Официальная позиция НАТО по поводу возможного обострения российско-украинских отношений

 

26.08 официальный представитель НАТО Джеймс Аппатурай сделал резонансное заявление, согласно которому НАТО не намерена оказывать Украине военную помощь и помогать ей в обеспечении территориальной целостности. 

Дж.Аппатурай подтвердил, что подписанная Украиной и НАТО 21 августа декларация о дополнении к «Хартии об особом партнерстве между Украиной и Организацией Североатлантического Договора» от 9 июля 1997 г. действительно предусматривает возможность созыва Украиной заседания Комиссии Украина-НАТО. Однако, по его словам, «НАТО не намерена оказывать военную помощь Украине и помощь в обеспечении ее (территориальной) безопасности».

Заявление прозвучало в ответ на заявление постоянного представителя России при НАТО Д.Рогозина, который выразил обеспокоенность по поводу пункта подписанной Украиной и НАТО дополнительной декларации о праве Киева в случае угрозы территориальной целостности созвать Комиссию Украина-НАТО. По мнению Д.Рогозина, такие обязательства могут привести к втягиванию НАТО в вопросы, являющиеся внутренним делом Украины.

Примечательно, что комментарий Дж.Аппатурая появился через 5 дней после подписания Декларации о дополнении к Хартии об особом партнерстве между Украиной и НАТО, в которой подтверждались декларированные в Хартии тезисы, включая возможность срочного созыва Комиссии Украина-НАТО для проведения консультаций по вопросам безопасности.

 

Выводы и комментарии:

1. В принципе в заявлении Дж.Аппатурая нет ничего сенсационного. Речь идет о том, что штаб-квартира НАТО не рассматривает возможности предоставления Украине военных гарантий безопасности в случае, если постоянное обострение украинско-российских отношений в конце концов приведет к конфликту с использованием силовых методов. Другое дело – что такое конкретное заявление было сделано в публичной и недвусмысленной форме, чего раньше функционеры НАТО старались избегать.

2. Комментарий Дж.Аппатурая в определенном смысле является отступлением от декларированного в Хартии 1997 г. принципа, согласно которому НАТО признает «независимую, демократическую и стабильную» Украину «одним из ключевых факторов обеспечения стабильности в Центральной Восточной Европе и на континенте в целом». Согласно Хартии предусматривалось, что Украина и НАТО создадут кризисный консультативный механизм для проведения совместных консультаций в любом случае, когда Украина будет усматривать прямую угрозу своей территориальной целостности, политической независимости или безопасности. Фактически это означало, что Украина может обратиться к НАТО, если возникнет прямая или косвенная угроза ее безопасности.

Популярные статьи сейчас

Залужный заявил, что эта война с Россией не последняя

Пенсии некоторым украинцам увеличат на 660 гривен до конца года

Звезда "Женского квартала" Сопонару очаровала новыми фото

Цены на лук в Украине бьют рекорды: будет ли подешевение

Показать еще

3. Причины, по которым появился этот комментарий, достаточно очевидны. Можно с высокой долей уверенности предположить, что в связи с публичным обращением Д.Медведева к В.Ющенко (11.08) МИД Украины сделал попытку использовать механизм консультаций с НАТО. Но поскольку ситуация в украинско-российских отношениях явно не вписывается в формат возникновения военной угрозы, а также поскольку функционеры МИД Украины продолжают делать вид, что они не поняли позиции А.Расмуссена о несоответствии Украины критериям членства, было принято решение огласить позицию НАТО в однозначной и категоричной форме. Таким образом, властям Украины дан ясный и недвусмысленный сигнал о том, что Запад не намерен брать на себя ответственность за неприятности и кризисные эксцессы в украинско-российских отношениях, которые могут быть спровоцированы, в том числе и самой украинской стороной. Иными словами, администрации В.Ющенко дали понять, что украинская сторона не должна пытаться провоцировать дальнейшее обострение отношений с Россией, которое может привести к конфликту. В этом смысле примечательны комментарии председателя отдела штаб-квартиры альянса по работе со странами-партнерами НАТО М.Дюре (27.08), который высказал украинским властям недвусмысленное пожелание наладить со своими соседями имела дружественные и плодотворные отношения. По его словам, НАТО заинтересована в хороших отношениях Украины с Россией и будет прислушиваться к мнению украинской стороны при разработке новой стратегической концепции.

4. Учитывая акценты в позиционировании НАТО, ориентированные на ослабление напряженности в отношениях с Россией (заявление А.Расмуссена в ходе визита в Турцию, 27.08), украинским властям указывают на нецелесообразность действий, которые идут вразрез с линией стран НАТО, направленной на повышение уровня  взаимопонимания и доверия с Россией в вопросах международной безопасности.

5. Относительно публичного озвучивания позиции НАТО следует отметить, что она ни в коей мере не означает дружбы и согласия с Россией. Тем не менее, НАТО не намерено позволять В.Ющенко и украинским руководителям проявлять чрезмерную самостоятельность и действовать в ущерб интересам стран НАТО.

6. Во украинском внутриполитическом контексте публичные заявления представителей НАТО отражают полный провал внешнеполитического курса Украины, включая демонстрацию нереалистичности главных стратегических установок В.Ющенко, касающихся обретения членства в ЕС и НАТО. В этой связи становится целесообразной постановка вопроса о том, может ли быть эффективной и результативной внешняя политика государства, если она исходит из постановки заведомо нереалистичных стратегических задач в ущерб обеспечению благоприятных условий развития в среднесрочной перспективе.

 

Личный фактор в украинско-российских отношениях

Украинско-российские отношения приобрели довольно странный, фрагментированный характер. На фоне обострения отношений между президентами, отношения между премьер-министрами продолжаются. Причем и Ю.Тимошенко, и В.Путин пытаются продемонстрировать готовность поддерживать «нормальный» характер взаимоотношений.

Похоже, что в отношении В.Ющенко в российском руководстве утвердилась консенсусное мнение, что любые контакты и переговоры с этой фигурой излишни и нецелесообразны. Примечательно, что Д.Медведев впервые в практике двусторонних отношений отошел от протокола и не направил В.Ющенко поздравление с Днем Независимости Украины.

На этом фоне особо контрастно смотрится поздравительная телеграмма  В.Путина (24.08) в адрес премьер-министра Украины Ю.Тимошенко по случаю Национального праздника – Дня Независимости, текст которой был опубликован пресс-службой правительства РФ. В телеграмме высказаны ожидания в продолжении «плотной совместной работы» правительств двух стран, которая  «будет способствовать решению практических задач двустороннего сотрудничества и созданию благоприятной атмосферы для развития всего комплекса отношений между Россией и Украиной».

Таким образом, получилась рельефная демонстрация различного характера отношений между главами государств и главами правительств. Тем не менее, демонстрация различного отношения к Ющенко и Тимошенко вряд ли была результатом  целенаправленной режиссуры, в особенности учитывая отпуск В.Путина и довольно напряженные отношения между Медведевым и Путиным, которые, похоже, входят в фазу позиционной войны.

Кроме этого отмечается, что окружение Путина и Медведева по-разному относятся к кандидатурам на пост президента Украины. В окружении Путина похоже уже сделан выбор в пользу поддержки Ю.Тимошенко. В окружении Медведева высказываются различные точки зрения. Тем не менее, наиболее вероятным считается выбор в пользу А.Яценюка, за который высказывается В.Сурков.

Учитывая обострение властного соперничества между Путиным и Медведевым, в окружении Медведева считают вполне логичным сделать собственную ставку на украинских выборах, которая отличалась бы от фаворита Путина. Что касается отношения к В.Януковичу, до сих пор оно остается достаточно неопределенным, ввиду сомнений в том, что он сможет активно бороться за власть и победить Ю.Тимошенко. 

*****

 

Украинско-российские отношения: конфликтные факторы и тенденции

 

Проблема контроля гидрографических объектов в Крыму

В последние дни украинская сторона активизировала действия, способствующие обострению конфликта вокруг спорных объектов, контролируемых Черноморским флотом РФ.

26.08 военнослужащие ЧФ задержали судебных исполнителей государственной исполнительной службы Севастополя, которые потребовали от российских военнослужащих передать в собственность Украины створный знак (гидрографический объект) в районе Херсонесского маяка. В качестве основания для своих действий судебные исполнители предъявили решение Хозяйственного суда г. Севастополя.

Створный знак находится вблизи Государственного океанариума Министерства обороны Украины, но контролируется российскими военными, которые установили возле него блокпост морской пехоты ЧФ РФ. Т. о. российские военнослужащие контролируют доступ на объект МО Украины, включая посещение объекта гражданскими лицами.

26.08 командование ЧФ РФ выразило возмущение по поводу инцидента с участием украинских судебных исполнителей, которые «незаконно проникли на территорию российской воинской части». По факту их задержания военнослужащими ЧФ был составлен протокол и подготовлено заявление на имя начальника УВД Украины по Севастополю, которому были переданы задержанные. Согласно сообщению службы информации и общественных связей ЧФ, командование ЧФ выразило «возмущение беспрецедентным фактом грубейшего нарушения базовых соглашений по Черноморскому флоту. … Судебные исполнители осознанно пошли на нарушение международных договоров и украинского законодательства, проникая незаконным путем на охраняемый объект, подвергли опасности не только самих себя, но и понятых, которых привлекли для проведения исполнительных действий». Командование ЧФ предупреждает, что «ответственность за возможные трагические последствия подобных инцидентов полностью ложится на организаторов провокаций». Указывается, что командование ЧФ не было уведомлено о проведении исполнительных действий судебной исполнительной службой г. Севастополя, что является «грубейшим нарушением юридической процедуры».

Российская сторона настаивает на том, что «на территории воинских формирований действует законодательство РФ». Поэтому действия украинских судебных исполнителей  противоречат базовым соглашениям по Черноморскому флоту и не могут быть осуществлены. Вопрос об имущественном статусе створного знака «должен решаться на межправительственном уровне».

27.08 представитель МИД Украины обвинил командование ЧФ РФ в грубом нарушении украинского законодательства и базовых двусторонних соглашений в части использования гидрографических объектов. При этом украинская сторона не считает себя ответственной в эскалации конфликта, на чем настаивает командование ЧФ. «В базовых соглашениях записано, что ЧФ РФ должны соблюдать законодательство Украины», а данный инцидент показывает, что ЧФ РФ игнорирует украинские законы.

 

Обвинения со стороны Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ

Согласно сообщению российского Следственного комитета (24.08), в его распоряжении имеются доказательства, что в российско-грузинской войне 2008 г. на стороне грузинских военных принимали участие военнослужащие регулярных воинских подразделений Министерства обороны Украины, а также «не менее 200 членов украинской националистической организации УНА-УНСО».

Информационный демарш был представлен в форме заявления официального представителя следственного комитета В.Маркина агентству «Интерфакс», подкрепленного специальным отчетом на сайте следственного комитета, в котором кроме перечня обвинений были также повторены ранее публиковавшиеся данные о захваченных в Грузии зенитно-ракетных комплексах БУК-М1 и ОСА-АКА с украинской маркировкой.

25.08 стало известно о получении Генеральной прокуратурой Украины официального запроса от Следственного комитета при прокуратуре РФ о предоставлении правовой помощи в расследовании уголовного дела по факту массовых убийств российских граждан в Южной Осетии в августе 2008 г.

В свою очередь Генпрокуратура Украины передала этот запрос в Службу безопасности Украины, «поскольку данный вопрос находится в компетенции этой структуры».

Хотя формально демарш российской стороны формально носит правовой характер, фактически речь идет о новом витке пропагандистской имиджево-идеологической войны. Следственный комитет при Генеральной прокуратуре РФ считается структурой, подконтрольной Д.Медведеву. 24.08 заявления СКП РФ были включены в репортаж Первого канала российского телевидения о праздновании Дня независимости в Киеве.

Главной особенностью демарша СКП РФ было то, что вопросы, которые предлагалось проверить украинской стороне (то есть подтвердить или опровергнуть), были изложены в форме прямых обвинений без предоставления каких-либо конкретных фактов и доказательств.

Реакция украинских властных структур была весьма однозначной. Вариант преимущественно правого ответа на запросы и заявления российской стороны был либо сознательно отвергнут, либо упущен. По сути, и большинство должностных лиц, и многие комментаторы восприняли новый российский демарш как сугубо политический. 

Пресс-центр СБУ сообщил, что ответ на запрос СКП РФ заранее известен – украинские военнослужащие и члены УНА-УНСО не участвовали в вооруженном конфликте на Кавказе, что подтверждено неоднократными проверками и информацией международных наблюдателей.

Наиболее жестким по тону было заявление главы Службы безопасности Украины В.Наливайченко (25.08), который назвал заявления представителя СКП РФ ложью и провокацией. «Моя принципиальная позиция заключается в том, что Украина не была и не является стороной этого конфликта. Мы не являемся агрессором в этой ситуации… Поэтому мы не нуждаемся ни в каких комментариях относительно тех или иных утверждений, тем более, что они лживые». По словам В.Наливайченко, в 2008 г. СБУ предоставила информацию «о сфабрикованных делах и попытках наемничества наших граждан с тем, чтобы их втянуть на территорию Абхазии». На территории Грузии были международные наблюдатели от ООН и ОБСЕ, которые имеют неопровержимые доказательства и правдивые документы относительно того, что на самом деле произошло на территории Грузии.

По словам В.Наливайченко, информация об участии граждан Украины в вооруженном конфликте неоднократно проверялась, и никаких данных, подтверждающих выдвинутые обвинения, не обнаружено. Что касается заявления народного депутата В.Коновалюка о том, что он якобы видел 8 граждан Украины, обслуживавших зенитки в Грузии, эти граждане Украины в это время работали на заводе в Харькове и никогда не воевали, тем более на территории другого государства.

Представители Генштаба Вооруженных Сил Украины (начальник пресс-службы С.Кузьмин, 25.08) также опровергли выдвинутые обвинения, отметив, что украинских воинских частей в Грузии не было.

Наиболее взвешенными были комментарии посла Украины в РФ К.Грищенко, а наиболее информативными – зам. секретаря СЕБОУ С.Гавриша.

К.Грищенко указал на то, что «когда расследование ведет структура уровня Генпрокуратуры либо России, либо Украины, либо какого-либо другого государства, она должна опираться на безупречные, доказанные факты. … Таких фактов нет», заявления российской стороны опираются на неправдивые данные.

С.Гавриш привел данные о пребывании в Грузии украинских военнослужащих и специалистов ВПК, а также сообщил о создании специальной рабочей группы, которая проверит информацию, заявленную российской стороной. При этом, ранее российской стороне уже была передана информация, в которой документально доказано, что во время вооруженного конфликта между Россией и Грузией Украина придерживалась нейтральной позиции. После начала боевых действий в августе 2008 г. группа украинских военнослужащих, которая проводила совместные учения с грузинскими военными подразделениями, получила специальную телефонограмму и в течение двух дней была эвакуирована, также как и представители украинских военных заводов.

 

Комментарии Дж.Шерра

В интервью Би-би-си (25.08) руководитель программы России и Евразии британского Королевского института международных отношений Дж.Шерр отметил серьезность ситуации, складывающейся в украинско-российских отношениях. По его словам, «угроза независимости Украины» сегодня существенно выше, чем 19 лет назад. В течение последних полутора лет наблюдается серьезное обострение по всем пунктам.

Украина внутренне ослаблена. «Тот факт, что мы сейчас так много говорим о делениях внутри Украины и так мало говорим о разнообразии позиций в Украине – отражение как слабости украинского государства, так и вражеских намерений его большого соседа, который так и не смирился с тем, что независимость может означать именно это – независимость».

«Когда читаешь обращение президента Медведева, можно увидеть, что он четко утверждает, будто независимость Украины означает особую обязанность Украины действовать в унисон с Россией. Это не независимость – это что-то совсем иное».

По словам Шерра, стоит задуматься, не идет ли речь о большем, чем простые попытки повлиять на выборы в Украине. «Складывается впечатление, что по неизвестной причине руководство российского государства ищет повод для того, чтоб применить против Украины резкие, а может даже крайние действия. И было бы предусмотрительным спросить, зачем это делается, и готовиться к любому повороту событий».

 

Выводы и комментарии:

1. Нынешнее обострение кризиса в российско-украинских отношениях является закономерным итогом внешнеполитического курса В.Ющенко, который последовательно, хотя и крайне неровно проводился с 2005 г. Тот факт, что жесткое обострение двусторонних отношений началось, по сути, с августа 2008 г. напрямую связано с позицией В.Ющенко, которую он занял во время российско-грузинского конфликта. Тактика российской стороны достаточно последовательна и заключается в системной дискредитации имиджа Украины и лично В.Ющенко, которого Кремль успешно бойкотирует. Тем не менее, Дж.Шерр прав в том, что цели российского руководства остаются не ясными. По крайней мере, очевидно, что с уходом Ющенко и избранием нового президента существующие проблемы останутся, и новому руководству будет крайне сложно преодолеть укрепившуюся в последнее время инерцию конфронтации без существенных уступок в пользу российской стороны. При этом, обострение конфликта делает позицию РФ потенциально менее гибкой, что уменьшает возможность достижения компромиссных решений и после смены украинского руководства.  

2. Украинские властные структуры пока не сформулировали адекватного представления о способах и методах разрешения нынешнего кризиса, или, по крайней мере, смягчения напряженности в двусторонних отношениях. Вполне очевидно, что нынешнее руководство МИД Украины и секретариат президента вряд ли способны правильно оценить ситуацию и выбрать конструктивную линию поведения.

Впрочем, со стороны дипломатов предпринимаются некоторые попытки найти хотя бы минимальные точки соприкосновения, позволяющие избежать состояния фактического разрыва дипломатических отношений. В этом смысле любопытно заявление зам. министра иностранных дел РФ А.Денисова (21.08), что поскольку Д.Медведев не направлял В.Ющенко «отзывную грамоту» на В.Черномырдина, где говорится, что предыдущий посол отзывается, хотя Черномырдин давно покинул Киев и получил другое назначение, «формально он продолжает оставаться знаком того, что отношения между нашими странами продолжают оставаться на самом высоком уровне – уровне послов».

Примечательно, что определенные встречные шаги предпринимаются и со стороны МИД Украины. 26.08 пресс-служба МИД Украины сообщила о встрече зам. министра иностранных дел Украины К.Елисеева с временным поверенным в делах РФ в Украине В.Лоскутовым, в ходе которой К.Елисеев высказался за привлечение Украиной и Россией всех «ресурсов и возможностей с целью возобновления нормального уровня двусторонних отношений и обеспечения их поступательного развития на принципах добрососедства и стратегического партнерства». Для возобновления контактов на уровне МИД, из возможного спектра проблем было выбрана относительно нейтральная тема, касающаяся нераспространения и разоружения.

3. Из всего спектра выдвинутых российской стороной претензий, представляется достаточно весомым и по крайне мере похожим на правду заявление начальника ПВО сухопутных войск РФ ген.-майора М.Круша (декабрь 2008 г.), согласно которому «в составе всех расчетов средств ПВО, поставленных с Украины и участвовавших в боевых действиях, находились граждане Украины – специалисты по боевому применению и эксплуатации комплексов «Бук-М1» и «Оса»». Причем, если это заявление не соответствует действительности, трудно предположить, что грузинскую систему ПВО обслуживали сами грузины.   

Из заявлений украинских должностных лиц наиболее сомнительным является тезис С.Гавриша о том, что Украина не поставляла в Грузию тяжелую военную технику (по крайней мере, продажа танков была зафиксирована в бюллетене ООН и подтверждается наличием техники, захваченной российскими войсками).

Что касается участия в боевых действиях членов УНА-УНСО, это обвинение выглядит сомнительным ввиду отсутствия публичной информации об этой организации в последнее время (об боевых формированиях УНСО в последние годы ничего не было слышно).

4. Несмотря на то, что парламентское расследование по вопросу о поставках Украиной оружия в Грузию провалилось, если бы существовали какие-то письменные приказы, согласно которым украинских военнослужащих регулярной армии командировали в армию Грузии для прохождения службы, об этом уже было бы известно. Другое дело – то, как украинские должностные лица комментировали регулярные российские претензии по поводу поставок вооружений в Грузию, ссылаясь на отсутствие международных санкций против Грузии, тогда как российское руководство апеллировало к духу дружественных и партнерских отношений между двумя странами.

5. Инерция ухудшения двусторонних отношений продолжается и усиливается, что находит отражение в данных социологических опросов. В этом смысле наиболее опасный характер имеет закрепление устойчиво негативного восприятия Украины со стороны российских граждан, которое стало следствием формирования образа Украины как врага России и целенаправленного нагнетания противоречий. В этом смысле, с точки зрения интересов граждан Украины, нынешний кризис представляет действительно серьезную опасность, поскольку без принципиального изменения внешнеполитического курса и целенаправленных усилий в сторону нормализации двусторонних отношений негативная тенденция вряд ли серьезно изменится после президентских выборов.