В середине 2009 года это стало особенно заметным, когда появились некоторые признаки восстановления в развитых странах, в то время как в развивающихся странах спад продолжал углубляться.

Ясно, что восстановление будет трудным делом. Для многих стран кризис повлек за собой рост цен на продовольствие и топливо, и падение спроса. Оздоровлению экономики мешает плохая координация действий, неэффективная помощь со стороны богатых стран, а также долгосрочные последствия того, что бедные страны набираются долгов.

 

Влияние кризиса на ВВП развивающихся стран – компиляция автора по данным Мирового Банка, 2009.

 

Глобальные последствия кризиса

Глобальный экономический кризис был вызван чем-то большим, чем одной лишь жадностью и неадекватным регулированием банков; он был вызван фундаментальными дисбалансами в структуре и управлении мировой экономической и финансовой системами.

Вследствие этого пакеты финансового стимулирования могут принести пользу только в краткосрочной перспективе для поддержки снижающегося спроса. Для устойчивого роста в мировом масштабе нужны более решительные действия.

Профессор Джозеф Стиглиц, выступая с лекцией в Университете ООН в начале 2009 года, сказал: «некоторые люди ведут себя так, будто вся проблема в нашей финансовой системе. Мол, в ней есть утечка. Залатать дыру – и все будет в порядке. Однако проблемы намного глубже, и это проблемы современной версии капитализма, по крайней мере, его американской версии. Я думаю, что мы приближаемся к пониманию того, что институты, которые мы создали 60 лет назад, больше не отвечают своим задачам, и нам нужно переосмыслить их. Мы также понимаем, что некоторые идеологии, которые доминировали над нами последнюю четверть века, полностью провалились. Так что я думаю, что ближайшие годы будут действительно интересным временем, когда мы начнем обсуждать новое устройство мира».

На что Стиглиц обратил особое внимание, это необходимость реформ мировой экономической системы, включая Международный Валютный Фонд, Мировой Банк, созданные 60 лет назад. Постепенно приходит понимание, что мировые экономические реформы должны включать в себя, по меньшей мере, такие моменты. 1) разрешение глобальных дисбалансов в сбережениях и потреблении; 2) отход от доллара как основной мировой валюты; 3) реформирование учреждений Бреттон-Вудской системы, и предоставление больших прав развивающимся странам; 4) реформирование мировой системы предоставления помощи. Также необходимо и переосмыслить мировые соглашения по торговле.

Мировая реакция на кризис за последний год показала, что необходимость таких реформ назрела, но на практике мало что удалось сделать. Двумя основными событиями в ответ на кризис стали саммит «G-20» в Лондоне в апреле 2009 и конференция ООН в Нью-Йорке в июне. На саммите большой двадцатки в Лондоне проблемы развивающихся стран были признаны. Однако, эта встреча провалилась по многим важным аспектам: не было сделано ничего серьезного для реформирования МВФ и Мирового Банка, не решен вопрос мировой валюты, не решена проблема дисбалансов в мировой торговле, сбережениях и потреблении. На встрече G-20 основное внимание было уделено оперативным мерам, включая спасение банков и стабилизацию американской и европейской банковской системы. Эти меры непопулярны, и описывались в прессе как «финансовый протекционизм», поскольку США, которые эмитируют мировую резервную валюту, могут вливать в свои банки сколько угодно долларов, чтобы обеспечить их стабильность, выкачивая деньги из других стран, чьи банки остаются нестабильными.

Более того, как было решено на саммите, в беднейшие страны мира будет направлено помощи всего на 50 миллиардов долларов. Как уже отмечалось, на спасение банков деньги выделяются без проволочек, однако на нужды беднейшего миллиарда жителей планеты денег всегда не хватает. Просто сравните эти 50 миллиардов и 8,4 триллиона долларов, которые США направили на спасение своих банков. Этих восьми триллионов хватило бы, чтобы на 50 лет люди забыли о бедности.

Популярные статьи сейчас

Подоляк рассказал о будущем Крыма

Украинцам назвали условия выхода на пенсию в 60, 63 и 65 лет

Выплаты на проживание и от Красного Креста: куда звонить украинцам

Переведенным в Нафтогаз украинцам объяснили, как передавать показания за газ

Показать еще

Конференция ООН в июне 2009 резко отличалась от встречи большой двадцатки. Прежде всего, ее проигнорировали богатые страны. Мировые СМИ не обратили на нее внимания. Сообщалось, что это всего лишь еще один неформальный форум для бедных стран, желающих получить помощь. В отличие от G-20, конференция ООН не решала напрямую вопрос финансовой помощи развивающимся странам. Хотя на конференции и не было предложено каких-то новаторских решений, во многих отношениях она сталасвидетельством изменения парадигмы международного развития.

Что очень важно, конференция отвела ООН весьма значимую роль в разрешении кризиса. Одной из важнейших рекомендаций, выдвинутых конференцией и одобренных Генеральной Ассамблеей 9-го июля 2009 было а) «расширение возможностей и повышение эффективности Объединенных Наций; улучшение связности и координации политики и действий между Объединенными Нациями, международными финансовыми институтами и соответствующими региональными организациями»; б) «расширение системы развития ООН через создание национальных стратегий развития с координированным подходом».

Поддержка и координация ООН может стать важным измерением новой парадигмы оздоровления беднейших стран мира.

 

Новая парадигма развития?

Реакция на кризис за последний год показала, что развивающиеся страны не могут надеяться на широкую помощь богатых стран. Запад сам столкнулся с беспрецедентным экономическим кризисом. В основном деньги направляются на спасение банков и фирм, в результате этого страны, уже имеющие огромны долги в будущем будут вынуждены еще больше урезать свои расходы, пытаясь избежать влезания в новые долги. Это ясно уже сейчас, поскольку богатые страны очень мало что делают, чтобы помочь развивающимся странам пережить этот кризис. Финансовая помощь выглядит совершенно неадекватной по объемам и сомнительной по целям. Бюджеты помощи ограничены, и эта помощь сокращается, хотя все время говорят о противоположном. Несмотря на все разговоры большой двадцатки, эти страны продолжают проводить закамуфлированные формы торгового протекционизма. Несмотря на все обещания, мало что сделано для реформирования МВФ и Мирового Банка.

Таким образом, если развивающиеся страны хотят оправиться от кризиса, им нужно рассчитывать только на свои силы, не надеясь на помощь Запада. И хотя это звучит не очень реалистично, это вполне возможно. В действительности кризис может положить начало новой парадигме международного развития, поскольку зависимость развивающегося мира от помощи, примера и лидерства Запада снижается (хотя и не исчезла), а роль ООН – растет.

Мы уже стали свидетелями некоторых смелых и даже захватывающих воображение усилий, предпринятых развивающимися странами за последний год. Страны с крупнейшими и наиболее сильными экономиками, такие как Китай, Индия и Бразилия уже показали признаки выздоровления. Во многих африканских странах правительства активно проводят политику защиты своих экономик. Во многих странах (включая Ботсвану, Маврикий и Южную Африку) правительства увеличили свои расходы. Гана, столкнувшись с крупным бюджетным дефицитом, ведет переговоры с МВФ. Кения и Танзания ведут мониторинг своих экономик. Африканский Банк Развития быстро отреагировал, определив наиболее уязвимые страны и выделив им немедленную помощь. Многие долгосрочные инвестиционные проекты в Африке, особенно в критической инфраструктуре, похоже, будут сохранены.

Тот факт, что многие развивающиеся страны оказались способны защищать свои интересы, являет разительный контраст их поведению во время прошлых глобальных рецессий,происходивших в начале 1980-х, в 1990-е и в 1998. Тогда развивающиеся страны, особенно африканские, управлялись гораздо хуже. Бюджетные дефициты были огромны, а резервы малы. Потому, когда наступил глобальный спад, их экономики резко пошли вниз. В данный момент, за несколькими исключениями, развивающиеся страны в целом имеют больше рычагов: дефициты меньше, а резервы гораздо больше.

В Азии из кризиса 1998 года были сделаны ценные выводы. В результате таких действий развивающиеся страны, опирающиеся на свои силы, стали менее уязвимы к финансовым потрясениям. Многие страны, включая Китай и Южную Корею, накопили значительные запасы иностранной валюты, чтобы обезопасить себя от кризиса. Хотя это мало отражается на международной финансовой системе, управлять которой развивающимся странам по-прежнему не доверяют, это показывает, что «Третий мир» способен действовать самостоятельно, отстаивая свои интересы. Также необходимо указать на то, что улучшения в макроэкономическом менеджменте привели к улучшению управления во многих странах Африки.

Эти улучшения, которые включают в себя укрепление демократии, чаще проводимые выборы, борьбу с коррупцией, улучшение положения женщин, имеют внутреннее происхождение. Очень трудно доказать, что все это является следствием давления Запада или западной помощи. Скорее это означает, что лучшее управление, способствующее большей устойчивости к финансовым и экономическим потрясениям, часто достигается даже не благодаря, а без, и даже вопреки западной помощи.

Если можно сказать, что этот кризис имеет какую-то положительную сторону, то это то, что развивающиеся страны показали способность самостоятельно решать свои проблемы, сотрудничая с региональными институтами и системой развития ООН. Они все еще очень зависимы от мирового экономического роста (что является еще одним уроком кризиса), но в отличие от прошлого, стала ясна и зависимость Запада от развивающегося мира. В ближайшие годы спрос на Западе будет низким. Мировой экономический рост как никогда зависит от спроса в развивающихся странах. Дни, когда Соединенные Штаты были «потребителем последней надежды» (как выразился Дж.Стиглиц), минули.

 

Путь, который нам предстоит

Первый вызов на пути, который нам предстоит пройти, это чтобы богатые страны мира не сделали всем хуже. Это значит, что богатые страны должны навести порядок в своих финансовых системах, ввести надлежащее регулирование, чтобы предотвратить дальнейшее возникновение финансовых «пузырей». Часто говорят, что финансовый пузырь создали финансовые «инновации», способствовавшие рискованному финансированию. На это нужно возразить, что сам термин «инновации» здесь мало применим, являясь положительно окрашенным. Что положило начало кризису, это жадность, хищническое кредитование, сомнительная мотивация и мошенничество – что никоим образом не надо смешивать с «инновациями».

Сегодня миру действительно нужны финансовые инновации, чтобы восстановить доверие к банкам и создать сильную финансовую систему, способную успешно работать. Более того, важным уроком нынешнего кризиса является то, финансы имеют значение для экономического роста; миллионы людей в развивающемся мире оказались в состоянии «кредитного краха». Финансовые инновации нужны, чтобы обеспечить финансовыми ресурсами весь мир, особенно беднейшие страны, повысив покупательную способность населения, бизнес и создание рабочих мест. Сегодня мы убедились в том, чторазвивающиеся страны вполне способны финансировать собственные инфраструктурные проекты. В то же время богатые страны могут играть важную роль в таких действительных финансовых инновациях.

Могут ли богатые страны продвинуться дальше того, чтобы просто «не навредить», и действительно помочь бедным выбраться из кризиса? Ясно, что развивающиеся страны больше не могут надеяться на быструю помощь. Пользу им принесет только восстановление мирового спроса. Хорошая новость в том, что уже появились признаки того, что дела пошли на лад. Доверие к бизнесу во многих странах ЕС улучшилось, и появились прогнозы роста в странах Европы. Правда, все еще остаются сомнения, разовьются ли эти «зеленые ростки» во что-то серьезное.

Есть опасения, что восстановление будет медленным, сопровождаясь дефляцией. Другие опасаются того, что будет инфляция или стагфляция. В таком случае рост цен на продовольствие и энергоносители, а также плохой рост в богатых странах перечеркнет надежды бедных стран на развитие.

Наконец, быстрый рост требует глубоких структурных перемен в мировой экономической системе,о чем уже мы говорили. Такие реформы потребуют годы, если не десятилетия. Тем временем развивающиеся страны должны как-то развиваться без западной помощи и в очень несовершенной мировой экономической системе. Каковы их возможности?

Конечно, не существует единой формулы успеха для всех стран. Однако в то время как многие страны пытаются найти средства, чтобы решить свои текущие проблемы, гораздо меньше внимания уделяется более дальновидному подходу, решению долгосрочных проблем. Например, широкое использование финансовых рычагов, к чему прибегли многие, хотя и не все, страны. Проблема в том, что такие меры приносят только кратковременное облегчение. Поэтому многие мероприятия, проведенные развивающимися странами, уже перестают работать и даже становятся контрпродуктивными.

Политика, которую ищет большинство развивающихся стран (за исключением Китая, Индии и Бразилии, т.е. стран с крупными внутренними рынками), зависит от ответа на вопрос, может ли стимулирование экспорта ускорить их экономический рост? Некоторые считают, что это больше невозможно. Таким странам следует, учитывая перспективу замедления экономического роста на Западе и растущий протекционизм, перестать уповать на экспорт.

Призывы развивать производство, замещающее импортные товары отечественными, призывы к сокращению экспорта, можно услышать повсюду. Однако не все столь пессимистичны относительно потенциала экспорта, считая его хорошей стратегией развития. Есть сторонники развития торговли между развивающимися странами, развития региональной интеграции и сотрудничества. Отсюда вытекает и важная роль ООН в сотрудничестве с региональными агентствами развития. Даже если развивающиеся страны окажутся с кризисом один на один, им очень пригодятся средства и услуги ООН и его региональных агентств развития. В таких условиях для Экономического и Социального Совета ООН выполнение резолюции Генеральной Ассамблеи от 9-го июля 2009 года становится историческим вызовом.

Вим Нод, эксперт Института исследований экономического развития Университета ООН

Перевод Андрея Маклакова, Диалоги