Проблема наемничества и иностранных бойцов не является для представителей Балкан чем-то новым или шокирующим. Любая мало-мальски научная конференция о Балканах обязательно будет включать в себя дискуссии о балканских иностранных бойцах в ряде горячих точек: традиционно, если разговор заходит о Сирии – можно быть уверенным, что речь пойдет о бойцах из Боснии и Герцеговины, упоминания войны на Востоке Украины не обходятся без попыток уточнить сколько сербов воюет на стороне ОРДЛО.

В экспертной и аналитической среде к этому подходят как к общеизвестным фактам, уточнение которых воспринимается как одна из первоочередных задач, но сербское правительство предпочитает делать вид, что никакой проблемы нет, и реагирует на вполне рациональные и объяснимые высказывания Украины как на «попытки поссорить Сербию и Россию».

Почему так происходит – понять не трудно. Президент Сербии Александр Вучич и министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич не оставляют своих попыток усидеть на двух стульях сразу и генерируют идеи одну краше другой: то предлагают заново делить Косово – чтобы и «урегулировать отношения с Приштиной» и закрепить за собой некоторые части края, то во всеуслышание заявляют о «антироссийской истерии на Западе» и о «совершенно безвредном российском влиянии на Сербию».

«Абсолютно безопасным влиянием» Дачич очевидно называет вербовку российскими «специалистами» сербских наемников для войны против Украины на территории Балкан, схемы которых, как и задействованные лица, не меняются с 90-х годов. Чего стоит только личность Заплатина, который, отвоевав свое на Балканах во время Боснийской войны в РДО-3, вернулся в Черногорию уже в новом качестве – теперь он глава «Балканского казачьего войска» и уполномоченный «Союза добровольцев Донбасса» на Балканах. Из источников, приближенных к российским боевикам, известно, что разрешение вернуться на Балканы с новыми «погонами» Заплатин получил после того, как отслужил в «погранвойсках ЛНР». Во время «первого большого круга союза казаков Балкан» организаторами было прямо заявлено о попытке собрать «казаков, добровольцев, юридические и физические лица республики Сербия, республики Сербской, Македонии, Черногории, Греции, Болгарии» (информация с сайта «Центрального казачьего войска»). Именно силами Заплатина осуществлялась вербовка «четнической сотни», включавшей не только сербских монархистов-русофилов с длинными бородами, но и ветеранов службы МВД Сербии, которые сильно отличаются от типичных четников по своему уровню подготовки. Одним из них был Александр Синджелич, причастный к организации неудавшегося государственного переворота в Черногории.

Существует и организация российского наемника Александра Кравченко, участвовавшего в Боснийской войне вместе с Гиркиным и Заплатиным, которая носит красноречивое название «Косовский фронт». Это общественное объединение целенаправленно занимается расшатыванием ситуации в Республике Сербской, постоянно подогревая великосербские и пророссийские имперские настроения – то проводят мероприятия по открытию памятника «русским добровольцам» из РДО-2 и РДО-3, то инициируют празднования «Дня русского добровольца», который состоялся и в этом году.

Другое направление деятельности данной организации, помимо создания напряженности в Республике Сербской и «гуманитарной помощи детям Косова», это ОРДЛО. В сети есть много видео, опубликованных самим Кравченко, о поставках «гуманитарных грузов голодающим жителям Донбасса». Мобильность «Косовского фронта» между Сербией, Республикой Сербской, Россией и оккупированными территориями Донбасса могла бы показаться просто удивительной, если не знать о бэкграунде его лидера: к подобным переездам он привык.

Если это не попытки России поссорить Сербию с соседними странами – то что же тогда можно назвать этими словами?

И это не говоря уже о специалистах более высокого класса, которые, судя по всему, вербуются непосредственно «кадровиками» ЧВК Вагнера. По информации СБУ, на стороне РФ в составе ЧВК Вагнера в ОРДЛО воевали 6 граждан Сербии.

Манипуляции Заплатина с «казачествами» нашли подтверждение и в биографии Братислава Живковича, который имел налаженные связи с представителями Оренбургского казачества, о чем также неоднократно заявляли украинские спецслужбы.

В 2014 году Живкович формирует отряд «Кнез Лазар», название которого, очевидно, должно апеллировать к косовскому контексту – мол, не получилось у себя с Косовом, поможем русским. Вот только о том, что Крым и Косово – абсолютно несравнимые ситуации и территории, боевик и его кураторы предпочли забыть.

