Украинец в Китае. Взгляд на модернизацию КНР

Юрйи Романенко, "Хвиля" (Киев-Пекин-Шанхай-Нанкин-Уху-Гуанчжоу)

Шанхай Китай

Когда самолет летит над ночным Шанхаем, то невольно любуешься мириадами огней, которые сплетаются в причудливую паутину улиц, проспектов и автомагистралей, тянущихся до самого горизонта. Китай поглощает европейца, зажатого самыми различными ограничениям (правовыми, ландшафтными, урбанистическими, этническими, культурными и т.д), своим масштабом и размахом. Парадокс Китая заключается в том, что он является страной, где всего много, потому что многого мало. Чтобы понять Китай нужно осознать условия, которые детерминировали этих людей жить именно так, а не иначе.

Поэтому я не буду повторять восторженные оды о чудесном преобразовании отсталой страны в глобальную superpower,, которые сочиняют люди, впервые попадающие в эту азиатскую страну ( я отношусь именно к таковым).

Бесспорно, трудно не похвалить китайцев, наблюдая мощнейшую динамику преобразований, настойчивость в их осуществлении и поражающую рациональностью и жесткостью системность движения к целям. Однако, я пишу эти строки не для того, чтобы восхвалять Китай, а чтобы мы (украинцы) лучше понимали мир, наше место в нем и траекторию нашего падения. У нас не должно быть никаких иллюзий относительно нас самих, если мы хотим выкарабкаться из ямы, где мы оказались исключительно из-за своей алчности, лени и элементарной тупости, которая в некоторые исторические периоды становится формой национального самовыражения и самоопределения.

Подобных иллюзий пруд пруди. Например, сегодня утром просматриваю новости из Украины, где Олег Тягнибок без обиняков говорит, что мы должны любить Украину, потому «у нас все лучшее». Вы слышали это? Он сказал «лучшее». Вот в чем украинцы всегда сильны, так в создании замков на песке, где можно уютно помечтать «о садке вишневом коло хати, мирно гудящих хрущах и дородной Гале, которая выставляет на стол здоровую миску наваристого борща». Така собі нація мрійників. Вот здесь самое время вспомнить слова Ху Цзиньтао на XVIII съезде КПК, где он говорит о построении в Китае «среднезажиточного общества». Что же отличает эту формулировку от заявлений Тягнибока? Реалистичность. Лидер второго в мире государства в качестве приоритетной цели заявляет построение всего лишь «среднезажиточного общества».

Урок первый. Рациональность

Причина сегодняшнего восхождения Китая заключается в предельной реалистичности понимания элитой КНР своих возможностей, целей и инструментов их достижения. В отличие от украинцев, которые обожают делать замах на километр, чтобы шагнуть на метр, китайцы идут маленькими шажками, чтобы в итоге оторваться от конкурентов на марафонскую дистанцию.

Поэтому за 22 года Киев и, скажем, Шанхай оказались в различных весовых категориях. Оба эти города практически одинаково начали осуществлять реформы в муниципальном управлении.

По факту же, в Киеве живет около 4-4,5 млн. населения. В Шанхае 22-23 млн., но как признался нам представитель мэрии реально около 27-28 млн. Знаете, что самое удивительное при таких огромных масштабах? Что в Шанхае нет киевских пробок. Нет, вы не правильно поняли, в Шанхае конечно же есть пробки, как они будут в любом городе, где имеется 3 млн. автомобилей. Но в Шанхае нет бессмысленных, иррациональных киевских пробок, когда многокилометровая очередь образовывается потому, что на перекресток поставили регулировщика, движение пустили по кругу, который пересекают четыре улицы, трамвайные пути и нерегулируемые пешеходные переходы. Однако год за годом мы продолжаем удивляться почему у нас в районе площади Шевченко образовался очередной гигантский затор.

В Шанхае этого нет. Транспортные потоки по возможности разнесены и не пересекаются. Они движутся на различных скоростях и высотах, сплетаясь в огромную паутину путепроводов, развязок, где видна работа человеческого гения. Разум поднял их на два-три уровня, иногда на 15-20 метров над землей. Потому причина пробок в Шанхае не идиоты, а случайности, связанные с авариями, поломками, ремонтом дорог.

Полиция прекрасно выполняет свои функции, потому что во-первых, ее не видно; во-вторых, на дорогах я не заметил характерного для Украины лихачества. Есть правила, а раз их выполняют, то, значит, есть и наказание за их нарушение.

При этом разветвленная сеть дорог накладывается на мощную сеть общественного транспорта. В начале 90-х годов в Шанхае не было метрополитена. Сегодня в городе 300 станций, которые перевозят сотни миллионов пассажиров в год.

Киев и Шанхай начинали движение почти в одно время, но результаты прямо противоположные. Почему? Потому что Китай не всегда был таким, но он умеет работать над ошибками.

Урок второй. Работа над ошибками.

На самом деле, корни сегодняшней мощи Китая нужно искать в его минувших поражениях. 30 лет беспрецедентного подъема КНР покоятся на полуторавековой полосе национального унижения и поражений.

В конце 18 века западные страны, прежде всего Британия, начинают искать устойчивых контактов с Цинской империей. Китайская экономика была тогда огромной и ничуть не уступала по объему экономике западных стран. Самое главное, она была самодостаточной. Британцам понадобилось несколько десятков лет и две опиумные войны, чтобы открыть Китай. После этого около века страна балансировала на грани развала. В 1911 году рухнула Цинская империя, потом началось противостояние между Гоминьданем и КПК, которое переросло в гражданскую войну. Далее вторжение японцев, потом опять гражданская война, закончившаяся в 1949 победой коммунистов. Потом «Большой скачок» и «Культурная революция» Мао. В сумме совокупность этого травматического опыта заставило китайское руководство не искать черную кошку в темной комнате, а начать выводить страну из глубочайшей социально-экономической ямы. Сегодня уже эффект налицо.

Вчера я ехал из города Уху в Нанкин на автобусе. Расстояние около 100 километров. На окраине Уху я ради интереса начал считать количество строящихся многоэтажек высотой в 30-40 этажей. За 20 минут я насчитал 150 только на своей стороне, потом я заснул. Проснулся я уже возле Нанкина, где точно такими же темпами строятся еще сотни башен. В этом стокилометровом промежутке было сосредоточено все жилищное строительство Украины за несколько лет. В одном Уху (население 1 млн. 360 тыс. человек, с пригородами более трех. миллионов), который даже не является центром провинции Аньхой, строится жилья больше, чем в столице Украины за несколько последних лет.

Зато у нас мощная дискуссия о русском языке, бандеровцах и проклятых коммунистах. Ей Богу, когда перечитываешь мемуары Павла Скоропадского, то складывается впечатление, что за сто лет мы прошли полный круг в своем развитии и сегодня пришли к тому же разбитому корыту с которого начинали. Только еще более обозленными.

Урок третий. Творческое саморазрушение

Обладая великолепной историей из которой черпаются многие ответы на вопросы сегодняшнего дня, Китай, тем не менее, является страной нацеленной на будущее. Это хорошо чувствуешь в Шанхае, который является прекрасной иллюстрацией тезиса Йозефа Шумпетера о творческом саморазрушении капитализма, которое тот периодически переживает, чтобы двигаться дальше.

В Шанхае очень много уютный двориков, где представлена старая архитектура, но все это безжалостно уничтожается, если необходимо расчистить пространство для новых проектов. Сносятся целые кварталы старины на месте которой вырастают безликие небоскребы сияющие по ночам всеми огнями радуги неоновой подсветки. В Китае не боятся порвать с прошлым, чтобы достичь более успешного будущего. Это нельзя порицать или восхвалять, потому что это не имеет никакого смысла. В стране около полутора миллиарда человек. Их необходимо накормить, обогреть, дать образование и медицинское обслуживание. Можно долго колебаться относительно  культурной стоимости какой-нибудь буддийской пагоды, но когда от решения вопроса зависят десятки миллионов людей, то китайцы, как правило, делают выбор в пользу прагматичного решения проблемы.

Например, сегодня видел новую развязку в Гуанчжоу, которая упирается в старую китайскую хрущевку, точнее говоря, в целый квартал. Можно не сомневаться, что этот квартал снесут, жители получат новые квартиры на окраине. Да, возможно, такие решения не всегда решаются консенсусом, но выигрывает вся социальная система в целом

Абсурдность нашей системы управления острее всего чувствуется именно в эти моменты, когда ты проносишься через 15-млн. город, словно нож сквозь масло. Мы ехали через Гуанчжоу в час пик, без остановок доехав в центр города.

Давайте вспомним сколько времени в Киеве шел спор относительно строительства моста через Русановские сады. Год за годом дело не двигается с места. Что получили в итоге? Тотальную киевскую пробку в которой стоят все, включая обитателей Русановских садов. Мы устраиваем бесплодные споры относительно того, что нужно менять, как нужно менять, ничего не меняя по сути. В итоге двадцать лет топтания на месте.

Приведу еще один пример. В провинции Аньхой удалось побывать в образцово показательной деревне. Когда мы ехали к ней из Уху, то дорога шла сквозь типичные безликие китайские деревеньки с квадратными домиками в два-три этажа, не очень опрятными, окруженными небольшими наделами земли и грязными прудами, где выращивается рыба. Потом мы подъехали к новой деревне.

Сначала, я скептично смотрел на происходящее предполагая, что нам покажут очередной «город-сад». Однако увиденное превзошло все ожидания.

Было три деревни. Их снесли. Жителей переселили в одну, застроенную многоэтажными коттеджами. На месте снесенных деревень за 1 млрд. 200 млн. юаней построили:

а) Исследовательский центр, который занят разводом новых сортов растений.

б) Множество теплиц с гидропоникой, где эти растения выращивают на экспорт. Кстати, площади в теплицах могут взять в аренду крестьяне, если захотят, конечно.

в) Инфраструктуру под зеленый туризм, которая привлекает 20 000 туристов в день (!). Туристы приезжают убирать урожай, насладиться «краєвидами».

д) Огромный центр площадью в несколько тысяч квадратных метров, где закрытый бассейн, где, мама мия, происходит имитация цунами. Бассейн вмещает одновременно 4-5 тыс. человек. Впрочем, чего мелочиться, помимо цунами, туристов пугают землетрясением, которое устраивают на другом аттракционе.

е) А все эти землетрясения и цунами устраивает научно-исследовательский центр, который развернут тут же, и, по ходу, работает над моделированием чрезвычайных ситуаций в сельской местности. Очень комплексный подход.

Итого: Этот необычный сплав развлекательного комплекса с научно-исследовательским институтом и высокотехнологичным сельским хозяйством зарабатывает 200 млн. юаней в год и обеспечивает работой 6900 жителей села. Данную модель они собираются развивать дальше в провинции, а вокруг Пекина таких хозяйств уже несколько десятков.

Мы же можем еще поныть 20 лет о том, какие у нас раньше были колхозы. Впрочем, это мало кому интересно. Попытки наших людей рассказывать китайцам о наших проблемах встречают снисходительные улыбки. Кто же за нас будет думать головой? Китайцы? Так у них своих еще миллионов 800-900 бедняков. Будущее есть у того, кто думает о нем и готов за него бороться. Стонешь, как больная корова? Отправляйся на скотобойню.

Резюме: В Китай стоит съездить, чтобы увидеть будущее человечества. У нас будет именно такое будущее, если мы на глобальном уровне не пересмотрим свое отношение к природе, а это потребует отказа от потребительской модели, как на уровне индивидов, так и целых сообществ. Если мы этого не сделаем, то нас ждет коллапс, который будет преодолеваться посредством авторитарного управления, которое будет занято постоянным планированием уменьшения издержек и наиболее рационального использования ресурсов. Китай — это планета Земля, осознавшая свою уязвимость, ограниченность и масштаб проблем. Парадокс заключается в том, что Китай в отсутствие идеологической альтернативы строит ….потребительское общество.

Когда идешь по центральной улице провинциально-пролетарского Уху, то не покидает ощущение сюрреализма увиденного. Тысячами огнями горят вывески магазинов и неоновые рекламы различных товаров. При этом сами магазины практически пусты. Утром сотни тысяч жителей города поедут на многочисленные заводы, где производится все, что пожелает человек. По грязной Янцзы идут вереницы барок со щебнем и песком. На окраинах растут сотни новых многоэтажек, которые впитают в себя поток сельских жителей, чьи земли уже не могут удовлетворить их возрастающие потребности, подпитываемые рекламой. Китайское руководство пытается расширить внутренний рынок, чтобы компенсировать влияние глобального кризиса. Для этого огромные ресурсы вбрасываются на различного рода инфраструктурные стройки, но нельзя одномоментно изменить сознание людей пределом мечтаний которых была миска риса и радиоприемник. Разрыв между бытием и сознанием в Китае такой же серьезный, как и повсюду в сегодняшнем мире. И каждый ищет свои пути выхода из сложной ситуации.

Нам стоит учиться у Китая стратегии и рационализму, но стоит понимать, что за этим путем стоит глубокое страдание, чудовищные ошибки и надежда на лучшую жизнь. Как сказал нам один из руководителей КПК в Гуаньчжоу: «Сегодня наша задача накормить наших людей, дать им кров, улучшить их здоровье, а когда мы с этим справимся, то поможем всему миру». Честно говоря, я скептично встретил эти слова, потому что в памяти свежи заявления Хрущёва «догнать и перегнать к 1980 году». И хотя китайское руководство ставит более осторожные цели — к 2021 году построить «среднеобеспеченное общество», а к 2049 закончить модернизацию страны, история говорит, что мир не идет по пути линейного развития. Наш ждет еще множество сюрпризов и испытаний, которые будут ломать многие стереотипы успеха. В том числе, и азиатские.

В любом случае, Китай — это хороший пример, как можно изменить свою жизнь в лучшую сторону, если культивировать осторожность, безжалостность, взвешенность, системную последовательность, а также комплексный подход в государственной политике. Естественно, при наличии воли у руководства страны.

Продолжение следует




Один комментарий

  1. Dmitri пишет:

    Да в таких местах как Китай , понимаешь , где мы на самом деле.
    В Пекинском университете, на территории которого мне пришлось жить во время моего прибывания в столице Китая, много студентов из Украины и Казахстана. Обучение стоит копейки как и другие расходы, но Пекинский университет входит в мировой топ 100 , а где наши знаменитые учебные заведения , обдирающие студентов до нищеты? На каком они уровне и чему они вообще учат?