В конце минувшей недели поползли слухи о грядущих ротациях в Кабмине. Основная интрига – кто станет новым министром обороны. В СМИ появилась информация, что главой военного ведомства будет вице-премьер Алексей Резников, а на его место назначат народного депутата Ирину Верещук.

«Хвиля» пообщалась со своими источниками на Банковой и во фракции «Слуга народа». Картина более сложная, чем то, что сейчас пытаются нарисовать с помощью сливов разные группы влияния.

Увольнение министра Андрея Тарана обсуждается больше года. Минобороны регулярно оказывалось в центре скандалов. При этом публичный образ министра был абсолютно невнятным.

Ко всему, Таран находился в перманентном конфликте с экс-главнокомандующим ВСУ Русланом Хомчаком. Кроме удручающих публичных последствий, это приводило к срыву работы. Накопилось множество проблем и по исполнению гособоронзаказа, и по текущему обеспечению армии. Ни о каких системных реформах речь вообще не шла.

Кульминация конфликта по линии МО – Генштаб наступила в конце июля, когда Владимир Зеленский сослал Хомчака в РНБО, заменив его на Валерия Залужного, и одновременно уволил нескольких замов Тарана.

Сам Андрей Таран удержался на должности из-за двух факторов.

Первый – визит в США. Намечалось подписание ряда оборонных документов в ходе поездки Зеленского к Байдену, дата плавала, поэтому решили не рисковать. Тарана сохранили для официальной церемонии в Вашингтоне, так как летом могли возникнуть чисто технические проблемы с ротацией.

Однако уже тогда планировали, что встречу с министром обороны США Ллойдом Остином в Киеве, состоявшуюся 19 октября, будет проводить новый министр.

Не получилось, потому что возник второй фактор – а кто вместо Тарана?

Наши контакты в руководстве фракции «СН» сказали, что все кадровые назначения хотели согласовать в Трускавце. Однако согласовали только удаление Дмитрия Разумкова. Именно потому, что не было решения по Минобороны.

Для Зеленского важно, чтобы до выборов 2023-2024 гг. новый министр мог решить несколько задач. Во-первых, наладить коммуникацию с Генштабом, Минстратегпромом и профильным комитетом Рады. Многие проблемы в армии – из-за отсутствия взаимодействия между этими структурами. Таран, например, в Раду вообще не ходил.

Во-вторых, разгрести завалы, которые демотивируют армию. Военные в целом убедились, что капитулировать власть не собирается. Но разрастание бардака снижает лояльность даже самых стойких, они уходят. Служить приходят откровенные «заробитчане».

В-третьих, трезво оценить состояние военных реформ и нарисовать прагматичную модель, которая даст возможность плотнее сотрудничать с Западом, но получать в качестве помощи то, что нужно Украине. А не то, что им не жалко. Или на что они политически готовы. Сейчас оборонзаказ в части импорта во многом формируется по принципу «чьи лоббисты сильнее».

Популярные статьи сейчас

Новая почта открыла еще одну страну для онлайн-шопинга: тарифы

Путин пытается восстановить Советский Союз, – Нуланд

В Кремле озвучили свою версию разговора Путина с Байденом об Украине

Народные синоптики предупредили о морозах до -30

Показать еще

Квинтэссенция – взаимодействие с НАТО. Все понимают, что никакое членство нам не светит. В ближайшие годы – так точно. Это чистейший симулякр, который накачали из политических соображений, а теперь не знают, что с этим делать. Но если абстрагироваться от лозунгов, то с НАТО можно выстроить гораздо более продуктивные отношения, чем сейчас.

Для этого нужно сделать массу рутинной незаметной работы – и в армии, и на политическом уровне. За эту цепочку формально отвечает связка вице-премьер Ольга Стефанишина – министр обороны Андрей Таран. Результат мы знаем. Новый министр обороны должен погрузиться в эту рутину и показать, что Украина может быть адекватной…

На слуху было два претендента – народный депутат Ирина Верещук и глава «Укроборонпрома» Юрий Гусев.

Верещук в достаточно безапелляционной форме изъявила желание возглавить Минобороны ещё в январе 2021 года. Она регулярно напоминала о своём намерении, последний раз – 13 октября.

В качестве публичного обоснования амбиций Верещук предъявляла военное образование, мужа – полковника СБУ, сына-военного и личную харизму.

Главным и объективно наиболее сильным аргументом является её «командность». Т.е., готовность выполнять нелёгкие поручения в интересах партии и президента. Например, Верещук «сходила» на выборы мэра Киева в качестве удобного спарринг-партнера для Виталия Кличко, обогатив политическую культуру Украины полётами на зонтике.

Видимо, ей показалось, что она заработала уже достаточно баллов, дабы обменять их на высокую должность. Действительно, Зеленский ценит тех, кто демонстрирует командный дух.

Однако в военных кругах возможное назначение Ирины Верещук министром расценивают преимущественно как катастрофу. И публичную, и управленческую. Плюс многих настораживают контакты Ирины Андреевны с религиозной группой «Аллатра», имеющей неоднозначную репутацию. Поэтому замену Тарану у Зеленского искали по принципу «кто, кроме Верещук»?

Что касается Гусева, то первые же слухи о его возможном назначении спровоцировали шквал напоминаний о коррупционном шлейфе. Гусев уже был заместителем министра обороны во времена Петра Порошенко. Но кроме череды обвинений и скомканного увольнения ничем не запомнился.

По нашей информации, Гусев претендовал на две должности – министра обороны и вице-премьера – министра стратегических отраслей промышленности вместо Олега Урусского. Но в конце концов сам отозвал свою кандидатуру, чтобы не вылететь с текущей позиции. «Укроборонпром» является слишком лакомым местом, чтобы менять его на его на невнятные перспективы Минстратотраслей и кишащее интригами Минобороны.

Отсеяв желающих, Банковая попробовала расширить круг поиска, обозначив базовые критерии. По замыслу, новый министр, кроме доверия к нему со стороны президента, должен был обладать такими качествами:

  • быть «гражданским» (назначение отставного генерала не нравится Западу в контексте реформы – разделения Минобороны и Генштаба - поэтому рассматривалось только как крайняя мера);
  • обладать менеджерскими талантами и чувствовать проблематику, чтобы справиться с такой махиной как Минобороны;
  • быть способным проводить решения через Кабмин и Верховную Раду;
  • уметь выстраивать отношения с западными партнерами (взаимодействие с НАТО и получение военной помощи);
  • не иметь явных связей с Россией и зафиксированной лояльности к стране-агрессору, чтобы избежать обвинений в «зраде»;
  • не вызывать острой враждебности в военной и патриотической среде;
  • не вызывать отвращения в парламенте, чтобы без особых проблем и лишнего торга собрать голоса.

Перебрав различные варианты, Банковая внезапно обнаружила, что в обойме есть хороший кандидат – вице-премьер Алексей Резников.

Источник в ОП сообщил, что под Резникова отрабатывалась другая конструкция - с целью проведения судебной реформы, разруливания ситуации с Конституционным судом и т.д. Его хотели назначить в Минюст, дополнительно передав для формальной и неформальной координации целый ряд структур.

Однако ситуация в секторе обороны стала настолько печальной, что суды отошли на второй план.

Кроме указанного, в пользу возможного перемещения Резникова в Минобороны говорит ещё один специфический фактор – позиция России.

Москва с апреля прошлого года требует убрать Резникова из переговорного процесса. «Хвиля» об этом писала. Избавиться от него публично требовали глава МИД РФ Сергей Лавров, заместитель главы АП Дмитрий Козак, представитель России в ООН Василий Небензя и др.

О причинах вскользь упоминали наши представители в ТКГ Денис Казанский и Сергей Гармаш: Резников является своего рода архитектором и дирижёром переговоров с украинской стороны. В которых Россия за два года ничего не добилась, продавить наших у Кремля не получается. Также в Москве знают, что именно Резников блокирует поставки воды в Крым и приватизацию оросительных каналов.

Т.е., накоплен такой объём раздражения, что удаление нашего вице-премьера можно разменять на какие-то шаги со стороны России. Однако просто убрать его нельзя. Это будет расценено – и у нас, и на Западе, и в самой России - как слабина и сдача позиций. А вот назначение его министром обороны будет выглядеть поистине Соломоновым решением Зеленского.

С одной стороны, формально это будет шаг навстречу Москве. Потому что министр обороны не может быть фронтменом переговоров о модальностях мирного урегулирования. Это нелогично.

С другой стороны, Резников сохранится как «ястреб» высокого уровня в обойме власти и сможет балансировать тех, кто готов идти на уступки России.

Плюс Запад получит внятного контрагента для взаимодействия по вопросам обороны. Судя по интенсивности контактов, представители ключевых стран (США, Великобритания, Канада, Германия, Франция, Турция, Польша, Швеция…) и ЕС в Киеве нормально взаимодействуют с Минреинтеграции. Надо ещё вспомнить, что Зеленский дважды за полгода отправлял Резникова в Брюссель на встречи с руководством НАТО.

В общем, предпосылок достаточно. Но сразу же возник вопрос – а как быть с Министерством интеграции?

По нашим сведениям, на вечер воскресенья окончательного решения ещё не было именно потому, что Зеленский ищет способ сохранить результаты Минреинтеграции. А Резников думает, какой из предложенных вариантов перехода оптимальный.

Сам Резников не собирался никуда переходить. Наоборот. Минреинтеграции готовится проводить через парламент несколько важных законов и отстаивать ряд масштабных проектов в Донецкой, Луганской и Херсонской областях. Ведутся интенсивные дебаты с ОП и Минфином по поводу бюджета.

В Раде уже зарегистрирован проект закона о переходном периоде, на счёт которого Путин жаловался Ангеле Меркель прямо во время совместного брифинга. Этот документ вызвал даже большую истерику в России, чем закон о коренных народах, который также проводил Резников. Сопротивление будет очень сильное, но провалить эту задачу нельзя.

Источник в ОП сообщил, что токсичная «расстрельная» должность Резникова не пугает, с военными он тесно общается и масштаб катастрофы понимает. Но он задал вопрос – а что будет с текущими проектами, которые набирают обороты? Вариантов не так много.

Либо Минреинтеграции должно остаться под неформальным контролем Резникова. Что означает как минимум сохранение его людей. Либо новый министр должен взять обязательства довести всё до конца.

Как может быть реализован этот контроль, подсветило «Зеркало недели». «Зеркало» написало, что министром соцполитики вместо Марины Лазебной будет назначен глава таможни Павел Рябикин. Это неверная информация. «Слышали звон», но не поняли к чему. Рябикина, который давно знаком с Резниковым, тестируют как раз на Минреинтеграции под неформальное кураторство Резникова.

В этом контексте слив о переходе Резникова в Минобороны и якобы назначении вместо него Верещук очень похож на технологических ход, чтобы прекратить визиты ходоков с разными хотелками. С его помощью дают понять, что решения уже приняты. Хотя это не так: Зеленский варианты предложил – Резников пока ответа не дал.

В целом, если Резникова удастся переместить в Минобороны, сохранив за ним кураторство над Минреинтеграции, то это неплохой вариант. И для власти в целом, которая получит шанс разгрести завалы. И для военного ведомства, потому что адекватный министр там явно нужен. И для Минреинтеграции, где будет преемственность. Плюс сферы ответственности Минобороны и Минреитеграции имеют много точек пересечения.

Слабым звеном в секторе обороны останется Минстратегпром Олега Урусского, у которого не клеились взаимоотношения ни в Кабмине, ни в Раде. Из-за чего тормозились процессы в интересах армии.

Урусского, как и Тарана, называют одним из главных кандидатов на вылет. Однако достоверной информации на счёт замены нет. Слухи о передаче этой должности одной из олигархических групп нам подтвердить не удалось. Как и версию о ликвидации министерства, чтобы через слияние с Минэкономики разблокировать деятельность.

Новый министр обороны и сменщик Урусского, кого бы ни назначили, будут вынуждены форсировать совместную работу. Буквально слиться в межведомственном экстазе. Потому что провисание закупок и паралич реформ в армии ещё на один год приведёт к коллапсу и цепной реакции негативных последствий для власти. А именно здесь провалов быть не должно, потому что на этом сегменте паразитирует Порошенко.

В общем, начавшаяся (непленарная) неделя будет очень интересной в плане подковёрной борьбы. Наверняка появятся новые фамилии и версии. Но тянуть с назначениями дальше некуда. И бюджет надо принимать.

Следим за обстановкой и ждём голосований в первую неделю ноября.