С точки зрения биологии у нас с шимпанзе общие примерно 99 % генома. Люди, это такие специальные приматы, у которых при очень высоком разнообразии фенотипа предельно низкое внутривидовое разнообразие генотипа.

С точки зрения антропологии принадлежность к этносу, не к расе, а к именно этносу, это личный выбор каждого. Хочешь быть алеутом – будь им. Считаешь себя украинцем, значит ты и есть украинец, даже если живёшь в Эфиопии и все твои предки из этой страны.

С точки зрения социологии все люди тоже равные. Те же индийцы веками, если не тысячелетиями жили в несмешивающихся кастах. Но при попадании в другую страну и в благоприятную культурную среду все различия между представителями разных каст исчезают максимум за пару поколений.

Но государствам нужны патриоты, нужен государственный миф. И, начиная с детского сада, гражданам внушают, что их народ лучший, а страна, не просто лучшая, а  богоизбранная. В результате биологи, антропологи и социологи говорят одно, а историки, обществоведы, пропагандисты и агитаторы строго противоположное.

Куды, после этого, крестьянину податься? Кому верить? Биологам и антропологам, которые у всех общие или историкам, пропагандистам и агитаторам, поскольку они как бы свои? Спрашивают меня, как Чапаева, за истину я или за наших. За всеобщий гуманизм или за

  • «…понад усе!»,
  • «… über alles, Über alles in der Welt»,
  •  «…священную нашу державу!»?

Можно продолжить слоганами разных стран на разных языках, потому, что дело не в конкретной стране, а в едином принципе сакральности государства.

Отвечаю в стиле Василия Ивановича – я за цивилизационный анализ! Но тут возникают практические проблемы.

Первая проблема понимания. Мир вокруг нас един и неделим. Но если мы хотим изучать его на рациональном уровне и хотим на выходе получить параметры с заранее известной погрешностью, то мы не можем изучать мир в целом. Рациональное знание о мире всегда фрагментировано. И этими фрагментами являются феноменологические уровни изучения. А параметры разных феноменологических уровней изучения или вообще не конвертируются между собой или почти не конвертируются. Мы все являемся отраслевыми специалистами того или иного феноменологического уровня. И все учили, что именно наш уровень является самым главным. В результате мы поневоле распространяем логику своего отраслевого уровня на все остальные. Экономисты начинают судить о политике с точки зрения экономики и наоборот. И это ещё в лучшем случае – на какой логике основаны суждения об экономике тех, кто фактически купил ещё недавно модный диплом о высшем юридическом образовании даже предположить сложно. О существовании других отраслевых уровней знают все – любая уборщица знает, где, например, находится отдел маркетинга, а где, условно говоря, отдел PR-HR-GR. Понятно, что с точки зрения её здравого смысла все они бездельники и дармоеды, но это разные бездельники и разные дармоеды. Хуже дело обстоит, когда люди вообще не знают о существовании более общего феноменологического уровня.  Люди тоже сначала пытаются натянуть логику своего отраслевого уровня на процессы уровня, о существовании которого не подозревают, а затем видя тщетность своих усилий объявляют эти процессы заведомо недоступными для рационального изучения. 

«- И вообще, все знают, что инфляция, это экономический термин, а не то что придумали себе ботаники из обсерваторий

- Ну, вообще-то, термин это астрофизический, а в обсерваториях работают астрономы, а не ботаники

- Да ладно! Всё знают, что астрономы это и есть самые яйцеголовые ботаники ни на что более не способные»

Далее следует вариация рассуждений уборщицы, о всем известных бездельниках – маркетологах с юристами, в смысле об астрономах с теоретиками. Т.е. юристы и маркетологи относятся к астрономам и прочим ботаникам примерно так, как уборщики и слесари к юристам и маркетологам. Причем и то, и другое обосновывается очевидным здравым смыслом. Я не осуждаю ни здравый смысл уборщиц, ни здравый смысл экономоцентристов. Профессионалу в своём деле, который много и эффективно работает в своей отраслевой логике и контактирует преимущественно с людьми своего круга, очень непросто быстро переключаться между разными логиками разных несравнимых между собой феноменологических уровней. Ведь логики разных феноменологических уровней отличаются кардинально. Ближайший пример - это различия логических построений классической и квантовой физики. Или что бы было понятней и экономистам с юристами, это различие между их здравым смыслом и совершенно очевидными вещами в Стране Чудес и Зазеркалье Льюиса Кэролла.

Но почему толковые экономисты и юристы могут и не догадываться о существовании цивилизационного феноменологического уровня, как более общего по отношению к их отраслевым уровням изучения? Потому, что им об этом не рассказали в школе. Т.е. когда «училки втирали» об астрономах и прочих ботаниках, тех ещё яйцеголовых бездельниках, о цивилизационном анализе сказать забыли. Почему?

Популярные статьи сейчас

Кулеба рассказал об отношении Зеленского к евроинтеграции, НАТО и России

Лукашенко предложил Помпео разместить американские ракеты в Украине

Лукашенко назвал виновных в сдаче Крыма России

"Такое ляпнет — умрешь со смеха": Лукашенко высказался о Зеленском

Показать еще

Потому что существует вторая проблема - не заинтересованности государств. С одной стороны, без цивилизационного анализа невозможно государственное прогнозирование на срок свыше пяти лет в спокойные времена и на срок свыше одного года в бурные времена. А значит невозможно и любое стратегическое управление.  С другой стороны, цивилизационный анализ полностью разрушает любую государственную идеологию и любой государственный исторический миф. Рационализация патриотизма полностью его разрушает, особенно в странах с диктаторскими, сословными или сословно-авторитарными режимами. А что бы вы лично выбрали, возможность стратегического планирования или государственную идеологию? Адекватные прогнозы или возможность воспитывать патриотов (пушечное мясо)? Возможность учиться на примерах истории или сакральность государства? На государственном уровне выбор между истиной и нашими происходит именно так жестко. И на притяжении тысячелетий, почти всегда выбор делался в пользу второго. Исключением могут быть редкие примеры реально демократических стран, находящих в исключительно благоприятных условиях внешней среды.

Третьей проблемой, которая мешает осознанному выбору является то, что люди живут слишком мало по отношению к длительности цивилизационных процессов. В результате людям сложно принимать решения с временным лагом даже в пару десятилетий, не говоря уже о большем сроке. Давно привожу пример простого решения с большим временным лагом. Представьте себе, что в 1988 году рабочий низкой квалификации, например, дворник решает переехать из самой бедной советской республики в самую богатую.  Например, из далёкого таджикского райцентра в Таллин. Дворники тогда нужны были везде. Перемещение было свободно. К распаду СССР он давно получил постоянную прописку в Эстонии. В результате такого простого решения с длинным лагом на протяжении следующих трёх десятилетий таджикский дворник в Эстонии имел бы в разы более высокий уровень жизни. Действие было простым, но многие ли им воспользовались из-за слишком большого временного лага? Поэтому не меньше примеров обратных – те же эмигранты из Украины, которые уехали в страны с гораздо более худшими долгосрочными перспективами, чем в Украине. Не верите, что такое возможно? Подождите, скоро таких примеров будет очень много.

И, наконец, четвёртой проблемой на пути к рациональному выбору между истиной и нашими является крайне низкий уровень понимания широкой публикой основ естественно-научной методологии. Несколько раз описывал почему пример об ишаке Ходжи Насреддина свидетельствует лишь о том, что приводящий его бесконечно далёк от естественно-научной методологии, но этот исторический анекдот по-прежнему часто и на полном серьёзе приводят в качестве аргумента. С одной стороны, всё просто – ближайшая естественно-научная методологии, услугами которой пользуются все это прогноз погоды. Только в данном случае речь идёт о прогнозировании цивилизационной погоды. Но спросите, даже представителей бизнеса, а не то, что обывателей, кто финансирует службы прогнозирования погоды с их спутниками, метеостанциями и суперкомпьютерами? Узнаете много интересного.

В результате всех этих проблем, цивилизационный анализ сейчас находится в том состоянии в котором физика находилась во времена Галилея. Приборов наблюдения нет – бросая предметы с пизанской башни Галилей замерял время… по собственному пульсу. Термометр и телескоп Галилею тоже пришлось изобретать самому. Математического аппарата тоже нет, дифференциальное исчисление было придумано гораздо позже. Цивилизационный анализ сейчас, как и физика во времена Галилея, находится в фазе первых качественных моделей. Уточняю специально для маркетологов и юристов, качественные модели это не значит хорошие, это означает не количественные. Но не всё так плохо, прогнозирование процессов цивилизационного развития, как и прогнозирование погоды совершенствуется по методу последовательного приближения. Кстати, идею первого барометра тоже первым предложил Галилей. При этом значимость первых итераций в бесконечном последовательном приближении с практической точки зрения является самым значимым. Появление первых синоптических карт позволило гораздо больше повысить точность прогнозирования погоды, чем запуск очередного, самого мощного суперкомпьютера. По сути дела, сейчас использование цивилизационного прогнозирования стало впервые доступно с практической точки зрения. Наконец, пользователь может не просто ознакомится с теоретической или прогнозной частью анализа цивилизационных процессов, а прочувствовать точность цивилизационного прогнозирования на себе. По выражению Нассима Талеба – рискуя собственной шкурой. История с Галилеем повторяется снова. Он зарабатывал тем, что первый придумал составлять расчетные артиллерийские таблицы и продавал их. Понятно, что они не учитывали множество факторов, которые к тому же тогда было либо вообще невозможно измерять, либо точность измерения не соответствовала требуемой. Но его первые, далёкие от совершенства таблицы для стрельбы разными снарядами из разных орудий не только совершили революцию артиллерийском деле, но и окончательно убедили практических пользователей в правоте его теоретических концепций. «Вот вы, Ваше Преосвященство, вместе со всем своим епископством можете рассчитать таблицы для стрельбы из наших осадных орудий? - А синьор Галилей может». Так, именно практики решили судьбу теоретических концепций Галилея, а не суд инквизиции. Тоже и сейчас – огромное количество людей переехали либо инвестировали в страны с долгосрочно неблагоприятными перспективами, либо в аналогичные отрасли и предприятия и только из них некоторые смогли повторить казалось-бы такой простой пример таджикского дворника. Уж чего-чего, а засилья таджикской диаспоры в Таллине точно не наблюдается. При этом из-за того, что люди слишком мало живут рисковать им приходится не только своей шкурой, но и своих потомков.

Но государства были заинтересованы в физике Галилея, его таблицы совершили революцию в артиллерии, его усовершенствованные подзорные трубы в морском деле. Поэтому ему покровительствовали правители и закрывали глаза на его еретические выводы. А цивилизационный анализ является заведомо антигосударственной естественно научной дисциплиной. За исключением, разве что, стран с очень благоприятными долгосрочными перспективами.

Поэтому, с одной стороны, есть теоретическая концепция. Есть базовый долгосрочный прогноз 2009 года, который называется «Вторая Тридцатилетняя война». Он уже всё более проверяем и его актуальность можно подтвердить. Есть многочисленные прогнозы расширяющие и детализирующие базовый. Не нравится эта концептуальная основа? Берите любую другую, основанную на естественно-научной методологии прогнозирования цивилизационных процессов. И принимайте своё решение с большим временным лагом. С другой стороны, учитывайте, что при принятии этого решения против вас будут работать не просто ваш образовательный уровень, ваш отраслевой здравый смысл, ваше крайне поверхностное понимание естественно-научной методологии, но и в большинстве случаев, если рассматривать в глобальном масштабе, ваш патриотизм, ваша любовь к малой родине, ваши привычки и страх что-либо кардинально менять в своей жизни. Представьте себе, как страшно было переезжать дворнику из родного таджикского райцентра в далёкий и непонятный Таллин! Как его считали сумасшедшим и дружно отговаривали. Стратегическое решение с большим временным лагом никакой умный дядя за вас не примет. Это ваша судьба и ваш риск собственной шкурой.

А можно вообще никакого стратегического решения не предпринимать. Даже не пытаться искать «истину», а «тратить время своей единственной и неповторимой жизни» на то, чтобы плыть по течению вместе со всеми «нашими». Что и делает большинство не только слесарей и уборщиц, но и юристов с экономистами. Но тогда жалуйтесь только на себя. На свою нелёгкую долю и отсутствие справедливости в мире. Жалуйтесь на то – «как страшно жить». И все окружающие вас поймут и поддержат, пока не узнают, что кто-то, по Талебу «рискуя собственной шкурой» принял простое стратегическое решение с большим временным лагом и обеспечил не только себе, но и своим детям-внукам огромное стратегическое преимущество и перспективы. И тогда каждый из «наших» подумает – везёт же некоторым, ну почему не мне? Вот сволочи… - подумают «наши».

P.S.: 

А что же тогда «понад усе»?

Что же « über alles»?

Со времён Вольтера и Руссо фундаменте европейской демократической традиции краеугольным камнем является гуманистический тезис о человеке как мере всего и как цели развития всего. Приоритет прав и свобод человека, повышение его уровня материального и культурного развития. Т.е. «понад усе» это вы. Да, лично вы. Если вы с этим не согласны, тогда вам ближе какая-нибудь диктатура, сатрапия или сословное общество, а не европейская историческая и культурная традиция. А если превыше всего права, свободы и уровень жизни человека, то государство становится обычным сервисным институтом самоорганизации граждан, необходимым реализации их прав и свобод и повышения уровня жизни. А сервисный институт в демократическом обществе не может «über alles» - демократия полностью десакрализирует государство. И опять – таки, это придумал не я. Прежде чем читать почивший в бозе новый общественный договор, следовало бы ознакомится со всё ещё актуальной классикой от Руссо.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram