Первым шагом к миру на Донбассе станет прекращение огня на долгосрочной основе, разведение войск на многих участках линии соприкосновения, обмен всех удерживаемых лиц. Начальный алгоритм понятен и обозначен в Минских соглашениях. Дальше идут вопросы посложнее.

Первая проблема - отсутствие реализации п.10 документа: «вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп», что должны выполнить боевики и российская сторона. Это критически важное условие для возвращения временно оккупированных территорий Донбасса. Однако больше обязательств у украинской стороны, а некоторые из них очень дискуссионные в обществе: имплементация п.5 «обеспечение помилования и амнистии», п.11 - о вопросе статуса временно оккупированных территорий, п.12 – местные выборы. Когда проводятся эти выборы, ст.12 не уточняет, но в ст.9 говорится, что «восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта должно начаться в первый день после выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования». Вот здесь большая проблема.

Формула Штайнмайера попыталась уточнить п.12 Минских соглашений, однако проблематику ст.9 она не решает.

Обозначу возможные пути решения ситуации. Пункт помилования и амнистии есть во всех мирных соглашениях там, где были вооруженные конфликты. Везде запрещено амнистировать военных преступников и преступления против человечности. Поэтому абсолютно неточно, что Минск позволяет реабилитировать преступников.

Следующее – местные выборы на временно оккупированной территории. Это обычный пункт многих мирных соглашений, включая Хорватию, которая выполнила это обязательство как часть мирной реинтеграции временно оккупированной территории. Здесь нужно только помнить о возможности участия в выборах ВПО, которые согласно хорватскому сценарию, могут проголосовать даже по месту своего временного пребывания. Если же вы разрешаете ВПО взять участие в местных выборах в Украине этой осенью за местом временной прописки, то потеряете больше миллиона голосов, в случае проведения позже выборов на неподконтрольной территории, ибо голосовать дважды на местных выборах запрещено. А что касается статуса временно оккупированных территорий, то в Минске четко прописан алгоритм: решение вопроса путем проведения децентрализации. Неплохо, по хорватскому сценарию, предоставить бывшим неподконтрольным территориям статус свободной экономической зоны, о чем уже заявил новый главный переговорщик в ТКГ Леонид Кравчук.

Очень дискуссионный вопрос, как провести местные выборы на временно оккупированной территории, если там находятся оккупационные войска и сепаратистские администрации. Минск говорит, что выборы проходят по украинскому законодательству, при полном международном контроле. Но этот процесс не может обеспечиваться оккупационными администрациями в присутствии оккупационных войск. Тогда нужно договариваться, чтобы п.10 был выполнен до проведения местных выборов, при этом Украина должна иметь контроль над границей хотя бы в виде представителей ОБСЕ. Это очень непросто, но с помощью международных партнеров можно попытаться решить, оставаясь в рамках Минска, либо пойти по хорватскому сценарию, и привлечь к решению вопроса миротворцев ООН во главе с Переходной международной администрацией (ПМА). Миротворцы могут реально проконтролировать выполнение ст.10 о разоружении и выводе всех незаконных вооруженных формирований, а ПМА перебрала бы на себя все главные функции управления на неконтролированной украинским правительством территории, и организовать проведение там местных выборов. Здесь проблемным будет обход вето РФ при принятии соответствующей Резолюции Советом Безопасности ООН о направлении в Украину миротворцев. Однако нужно действовать. Даже в случае неудачи, можно нанести огромные политические и имиджевые потери Кремлю, в случае использования РФ права вето.

Что касается текста Минских соглашений, наверное, он мог бы быть и получше, но украинская переговорная делегация в силу ряда причин не смогла принять более благоприятный вариант. При этом нужно понимать, что в феврале 2015 г. никакого соглашения о капитуляции боевиков вообще не могло быть и речи. Вопрос был о политико-дипломатическом урегулировании и создании правовых предпосылок для мирной реинтеграции временно оккупированных территорий вместе с определенными политическими уступками. Очевидно, что если бы под Дебальцево была победа украинских войск, то и документ был бы получше, хотя и не на много, ибо он рамочный. Если не допускать свободных интерпретаций текста противоположной стороной, он может привести к мирному возвращению временно оккупированных территорий. Таких интерпретаций несколько. Самая опасная – вопрос автономии. Здесь четко нужно помнить - в документе нет упоминая об автономии временно оккупированных территорий, тем более широкой автономии, на чем настаивает РФ и ее политические союзники у нас.

Минские соглашения кто-то называет миром на условиях противника, где текст был написан в Кремле, а украинская сторона в сентябре 2014 г. и феврале 2015 г. его вынуждено подписала, поэтому позже просто имитировала работу по их выполнению. Но если мы приняли соглашение под давлением западных партнеров, тогда что же мы предлагали подписать взамен, а если под давлением РФ – тогда почему была проявлена слабость. Кроме того, получается, что на протяжении ряда лет был прав Кремль, обвиняя Киев в нежелании выполнения Минских соглашений, что мы всегда отрицали.

Что касается радикальных сил, то они считают мирную реинтеграцию проигрышной для национальных интересов, выдвигая единственной альтернативой военное решение. По сути, это призыв к широкомасштабному военному конфликту с РФ, ибо с переходом наших войск линии соприкосновения, уже через несколько часов будет задействована многотысячная регулярная российская армия.

Многие предлагают отказаться от Минских соглашений и подписать Минск-3, который был бы более выгодным Киеву, однако такой документ не подпишет Москва. Париж и Берлин будут не против нового документа, но категорически будет против РФ. Так что Минск-3 очень проблемно, а военная операция – смертельно опасно. Есть вариант политического тупика – и тогда остается замороженный конфликт, но это в случае полного провала всех переговоров.

Пока украинская сторона имеет пространство для маневра. В случае продолжения отсутствия прогресса в переговорах по Минску в связи с неконструктивной позицией Москвы, Киев может предложить сменить Нормандский формат на другой. Проще всего активизировать формат стран-подписантов Будапештского меморандума. Там говорится о гарантиях территориальной целостности Украины, там такие мощные международные игроки как США и Великобритания. На эту международную площадку целесообразно включать и вопрос Крыма – ибо события на Донбассе стали следствием оккупации РФ полуострова. Нежелание Москвы обсуждать оккупацию Крыма ничего не значит. Даже лучше начать обсуждение путей решения этой проблемы без Кремля. А если Москва принципиально продолжит бойкот, вынести консолидированную позицию стран-участниц формата на обсуждение СБ ООН и ОБСЕ.

Поэтому сейчас очень важно – продолжение переговорного процесса для достижения результатов. И если нам удастся достичь мира, будьте уверены, это будет хорошей основой для экономического роста Украины и улучшения качества жизни каждого украинца.

Автор - дипломат, бывший посол Украины в Хорватии и в Боснии-Герцеговине.

Популярные статьи сейчас

Украинцам разъяснили, как получить субсидию: инфографика

Золотовалютные резервы Нацбанка. Рисуем вместе - 2

В "Слуге народа" анонсировали повышение пенсионного возраста

"Новая почта" угодила в скандал с отправкой посылки

Показать еще

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook