То, о чем так долго (можно даже сказать – в несколько волн) рассказывали российские пропагандисты и отдельные российские политики, в действительности произошло. Путин подписал указ об определении в гуманитарных целях категорий лиц, имеющих право обратиться с заявлениями о приеме в гражданство России в упрощенном порядке. Этими лицами стали постоянно проживающие на территории ОРДЛО граждане (формулировка документа).

Данная мера наглядно продемонстрировала, что никакого однозначно желаемого для РФ исхода второго тура президентских выборов в Украине не было изначально, а все попытки российского истеблишмента говорить о том, что «мы посмотрим, какие решения будут приниматься Украиной и ее новым президентом» были не более чем признанием, что те же депутаты Госдумы не принимают никаких решений подобного толка и, подобно авторам «Телеграма» и различным обозревателям, лишь строят гипотезы, исходя из слухов и домыслов.

Именно это и было заложено в изменения Закона о гражданстве РФ, принятые в конце прошлого года – категории лиц, которым российское гражданство может быть предоставлено в упрощенном порядке в качестве гуманитарной меры, определяются президентом РФ, т. е. закон становится очень гибким инструментом, позволяющим раздавать российские паспорта в любой точке, где РФ будет угодно разжечь очередной конфликт, и где президент РФ в тот или иной момент посчитает нужным это сделать.

Еще с момента псевдовыборов на оккупированных территориях стало очевидно, что никакого следования Минским соглашениям со стороны РФ и контролируемых ею боевиков не предвидится – более того, был взят курс на эскалацию.

Минск представлял ценность для Украины только в качестве площадки, где в ручном режиме решались наиболее остро стоящие гуманитарные вопросы, но навязываемый титул «безальтернативных договоренностей по урегулированию» в условиях, когда стороны конфликта названы некорректно и сторона, являющаяся агрессором, демонстративно отказывается от их выполнения, был колоссальной ошибкой.

Сегодня грядущая эскалация очевидна – раздавая свои паспорта, РФ преследует только одну цель: обосновать открытую интервенцию. Ведь речь пойдет уже не о каких-то лимоновских тезисах о «защите русских и русскоязычных» — а о защите российских граждан.

Российские паспорта для жителей ОРДЛО были чем-то предельно мифологизированным, как, впрочем, и сама РФ. Очень многие предполагали, что за российскими паспортами наверняка придут российские зарплаты и пенсии, но есть один нюанс: жители оккупированных территорий смотрели на Москву и Петербург, но уж никак не примеряли на себя сценарий Абхазии и Осетии, где российские пенсии положены далеко не всем приобретшим гражданство РФ, о чем открыто говорят российские СМИ, авторов которых трудно обвинить в антироссийских настроениях.

Подтверждалась эта информация и представителями абхазского «Минсоцтруда»: по их данным, в 2017 году российский Пенсионный фонд массово отказывал местному населению, располагающему гражданством РФ, в оформлении пенсии.

Да, проект соглашения об урегулировании вопросов двойного гражданства, который сейчас рассматривается Абхазией, позиционируется российским «послом» в Абхазии как документ, который наконец-то «даст гражданам России, постоянно проживающим на территории Абхазии, пенсии и социальные дополнительные права и гарантии, которые сейчас действуют в российском государстве», но у нас нет ни малейшей уверенности, что жителей ОРДЛО, уверовавших в российские паспорта, прельщает перспектива подождать таких соглашений с десяток лет.

Да и сравнивать ОРДЛО с другими «серыми зонами» на постсоветском пространстве проблематично – несоизмеримо количество людей, которым положены социальные выплаты. На данный момент известно, что в первую очередь паспортизация коснется «силовиков» псевдореспублик и глав оккупационных администраций. А что будет с паспортами для остальных жителей оккупированных территорий —  открытый вопрос.

Но в целом живучесть мифа о прелестях российского соцобеспечения в серых зонах – это еще одно доказательство того, что коммуникация украинской власти с населением оккупированных территорий востока Украины была провалена.

Мы неоднократно писали о том, что жители оккупированных территорий ищут в первую очередь определенности – и именно ее иллюзию предоставляет сейчас РФ, обещая им российское гражданство в упрощенном порядке. А то, как будет на самом деле – на данном этапе решающей роли не играет. После 5 лет жизни в «серой зоне», с документами, которые никем кроме РФ не признавались, да и то – РФ приняла решение признавать документы псевдореспублик лишь в 2017 году, само обещание перемен может спровоцировать стокгольмский синдром.

