Мой друг Андрей Шаповалов выдал замечательную фразу "Мир никогда и не был прежним!" И хотя нам свойственно во всём искать признаки Конца Старого света и начала отсчёта чего-то нового, мудрецы всегда понимали, что всё течёт, всё меняется, и в одну и ту же реку нельзя ступить дважды. На грабли, правда, можно сколько угодно, но то дело такое. Само бытие обусловлено его изначальной изменчивостью. Иначе как из комбинаций сочетаний всего лишь пары кварков мы бы имели такой обширный и разнообразный материальный мир вокруг и внутри нас?

И то, что внутри нас, имеет гораздо большее значение, чем внешняя среда. Потому что нутром мы сначала принимаем решения и делаем выборы, а внешняя среда страдает уже потом. Поэтому, если после любого события или явления мы не начинаем шевелить мозгами, считай, что его как бы и не было.

Сила таких происшествий, как пандемия COVID-19, в том, что их трудно игнорировать. Хотя пытались, да и пытаются, да ещё как! Но этот вирус нашёл свою нишу, о которой никто раньше не задумывался, проявляет себя по другому, обходя природные и медицинские механизмы защиты. А система обороны сильна настолько, насколько сильно её самое слабое звено. Немцы так и не взяли линию Мажино. Они её просто обошли через Бельгию. И Франция пала. А линия Мажино осталась стоять.

Мы строим планы, исходя из нашего видения вещей, которое зачастую необъективно и подвержено идеологическому воздействию. Последние лет тридцать на миром довлел интересный коктейль из неолиберализма с неоконсерватизмом, лозунгом которого стало высказывание героя фильма "Уолл-Стрит" - "Алчность - это хорошо!" Корпорации даже обязали законодательно концентрироваться на исполнении их fiduciary duty, фидуциарной обязанности думать и действовать исключительно в финансовых интересах вкладчиков и ничего другого. И вот, благодаря последствиям пандемии, стали лучше слышны голоса тех, кто и раньше вопрошал "Зачем?"

Мы - общество производства и потребления. После Второй мировой войны заводы, массово клепавшие танчики, стали массово клепать холодильники и телевизоры. Поскольку СССР танчики клепать продолжал, то у некоторых и к концу 1970-х не было холодильников с телевизорами. Но у многих всё-таки были.

Вопрос, конечно, стоит, - а сколько тебе нужно? Пока у тебя разруха и ничего нет - всё! Когда у тебя это всё появляется, - тогда что? Даже если производители стиральных машин и автомобилей изначально закладывают в них возможность поломки после некоторого количества лет - всё равно у тебя всё будет.

И вот это, с небольшой помощью Ковида, приводит нас к мысли о том, в чём на самом деле заключается благосостояние, в чём измеряется реальная ценность жизни? В Валовом Внутреннем Продукте (ВВП)? Так он просто учитывает в денежном эквиваленте всё произведённое в стране, не принимая во внимание его нужность и полезность. Я же говорю, Союз нерушимый клепал танчики, а под них чугун и сталь, и всё это можно было вписывать во второй в мире ВВП, но кому от этого было легче? Один копает Панамский канал, другой отсюда и до обеда, и всё это считается как часть ВВП. Пока была послевоенная нехватка всего, ВВП примерно что-то такое отражал. Сейчас - не совсем. Особенно в эпоху доминирования финансовых бирж, где деньги делают деньги из денег. С их точки зрения, неважно кто, что и как производит или нет, важно как на понижении или повышении получить максимальную отдачу от вложенных капиталов. Это не только напоминает азартную игру, а в некотором смысле и есть азартная игра.

Стремление поддерживать постоянный рост ВВП без учёта его составляющих эту игру и подпитывает. А способов этой подпитки достаточно много. Один из самых простых - уменьшение налоговой нагрузки. Как правило через повышение национального дефицита и долга. Иными словами, занимаем у всех и раздаём некоторым. Или снижаем расходы на ненужные вещи: медицину, образование, социальное обеспечение. Логика простая - когда у всех есть работа и доход, они смогут себе позволить подобные роскоши.

Примерно такой была логика президента Трампа и республиканского Конгресса, когда они лихо подарили американскому бизнесу почти два триллиона долларов в налогах. И действительно, это не помешало кривой занятости ползти вверх пока в Америке уровень безработицы не упал на уровень статистической погрешности. Ура? Но тут пришёл коронавирус и всё это благополучие накрылось медным тазом. Вам не нужно рассказывать об уровне американской безработицы на сегодня, правда? Как и об уровне заболеваемости и смертности от коронавируса в самой богатой и успешной стране мира. А ведь какое было ВВП, одно загляденье!

Потому что все эти рост ВВП и "государство - зло!" работает только пока всё идёт хорошо. Тогда мы ориентируемся на капитанов индустрии и менеджеров хеджинговых фондов, ибо они создают нам богатство и инновацию, как же мы без них? Как в своё время говорилось, "Что хорошо для "Дженерал Электрик", то хорошо для Америки!" И тут, - трах-бабах! - пандемия и остаются открытыми только основные, необходимые сервисы, работникам которых приходится как и прежде выходить из дома и идти на работу. Оказывается, необходимыми, без которых ну никак, являются работы кассира и грузчика магазина, собирателя мусора и развозчика пиццы. За которые, обычно, платят по самому минимуму. Такая интересная перспектива на важность профессий. И, конечно, пожарные, полицейские и медицинский персонал. У которых часто не хватает оборудования и экипировки, потому что никто не рассчитывал на такой вариант перегрузки системы из-за неожиданной заразы. Ну, как неожиданной? Конечно, все специалисты знали и говорили, что пандемия - всего лишь вопрос времени. Но мы же оптимисты, мы думаем, что, авось, пронесёт и в этот раз, ведь обычно же проносит. Мы все, по большому счёту, оказались не готовы. Хотя в некоторых странах стали реагировать сразу же, и сейчас у них вирус под контролем. А других долго думали, а что в данной ситуации хорошо для условного "Дженерал Электрик"?

Но нет худа без добра. Сейчас у нас появилась как возможность, так и необходимость, при виде смерти задуматься о жизни. Что такое качество жизни, или жизнь вообще? ВВП, он общий, а жизнь, как и смерть, индивидуальна. И в ней важны приоритеты. Которые стоят денег. Этого не избежать. Я допускаю, что для одного это куда в Европе поехать отдыхать, для другого - чего бы поесть. Но данная ситуация позволяет определить общие базовые приоритеты:

1. доступное и качественное (подчеркну!) медицинское обслуживание;

2. доступная и качественная (подчеркну!) еда. Ну, и чем её запить;

Популярные статьи сейчас

Порошенко сбежал. Первые подробности от следователей

Саакашвили попросил совет у украинцев

В IKEA оправдались за завышенные цены для Украины

"Укрзализныця" начала продажу билетов: список поездов

Показать еще

3. универсальное социальное обеспечение, что эту медицину с едой себе позволить;

4. доступное и качественное (подчеркну!) образование, без которого первых трёх не добиться.

 

Где на это взять деньги? У кого их много. А они согласятся? Вы знаете - да. В августе прошлого года «Деловой круглый стол», организация, состоящая из руководителей крупнейших американских компаний, опубликовала заявление о том, что называет новой «целью корпорации». После десятилетий, следуя принципу, согласно которому «первостепенная обязанность менеджмента и совета директоров лежит перед акционерами корпорации», 181 генеральный директор из таких компаний, как Goldman Sachs, Johnson & Johnson, IBM и Amazon, согласились с тем, что компании несут ответственность перед всеми заинтересованными сторонами - клиентами, сотрудниками, поставщиками и обществом - а не только их инвесторами.

Что для меня представляет интересный юридический момент. Верховный Суд США когда-то признал корпорацию юридическим лицом с определёнными правами, так что уж если это лицо без лица лицо, то и обязанности у него должны быть как у лица с лицом.

Заметьте, что это произошло задолго до появления COVID-19. Вопрос о месте и ответственности бизнеса в обществе уже давно зрел. Экономика по миру к концу 2019 начинала пробуксовывать. Вполне возможно потому, что мир насыщается товарами. Если в 1970-х у пастухов-воинов масаи появились АК-47, то сейчас и мобильные телефоны, а что им ещё нужно сверх этого? Не говоря уже про Украину, которая хоть и живёт взаймы, но живёт и, как мне показалось, не так уж плохо. И назрел вопрос не производства и потребления вообще, а производства и его целей. Тот самый вопрос "Зачем?"

Затем, что сегодня нам приходится вкладывать огромные деньги в то, что можно и нужно было сделать гораздо дешевле вчера. Мы убеждаемся в верности старой поговорки, что скупой платит дважды. Противостоять любым заболеваниям в любой момент может только солидная система здравоохранения. Солидная система здравоохранения невозможна без солидной системы образования, которая невозможна без солидной организационной роли правительства и администрации на местах, что невозможно без достаточного доверия к государственным и общественным институтам. Ведь даже в Швеции, избравшей очень рискованный способ иметь дело с коронавирусом, и в результате получившей неоправданное количество смертей, общий уровень последствий от заболевания всё равно ниже, чем там, где правительству не так доверяют. То есть простое доверие может по крайней мере дать лучший из худших исходов вместо полного развала.

И это подводит к мысли, что все предсказания о раздробленности мира и конце глобализма после пандемии ошибочны. Скорее наоборот, политика конфронтации, недоверия и закрытости не даёт возможности для обмена информацией ради всеобщей безопасности и процветания. К счастью, если так можно выразиться в отношении болячки, закрывшей под замок полмира, как раз любители конфронтацией оказались своеобразными жертвами пандемии. Хаотическое поведение президента Трампа во время национальной чрезвычайной ситуации никак не способствует его переизбранию осенью, китайский президент Си теряет свои имперские амбиции после Уханя, а наш "любимый" президент Путин вообще как-то исчез из виду вместе с ценами на нефть. Ведь никакая идеология и многоходовочка не отменит того факта, что всё в этом мире взаимосвязано, всё имеет причины и последствия. Причём необязательно те, которые ты себе воображаешь. Жизнь как бы напоминает, что никто не выше случайного набора обстоятельств, даже стабильный гений или обнулившийся ловец амфор. "Sic transit gloria mundi" - "Так проходит слава мира!" - как раньше провозглашали во время обряда коронации папы римского. Не выламывайся!

Любая экстраординарная ситуация выявляет способность общества отвечать на непредвиденный вызов. Помимо материальной базы это включает и консолидацию общества перед лицом опасности. В Канаде, например, это произошло, и все политические силы, все правительства провинций и территорий конфедерации, независимо от их политических взглядов, работают вместе над решением проблемы. Это не значит, что оппозиция даёт премьер-министру Трюдо карт-бланш, но обычные политические склоки по мелочам уходят на третий план перед лицом общей угрозы. В отличие, скажем, от соседних США, где всё, даже пандемия, автоматически превращается в предвыборную компанию и взаимные обвинения по любому поводу.

Но и это пройдёт. И останется вопрос - что нам теперь делать? Будем ли мы продолжать просто наращивать производство и потребление, или количество начнёт переходит в качество. Вот что нас заставил делать вирус? Выбирать между двумя стратегиями: индивидуальный карантин, когда заражение моментально замечается, отслеживается, человек изолируется, обследуется и наблюдается, или, при отсутствии технической и логистической, не говоря уже о правовой, базы, всех закарантинить массово. Индивидуальный! - уже кричат все. Тогда позвольте вас спросить - у вас есть люди, логистика, техника, технология и просто доступные места для карантина и средства их содержать, чтобы было красиво, как на Тайване? Это не так сложно сделать, если всё организовать и профинансировать заранее, как они там сделали после прошлых вспышек эпидемии SARS. Но кто-то должен об этом думать, принимать решение, доносить это решение до народа, убеждать народ в его правильности, иными словами, делать работу политика. Но для этого нужно мыслить не только общими цифрами ВВП, а гораздо более широким контекстом жизни вообще, при этом учитывая гораздо большее количество деталей и нюансов.

Потому что вне контекста жизни индивидуума и ВВП, и Dow Jones, и Nasdaq всего лишь абстракция надоев стали на душу населения. Считать нужно не только то, что произвели, например, но и что при этом не загадили. Потому что, если не гадят, значит о тебе или вообще хоть немного думают. Или государство за производителем следит в оба. Значит, им можно доверять. И в повседневной жизни, и в кризисе. Доверие не приобретается за один раз, его необходимо заслужить со временем. И это необходимо осознавать и действовать соответственно. И экономике вскоре придется задаваться не вопросом "А у тебя это уже есть?", а вопросами "Как тебе помочь? Как ты себя чувствуешь? Что тебе нужно для этого?", чтобы производить, может, и меньше, но точнее. Но с гарантией продажи. Это уже и так делалось, по крайней мере в моём мире, где данные моих покупок и передвижений так или иначе собираются и анализируются. А значит могут учитываться в планировании на индивидуальном уровне. Аж Ленин в мавзолее привстал! И, следовательно, также и в лечении, где всё то же самое - сбор информации и её анализ доступными способами.

У нас оказалось достаточно инструментов, что работать удалённо, проводить собрания, сдавать экзамены. Вот в это мы щедро вкладывали годами и оно дало прекрасную отдачу, представив отличный повод сделать такой подход постоянным хотя бы некоторых сферах. Более того, это открывает доступ к услугам и людям, по тем или иным причинам недоступным в вашей местности или даже стране. И если пандемия показала слабость организации медицинской и политической реакции на вирус, то она же подтвердила силу технологий века интернета. В которые мы вбухивали немалые деньги, причём, что интересно, часто глядя на десятилетия вперёд. В средине 1990-х шли разработки технологий, выстреливших только через 10 лет. Ага, значит можно было и так! Думать наперёд! Вкладывать в будущее.

Мы привыкли видеть медицину как реакцию на свершившийся факт. И сейчас к понятию медицинское обслуживание прибавилось понятие "страхование". Но только в финансовом смысле. Между тем, здравоохранение, так же как и забота о престарелых и инвалидах, и есть страхование всего общества само по себе. Мы покупаем автомобильную страховку в надежде её никогда не использовать. И нам необходимо признать, что система здравоохранения подобным же образом является страховкой на будущее, создавать и поддерживать которую придётся согласно такому подходу, особенно с осознанием незащищённости современной массивной инфраструктуры мегаполисов в условиях пандемий.

Вдруг все осознали, что заталкивать людей в ограниченное пространство это не такая уж хорошая идея. Настолько, что кое-где стали просто выпускать людей из тюрем, где, понятно, плотность населения не способствует здоровью. Как, впрочем, и средневековые европейские кварталы или североамериканские мегаполисы, отстроенные по лекалам 19 века. Сконцентрированный Нью-Йорк по сравнению с расплющенным Лос-Анджелесом, плоская Оттава - по отношению к  высотному Торонто, это тоже влияет на происходящее. И вот эти плотные монструозные застройки по киевскому периметру - это социальные и медицинские проблемы в ожидании возможности напакостить. Чем больше вы набивает людей на квадратный метр - тем больше у вас шансов заиметь проблему, которую вам стоит решать уже сейчас. По меньшей мере разумно финансировать медицину.

Это значит не тратить на медицину, а вкладывать в неё. Какая разница, спросите вы? Тратить - это иметь дело с последствиями прошлого, вкладывать - организовывать будущее. Вопрос направления взгляда. И ожиданий. То же самое нужно сказать и об армии с разведкой, но не будем о больном. Будем о здоровом.

Таком, как персонализация информации. У всех на слуху было словосочетание Big Data, когда заходила речь о способности собирать и анализировать массивные наборы данных для расчёта нужной стратегии в политике и бизнесе. И один человек в ней являлся пассивным субъектом, интересным лишь тем, что его можно учитывать в общей статистике, или какую рекламу ему подкинуть. Но те же инструменты отслеживания и нацеливания могут работать и в обратную сторону, с точки зрения самого человека в интересах его здоровья, благосостояния и общественной активности.

Недавно известный украинцам адвокат Трампа Руди Джулиани ехидно спросил в телеинтервью: "Отлеживать и изолировать случаи COVID-19? Может быть нам ещё и случаи рака отслеживать, диабета или сердечно-сосудистых заболеваний?" Да, Руди, если мы сможет отслеживать на упреждение болезни, то шансов на их успешное лечение будет больше! Было бы здорово!

Конечно, с подобным подходом возникают вопросы конфиденциальность, но и сейчас это не проблема того, что за тобой никто не следит, а что эту информацию они не имеют право использовать против тебя. А где нибудь в России или Китае тебя никто даже не спрашивает. Между прочим, иногда эта излишняя конфиденциальность приводит к тому, по крайней мере в Канаде, что просто собрать всю информацию о пациенте изо всех медицинских учреждений, в которых он побывал, берёт немалых усилий. Що занадто, то не здраво!

Искать пути индивидуализации придётся по любому, потому что захлопывать всё в стране на пару месяцев каждый раз довольно накладно, как показал опыт. И в Украине я знаю людей, которые уже имеют наработки на создание индивидуализированных сетей и программ по персональному мониторингу. Правда, это делают и в других странах, так что зависит от того, кто успеет занять нишу первым.

Мы всё это проходили тысячелетиями. Мы открываем новый способ организации производства, преуспеваем в нём, размножаемся до упора, забываем о последствиях успеха, получаем болячку или социальные потрясения, а, скорее, всё сразу, очухиваемся, меняем религию, изобретаем что-то новое, и двигаем на следующий круг. Эдакий индуистко-буддийский цикл перерождений, основанный на производстве и потреблении. И в какой-то момент его стоит прервать. Поскольку важен не размер ВВП, а то, что ты с ним делаешь. И зачем.

Подписывайтесь на страницу Дмитрия Бергера в Facebook,  канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook