Мифы о Северной Корее: украинец двадцать раз побывал в «самой закрытой стране»

Беседовал Григорий Глоба, для "Хвилі"

Председатель общества дружбы «Украина-КНДР» Николай Полищук о корейцах в Украине, украинцах в Корее, Чучхе, стереотипах, перспективах бизнеса и туризма и европейских дикарях в КНДР.

 Напомним, что «Хвиля» уже публиковала репортаж о Северной Корее Виталия Кулика «Северная Корея: нравы, порядки, жизнь глазами украинца» и «Фоторепортаж из жизни Северной Кореи при Ким Чен Ыне»

— Николай, большинство наших соотечественников наверно и не знают, что в Украине есть такая организация. Как давно существует ваше общество, какова его история?

 

— У нас две корейские» организации: в 1990-м образован «Меч Сонгун» — общество по изучению севернокорейнской философии Чучхе, а общество «Укрианиа-КНДР» существует еще с 70-х годов и является старейшей украинской НГО такого профиля. Первым его председателем был еще секретарь Верховной Рады Николай Хоменко, с 94 по 99 возглавлял Николай Головко – ректор Академии легкой промышленности. Общество «Меч Сонгун» поддерживает контакты с КНДР по партийной линии и является членом Международного института изучения идей Чучхе с центром в Японии, а «Украина-КНДР» — по государственной и занимается культурным обменом, а Меч Сонгун – политическим. В других странах как правило такие общество возглавляют разные люди, а у нас так сложилось что я сначала возглавлял «Меч Сонгун», а с 1999 года – оба. Мы члены Федерации обществ дружбы с иностранными государствами, я донедавна был членом общественного совета при МИД, с корейскими этническими организациями – от АКУСОК (Ассоциации корейцев Уераины пло содействию объединению Кореи) до Поммирёна у нас хорошие деловые отношения, недавно с ними проводили Фестиваль корейской культуры и искусств «Кореяда -2012» в Запорожье.

Слово, которое не переводится

— Считается что для слова «чучхе» отсутствует дословный перевод на иные языки. Попробуйте все же объяснить читателям что это такое?

 — «Человек-хозяин», буквально «хозяин своего тела». Как идеология, чучхе означает самостоятельность, опору народа на собственные силы.

— Что вообще привлекает наших соотечественников к КНДР и этой малоизвестной у нас  идеологии?

— Тут нет шаблонов – у нас очень разные люди – и всякие правые автономы и националисты, и традиционные левые есть. Чем более универсальна идеология, тем более она примиряет казалось бы непримиримых людей. Кого-то привлекает социальная справедливость, антиамериканская направленность политики КНДР, самостоятельность в политике, кто-то просто интересуется Кореей, её историей, культурой. Потому что такое же общество дружбы с Южной Кореей имеет более коммерческую направленность, там собираются бизнесмены которые занимаются своими вопросами, там трудно найти себе место человеку, который интересуется чисто корееведением.

— Как лично вы впервые познакомились с КНДР и ее идеологией?

 — Еще в 80-е годы, мне друзья дали почитать журнал «Корея», который тогда продавался в каждом киоске за 37 копеек, и можно сказать подсадили на него. Захотелось узнать больше об этой стране, заинтересовало, что она сильно отличалась от других соцстран. Работал с посольством, а когда Головко сложил полномочия председателя, то я взял правление.

— Есть ли перспективы развития этой идеологии за пределами Кореи? Приходилось читать, что это чисто корейское явление, обусловленное тамошним менталитетом и геополитическим положением.

— Идея самостоятельности присуща всем, каждый хочет быть хозяином своей судьбы, а каждый народ – хозяином своей страны, так что эта идеология универсальна. Она близка к некоторым европейским идеологиям, хотя не к современным течениям.

Дикари из Европы

— Вы много бывали в стране которая считается «наиболее закрытой»?

 — Каждый год, сейчас уже трудно подсчитать, наверно около двадцати раз.

— Какие у вас сложились впечатления от этих поездок?

— Пхеньян – это наверное самый безопасный город планеты, где можно ходить в любое время суток любым районом, в стране уличная преступность сведена к нулю. В Корее слишком много гидов, иногда это людей раздражает, пишут что это агенты спецслужб которые следят за иностранцами. Но обычно это студенты старших курсов, которые так нарабатывают себе языковую практику. Вечером, когда их рабочий день заканчивается, они прощаются до утра, и можно заниматься, чем хочешь, никто не мешает передвигаться. На набережной реки Тэдон по вечерам гуляют иностранцы, подходят друг к другу, знакомятся, делятся впечатлениями, им никто не мешает. Никого же не удивит присутствие гида в Лувре или в Египте? Почему же придираются к ним в Корее, куда большинство людей приезжают по туристическим визам, где их ждет готовая программа? Эти туристы, кстати, оставляют не самое приятное впечатление у корейцев.

Есть целая плеяда таких вот путешественников, которые уверены, что знают о жизни в КНДР лучше самих граждан КНДР. Сфера их интересов очень узка: они неделями не вылезают из Пхеньяна, ничего не видят, пьют водку в отеле, а потом пишут что КНДР плохая страна. В Европе много кто может позволить себе поездку в КНДР, а у нас – цена от $ 2 000 не для каждого, поэтому отсюда в Корею ездит только определенная категория, которая ведет себя не на пользу нашего имиджа. В КНДР несколько снисходительно относятся к нашим и русским туристам, потому что они могут появляться пьяными и достают людей, цепляются к ним из-за идеологии, это дикари для корейцев. Там уже выработался такой стереотип, что китайцы приезжают играть в казино (В Пхеньяне работают специальные казино для иностранцев, а в Китае они полностью запрещены, что привлекает китайских туристов), а русские приезжают пьянствовать. Таких селят в отдельную гостиницу «Янгакдо» на острове и действительно стараются лишний раз оттуда не выпускать. В большинстве стран таких туристов не любят, ничего удивительного.

 — Что вы можете сказать людям. Для которых КНДР – это эталон ужаса, сплошной концлагерь и голод?

 — Там были очень тяжелые времена, в 90-х гг. были большие проблемы, но страна трудностей не скрывала и официально обратилась за помощью, и тем более это не была умышленная политик голодомора как кое-кто пишет. Поскольку сбыт продукции КНДР был ориентирован на соцлагерь, в частности украинская металлургия многое поставляла и закупала в КНДР, в первую очередь – магнезитовый клинкер для производства огнеупорных элементов, а потом враз этого всего не стало. Украина тогда тоже помогала КНДР, отправив гуманитарной помощи на три миллиона долларов, очень помогла Ольга Гинзбург, которая потом  возглавила межпарламентскую группу сотрудничества с КНДР в ВР, и наше общество тоже принимало участие. Страна перестроила экономику и с 1995-96 гг там исчезла проблема голода. (Официальной датой завершения «Трудного похода» в КНДР считается 1998).

Украинцы не могут понять логику экономики и социальной системы в КНДР, отсюда много ошибок. Зарплата там действительно маленькая (около $20 в пересчете), но очень большой как говорят у нас «соцпакет», товары первой необходимости получают бесплатно или за символическую цену в распределительных центрах, плюс полностью бесплатные образование, квартира, медицина и т.д. В таких условиях зарплаты вполне хватает на жизнь. Например, кореец получает от 200 гр. риса в день бесплатно (это минимум, работники тяжелых производств питаются гораздо лучше). У нас пишут что это мало – а вы сварите 200 гр. риса и попробуйте его съесть! Относительно дорогие там только вещи не первой необходимости и предметы роскоши. Хотя, даже в магазинах с современной и дорогой техникой всегда есть покупатели, то есть в принципе корейцы могут позволить себе и недешевые товары.

В гости к главе парламента

 — В чем состоит повседневная деятельность вашего общества?

 — Поскольку у нас с 1995 года нет посольства (посол КНДР в Москве представляет республику в РФ, Украине и Белоруси), мы выполняем все просьбы посольства в Москве, некоторые представительские функции в Украине. Организовываем дни корейской культуры, проводим корейские выставки искусства, живописи и печатных изданий, встречаем корейских студентов которые приезжают к нам на учебу. Помогаем в случае задержаний граждан КНДР, например недавний случай с так называемыми «контрабандистами», когда в Мариуполе ( а потом и в Одессе) пытались под надуманным предлогом арестовать корейские корабли, причем в мариупольском случае предметом контрабанды назвали… канистру со спиртом! К сожалении, сотрудники нашей таможни и других органов считают что если нет посольства, то граждане этой страны не защищены, и пытаются за их счет увеличивать свои показатели раскрываемости. То же самое с милиционерами, которые иногда просто терроризируют иностранцев – а корейцам очень трудно привыкнуть к милицейским поборам.

Занимаемся экономическими вопросами, когда корейцы хотят что-то закупить в Украине то прежде чем приехать обращаются сначала к нам чтобы мы их сориентировали, нашли нужную продукцию, производителей, например, они закупали в Украине семена свеклы, семена репы, был даже случай когда приезжали покупали тепловоз. Есть и экспорт в Украину, но этом мы уже не занимаемся, там есть специальная внешторговая организация. К нам приезжают врачи, открывать клиники корейской медицины, тренеры по тхэквондо, хотя вообще корейцев немного в Украине.

Есть проблема с этническими корейцами – переселенцами из Центральной Азии, куда их предки были депортированы в 1937 году, они оказались людьми без гражданства, потому что Казахстан и Узбекистан им гражданства не давали, а чтобы принять гражданство Украины, по закону нужно выйти из того гражданства в котором человек состоял, такая получается юридическая коллизия. Общество пытается содействовать решению этого вопроса. Сотрудничаем с корейскими землячествами, кое-кто из них ориентируется на Южную Корею, а многие работают с нами и с КНДР, например уже упомянутое АКУСОК под руководством Ким Ен Суля. Украинская корейская диаспора имеет свои культурные достижения, поэтому когда мы говорим о корейской культуре, это и ее современное развитие в Украине: есть фольклорный ансамбль «Туроди», издается альманах «Мугунхва», каждый год в Киеве проводятся недели корейской культуры.

