Леонардо да Винчи знал, как построить вертолёт, но современные ему технологии ещё не были к этому готовы. Аналогично – с «паровой машиной» Герона Александрийского и с великим множеством иных технических изобретений.

Если с несвоевременными изобретениями всё понятно, то с «несвоевременными» научными открытиями сложнее. Даже в точных науках лучшие умы, в большинстве своём, не могут принять информацию, сокрушающую сложившееся представление.

У кого-то из советских фантастов есть рассказ о путешествии во времени, где наши современники посещают своих далёких пращуров. Потомки, естественно, пытаются поделиться с предками своими знаниями, но наталкиваются на неприятие. Иногда получается забавно. Один из путешественников возвращается в свой лагерь с отпечатком укуса на руке. Он имел неосторожность дискутировать с прадавними философами о форме Земли. Поскольку в тот конкретный период было принято считать, что Земля плоская и покоится на спинах гигантских китов, спор зашёл в тупик, и один из «лучших умов» укусил непонятливого потомка. Товарищи пострадавшего происшедшее восприняли не только с сочувствием, но и с возмущением. Кто-то из своих даже спросил, рассчитался ли тот с обидчиком. Интересна реакция укушенного:

- Как можно!? Он же за правду стоял – за китов!

Аристарха Самосского не кусали: всё-таки стоял уж третий век до рождества Христова. Да и Аристотель давно уже убедительно аргументировал сложившееся у эллинских философов представление о шарообразности Земли. Однако, когда Аристарх рискнул заявить, что наша планета вовсе не является центром обозреваемого мира, а всего лишь вместе с другими вращается вокруг Солнца, эта ересь вызвала такую волну возмущения, что некоторые из «лучших умов» потребовали немедленно судить отступника.

Мы не знаем, как современники расправились с мудрецом. Не исключено, впрочем, что ему удалось спастись, как это удалось несколько ранее приговорённому к смерти Анаксагору. Однако реакция «стоящих за правду» оказалась столь гневной и эффективной, что его размышления были под запретом восемнадцать веков. Покуда не пришёл Коперник.

Надо сказать, Копернику просто повезло. В его время слишком умных уже не кусали и не поили ядом, а просто сжигали на кострах. Что тоже неприятно. Но за него заступился сам Папа. Поэтому «стоящим за правду» пришлось перетерпеть. Как результат, открытую Аристархом гелеоцентрическую систему, в наше время пытаются принять за истину уже и школьники. Слово «пытаются» не является оговоркой. По-прежнему миллионы людей во всём мире «стоят за правду», утверждая, что Аристарх и Коперник не правы, и всё обстоит совсем наоборот: это Солнце вращается вокруг Земли. Во всяком случае, в Европе на этом настаивают 13% избирателей.

И вот теперь самое время поговорить об избирателях.

У людей умных всегда были сомнения в отношении той общности, которая у нас ныне является основным субъектом власти». Ещё в пятом веке до нашей эры Платон, шокированный фактом ликвидации Сократа демосом, - не охлосом, как в современных псевдодемократиях, а демосом! – обосновал необходимость управления государством немногими наиболее компетентными людьми. Заботясь о благе современной ему цивилизации, философ с этой инновацией обратился к двум правителям. Результат? Ну, с тем же успехом он мог бы обратиться к Зеленскому или Порошенко.

Аристотель доработал новацию Платона: трактуя демократию как извращение, где относительно бедное большинство подавляет интересы относительно более имущего меньшинства, он говорит о некоем рациональном большинстве, правящем «ради общей пользы». Его теоретическая модель не могла быть реализована ни в его эпоху, ни в последующие два тысячелетия, поскольку не существовало механизма взятия власти наиболее умными. В то же время был хорошо отработан механизм отъёма власти у демоса, что и продемонстрировал вскоре македонский царь Филипп.

Четыреста лет на просторах Ойкумены демократии сменялись автократиями, а те – олигархиями и опять демократиями, покуда не пришёл Цезарь. После Цезаря – семнадцать веков автократий, до локальной реставрации демократии, - то есть, ограниченного избирательного права, - в некоторых городах и местностях. Эпоха Возрождения показала, что ограниченное число относительно более умных (в смысле – имущих), может править не хуже царей. Но спор двух форм правления, - автократии и олигархии, - завершился только в двадцатом веке, в пользу имущего класса.

Интересно, что задолго до крушения всех видов автократий, несостоятельность этой формы правления была обоснована теоретически. Историк Актон опроверг тезис Макиавелли о возможности «просвещённой» автократии, - поскольку известная человечеству история объективно доказывает, что абсолютная власть развращает неизбежно.

В наше время, когда теоретически обоснована и невозможность «просвещённой» охлократии, ведущими политологами вновь поднимается вопрос о целесообразности избирательного права, основанного на компетентности. То, что невозможно было реализовать в эпоху античности, - как и идею Герона Александрийского о двигателе на паровой тяге, - вполне реально совершить сегодня. Что изменилось?

Популярные статьи сейчас

Украинцам объяснили, какие пенсионные надбавки можно получить за сверхстаж

Украинцев предупредили о заморозках из-за нового антициклона

Климкин предсказал судьбу России и оккупированного Крыма

Зеленский назвал условие для тотального карантина

Показать еще

Во-первых, мы имеем обоснованное представление о том, какие именно знания необходимы для управления государством. Если во времена Платона бесспорным считалось только понимание математической логики («Не геометр да не войдёт!»), то сейчас есть уже такая научная дисциплина как менеджмент. И государственному управлению обучают в университетах.

Во-вторых, во всех развитых странах уже применяется такой метод оценки знаний как тестирование, что позволяет оценивать соискателя объективно.

Таким образом, можно заключить, что «ось технологического развития» наконец-то достигла уровня, позволяющего реализовать новации античных изобретателей.

Единственная препона компетентному управлению – воля имущего класса. Поскольку власть (де факто) олигархов может существовать лишь при массовой поддержке медийно управляемого охлоса, олигархат заинтересован в сохранении всеобщего избирательного права, как власти (де юре) некомпетентного большинства.

Как сказано в одном учебнике социологии: «В отличие от индустриального общества, где основным был конфликт между трудом и капиталом, в постиндустриальном обществе основной конфликт находит своё проявление в борьбе между знаниями и некомпетентностью». Только когда до понимания сути основного конфликта дозреет и интеллектуальный класс, мы сможем получить власть, правящую «ради общей пользы».

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook