Как либерализм потерпел поражение

Как либерализм потерпел поражение

После десятилетий относительной стабильности западные элиты забыли, насколько ценна и ненадежна либеральная демократия.

Сегодня Запад, вероятно, переживает свой величайший кризис со времени окончания Второй мировой войны. Либеральная демократия в Восточной Европе пошатнулась, ей угрожают популисты в Западной Европе и Соединенных Штатах, и ей бросил вызов возрождающийся авторитаризм в России, Китае и других странах. Отражая эти тенденции, ученые и обозреватели погрузились в дебаты о «нелиберальной демократии», «глобальном авторитаризме» и демократической «деконсолидации». Резюмируя то, что стало широко распространенным мнением, Виктор Орбан, нынешний премьер-министр Венгрии, недавно заявил: «Эра либеральной демократии закончилась».

Огромное количество чернил уже пролито в попытках выяснить, что пошло не так, но из этой путаницы можно выделить два нарратива. Первый сфокусирован на экономических изменениях. За последние несколько десятилетий рост замедлился, неравенство возросло, а социальная мобильность снизилась, особенно в Соединенных Штатах. Это сделало жизнь более нестабильной для рабочего и среднего классов, предоставляя привилегии высокообразованным и городским жителям по сравнению с менее образованными и сельскими жителями, а также распространяя экономические риски, страх перед будущим и социальные разногласия в западных обществах. Второй нарратив сфокусирован на социальных изменениях. В течение этого же периода традиционные нормы и отношение к религии, сексуальности, семейной жизни и многому другому были подвергнуты сомнению с появлением феминизма, ЛГБТИ и других социальных движений. Между тем, массовая иммиграция и (особенно в Соединенных Штатах) мобилизация прежде угнетенных групп меньшинств, таких как афроамериканцы, нарушили существующее положение дел и политическую иерархию, в результате чего многие, в частности, белые граждане испытали неудобство, возмущение и злость.

Большая часть исследований останавливается на этом, рассматривая экономические или социальные перемены или некоторую комбинацию этих двух факторов как неизбежно ведущую к неудовлетворенности либеральной демократией и готовности принять популистские, нелиберальные или даже недемократические альтернативы. Проблема, конечно, заключается в том, что социальные, экономические и технологические изменения сами по себе не являются проблемой, они становятся такими, только если политики и правительства не помогают гражданам приспособиться к ним. Поэтому, если мы хотим понять текущие проблемы либеральной демократии, нам необходимо исследовать не только подобные изменения, но и то, как элиты и правительства отреагировали на них.

Стоит начать с «Захваченной экономики», в которой либертарианец Бринк Линдси и либерал Стивен М. Телес объясняют, почему мы покончили с версией капитализма, неблагоприятной для здоровой демократии, в частности, в Соединенных Штатах, где очевидны его негативные стороны. Стандартное объяснение сосредотачивается на том, как рост информационных технологий и глобализация «породили всеохватывающие рынки с огромными неожиданностями для экономических гигантов». Хотя Линдси и Телес не совсем отвергают этот нарратив, они утверждают, что правительство сыграло большую и недооцененную роль в создании или обострении этих проблем. Они описывают, как неправильное регулирование финансового сектора обогатило финансовую элиту и привнесло ненужные риски и перекосы в экономику; как расширение авторского права и патентной защиты создало «монополии», ограничило инновации и принесло «богатство немногим избранным»; как профессиональное лицензирование защищает действующие фирмы и привилегированные профессии и препятствует конкуренции, предпринимательству и интересам потребителей; и как правила землепользования и зонирование создают перекосы на рынках, препятствуют способности американцев перемещаться туда, где есть возможности, и вместо этого перераспределяют богатство «домовладельцам с более высокими доходами и банкирам, которые предоставляют им ипотечное финансирование».

Почему правительство действовало социально контрпродуктивно и экономически неэффективно? Потому что оно было «захвачено» плутократами, которые используют экономические ресурсы для влияния на политику правительства таким образом, чтобы еще больше подстроить игру. Линдси и Телес подчеркивают, что наша «захваченная» экономика имела не только вредные экономические, но и политические последствия: неспособность лидеров и институтов обеспечить процветание большинству людей подорвало доверие последних к демократии и способствовало росту нетерпимости: «Когда люди ощущают экономические риски, ‑ отмечают Линдси и Телес, ‑ они занимают более оборонительную позицию, становятся менее открытыми и великодушными и более подозрительными к «Другому». Когда жизнь кажется похожей на борьбу с нулевой суммой, доходы других групп воспринимаются как убытки собственной группы».

Левые не согласятся с частью этого исследования, в частности, с тем, как Линдси и Телес при оценке политики отдают приоритет экономической эффективности, а не справедливости или равенству, и их скептицизмом по поводу того, что вмешательство правительства может стать силой добра. Но «Захваченная экономика», тем не менее, неоценима в освещении бесчисленных способов, которыми правительство было «захвачено» тем влиятельными, что уродует нашу экономику, общество и демократию.

«Возвращайтесь туда, откуда вы пришли» Саши Полякова-Суранского исследует, как иммиграция потрясла западные демократии. Поляков-Суранский сосредотачивается на Европе, где негативная реакция на иммиграцию привела к широкому распространению ксенофобской политики и способствовала росту национализма и популизма. В Западной Европе антииммигрантские партии находятся у власти в Италии и Австрии и угрожают существующим правительствам и политической стабильности в Германии, Франции, Швеции и других странах. Ситуация еще хуже в Восточной Европе, где ксенофобы правят в Венгрии и Польше. Он утверждает, что в дебатах во многих европейских странах преобладающим стал страх перед исламским «цунами», терроризмом, преступностью и упадком западной цивилизации. Такие опасения на протяжении многих лет привели к готовности рассматривать политику, которая не так давно была бы отвергнута как слишком антилиберальная или реакционная, включая ограничение права на убежище и ограничение свободного передвижения людей через европейские границы.

Однако, пожалуй, самый тревожный раздел «Возвращайтесь туда, откуда вы пришли» посвящен не Европе, а Австралии, где даже без присутствия крайне ультраправой популистской партии иммиграционная политика привела к тому, что беженцы и лица, ищущие убежища, были выселены на остров в Папуа Новая Гвинея, где мрачные условия и широко распространены нарушения прав человека. Эта политика, тем не менее, широко поддерживается австралийскими политиками, поскольку она держит иммигрантов далеко от берегов страны и вне досягаемости верховенства закона. Именно по этим причинам она стала образцом для крайне правых Европы, а ЕС недавно рассмотрел ее версию так называемых «приемных» центров, которые будут созданы в Ливии и других частях Северной Африки с целью задержания потенциальных мигрантов.

Но «Возвращайтесь туда, откуда вы пришли» ясно дает понять, что проблемы вызваны не столько существованием социальных изменений или иммиграцией, сколько реакцией либерального истеблишмента ‑ или ее отсутствием – на них. (Поляков-Суранский также рассматривает негативную реакцию на иммиграцию в Южной Африке, где были беспорядки и даже насилие в отношении африканских иммигрантов ‑ не только со стороны белых, но и чернокожих южноафриканцев, с которыми эти иммигранты живут и экономически конкурируют.) За последние несколько десятилетий количество граждан иностранного происхождения в Европе выросло до исторически беспрецедентного уровня, однако ведущие политики и партии, похоже, мало уделяли внимания обеспечению политики и институциональных возможностей (например, огромному расширению образовательных услуг и программ переподготовки для взрослых), необходимых для управления такими изменениями на местах. Как будут защищены государства всеобщего благосостояния? Могут ли ходатайства о предоставлении убежища и иммиграции быть быстро и беспристрастно рассмотрены? Как будут работать рынок труда и другие формы интеграции? Как сохранить социальную сплоченность, необходимую для здоровой демократии? Конечно, в Европе ситуация даже ухудшилась с увеличением проблем с планированием на национальном уровне и недостаточным институциональным потенциалом на уровне ЕС. Недавние столкновения по поводу иммиграции между Ангелой Меркель и Хорстом Зеехофером, ее министром внутренних дел, а также между Германией и странами Южной Европы (которые обычно являются первыми пунктами въезда) иллюстрируют эти конфликты относительно ответственности перед иммигрантами и просителями убежища.

Поляков-Суранский утверждает, что «неспособность либералов противостоять реальной напряженности и неудачам интеграции, игнорирование проблем насильственного экстремизма и нападок на свободу слова, привела в бешенство многих избирателей, которые почувствовали себя брошенными ведущими партиями». Он также особенно критикует левых за отказ признать проблемы внутри иммигрантских сообществ, таких как преступность, безработица и радикализация, а также за то, что они считают, что национальные чувства должны быть «очищены» и заменены космополитизмом. Эти просчеты способствовали созданию политических возможностей для правых популистов, которые заняли, хотя и извращенными способами, позиции, которые изначально отстаивали левые, включая защиту государства всеобщего благоденствия, правительство активных мер и светские ценности, а также охватили рабочих и других отчужденных избирателей, которые в другие времена проголосовали бы за социал-демократические или коммунистические партии.

Еще более обличительное и прямое обвинение в виновности либерального истеблишмента в современных проблемах демократии дает «Контрреволюция: либеральная Европа отступает» Яна Зеленки. «Контрреволюция» написана как письмо к наставнику и предшественнику Зеленки в Оксфорде Ральфу Дарендорфу, который после падения Берлинской стены написал короткую книгу под названием «Размышления о революции в Европе» (также, по всей видимости, написанную как письмо), размышляя о том, где Европа была лидером после 1989 года. Многие, конечно, полагали, что после краха коммунизма в 1989 году победа либеральной демократии и европейское единство были обеспечены. Но Зеленка, как и Дарендорф, вырос в условиях тирании (коммунистической Польши и нацистской Германии соответственно) и очень хорошо осознает, насколько хрупкими могут быть и демократия, и мир. Зеленка считает, что в настоящее время мы находимся в центре ничего иного, как «согласованных усилий по уничтожению» либеральной демократии, открытого общества и экономики, культурной толерантности, религиозного нейтралитета, Европейского Союза ‑ всех элементов, на которых был основан успех Запада после 1945 года. Разочарование Зеленки, а иногда и гнев, на либерально-демократические элиты и интеллектуалов за то, что они не защитились от этого натиска, наполняет каждую страницу «Контрреволюции». «[Л]ибералы, ‑ утверждает он, ‑ показали себя лучше, указывая пальцем, а не саморефлексируя. Большую часть времени они объясняют рост популизма, чем падение либерализма. Они отказываются смотреть в зеркало и признавать свои собственные недостатки, которые привели к популистскому всплеску по всему континенту». Для Зеленки эти просчеты заключаются в содействии тенденциям, угрожающим в настоящее время либеральной демократии, включая растущее неравенство, протесты против глобализации и нативизм.

Зеленка критикует либералов за их неприятие общественных связей и идентичности. Большинство людей, отмечает он, «чувствуют себя «как дома» с единомышленниками и похожими на них людьми, они доверяют тем, кого знают». Желание избавиться от этой реальности бесполезно. Если либералы хотят защищать либеральные ценности, особенно плюрализм и терпимость, они должны выяснить, как «создать гармонию, солидарность и общий дух, которые необходимы для любых серьезных коллективных усилий». Эти аргументы не являются, утверждает Зеленка, популистской демагогией, прогрессивная коммунитарная критика либеральных идей осуществлялась такими мыслителями, как Майкл Уолцер, Майкл Сэндэл и Чарльз Тейлор. Либералы игнорировали проблемы, связанные с культурными и демографическими изменениями, и не смогли представить, как сделать их совместимыми с социальной стабильностью. Это дало возможность популистам и другим антилиберальным и антидемократическим деятелям настаивать на том, что однородность является единственным способом защиты национальной гармонии и традиций.

Зеленка в равной степени критикует принятие либеральными элитами (или, по меньшей мере, молчаливое согласие) нерегулируемых рынков, жесткой экономики и непропорционального накопления благосостояния богатыми. Цитируя Джорджа Сороса, он отмечает, что либералы должны были признать опасность той версии капитализма, которая «считает, что общему благу лучше всего служит несдерживаемое стремление к личной выгоде. Если умеренно не признать, что общие интересы должны присутствовать над личными интересами, наша нынешняя система может сломаться». Зеленка утверждает, что неолиберальный капитализм привел к глубоким экономическим и географическим разделениям. (Он отмечает, например, что хотя в его родной стране Польше в последние десятилетия темпы роста были высокими, доходы распределялись очень неравномерно, а нестабильная занятость без социальных пособий стала обычным явлением.) Неолиберальный капитализм поднимает вопрос, способны ли демократические элиты контролировать рынки и защищать общества. Если нет, то удивительно ли, что избиратели стали недовольны и разочарованы им?

Зеленка переходит к Европейскому Союзу, который должен был стать «транснациональной государственной властью, способной регулировать транснациональные рынки». Но, как и национальные правительства, ЕС оказался неспособным или не желающим играть эту роль. Зеленка утверждает, что поддержка ЕС экономической либерализации и жесткой экономии и неспособность смягчить их болезненные последствия или предоставить европейцам механизмы для выражения своего несогласия подорвали его легитимность.

Подрыв национальной власти со стороны ЕС изолировал демократических политиков и институты от «голоса народа», передавая принятие решений регулирующим органам, центральным банкам и технократам. Зеленка снова обвиняет либералов в росте технократии: поскольку «общественное давление [считается] признанным безответственным, если не опасным», «профессиональные политики… банкиры и привилегированные эксперты» сказали «большинству, что для них лучше», а электорат все больше «отделен… от высказываний о политике». Если защитники либеральной демократии не могут убедить граждан в том, что их голоса имеют значение, то они не должны удивляться победе популизма.

После многих десятилетий относительной стабильности западные элиты забыли, насколько ценна и ненадежна либеральная демократия. И, возможно, поскольку крах коммунизма еще больше ослепил многих в отношении напряженности и уязвимости, присущей капиталистической либеральной демократии, элиты, похоже, забыли, что стабильность должна основываться на справедливой экономике, которая поддерживает различные сообщества. Наша задача сегодня ‑ выяснить, как воссоздать такие условия.

Шери Берман ‑ профессор политологии в Барнард-колледже Колумбийского университета. Ожидается выход ее книги «Демократия и диктатура в Европе: от античного режима до наших дней» (Oxford University Press, 2019).

Источник: Dissent, осень 2018 // перевод «Хвилі»

О кризисе на Западе советуем посмотреть глубокую беседу Юрия Романенко с Сергеем Дацюком.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook

Последние новости
После ссоры с Зеленским Тимошенко вновь сменила образ и встретилась с Яценюком: фото

После ссоры с Зеленским Тимошенко вновь сменила образ и встретилась…

Она снова заплела косу
У Путина продолжают отрицать участие России в войне за Донбасс

У Путина продолжают отрицать участие России в войне за Донбасс

Кремль опять соврал, что российских боевиков на Донбассе нет
«Должен бутылку»: Арахамия  рассказал об отношении к Джокеру

«Должен бутылку»: Арахамия рассказал об отношении к Джокеру

По его словам, Джокер знает действительно много
Трамп продолжает оказывать давление на Зеленского, — дипломат США

Трамп продолжает оказывать давление на Зеленского, — дипломат США

Американский дипломат уверен, что Белый дом продолжает давить на Киев
Пентагон ускорил предоставление Украине помощи, замороженной Трампом

Пентагон ускорил предоставление Украине помощи, замороженной Трампом

Минобороны США рассказало о предоставлении денег для Украины
ОП: Украина обжаловала приговор нацгвардейцу Маркиву

ОП: Украина обжаловала приговор нацгвардейцу Маркиву

Рассмотрение апелляционной жалобы ожидается весной 2020 года
Объем вложений иностранных инвесторов в украинские гособлигации резко вырос

Объем вложений иностранных инвесторов в украинские гособлигации резко вырос

Иностранные инвесторы все чаще делают вложения в украинские госбумаги
Дипломат США объяснил, почему Трампу наплевать на Украину

Дипломат США объяснил, почему Трампу наплевать на Украину

Американский посол рассказал, как Трамп относится к Украине и что его интересует
Евросоюз поздравил Украину с Днем достоинства и свободы

Евросоюз поздравил Украину с Днем достоинства и свободы

В ЕС заявили о поддержке Украины на пути к демократическому будущему
Арахамия заявил, что Стефанчук вернет компенсацию за аренду квартиры тещи

Арахамия заявил, что Стефанчук вернет компенсацию за аренду квартиры тещи

Он вернет деньги со своей заработной платы
Зеркаль: Россия хочет сделать закрытыми слушания в Гааге по «морскому делу»

Зеркаль: Россия хочет сделать закрытыми слушания в Гааге по «морскому…

По результатам этих слушаний Арбитраж примет свое первое решение и уже завтра утвердит правила своей работы
Путин связал взрыв в Северодвинске с испытанием «уникального оружия»

Путин связал взрыв в Северодвинске с испытанием «уникального оружия»

Он пообещал "совершенствовать это оружие"
Фиона Хилл: Вмешательство Украины в американские выборы — фейк российских спецслужб

Фиона Хилл: Вмешательство Украины в американские выборы — фейк российских…

Хилл также призвала не распространять "политически заангажированную ложь"
Украина в постмодерне – 14. Война или мир

Украина в постмодерне – 14. Война или мир

Сегодня ключевой проблемой Украины  стало отношение населения к ОРДЛО и путям ее разрешения
Конец неолиберализма и возрождение истории

Конец неолиберализма и возрождение истории

Единственный путь вперед, единственный способ спасти нашу планету и нашу цивилизацию - это возрождение истории.
Volkswagen: Скоро только безумцы не выберут электрокар

Volkswagen: Скоро только безумцы не выберут электрокар

Впервые автоиндустрию ожидают перемены такого масштаба
Ученые впервые погрузили человека в анабиоз

Ученые впервые погрузили человека в анабиоз

Переход в такое состояние, называемое анабиозом, в перспективе позволит врачам выиграть время в случае экстренных ситуаций
10 вызовов для Украины, которые надо помнить, говоря о «развале России»

10 вызовов для Украины, которые надо помнить, говоря о «развале…

Украина столкнется с очень серьезными вызовами в случае развала России. Их нужно хотя бы осознавать.
Боевые травмы в результате обстрелов получили 3 военных, — штаб ООС

Боевые травмы в результате обстрелов получили 3 военных, — штаб…

Боевики продолжают нарушать режим тишины
Под Киевом поезд «Интерсити» сбил человека

Под Киевом поезд «Интерсити» сбил человека

Очевидцы остались ждать прибытия скорой и полиции
Портнов опубликовал приговор суда о признании виновным депутата из «Слуги народа» Иванисова

Портнов опубликовал приговор суда о признании виновным депутата из «Слуги…

Он считает, что депутат должен быть немедленно лишен мандата
Нетаньяху выдвинули официальные обвинения по трем пунктам

Нетаньяху выдвинули официальные обвинения по трем пунктам

Премьера Израился обвиняют в мошенничестве, злоупотреблении доверием и взяточничестве
НАБУ открыло уголовное дело против Грицака за госизмену и шпионаж

НАБУ открыло уголовное дело против Грицака за госизмену и шпионаж

Экс-главе СБУ Грицаку выдвигают подозрения в совершении действий, угрожающих нацбезопасности
В Раде назвали сроки проведения земельного референдума

В Раде назвали сроки проведения земельного референдума

Будет два подхода ко внесению правок об участии иностранцев в рынке украинских сельхозземель
«Хаб на админгранице с Крымом»: Зеленский похвастался грандиозными планами

«Хаб на админгранице с Крымом»: Зеленский похвастался грандиозными планами

Проект станет реальностью уже через год
Зеленский вывел Бухарева из состава СНБО

Зеленский вывел Бухарева из состава СНБО

Из Слудбы безопасности Украины Бухарев был уволен 8 ноября
Садовому попросят кругленькую сумму залога, – источник

Садовому попросят кругленькую сумму залога, – источник

Прокуратура не будет просить об его аресте
Зеленский провел новые кадровые перестановки в руководстве СБУ

Зеленский провел новые кадровые перестановки в руководстве СБУ

Президент сменил начальника Департамента защиты национальной государственности СБУ
Пропавшую безвести саудовскую принцессу закрыли под домашний арест

Пропавшую безвести саудовскую принцессу закрыли под домашний арест

Дочь короля Сауда собиралась улететь в Швейцарию, но в итоге не смогла уехать
Арахамия попытался оправдать действия «Юзика»

Арахамия попытался оправдать действия «Юзика»

Глава фракции "Слуги народа" считает, что он не услышал ничего плохого на пленках, в которых фигурирует нардеп
Читай также
Последние новости

После ссоры с Зеленским Тимошенко вновь сменила образ…

У Путина продолжают отрицать участие России в войне…

«Должен бутылку»: Арахамия рассказал об отношении к…

Трамп продолжает оказывать давление на Зеленского, — дипломат…

Пентагон ускорил предоставление Украине помощи, замороженной Трампом

ОП: Украина обжаловала приговор нацгвардейцу Маркиву

Объем вложений иностранных инвесторов в украинские гособлигации резко…

Дипломат США объяснил, почему Трампу наплевать на Украину

Евросоюз поздравил Украину с Днем достоинства и свободы

Арахамия заявил, что Стефанчук вернет компенсацию за аренду…

Зеркаль: Россия хочет сделать закрытыми слушания в Гааге…

Путин связал взрыв в Северодвинске с испытанием «уникального…

Фиона Хилл: Вмешательство Украины в американские выборы -…

Украина в постмодерне – 14. Война или мир

Конец неолиберализма и возрождение истории