Мы организовываем качественный туризм в Корею, к нам обращались уже около десяти турфирм. Корейцы сейчас более интересуются российскими фирмами, там есть комплекс турфирм которые сотрудничают с КНДР, предлагают туры, у нас такого пока что нет. Контингент выезжающих в России значительно шире, их больше. Самые популярные у нас направления – Вонсан (там расположен международный детский лагерь «Сондовон», аналог нашего Артека), горы Мёхян, реже – Кэсон. Почти все заказывают поездку в Пханмунчжом – город на демаркационной линии. Там чувствуется вся серьезность межкорейского противостояния: кругом военные, пушки, обустроенные линии обороны, колючая проволока. Замечу, что с южнокорейской стороны попасть на эту линию сложнее чем с северной.

По Корее можно ездить свободно, просто нужно заранее выбрать где вы хотите побывать и до поездки согласовать маршрут с корейской стороной. Никаких проблем и трудностей нет, но необходимо учитывать определенную специфику страны. Например, для нашего туриста может быть странным, что некоторые музеи работают не весь день, а под экскурсии, о которых нужно предупреждать за день. Так же есть и рестораны, в которые нужно предварительно записываться.

Можно решить при поездке вопросы для политических и коммерческих структур, организовать встречи с посольством, с руководством КНДР, с партийными деятелями. С Ким Чен Ыном конечно не познакомим, но мы не раз встречались с председателем Верховного народного собрания Ким Ён Намом, который хорошо знает о нашей деятельности – в Корее ей почему-то власть уделяет больше внимания, чем в Украине. Правда, тамошние партийные работники предпочитают не разговаривать, а провести экскурсию по территории и показать свои достижения, а вот государственные и хозяйственные структуры открыты для сотрудничества, к ним можно приехать с бизнес-пропозициями, решить свои вопросы.

— Какие конкретно предложения сейчас актуальны для корейской стороны?

 Корейцы заинтересованы в приглашении из Украины специалистов самого широкого профиля – от рыбохозяйственников до специалистов по ландшафтному дизайну. Сейчас там развернулась очень широкая работа по модернизации железной дороги, ведущей к русской границе. Там корейцам помогают русские железнодорожники, но думаю, они были бы заинтересованы и в сотрудничестве с украинцами. А из Кореи в основном заказывают предметы народной медицины, традиционного искусства.

— Не сложно ли общественной организации нести фактически дипломатические функции?

 — К сожалению, наличие в Киеве посольства одной недружественной КНДР страны нашей деятельности мешает. Например, когда готовилась выставка в парламентской библиотеке, их представитель в высоком чине позвонил и попросил ее отменить. А отечественные чиновники среднего уровня побаиваются связываться с посольствами, когда им грозят международными осложнениями, поэтому иногда приходится делать нашу работу полуподпольно. С нами идут на сотрудничество библиотеки, а официальные учреждения уже тяжелее, немножко опасаются.

Неизвестно, будет ли работать в этом созыве ВР межпарламентский комитет, тех людей которые этим занимались в новом парламенте уже нет, когда ушла Гинзбург – эти отношения остановились, сейчас парламентарии не ездят в КНДР. Хотя некоторые новые депутаты предварительно выразили заинтересованность в его работе.

— Много ли людей в вашем обществе и каков портрет вашего активиста, кого привлекает акая деятельность?

 — У нас написано около 200 заявлений на вступление, в Киеве около 30 активистов, филиалы по всей стране – от Ужгорода до Мариуполя, Донецк, Ровно, Одесса, Херсон, Мукачево и другие. Все разные, в «Мече Сонгун» это идейные люди, молодежь, вооруженная социальными лозунгами, а в «Украина-КНДР» много людей преклонного возраста, которые хорошо знакомы с КНДР, работали там, или там родились и выросли, потому что там работали их родители, даже были знакомы с Ким Ир Сеном и Ким Чен Иром. Например, доктор биологических и медицинских наук Бердышев Геннадий Дмитриевич, он в 70-е годы консультировал правительство КНДР по проблемам здравоохранения, был там руководителем регионального отделения ВОЗ. Сейчас он заместитель председателя «Украина-КНДР». Такие люди не очень интересуются идеологией, но для них КНДР это часть их жизни.

— Куда обращаться тем людям, которые интересуются Кореей и хотели бы контактировать с вашим обществом, возможно, посетить эту страну?

 — Почтой — а/я 23 Киев 03190, или электронная почта [email protected] Рекомендую всем кто интересуется и хочет составить собственное мнение, поехать в КНДР, с этим нет никаких проблем. Вопреки стереотипам, это открытая страна, все вопросы можно решить, просто нужно понять корейца, и с ним можно хорошо общаться.




Комментирование закрыто.