Мои посты и эфиры постоянно поднимают вопросы о том, что у нас не так. Это, конечно же, не нравится власти. Ошибок у нее немеряно, один Гетманцев с таможней чего стоит. Но есть моменты, когда нужно чётко обозначить, когда в тех или них провалах нет вины ОП.

Если этого не делать, то не получится найти и исправить причину. К сожалению, в этом контексте всё чаще приходится говорить об армии. Потому что у нас искусственно сложилось деление плохой ОП с ермаками-подоляками против неприкосновенной армии. Это приводит вот к чему.

Недавно Россия ударила ракетами по Десне. 87 человек погибло. До этого дважды были удары по казармам в Николаеве и обстрел полигона под Яворовом. Везде десятки убитых. Вопрос – чья вина? Это ведь не Зеленский, и не Ермак заставляют на 3 месяце войны размещать солдат в одном месте. Это задача конкретных командиров – рассредоточить людей, чтоб по ним не было смысла стрелять дефицитной ракетой. А задача высоких армейских начальников – дать соответствующие команды, чтоб трагедии не повторялись. Но убитые есть, а имён этих начальников мы не слышим. Более того – мы вообще не слышим ничего внятного от армии по этому поводу. Называет цифру убитых и берёт на себя негатив Зеленский, а не Залужный.

Точно так же на Зеленского валится весь негатив по Мариуполю. Хотя сейчас уже известно, что гарнизону пытались оказать помощь до последнего. Что-то перебрасывали вертолётами, много пилотов погибло. Даже Билецкий подтвердил, что пытались помочь. Это не считая попыток подключить Эрдогана и кого только можно. Т.е. на политическом уровне власть не бросила, как нам рассказывали порохоботские сетки, а пыталась вытащить наших воинов. И военные знают, какие потери мы понесли во время попыток деблокады.

Точно так же все здравомыслящие люди понимают, что не Зеленский лично должен взрывать мост через Чонгар. И что не в мосте дело, это задержало бы врага на пару часов. Уже известно, что все рассказы о разминировании перешейка – это бред. Даже противники Зеленского и Ермака это признают. Это опять вопрос ответственности конкретных военных начальников, которые отвечали за юг. За то, что произошло в Херсоне, Мелитополе и Бердянске. И это, кстати, абсолютно не снимает ответственности с гражданской администрации в тех сферах, где были допущены косяки. И косяки значительные.

Армии нужна вся наша поддержка. Но есть очевидные вещи, из которых должны быть сделаны выводы, есть эпизоды, которые должны быть проговорены. Есть конкретные фамилии. Мы о них ничего не знаем. Есть конкретный генерал, который отвечал за оборону юга. Он наказан? Он награждён? Что с ним? Может в тех условиях он совершил подвиг. Но сейчас всё тонет в зраде, которую русня с порохоботами активно качают.

Почему не выйти и чётко не сказать, что голую степь оборонять – это самоубийство, если враг полностью доминирует в воздухе, накрывает ракетами и артиллерией, обстреливает с кораблей. Что перевес сил был такой, что удержать было нельзя. Да, это тактическое или даже оперативно-тактическое поражение. Но ведь понятно, что на войне не могут быть исключительно победы. У России гигантское преимущество. Иногда надо отступать, чтобы сохранить армию. Повторю слова бывшего командующего НАТО в Европе Уэсли Кларка, который мне сказал где-то за месяц до Дебальцево в 2015 году: «У вас большая территория, вы можете себе позволить маневр, чтобы выиграть войну».

Я каждый день получаю массу сообщений из боевых частей о проблемах, которое творят отдельные командиры. Задача штабных генералов с этим разбираться. Такую информацию конечно же лучше не выпускать наружу, потому что враг постоянно анализирует наши сообщения. И чаще всего она уходит по закрытым каналам. Однако, когда происходят вопиющие нарушения, то приходится говорит вслух, как было со 101-й бригадой ТРО ЗСУ. Которую после шума в СМИ вывели на переобучение и переоснащение. Украина не может себе позволить воевать, как Россия, все дырки на фронте закрывая мясом. Хотя бы потому, что у нас населения намного меньше. Украина может противопоставить огромным ресурсам России только более высокий уровень организации. А высокий уровень организации подразумевает рациональный подход к управлению ресурсами, включая человеческие. Здесь у нас огромные проблемы и их нужно проговаривать. Нам же часто говорят: «Давайте проблемы решать после войны. Зараз не на часі». Короче говоря, обратная связь в наших условиях крайне важна, поскольку позволяет экономить время и драгоценные ресурсы.

Поймите. Война надолго. У нас не будет спокойного периода, когда можно будет заняться реформами. Пока я вижу, что главком и генштаб избегают всех токсичных тем. Они в домике. Это поведение может иметь только одно рациональное объяснение – если Залужный и его люди уже готовятся идти в политику.

На это многое указывает. В сети уже гоняют имиджевые ролики Залужного. Или главком встречается с людьми, которые проводят какой-то конкурс детского рисунка. Это наверняка отличный конкурс и прекрасные дети. Но причём тут главком во время войны, когда в день мы теряем батальон!!! убитыми и ранеными. Если у него есть время заниматься этим, то я бы лучше послушал его не о детских рисунках, а о ситуации на фронте или об итогах разбирательства по обстрелу Десны.

Также обрастает подробностями история с фондом Залужного. Вот я как чувствовал сразу, что это лажа. Появилась информация о том, что туда сделал крупное пожертвование один из олигархов, далеко не самый проукраинский. Если информация подтвердится, возникнет ещё больше вопросов. Главный вопрос – кто из окружения подставляет главкома, не поясняет ему последствия?

Мы все должны быть на стороне армии, но очевидно же, чем сложнее будет ситуация – тем больше будет вопросов. Их надо разруливать уже сейчас и пояснять всё людям, а не избегать. Тогда сохранится высокий уровень доверия. Если же не объяснять людям, что происходит, то они начнут искать альтернативные источники информации и этим обязательно воспользуется враг.

Популярные статьи сейчас

Аналитики ISW назвали цель Путина после захвата Луганской области

Зеленский высказался о возможности ограничения передвижений военнообязанных

ПриватБанк ограничит расходы по картам: кого коснется

Платежки за май: Нафтогаз объяснил, что делать с перечисленными облгазам деньгами

Показать еще