Если бы вам, уважаемый читатель, предложили бессмертие и максимум свободы, вы бы устояли перед искушением отведать этот плод?

Давайте начнем с обыденного. Интрига предполагается :)

«Каждая информационная технология следует по очень предсказуемой траектории. Эта траектория экспоненциальна — не линейна. А наша интуиция касательно будущего наоборот — линейна, а не экспоненциальна», — заметил Рэймонд Курцвейл на 15-й  Yalta European Strategy.

Что ж, прогуляемся по экспоненте Курцвейла. Прокачаем личную интуицию по поводу будущего.

Конкретные прогнозы Рэя Курцвейла часто «запаздывают» в реализации. Но главное — они выглядят вполне реализуемыми, потому что исходят от представителя гигантской компании-практика, а не от крохотной секты наивных мечтателей. И эти прогнозы выглядят реализуемыми посредством «банального», т.е. знакомого и понятного нам технического прогресса.

Продление жизни «в реальном времени» по Курцвейлу — вопрос максимум нескольких десятилетий.

Более того, «мост 1» на пути к бессмертию (неразрывная связь с мобильными устройствами) пройден. Во время пандемии эта связь стала еще неразрывнее — мировой Интернет-трафик мгновенно вырос в 3 раза.

Человечество на подходе к биотехнологическому «мосту 2». Сейчас вот вакцины от коронавируса поисследует и сделает еще немало шагов вперед.

А дальше маячит и нанороботизированный «мост 3».

За ним вечная жизнь.

Допустим, вы прямо сейчас посмотрели на мир глазами Марка Цукерберга, которому только-только исполнилось 36 лет и финансово доступно в этом мире почти все. Или какого-нибудь не слишком пожилого наследника финансовой империи. Да даже Джека Ма в его 55. «Мост 3» из области абстракций плавно переместился в область конкретики? Предположу, что да.

«Если вы используете Talk to books от Google, вы можете задать приложению вопрос, а программное обеспечение моей команды прочтет 100 000 книг... за полсекунды. Это довольно неплохо, у меня, например, прочтение 100 000 книг занимает часы», - шутит Курцвейл.

Хорошая иллюстрация различий в темпе между человеком и машиной.

Популярные статьи сейчас

У Путина озвучили вероятность войны с Украиной из-за воды в Крыму

В Украине введут жесткие штрафы для курильщиков

В Кировоградской области сошел с рельсов поезд

Украинцам показали космическую зарплату главы набсовета ПриватБанка

Показать еще

На кого же поставят элиты, когда речь идет о превращении «их самих смертных» в «них самих бессмертных»? На черепаху или на зайца?

Думаю, можно к гадалке не ходить. Поставят на зайца. Но... Зайцу непозволительно, как в известной басне, «разлечься у дороги». Т.е. Искусственный Интеллект ни в коем случае не должен притормозить. Вопрос жизни и смерти.

Я лишь проиллюстрировал расклад и ставку на примере предельного обетования Рэя Курцвейла. Суть не в Курцвейле персонально. Предельное обетование живет  собственной жизнью и крепко держит в своей деснице мир людей.

Однако... Это ведь все еще не про вечную жизнь?!

Вечной жизнь становится, только когда ей ничто не может угрожать. Навечно. Надежнее чем железобетонно. Следовательно, материализованное бессмертие взывает к всевластию, всеконтролю.

Внутри христианского мифа на призыв «Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю её; итак, если Ты поклонишься мне, то всё будет Твоё» есть готовый ответ.

И он звучит так: «Отойди от Меня, сатана; написано: Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи».

Но что если Бог нужен человеку лишь до тех пор, пока именно Он дарует жизнь прекрасную и бессмертную  в Граде Небесном, в «скинии Бога с человеками»? То есть пока поднаторевший человек не сможет обойти «посредника» и воплотить вожделенное бессмертие на Земле?

Мир, в котором возможно жить вечно — это безусловно новый мир. А сотворение мира — очень даже архетипический сюжет. И оно, в свою очередь, запускает другие архетипические сюжеты.

Если мы предположим, что прямо на наших глазах происходит крушение одного мира и проявление на его месте другого, мы эти сюжеты узрим.

Заметим, как переживание надвигающегося «конца света» — прокатившееся по полыхнувшей революциями и локальными войнами периферии — волной неумолимого цунами обрушилось на «неприкосновенные» берега развитого мира.

Как волнистый коронавирус топит огромное количество бизнесов, персональных отношений, карьер, бюджетов, планов и судеб. Как протесты меняют местами монументальное, перетасовывают, жонглируют черным и белым. Как чуткие к незримому поэты массово растворяются в зияющих безднах депрессии, а передовых философов преследуют вопросы про Рангарёк.

Будто ненаступивший 2012-й  был лишь путаницей двух последних цифр в их месте, но даже не номинале.

Обыватель самого передового мира из непередовых уже чувствует, что изгоняется из Рая (обыватель-непередовик там и не успел побывать, карма подкачала). А дальше, пока лишь мрачным предчувствием, на него надвигается сюжет Каина и Авеля. Внутри которого не все унаследуют мир новый. Зато все в продвинутом христианском мире слышали подозрительную историю про потоп. И там тоже не каждой твари, не каждой паре довелось взойти на Ковчег.

В новых мирах постоянно кого-то отсеивают. Уж людям с их историей этого бы не знать.

И потому обыватели яростно сражаются у двери в прошлое. Тщетно пытаясь вернуться.

Но пути назад нет. Ибо у сада Едемского не дремлют Херувим и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни от проштрафившихся. Время не повернуть вспять.

Есть ли у обывателя шанс отыграть назад? Предположу, что нет. Почему?

Вернемся к решающей развилке сюжета об изгнании в окружающем нас реальном мире.

Сказали однажды обывателю элиты, чтоб вкусил плод от древа потребительского общества :) И увидел он «что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно»

«Ты побольше потребляй, тогда с экономикой и с твоей жизнью все будет хорошо», - увещевали его. Будем с этого кормиться мы, и будешь с этого  щедро питаться ты. Станешь как боги. Ну, почти совсем :)

Уставший от жестоких потрясений на идейной почве обыватель охотно променял смысл на бессмысленное потребление. Душу на шмотку.

А ведь смыслы для человеческой цивилизации всегда так или иначе строились вокруг «много (побольше, побольше душ! :) ) человеков». В них видели ласкающую глаз и Эго стотыщеглавую толпу подданных под балконом, или «большие батальоны», или средство производства многая комфортных излишеств, или сонм и благодарный хор душ спасаемых, или процветающую колонию труднообучаемых перевоспитуемых, или охваченных идеей последователей, читателей, ценителей.

Им бы туда Бердяева с его «смысл раскрывается из человека, из его активности и означает открытие человекоподобности бытия. Внечеловеческое идеальное бытие бессмысленно». Но, як та казала, “Ніт!”

И вот мир начинает вращаться-выстраиваться уже НЕ вокруг «много душ-человеков» с их общим будущим. И бытие не так уж человекоподобно. Поменялась, простите за полуприличное выражение, линия трансерфинга.

И престижен-важен стал не тот, кто созидает, а тот, кто много потребляет.

Потом, однажды, вдруг, из этого переноса акцентов произросла ситуация, когда все больше благ созидали за гроши где-нибудь на отшибе мира (пока дозревали, наливались пластиковым соком грядущих наживы и власти роботы и AI).

И вот уже все менее интересен стал продвинутым элитам привередливый массовый  обыватель как производитель благ.

Конечно, сбывать товар все еще кому-то было надо. А производства убыли в далеко. Возникал некоторый дефицит денег. Но на следующей итерации и эта проблема была решена.

Элиты под рукоплескания прикормленных и откормленных стали бодро наращивать долги. Мгновенно, из ничего создавая огромное количество дензнаков, и раздавая их сколько кому хотелось. «Теплая ванна» и для обывателя, и для элит. Одним легко жить, другим — управлять. Тем и другим легко «зарабатывать».

Но только теперь элиты все меньше зависят от обывателя уже и как от потребителя. Им все менее нужны его деньги.

Потому и договор с обывателем все более хлопотен и все менее неинтересен. Надежнее другие договора — между элитами и безотказной техникой, элитами и безоткатным денежным станком.

9/10 обывателей превращаются в глазах элит в бесполезных «проедателей» дефицитных земных ресурсов (мы же говорим о вечности!). И проедатели эти, с их точки зрения, нелепо требуют соблюдения устаревшего договора о бесперебойных плюшках.

Ах, да. Политикам все еще нужны голоса. Но кто в большой стране наберет много голосов, не имея серьезных денег? Поэтому деньги рулят. На этом, конечно, этапе. Только. Потому как сколько раз в мировой истории деньги внезапно давали осечку. Как и силовики. И контроль над медиа.

Но се грядет мир новый! В нем все будет по-новому! Военное (силовое) управление, затем экономическое управление, затем политическое (информационное), — описал траекторию автор четверть века назад (к слову, и информация — это информация, и гены тоже  информация).

«Мост 1», «мост 2», «мост 3». 

P.S. Конец серии, ползут титры. С присвистом звучит тема из «Моста через реку Квай» (того, внутри которого  военнопленные образцово противнику мост построили). Дырявые башмаки месят грязь-пыль былых сомнений.

На интерактивном экране внезапно всплывает полуинтеллигентский вопрос разбуженного зрителя: «И что, блин, делать?»

Я бы вот на такое из вежливости ответил, что не знаю. И что можно, при большом желании и для начала,  пофантазировать на тему: «Вижу ли я себя, нас на том уже недальнем берегу, на Ковчеге, на Марсе у Илона Маска (варианты по вкусу, перечень неполный)?» :)

Игра продолжается до финального свистка. Пока свисток не финальный — и Рангарёк не  полный :), и трагедия возможна оптимистическая.