Бросок в Закавказье: Батуми — грузинский «Сингапур»

Юрий Романенко

Грузинское правительство пытается превратить Батуми в один из основных туристических локомотивов страны. Как сегодня выглядит Батуми и, в более широком плане, Аджария? Об этом во второй части путевых заметок Юрия Романенко «Бросок в Закавказье».

Первая часть: Бросок в Закавказье: заметки о грузинском чуде. На «Грейфсвальде».

Поскольку с фотоаппаратом сначала были проблемы и стояла плохая погода, то часть фото я взял у Ани и Андрея Фоменко, которые приехали в Батуми спустя две недели после меня.

Мы вышли из парома. Было пасмурно и прохладно, что наполняло мое сердце безмерной печалью. На усадили в автобус и повезли на туристическую выставку. Я крутил по сторонам головой, чтобы увидеть признаки процветания и высоких технологий. Сначала они просматривались с трудом. Мы ехали мимо облупленных кварталов, потом пошел новый город и все стало выглядеть пристойнее – появились симпатичные гостиницы, дома, пальмы. Ехали, правда, мы не долго, т.к. приехали на туристическую выставку. Она представляла собой два павильона, в которых разместились участники со своими экспонатами.Нас предупредили, что мы можем побродить часик, а потом поедем обедать.

batumi010

На территории выставки был WiFi, потому первое, что я сделал, включил компьютер и связался по скайпу со своей любимой женой. Потом я пошел бродить по выставке. Какие впечатления? Турция, Турция и еще раз Турция с примесью Азербайджана, Польши и еще некоторых стран Евросоюза. Турки здесь доминируют количественно и качественно. Я был в Грузии и восточной Турции в августе 2008 года. С того времени четко видно, что турки начали масштабную кампанию по позиционированию Восточной Анатолии как туристического региона. Они начинают активно развивать свою часть Причерноморья, расстраивая там инфраструктуру. Грузия в этих планах играет важную роль.

batumi014

Вообще, нужно понимать, что еще век весь Батум был пронизан турецким духом. Это хорошо описал Паустовский, когда впервые оказался в Батуми в 1922 году:

«Духанов и кофеен в Батуме было множество.

Застекленные двери во всех духанах и кофейнях были расшатаны. Они дребезжали и долго звенели при каждом толчке.

Постоянный звон дверей сливался со звоном листовой меди. Худые медники с провалившимися глазами выковывали из этих листов маленькие турецкие кофейники и приклепывали к ним длинные – тоже медные – ручки.

Тут же, на новых коврах, разложенных на мостовой, посреди узеньких улиц, нахальные девочки-цыганки били в старые бубны с колокольцами, танцевали и выкрикивали песни.

Новичков в Батуме узнавали по одному верному признаку: они старательно обходили ковры, боясь их запачкать. Но вскоре они узнавали, что ковры раскатывают во всю ширину улиц именно для того, чтобы поскорее уничтожить на них налет новизны и крикливых, еще не потускневших красок. Тогда приезжие начинали с наслаждением топтать ковры вместе с коренными батумцами.

Раздраженные базарным гамом, лягались лошади и тоже издавали звон, – у них на шеях висели гирлянды бубенцов.

Но Батум состоял не только из одного звона. Он состоял из множества вещей, например из шашлычного чада

Но раньше, чем перейти к этим вещам, покончим со звуками.

Итак, в Батуме, особенно на турецком базаре Нури, вас оглушал калейдоскоп звуков – от блеяния баранов до отчаянных криков продавцов кукурузы: «Гагаруз горячий!» – от заунывных стонов муэдзина на соседней мечети до писка дудок за окнами духанов и слезного пения выпивших посетителей.

Что касается запахов, то чаще всего побеждал чад баранины. И это очень жаль, потому что другие батумские запахи были гораздо приятнее этого чада. Но они редко могли через него прорваться.

Этот чад, въедливый, шершавый, саднящий горло, был хорош только тем, что напоминал о батумских шашлыках, пожалуй, лучших на Кавказе.

Их жарили на древесном угле, нанизанными на стальные шампуры, потом посыпали кислым порошком барбариса или корицей, обкладывали зеленым луком и ели со свежим лавашем, запивая белым вином. Мне кажется, что ничего более вкусного я никогда еще не ел в своей жизни.

На втором месте стоял запах свежесмолотого и только что сваренного кофе. Мололи его на турецких мельницах – медных, похожих на маленькие гильзы от снарядов. Снаружи эти мельницы были украшены чеканкой. Иной раз она изображала сцены из «Тысячи и одной ночи».

Мельницы эти превращали кофейные зерна в тончайшую пудру».