Законом о гражданстве РФ в его дополненном варианте предполагается отказ жителей отдельных районов Донецкой и Луганской областей от украинского гражданства – об этом прямо говорится в тексте документа (ст. 14 закона «О гражданстве РФ», п.2-в):

Популярные статьи сейчас

Vodafone показал самые выгодные тарифы 2022 года

НБУ показал новые купюры от 20 до 1000 гривен

Неофициально трудоустроенным украинцам назвали размер будущей пенсии

Каменских вывалила грудь на фото с постаревшим Потапом

Показать еще

«в) отказались от имеющегося у них гражданства иностранного государства. Отказ от гражданства иностранного государства не требуется, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации либо если отказ от гражданства иностранного государства невозможен в силу не зависящих от лица причин. Отказ гражданина Украины от имеющегося у него гражданства Украины осуществляется путем направления данным гражданином заявления об отказе от имеющегося у него гражданства Украины в полномочный орган данного государства. Документом, подтверждающим отказ гражданина Украины от имеющегося у него гражданства Украины, является нотариально заверенная копия заявления данного гражданина об отказе от имеющегося у него гражданства Украины (в ред. Федерального закона от 29.07.2017 № 243-ФЗ)».

Но по состоянию на 21.00 поступило разъяснение от МВД РФ, от которого, впрочем, яснее не стало:

«Установленный Указом порядок обращения с соответствующим заявлением обусловлен спецификой сложившейся ситуации и трудным положением, в котором находятся граждане Украины и лица без гражданства, проживающие на территориях ДНР и ЛНР. В том числе речь идет о признаваемых в России документах, выданных органами и организациями, фактически действующими только на данных территориях.

Таким образом, указанная категория граждан вправе обратиться с заявлением о приобретении гражданства России, не отказываясь от украинского гражданства».

То есть либо МВД РФ отказывается  подчиняться законам РФ, либо же в РФ в очередной раз не определились с тем, что будет требоваться от населения ОРДЛО в обмен на русский паспорт.

Что мы как государство можем сделать в этой ситуации?

— Готовиться к очередному витку эскалации. Необходимо отбросить все иллюзии  — никакого «плохого мира» уже не будет. Нам необходимо готовиться не просто обороняться в том режиме, который есть сегодня – нам необходимо готовиться к серьезному обострению на фронте;

— Осознать, наконец, что тот, кто навязывает повестку – выигрывает, а тот, кто играет по чужим правилам – всегда будет на шаг позади. Перестать строить свою политику в отношении оккупированных территорий как реакцию на российские действия. Необходим четкий и последовательный план деоккупации, а после – реинтеграции этих территорий в состав Украины. Необходимо также быть реалистами и признать, что это меры, реализуемые в долгосрочной перспективе, а сегодня – нас не ждет ничего, кроме войны и так будет еще долго;

Инициировать дополнительные гуманитарные программы, направленные на детей, подростков и студентов, проживающих на оккупированных территориях, предполагающие выезды за границу (возможность которых серьезно облегчает украинский загранпаспорт). Только показывая этим детям и молодым людям, что украинский паспорт дает огромное количество преимуществ, что мир не ограничивается Россией и ОРДЛО, мы можем рассчитывать, что они будут заинтересованы в сохранении украинского гражданства.

— Владимиру Зеленскому, еще до инаугурации, стоило бы объявить о конфигурации своего «военного кабинета» или антикризисной группы по управлению рисками на российском направлении. Ему вообще стоило бы определиться: долгий, сложный, но интересный путь противостояния Голиафу или вялотекущая капитуляция с быстрым «миром любой ценой». Если первое, то следовало хотя бы намекнуть, что массового возвращения «криминальных беженцев» их экзыла не будет, а дела в отношении предателей будут доведены до посадок, что не будет переговоров с террористами и марионеточными оккупационными администрациями. Ну а если второе, тогда Владимиру Александровичу нужно просто сделать селфи с Лукаш и Портновым. Этого будет достаточно, для определенности.

На данный момент Украина инициировала срочное обсуждение ситуации в Совбезе ООН. Андрей Магера, экс-заместитель главы ЦИК считает, что совместное заявление Петра Порошенко и Владимира Зеленского стало бы месседжем о единстве украинского общества перед угрозой очередного обострения, спровоцированного Кремлем. Но видимо, в обоих командах предпочитают все еще меряться друг перед другом процентами и сомнительными «моральными преимуществами»…

Авторы- аналитики Центра исследований проблем гражданского общества

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook