминирующей, затем приоритет может меняться и доминирует другая схема. Если не одна схема не реализуема для данной социальной общности индивидуумов, то этнос или нация претерпевает стадию своего распада, по историческим меркам такой распад может быть весьма длительным, осуществляться в течении жизни нескольких поколений, а может быть и стремительным, т.е. процесс распада проходит за время жизни одного-двух поколений

Следует сделать одно важное замечание, касающееся различия между формированием этноса или нации на основе культуры и на основе идеологии, не всегда можно четко разделить эти две основы, особенно если речь идет о религии, как основе формирования этноса, так как религия может выступать и как культурная основа, и как идеологическая основа. Если, например, рассмотреть иудейские общины, то иудаизм выступал как идеологическая основа формирования евреев, как нации, позже на смену религиозной идеологии пришил сионизм. С другой стороны религиозно-философские учения Будды или Конфуция стали в большей степени именно культуроопределяющими факторами, нежели идеологиями, для формирования социальных общностей индивидуумов – этносов или наций, не смотря на то что идеологическая составляющая в них несомненно присутствует.

Элита и ее роль в формировании этноса или нации

Прежде чем говорить об элите и ее роли в формировании этносов и наций, следует определить, что в данной работе вкладывается в понятие элиты.

Под элитой будет пониматься обобщенная совокупность индивидуумов, образующих в этносе или нации социальную группу, которая явно или неявно определяет политические, правовые, социально-экономические, научные, культурные и морально-нравственные приоритеты всего общества, а также и способна влиять протекающие.

Но следует сказать, что по своему составу не однородно и в ней можно выделить ряд характерных частей:

Популярные статьи сейчас

Победа Украины может повлиять на решение проблемы Приднестровья, - Санду

На Украину надвигается "бабье лето": синоптик рассказала, в каких регионах потеплеет

Украинцам рассказали, когда начнется отопительный сезон

Нафтогаз разъяснил правила передачи показаний счетчиков газа

Показать еще

Во-первых это реальная элита (р-элита), т.е. та часть, элиты, которая находится во власти или занимает позиции солидарные с властью, можно более детально разделить р-элиты на части: властную, сопутствующую и умеренную (последнюю можно назвать колеблющейся, или маргинальной, частью, т.к. выражает поддержку власти, но в определенных случаях может и перейти в стан оппозицию).

Во-вторых это реальная контра-элита (оппозиционная элита, о-элита), т.е. та часть, элиты, которая находится в оппозиции к власти и не солидарна, в большинстве случаев, с ее действиями, можно выделить более детализованную картину о-элиты, части о-элиты: колеблющуюся, конструктивная, радикальная. Важно то, что это легальная часть элиты, действующая в правовом поле государства и общества, как и р-элита, о-элита является публичной частью элиты.

В-третьих, это анти-элита (а-элита), т.е. та часть элиты, которая отвечает за экономическую и политическую коррупцию в обществе и государстве, и контролирует негативную экономику, задавая приоритеты и определяя функциональность, а также включает в себя всю деструктивную часть элиты. В этом плане, а-элита, не всегда, может быть вычленена в некую отдельную структуру, как правило, она пронизывает всю элиту, т.е. ее представители есть во всех частях элиты. Однако некоторые части а-элиты существуют и в явно обособленном виде: управленческая верхушка криминалитета, лидеры террористических организаций, лидеры различных религиозно-тоталитарных движений и т. д. Следует отметить, что если в обществе слабосильная о-элита, и не развиты гражданские институты самого общества, то любая р-элита может, и с высокой степенью достоверности, выродится в явную а-элиту

И последняя это скрытая элита (серая элита, с-элита), т.е. та часть элиты, которая в явном виде себя никак не проявляет, она не относится не к одному из выше перечисленных видов. Однако именно с-элита является ключевым элементом в теориях заговора, именно ее и рассматривают, как основной генератор таких процессов. Можно сказать еще, что если в обществе главенствует а-элита, то все остальная часть элиты не задействованная в а-элите, как правило, становится с-элитой. В с-элите можно выделить две части: пассивную (не играет никакой заметной или тайной роли, с ориентирована, на саму, себя, в принципе можно сказать, что это асоциальная элита) и активную (основной генератор всего скрытого влияния на общество). Однако, говорить о с-элите, как о вносящей существенное влияние в долгосрочной перспективе, не представляется возможным ибо учесть все варианты реализуемых возможностей задача нетривиальная, а иногда, и не разрешимая, а следовательно можно только с некоторой долей достоверности говорить о возможных реакциях других частей элиты и общества в целом на действия с-элиты, реакция может быть не той на которую рассчитывает с-элита, а,  следовательно,  и планируемое становится не реализуемым. В связи с с-элитой следует рассмотреть и популярный ныне вопрос манипуляции общественным сознанием, так как ему приписывается одна из основных ролей в  управлении обществом, где в качестве манипуляторов выступают представители с-элитой. Однако надо отметить одно важное свойство манипуляции общественным сознанием – не всегда цели поставленные манипулятором реально воплощаются на практике манипулируемым обществом, кстати, неплохо данный факт проиллюстрирован «цветными революциями» и последующими событиями.

В силу рассмотренных определений, получаем, что элита в социальных совокупностях индивидуумов, обществе, играет одну из ключевых ролей в формировании приоритетов этого общества, в реализации реальной, а не декларативной, морали данного общества. Если говорить применительно к рассматриваемому вопросу этногенеза, то роль элит в формировании этносов является одной из определяющих, так как совокупная политика и общественные отношения есть результат влияния элиты и реакции общества, группы индивидуумов, на это влияние. Причем рассматривая роль элиты следует привлечь идеи пассионарной активности общества, и тут элита может выступать в трех основных ипостасях: во-первых, реакционная – т.е. выполнять роль тормоза общественных процессов; во-вторых, нейтральная – фактически занимающая позицию наблюдателя за обществом, отстраняясь от прямого воздействия на общество или используя общество для борьбы внутри элиты за рассмотренные ранее роли в самой элите; и наконец, революционная – когда элита не только следит или корректирует общественные процессы, но и является основным генератором идей этих процессов и их пусковым механизмом. В реальности опять же можем наблюдать комбинацию всех трех форм пассионарного поведения элиты.

С точки зрения этногенеза особую роль занимает случай выделения элиты в обособленную от общества социальную группу, которая может быть рассмотрена, как процесс образования нового, достаточно обособленного, этноса. Такие процессы наблюдаются в двух случаях, первый случай, когда элита носит внешний характер по отношению к этносу или нации на который она влияет, или, второй случай, наоборот идут процессы распада исходного этноса или нации, когда элита отстраняется от исходного общества основанных на этом этносе или нации. Причем, различия между элитой и остальным этносом могу быть на всех уровнях и формальном, и культурном, и идеологическом.

Белоруссия, Россия и Украина – общие черты и различия процессов этногенеза.

Прежде чем говорить о процессах происходящих в настоящее время, заглянем в глубь веков. После Крещения Киевской Руси, которое явилось не только актом принятия новой единой религии, но и вовлечение восточнославянских, балтийских и финно-угорских народов, как основного населения Киевской Руси, в геополитическую орбиту Византии, единое государство просуществовало 66 лет, достигнув за эти годы своего расцвета, после чего в среде многочисленных потомков князя Рюрика развернулась сначала борьба, потом и гражданская война за престол. Следует, однако, заметить, что Полоцкое княжество, обособилось еще при Ярославе Мудром, став в скором времени еще и фактически независимым. Результатом этом гражданской войны стало раздробление единого государства на ряд княжеств и две боярские республики Новгород и Псков, с различным этническим составом: так в Западных княжествах Руси, помимо славянского населения, преобладали балтийские народы; в Северо-Восточной Руси и землях подвластных Новгороду и Пскову, помимо славянских, жили финно-угорские племена и тюркские; Юго-Западная Русь тут преобладали славянские племена, восточных и западных славян. Вот в таких начальных условиях и протекали процессы этногенеза и формирование современных нам народов и наций. Другими словами обособленность была заложена изначально в ходе раздробленности и процессы этногенеза протекали по-разному и в целом обособленно.

Основу формирования белорусского этноса заложили: во-первых, обособленность Полоцкого княжества и, во-вторых, длительное влияние Великого Княжества Литовского, Русского и Жемайтиского, т.е. Литвы. В среде современной белорусской интеллигенции широко распространено представление о белорусах, как о литвинах, не столько в этническом плане, хотя и такое мнение есть, сколько в культурном плане. Влияние Литвы на формирование белорусского этноса действительно является одним из ключевых. Земли Западных княжеств Руси попали под геополитическое влияние Литвы, а в последствии и Речи Посполитой, оставаясь при этом под непосредственным влиянием Литвы. Конфессиональное разделение католиков и православных, после принятия католичества, большей частью знатью княжества и некоторой части населения, несмотря даже на принятие в последствии унии, когда часть православного духовенства Литвы признало верховенство Папы Римского, создало черту разделения между элитой и народом, а также создавало дополнительные социальные границы, усилившиеся с переходом на польский язык в делопроизводстве.

Позже, уже при окончательном разделе Речи Посполитой, земли современной Белоруссии вошли в состав Российской Империи, униатская церковь, в итоге, была подчинена Святому Синоду и воплощалась в жизнь политика русификации, усиливавшаяся после Польских восстаний. Политика русификации Белоруссии привело к рождению новой пророссийско ориентированной национальной белоруской элиты, в таком же статусе белорусская элиты прибывает и сейчас, несмотря даже на уклон к идеям национализма у части этой элиты. Таковы, как видится, основные штрихи к историко-социальному портрету формирования белорусского этноса. И напоследок, завершая штриховой портрет, следует заметить, современное развитие белорусского этноса в условиях двуязычия может привести в перспективе к формированию ирландского сценария социокультурной среды, когда заимствованный язык полностью вытеснил национальный, сделав последний только лишь объектом историко-филологических исследований и культурно-лингвистических реконструкций.

Формирование же русского этноса проходило в Северо-Западных княжествах Руси и Новгородских землях, фактически можно говорить о формировании нации-этноса. Русские вобрали в себя славянские и финно-угорские племена жившие в Северо-Восточной Руси и Новгородских землях, при этом православная религия стало культурообразующей основой, а церковный славянский язык стал тем общим языком. Однако даже сейчас в рамках русской нации этноса можно выделить ряд субэтносов, исторически оформившихся в обособленные социальные группы, по различным формальным, культурным и идеологическим признакам, например: городское население, русские выросшие в бывших Союзных республиках, казаки, поморы, старообрядцы и другие социальные группы. При этом не следует забывать и о том, что стабилизирующим фактором для формирования русского этноса стало Золото–Ордынское Иго, наличие внешней угрозы способствовало объединению разноплеменной и изначально разобщенной совокупности в единый нацию-этнос. Кстати, можно отметить и еще одну связанную с этим обстоятельством характерную черту – русская нация переходит в стадию высокой пассионарной активности зачастую, только именно, под воздействием внешней угрозы, реальной или мнимой, пребывая в пассивном состоянии все оставшееся время, даже в случае внутренних конфликтов, однако при этом следует учесть, что отдельные субэтносы могут более быстро реагировать на исторические вызовы связанные с внутренним или внешним конфликтом.

Особенно интересна роль русской элиты на протяжении всего этапа существования русской нации-этноса. При зарождении этноса, элита претерпевала внутренний конфликт, избавиться от которого не смогла на протяжении всего существования русской нации-этноса, менялись только вопросы. Выражен этот конфликт был в борьбе за верховную власть среди потомков Рюрика. Именно властная элита была тем основным носителем культурных основ и религии будущей нации–этноса, при этом русская элита оставалась на протяжении почти пяти веков,  как бы этносом в нации–этносе. Объяснить такое поведение элиты можно тем, что по отношении к самому населению элита была внешней общественной силой, при этом надо рассмотреть изначальные пути формирования самой элиты: 1) племенная элита, она формировалась из племенной знати, и внутри этой элиты протекала жесткая борьба за власть и сферы влияния, так сложилось, что в конечном итоге победила в этой борьбе знать ориентированная на межплеменную интеграцию. Однако с другой стороны в глазах соплеменников эта часть племенной элиты должна была выглядеть, как предатели интересов своего племени, национал-предателей, как можно сказать сейчас; 2) потомки великих князей, киевской знати, дружинники, варяги и православное духовенство – представляли собой внешнюю, очень хорошо организованную и сплоченную силу, ставившую себе задачу подчинения местных племен; 3) перебежчики из монгольского войска и Золотой Орды, так как изначально монгольское войско не было однородным по этническому составу, и в нем служили выходцы со всей Азии, то трудно говорить об однозначном этническом составе данной группы, тем не менее, она тоже играла роль в формировании русской элиты.

Позже схема формирования элиты несколько поменялась, но суть ее оставалась прежней: 1) потомки представителей элиты сформировавшейся на изначальном этапе, теперь уже как представители коренной русской элиты; 2) представители элиты племен и народов добровольно принявших подданство от великих князей, царей и императоров, а также элита покоренных народов, включенная в состав элиты; 3) представители пришлого, инородного население сумевшие, не только встроится в социокультурную среду русской нации–этноса, но и занять место в ее элите.

Одной из характерных черт русской элиты является ее фактический статус обособленного этноса внутри русской нации-этноса, доходило даже до того, что элита выбирала для себя другой язык для своего собственного общения, причем это не связано с петровскими реформами и выбором западной модели цивилизации, как базовой. А, что самое интересное по этому же пути прошел и процесс развития советской элиты, она в итоге тоже обособилась в некий особый этнос, хотя правильней сказать элитное сословие, внутри советского общества, несколько обособляясь от это общества, пока, в конце концов,  это новое сословие не разложилось, в итоге, привело к окончательной атомизации российского общества и, в частности, самого русского этноса, что является одним из признаков его распада.

Вот таковы штрихи социокультурного портрета русской нации–этноса и его элиты. В завершение следует сказать, что сейчас на данный момент, можно наблюдать процесс распада русской нации–этноса по принципу региональных субэтносов, этот процесс пока еще протекает в латентной фазе накопления взаимного антагонизма, хотя и имеет ряд исторических предпосылок, даже в новейшей истории, в частности противостояние регионов федеральному центру,  являющемуся на сегодняшний день одним из самых важных деловых, финансовых, транспортных и телекоммуникационных центров России.

Самым сложным с точки зрения рассмотрения является вопрос формирования украинского этноса. Сложность заключается в том, что в современном виде Украина, как единое геополитическое и культурное пространство сформировалось в рамках Советского Союза и в связи с этим процессы этногенеза еще не завершились и далеки от стабилизации, что, несомненно,  интересно с исследовательской точки зрения.

Для начала рассмотрим геополитическую карту современной Украины, обычно в России, достаточно вульгарно, Украину делят на Восточную и Западную, но,  по-сути такое деление примитивизирует серьезность вопроса этногенеза украинской нации-этноса, так в случае Украины можно тоже говорить о формировании единой нации. Предпосылкой к такому формированию является тот фактор, что на сегодняшний день понятие украинец по сути своей представляет формальную схему этногенеза, так как украинцы, как нация, пока представлены полиэтнической совокупностью, перечислим в порядке убывания их представленности в общем населении Украины: украинцы, русские, румыны, молдаване, белорусы, болгары, венгры, поляки и другие народы, включая крымских татар, гуцулов и русинов. Несмотря на то, что большинство проживающих в Украине самоидентифицируют себя как украинцев, однако есть некоторые нюансы, которые при этом следует учесть, а для этого необходимо рассмотреть украинское культурно-языковое пространство.

Для этого условно разделим Украину на ряд культурно-языковых зон:

1) Восточная Украина – территориально-административно представляет собой три области Донецкую, Харьковскую и Луганскую, тут в культурном аспекте наиболее распространен русский язык, его используют почти девяти десятых населения.

2) Восточно-Центральная Украина – территориально-административно включает в себя Днепропетровскую, Полтавскую, Сумскую, Черниговскую области, тут в культурном плане языки используются примерно поровну, как украинский, так русский, а наряду с этим до четверти населения использует еще и суржик – уникальный украинский языковой феномен, связанный с интерференцией между собой украинского и русского языка.  Хотя вопрос возникновения суржика до сих пор еще недостаточно изучен, и не удается пока понять мотивы и причины его возникновения, тем не менее он распространен. Следует заметить, что в русскоязычной Восточной Украине суржиком пользуется менее одной десятой населения.

3) Центральная Украина – это Винницкая, Житомирская, Киевская, Кировоградская, Черкасская, Хмельницкая области, и столица Киев. Тут преобладает украинский язык, являясь родным для почти двух третей населения, хотя и здесь до четверти населения используют русский язык, а остальные используют суржик, кстати,  по распространенности суржика – это вторая языковая зона Украины.

4) Западная Украина – Волынская, Закарпатская, Ивано-Франковская, Львовская, Ровенская, Тернопольская и Черновицкая области, тут основным языком является украинский, его использует абсолютное большинство населения, русский и суржик используют примерно поровну, и суммарно не более одной двадцатой населения населения.

5) Южная Украина – Запорожская, Николаевская, Одесская, Херсонская области, Автономная Республика Крым и город Севастополь. Основным языком местного населения является русский язык, это второй после Восточной Украины регион распространения русского языка, его используют более чем четыре пятых населения. Наряду с этим в Южной Украине распространен и суржик, по использованию он занимает третье место. Украинский язык в Южной Украине, используют более одной двадцатой населения.

Сделаем одно замечание, с точки зрения геополитической карты Украины, из рассмотренных языковых регионов отсутствует Восточно-Центральная Украина, из которой, за исключением Днепропетровской области, которая политически относится к Восточной Украине, все остальные области относятся к Центральной Украине.

Однако вернемся к рассмотрению вопроса этногенеза, на культурной основе, а для этого придется обратится к историческим аспектам возникновения рассмотренных ранее культурно-языковых зон Украины.

Начнем рассмотрения культурно-языковых зон с Южной Украины, которая вошла в состав Российской Империи лишь во второй половине XVIII века в ходе русско-турецких войн за контроль над северным берегом Черного моря, Северное Причерноморье. До этого времени пространство Причерноморских степей по границам совпадающее, в Украине с границами Южной Украины было территорией контролируемой кочевыми народами, к XVIII веку степи Причерноморья контролировало Крымское Ханство и Оттоманская Порта. Славянские племена издревле пытались получит контроль над прибрежными черноморскими зонами, местами соледобычи и важными перевалочными базами на торговых путях из варяг в греки, так Киевская Русь, а позже Московское Царство и Российская империя, неоднократно предпринимали попытки установить контроль над Черноморским побережьем и особенно над черноморскими портами, и только во второй половине XVIII века эта задача была решена, бывшее Дикое Поле окончательно вошло в состав российской Российской Империи, Северное Причерноморье, включающее современную Южную Украину получило название Новороссии, использовавшееся до начала XIX века. Распространенность русского языка во многом объясняется изначальной полиэничностью населения данного региона. Позднее, уже в советское время, эта территория стала индустриальной зоной, что усилило распространение русского языка, как основного языка делопроизводства в СССР.

В связи с падением качества жизни последовавшим за непосредственно общественно-политическими событиями конца 80-х – начала 90-х годов XX века, на территории Южной Украины наиболее сильна ностальгия по СССР, с которым связывается общественной памятью более высокий уровень качества и стабильность жизни.

Следует также отметить, что на территории современной Южной Украины, в современной Запорожской области располагалась в XVI–XVIII веках штаб-квартира Войска Запорожского Низового, или Запорожская Сечь, и были расквартированы запорожские вольные низовые казаки. А вот Восточно-Центральная Украина непосредственно связана с зоной формирования реестровых казачьих соединений, под юрисдикцией сначала Речи Посполитой – Войско Его Королевской Милости Запорожское, а затем и Московского Царства – Войско Его Пресветлейшего Царского Величества Запорожское. Связано это бы с полковым устройством данной территории, каждый полк формировался на определенной территории, определяя административно-территориальное устройство края реестрового казачьего войска, при этом территория полка в свою очередь делилась на меньшие административно-территориальные единицы – сотни. Реестровое казачество пользовалось большими привилегиями, по крайней мере формально, в Московском Царстве войсковая старшина реестрового казачества была, по-сути, уравнена с дворянством. За счет этих вольностей и своей собственной системы самоуправления краем, в частности и нашли укрытие от преследований старообрядцы, которые представляли значительную долю русского населения данных мест.

Восточная Украина, практически полностью исторически вместе с юго-восточной частью современной Сумской области находилась в границах Слободской Украины, за исключением юго-западной части современной Харьковской, и южных частей Донецкой и Луганской областей, территории которых относятся, по сути, к территории Войска Запорожского Низового и Новороссии. Слободская Украина представляла собой буферную зону под протекторатом Московского Царства, призванную защищать Московское Царство от набегов крымских ханов и вторжений войск Речи Посполитой. На этой территории изначально формировался смешанный состав населения из беглого люда и казаков, которые переселялись на эту территорию, как из Московского Царства, так и из Речи Посполитой, привлекаемые свободой и вольностями этих мест. Название территории происходит от названия основных типов поселений основанных беженцами-переселенцами – слободы, поселения городского типа, или районы в крупных городах, обладавшие определенными податными льготами. Особое развитие Восточная Украина получила в ходе индустриального развития – став в итоге огромной техногенной и высокоурбанизированной зоной, что как и в случае Южной Украины может служить объяснением распространенности в Восточной Украине русского языка, как языка делопроизводства СССР.

Кстати, как гипотезу, можно рассматривать и восприятие в общественном сознании у русского, а шире российского общества, название страны – Украина, как окраина, буферная зона Слободской Украины являлась пограничной окраиной одновременно и для Московского Царства и для Речи Посполитой. Хотя значение слова крайна – край, страна, географическая область, административная единица деления территории ит.д., и имеет именно это значение в большинстве славянских языков, таким образом Украина имеет первоначальное значение в стране. Однако, традиционно закрепилось в общественном сознании Украина как окраина, академическая наука избегает давать разъяснений по данному вопросу, так как вопрос этот имеет сложный политический подтекст, в современной геополитике.

Однако, что следует отметить, общественное сознание жителей Восточной Украины считается наиболее пророссийское, здесь наиболее сильным считается влияние России и поддержки ее внешней политики, в том числе, и в отношении Украины

Центральная Украина до середины XVIII века входила в состав Речи Посполитой, практически вся полностью, за исключением левобережных частей Киевской и Черкасской областей, а позже и столицы Киева с прилагающим Трипольем, во второй половине XVII века отошедшие от Речи Посполитой к Московскому Царству. На территориях Левобережной Украины действовало гетманское самоуправление под юрисдикцией Московского Царства. В итоге, Днепр стал естественной границей между, хотя формально реестровое Запорожское Войско, как его еще называют Городовое, находилось в совместном управлении Речи Посполитой и Московского царства. Позднее во второй половине XVII века, с окончанием казачьей гражданской войны Руины, в которой участвовали и сама Речь Посполитая, и Московское Царство, и Крымское Ханство, и сама Оттоманская Империя, на территории Речи Посполитой реестровое казачество было отменено. В Центральной Украине, оставшейся в юрисдикции Речи Посполитой, действовали привилеи выданные Королем Польским и Великим Князем Литовским, Русскими и Жемайтским, и законы принятые шляхетским Сеймом Речи Посолитой, многие города были наделены Магдебургским правом, однако при этом православное население Правобережной Украины отказывалось переходить в унию и подвергалось дополнительно религиозному гнету. Можно говорить о сильном польском влиянии, или следе, в культурной среде Правобережной Украины, который, этот след, повлиял на местную социокультурную среду неоднозначно, с одной стороны давал определенные общие правила и нормы, с другой стороны усиливал антагонизм между украинским, польским и еврейским население Речи Посполитой, выливающиеся в вооруженное жестокое противостояние, внутри самой Речи Посполитой с участием в этих конфликтах соседей России, Турции, Швеции, Австрии, Пруссии.

Следует отметить, что население Центральной Украину, включая в себя и Восточно-Центральную языковую зону, является в общественно–политическом плане выразителем концепции: «Мы – за Украину!». В этой концепции, но не идеи и тем более не идеологии, есть консервативная составляющая – поддержка, может и не совсем осознано единства Украины, обретенного впервые за многие века, когда формирующаяся социокультурная общность рвалась по-живому на части из-за возникавших геополитических и внуриобщественных конфликтов. Другим не столь явным утверждением является, ориентировка на разрешение внутренних вопросов, примат их по сравнению с внешнеполитическими.

Остается рассмотреть Западную Украину, которая на протяжении нескольких веков оставалась под властью других стран, включенное в их границы. Исторически, одной из центральных частей Западной Украины является Галицко-Волынское княжество, которое долгое время играло самостоятельную роль в региональной геополитике, контролировавшее одно время и земли современной Центральной Украины, позднее в XIV было после продолжительной полувековой войны разделено между Литвой и Польшей. Западная Украина оставалась в составе Польши, а затем и Речи Посполитой до третьего раздела Речи Посполитой между Российской Империей, Пруссией и Австро-Венгерской Империей, последней и отошла большая часть Западной Украины за исключением земель современной Волынской и Ровенской областей, отошедших к Российской Империи, позднее в начале XIX века Тернопольская область переходила из под власти Российской Империи к Австро-Венгерской Империи, и обратно. А современная Закарпатская область уже с XVI века входила в состав Австро-Венгерской Империи. После Первой Мировой Войны, Гражданской Войны в России и Советско-Польских, практически вся территория Западной Украины Вошла в состав Польши – Второй Речи Посполитой, а Закарпатская область входила в состав Чехословакии. В результате Мюнхенского соглашения о разделе Чехословакии, Закарпатская область вошла в состав Венгрии. По пакту Риббентропа–Молотова большая часть Западной Украины вошла в состав Украинской ССР. Во время Второй Мировой Войны и даже после ее окончания именно Западная Украина стала местом формирования а потом и дислокации подразделений Украинской Повстанческой Армии, организовавшей борьбу против регулярных частей вермахта, советских и польских партизан, а также, позже, регулярных частей РККА, пограничников и НКВД, сопровождающийся жестоким террором против представителей власти и мирного населения, остававшегося нейтральным или поддерживавшего власть, в особенности против польского и еврейского населения. Все это происходило на фоне не угасающей внутренней борьбы в среде самих украинских националистов. Формальным сроком окончания действий УПА считаю 3 сентября 1949 года, но отдельные группы продолжали действовать вплоть до 1956 года. При этом последним повстанцем называл себя Илья Оберишин, который провел сорок лет на нелегальном положении и покинул лес только в 1991 году, после обретения Украиной независимости. Это отчасти свидетельствует о том, что Западная Украина противопоставляет себя по отношению к остальной части Украины, пути развития данного вопроса могут быть двойными по результату – либо раскол страны, например создание федерации по принципу современного разделения на культурно-языковые зоны; либо выработка некоторого компромиссного и приемлемого общего подхода к мировоззренческим взглядам на окружающий мир, мостикам между различными социокультурными украинскими средами, позволяющий сохранить единую самоидентификацию украинцев и их национальное единство

Следует отметить, что население Западной Украину, в социокультурном плане соориентировано в большей степени на Европейский Союз, а местная элита активно поддерживает идеи евроинтеграции для Украины

Вот такую достаточно пеструю историческую, социокультурную и языковую мозаику представляет из себя современная Украина, где украинский этнос, в целом представляет большинство, однако сам по себе, в социокультурном плане он еще не представляет собой единого социокультурного пространства, слишком продолжительное время единый по языку украинский этнос был разделен на части геополитическими, историческими и временными  границами, и слишком короткое, в сравнении этим, время существует в рамках единых границ, поэтому процессы формирования нации-этноса, не говоря уж о нации, в Украине – это динамический, и пока еще далекий от стабилизации процесс наблюдаемый в режиме реального времени. Отсюда и проблемы выработки единой национальной идеологии, выбора центра кристаллизации нации-этноса, включение в нее других этносов проживающих на Украине и формально принадлежащих к украинской нации.