Автору неоднократно доводилось видеть представителей этого подразделения в аннексированном Севастополе, и говорить о том, что это были некие спонтанные действия со стороны четников, не приходится. Они были на полуострове еще в конце февраля 2014 года, что не оставляет никакого пространства для сомнений: это была хорошо спланированная акция в плотной кооперации с кураторами из РФ.

После своих крымских эпизодов, сербские наемники были направлены на подготовку в РФ, о чем открыто заявляли их лидеры в многочисленных интервью, а уже из РФ – на временно неподконтрольные Украине территории ОРДЛО. Там сербское бандформирование решило сменить свое название – с «Кнез Лазар» (апелляция к Косову в Крыму) на «Йован Шевич» — якобы в честь Йована Шевича, основателя Славяносербии, что позволило говорить четникам о том, что они якобы сражаются за свою землю, что город Славяносербск – это сербская земля. Но – вот незадача! – от Сербии там остался только второй корень в слове. Сам Шевич еще при своей жизни начал называть себя Иваном, а сербы, прибывшие вместе с ним, были окончательно ассимилированы еще во времена Екатерины Второй.

Журналистами украинского бюро Радио Свобода был проведен опрос в Славяносерсбке – знают ли местные жители о том, что когда-то здесь жили сербы и видели ли они хоть одного серба в этих местах. Ответ оказался прогнозируем: местное население «что-то слышало, но когда это было».

Популярные статьи сейчас

На Ровенской АЭС срочно отключили энергоблок

Украинцам разъяснили, кому грозит налог на недвижимость до 25 тысяч

Украинцам уточнили нюансы досрочного выхода на пенсию

Мишина показала откровенное видео в душе

Показать еще

Не похоже, что простые малограмотные наемники могли бы сами додуматься до столь сложной смысловой нагрузки названий своих группировок и так хорошо изучали историю, чтобы на все находить какую-то аргументацию, к тому же – из арсенала официальной российской пропаганды в отношении Балкан, которая мутировала все эти годы, мало меняясь в сути своей, но обрастая все новыми и новыми деталями.

Не стоит сбрасывать со счетов и ультраправое бандформирование «Континентальное единство», где воюют французы сербского происхождения и сербы.

И это помимо самой знаковой фигуры среди сербских наемников – Деяна Берича, представителя группировки «Северный ветер», постоянно сообщающего о себе крайне противоречивые сведения и утверждающего, что на снайпера его выучили перед событиями 1999 года в самой обычной боевой единице сербской армии, а на Донбассе он не зарабатывает ни копейки. Снайпер-бессеребренник – это смешно уже само по себе, ведь подготовка снайпера – это всегда крайне дорогостоящая и трудоемкая затея и эти люди считаются элитой любого подобного формирования, потому что выполняют достаточно грязную работу.

Заявления Вучича в его бытность премьер-министром Сербии свидетельствуют только о том, что политик не имеет ни малейшего желания разбираться в этом вопросе: он не называл ни группировок, ни конкретных имен, а говорил лишь о том, что наемники получают до 6 тыс. долларов за бой. Даже сугубо гражданским людям очевидно, что эта цифра нереалистична: по информации издания «Фонтанка», ссылающегося на Conflict Intelligence Team и ряд других аналитических сообществ, в ЧВК Вагнера наемники получают порядка 4 тыс. долларов в месяц. Вагнеровцы считаются самыми дорогими боевиками и потому цифры, приведенные Вучичем, не выдерживают абсолютно никакой критики.

Уже президентские заявления Вучича в ответ на просьбы о комментариях о судьбе сербских наемников только подтверждают это впечатление: «Не знаю, что еще мы должны сделать. Никто не имеет разрешения государственных органов Сербии участвовать в военных действиях за рубежом, на Донбассе, в Крыму или в любой части конфликта между Россией и Украиной».

Отсутствие разрешения – это все еще не запрет, который подразумевал бы под собой неотвратимость наказания и подвижки в сторону изменения ситуации с поставкой наемников из Сербии. Очевидно, в Белграде решили не обвинять Россию ни в одном преступлении против Украины любой ценой.

Вот только не слишком ли велика эта цена?

И речь даже не о сербско-украинских отношениях. Речь о репутационных потерях самой Сербии – как в глазах ЕС, куда эта страна стремится с переменным успехом, так и в глазах собственных граждан: из такой реакции на проблему явствует, что официальный Белград не в состоянии удержать свой народ от незавидной участи наемников – погибать на чужбине за чужие убеждения и идеи, часто даже без права на имя.