Спустя век турки возвращаются на те позиции, которые занимали ранее. Именно турецкий капитал активно развивает инфраструктуру Аджарии, да и в других частях Грузии. Турки не только вложилисьв паромный причал Батуми, но и построили аэропорт, гостиницы, дороги.

«Батум для меня, впервые попавшего к самым южным границам России, был городом необыкновенным, экзотическим, типично восточным.

Батум пропах кофе, вином и мандаринами. И только через два-три месяца у меня начало ослабевать пряное ощущение экзотики, ее терпкая оскомина, и я увидел за ней подлинную жизнь этого города. В нем никогда не затихала отнюдь не провинциальная культурная жизнь, а порт, как огромный конденсатор, стягивал к себе все рабочее население Батума.

В то время в Батум приходило из близкой Турции – из Ризе и Трапезунда (в Батуме говорили – Требизонда) – много фелюг с апельсинами и мандаринами. Пахучие цитрусы были навалены пирамидами на палубах фелюг, разноцветных, как пасхальные писанки.

Я часто видел одну и ту же картину: на апельсинах, покрытых циновкой, полулежали старые турки и пили, причмокивая, густой ароматический кофе.

Запах кофе распространяли не только фелюги, но и мелкая галька на берегу. На ней лежала кайма кофейной гущи. На этой кайме выделялись рваные оранжевые лоскутки мандариновых корок.

По вечерам фелюжники молились, сидя на горах апельсинов, на юго-восток, в сторону Мекки, вскидывая руки и припадая лбом к холодным апельсинам.

Там, где лежала Мекка, клубилась лиловая мгла, еще не прорезанная огнями звезд. Фелюжники верили, что за этой мглой льется райская река с лазурной водой – «река всех рек» Ковсерь.

Мне тоже хотелось бы верить в это, но мое сознание уже не могло вернуться к детским временам.

В то время я нелепо считал, что каждая новая мысль или крупица знания, приобретенная мною, является вкладом в общий итог культуры.

Да, Батум и батумский порт пахли мандаринами, нефтью и тиной.

Тина в изобилии висела темно-зелеными, почти черными космами на портовых сваях. Несмотря на то что ее непрерывно прополаскивала морская волна, тина не делалась от этого светлее и не теряла свой аптекарский запах.

В самом городе, подальше от порта, особенно на Приморском бульваре, напоминавшем променады Сингапура или Бомбея, стоял приторный запах магнолий, а за городом, по дороге на окраину Батума Барцхану, где жили Синявские, пахло из-за пыльных колючих изгородей шиповником».

Спустя сто лет многое изменилось. Собственно, для человека, который много путешествовал, Батуми сегодня не является какой-то там супер-экзотикой. Вместо турецких фелюжников в город идут турецкие фуры, которые везут всякий крам. Горы апельсинов исчезли, как и старые турки, которые на них лежали. Новые кварталы Батуми напоминают мне такие кварталы Текировы или Кемера. Наверное, потому что и строили их также турки.

Но запах нефти по-прежнему продолжает висеть над Батумским портом. В 2004 году Батумский порт переработал8,2 млн. тонн грузов. Его основным перевалочным терминалом является нефтетерминал, грузооборот которого в 2004 году составил 6,9 млн. тонн, то есть он обеспечивает почти 85% грузооборота всего порта Батуми. В 2006 году Батумский порт переработал 12,5 млн. тонн грузов, из которых 11,7 млн. тонн, или 93,6%, приходилось на нефть и нефтепродукты.

Спустя 6 лет ситуация мало изменилась. Азербайджанская и казахская нефть продолжает оставаться основным грузом, который идет через грузинские порты. За первое полугодие 2010 года грузооборот азербайджанской железной дороги составил 7,408 млн тонн. Из них нефть и нефтепродукты 5,998 млн тонн, из которых транзит составляет 3,398 млн тонн. И этот весь поток ушел на Грузию, тогда как в северном направлении составил 1 млн тонн, а в южном 0,5 млн тонн. А казахстанский порт Актау в 2009 году отгрузил нефти на Махачкалу 4,5 млн тонн, Баку 2,7 млн тонн и иранский порт Нека 1,7 млн тонн. В то же время отгрузка металлов составила 600 тыс. тонн, а прочих материалов — всего 15 тыс. тонн.

Таким образом, нефть определяет характер связей в регионе и Грузия важное звено вее переправке на ненасытные западные рынки.

Вернемся в город. В туристических местах Батуми на каждом шагу за вами бегают нищие дети и старики, как вот здесь в самом центре.

batumi023

В Батуми много вот таких маленьких фишек, которые формируют лицо города.

batumi024

batumi025

batumi026

batumi027

Тоже вполне симпатично

batumi028

batumi030

В такую экзотику и в Киеве с головой можно окунуться, но есть в Батуми то, за чем сюда стоит приехать и посмотреть – ОНИ ПЫТАЮТСЯ.

Если принимать во внимание в какой глубокой заднице была Грузия (и по-прежнему находится не смотря на все реформы), то прогресс огромный.

Батуми лучше Ялты или Алушты уже тем, что для того, чтобы выйти к морю тебе не нужно продираться сквозь заборы, бетонные ограждения и платить деньги за то, чтобы выйти к морю. В распоряжении отдыхающего 8 км бульвара, где в любом месте можно пойти купаться. Только за это отсутствие крымского жлобства Батуми в огромных плюсах.

Впрочем, ладно, попытаемся обобщить увиденное чуть ниже. Пока же пойдем дальше.

Я вышел на пляж. Пляж на самом деле, как пляж. Крупная галька. Шумприбоя. Мутноватая из-за дождей вода. К выставке начали подъезжать полицейские авто. Их было много и становилось еще больше. Позже я узнал, что это приехал Миша. Точнее говоря, Саакашвили еще не приехал, но полиция уже была на месте. Такое огромное количество полиции для такого маленького города меня удивило. Позже ребята говорили, что им удалось увидеть Мишу, но пообщаться не получилось, охрана не подпустила.

С выставки мы двинулись в неизвестном направлении на том же автобусе. Ехали недолго. Нас привезли к озеру Нуригели, которое находилось посреди парка. По берегам озера сидели рыбаки и ловили какую–то мелкую рыбу. Вокруг озера был проложен хороший тротуар с фонариками. Вдали виднелась масонская пирамида гостиницы «Шератон». Весь этот парк был как-то связан майской революцией, под которой здесь подразумевалось изгнание Абашидзе в мае 2004 года.

В этом, кстати, есть еще одно проявление политического режима Миши. Он быстро расправился с местечковыми элитами и не заморачивался по поводу «тварь я дрожащая или право имею». Саакашвили однозначно самоопределился, что править — означает иметь всю полноту власти, которой не нужно с кем-то делиться. Помню пару лет назад один из грузинских министров, отвечая на вопрос, как удалось победить коррупцию, ответил просто: Мы ни с кем не хотим делиться властью». Это альфа и омега успеха грузинских реформ.

Потом мы свернули в улочке, в которой шло какое-то строительство, правда, не сказал бы, что чересчур активное.

batumi01

Дальше улица была заставлена типичными совковыми домами и вообще выглядела малопрезентабельно. Мы зашли в кафе, в котором готовили аджарские хачапури. Аджарские хачапури размером с тарелку делают с яйцом.

batumi04

Одно такого хачапури хватает, чтобы наесться. Но больше всего, ярадовался грузинскому лимонаду. Я скучалза его вкусом с 2008 года. В Украине таких лимонадов просто нет, потому что у нас вся газировка — это химия. В Грузии же вся питьевая вода действительно питьевая, поэтому лимонад по вкусу- это старый добрый советский лимонад,а не подкрашенное гавно в пластиковых бутылках.

В общем, поев, мы пошли назад. Я выскочил за рог, чтобы снять экзотику.

batumi02

Она ничем не отличалась от трущоб Борщаговки, только что надписи были на грузинском языке.

batumi03

Нас опять погрузили в автобус и повезли в сторону Хопы в какое-то село. Дорога была забита турецкими фурами. Мы ехали вдоль моря, возле которого идет стройка гостиниц и пансионатов.

Я поинтересовался у нашего сопровождающего, каков основной контингент отдыхающих. На первом месте, оказались турки, на втором армяне, потомазербайджанцы. Украинцев в 2010 году было 3% от общего числа.

Возможно, в этом году будет больше, потому что на Батуми пустили прямой самолет из Киева.

Для справки: В связи с наступлением туристического сезона авиакомпания «Аирзена» назначит дополнительные рейсы из Батуми.

По данным компании, помимо того, что будут назначены дополнительные рейсы Тбилиси-Батуми, запланированы новые маршруты. В частности, с 5 июня каждое воскресенье будут осуществляться полеты в Тель-Авив, а с 18 июня три раза в неделю полеты в Баку.

Более интенсивными будут рейсы в Киев: вместо трех раз в неделю, они будут выполняться пять раз. А рейсы из Тбилиси в Батуми будут выполняться каждый день.

Вообще, стоит отметить, что турки реализуют схему, как и другие группы транснационалов, где на их капитал строятся гостиницы, потом их фирмы привезут туристов, которые оставят деньги преимущественно туристическим агентства. Местное население в этой схеме представляет интерес в виду его низкой стоимости. От этого конкурентного преимущества никто не будет стремиться избавиться. Как известно, по такой схеме развивались курорты Египта и Туниса. Государство представляет инфраструктуру, которая облегчает инвесторам вхождение на рынок.

Некоторым в Аджарии не нравится, что турки так активно заходят сюда. Подробнее об этом можно прочитать здесь.

Вернемся назад. Мы почти доехали до границы, но там была такая пробка, что водитель вдруг начал разворачиваться. Что поразило, так это то, что он это сделал лихо, без всяких заморочек на счет правил. Просто развернулся и перекрыл дорогу. Турецкая фура терпеливо подождала, пока наш водитель сделает свое дело. Чуть отъехав мы остановились у водопада. Он был красив, но фотографии получились настолько мерзкие, что я не рискну их показывать.

Еще чуть ближе к Батуми нас завезли в крепость Гонио.

Крепость Гонио: Первое упоминание крепости принадлежит Плинию Младшему (I век н. э.). Во II веке нашей эры это был хорошо укреплённый римский город в Колхиде. Позднее подпал под влияние Византии. Название «Гонио» впервые упоминается в сообщении трапезундского историка Михаила Панарета в XIV веке. Некоторое время там было место генуэзской торговли. В 1547 году Гонио стал частью Оттоманской империи, это продолжалось до 1878 года, когда после договора Сан-Стефано Аджария стала частью Российской империи.

Город также был известен своим театром и ипподромом. Кроме того, могила Апостола Матвея, одного из двенадцати апостоловпредположительно может быть в крепости Гонио. Однако, грузинское правительство в настоящее время запрещает проводить раскопки возле могилы. Другие археологические раскопки проводятся в крепости, уделяя особое внимание римским временам.

Гонио в настоящее время испытывает туристический бум. Множество туристов из Тбилиси в летние месяцы пользуются пляжами, которые обычно рассматриваются в качестве более экологически чистых, чем пляжи около Батуми (расположен в 15 км к северу от крепости).

На самом деле, крепость это стены внутри которых ничего нет. Для визуалиции взял фото у камрада ed-glezin

Что там вызывает бум,я не знаю, потому что внутри пустота. Маленькое здание музея со всякой дребеденью. После сирийского Крака де Шевалье или,даже Судакской крепости, Гонио выглядит, как авто без двигателя и начинки. Я думаю, что римские легионеры испытывали приблизительно такое же чувство – чувство полной пустоты, что ныне созерцают туристы. Представьте римского парня из крепкой крестьянской семьи. Его заперли в глушь на край свет, где он должен сидеть с неясными перспективами вернуться домой. Мрак. Поэтому, Гонио не тот сайт, на который нужно тратить время в Батуми.

{advert=2}

 

После познавательной экскурсии в Гонио мы поехали в ботанический сад. Погода была так себе, пасмурненько. Сад выглядит чистенько, местами наводится порядок, всякие там дорожки и ландшафтный дизайн. Жителям мегаполисов понравится тишина. Эстетам старые, заброшенные домики. Глядя на поросшие мхом стены и крыши, подспудно испытываешь тоску за деревенским укладом жизни в самых комфортных его проявлениях.

Впечатлила, в позитивном плане, летняя резиденция грузинского патриарха. Скромно, как будто дача какого-то успешного киевского строителя-шабашника. На растяжке сразу же вспомнились наши попы, ездящие на 600-х да «лексусах». Тьфу.

Дальше нас опять повезли в центр, проникнуться силой реформ.

Центр вполне симпатичен. Фонтаны, бамбук, всякие памятники. В общем, смотрите на фото.

batumi022

Местный загс выглядит необычно. Чего только не сделаешь, чтобы люди женились.

batumi06

batumi002

Симпатично

batumi07

batumi001

Знаменитые фонтаны

batumi021

Бамбуковая роща

batumi08

Мне понравилась этот грациозный памятник

batumi09

Вышли на набережную,посмотрели, прошли не спеша по парку.

batumi12

Оригинальные памятник влюбленным, они в разных вариациях разбросаны по всему пляжу. Ночью они красиво подсвечиваются.

batumi13

Шератон

batumi14

batumi011

Пока народ стояли общался, я сбегал поменять деньги. В магазинчике сделал это без проблем. По-моему примеру, остальные тоже начали бегать и менять.

batumi013

Через 5 минут из магазина выскочил парень и начал кричать. Оказалось, я забыл ноут в магазине. Мои попутчики начали удивляться, а не удивился. Путешествуя, я уже давно понял, что на своем пути встречаешь тех людей, которых ожидаешь увидеть. Ищешь хороших людей – встретишь, будешь искать всякое гавно – обязательно в него вступишь. Помните об этом.

batumi15

Редисон, который турки достроили в этом году.

batumi015

Южное спокойствие

batumi016

batumi017

batumi18

Потом нас повезли в ресторан. Там была масса людей с туристической выставки. Я сидел в компаниидвух очаровательных девушек, а напротив польская пара. С поляками мы спели Hey, sokoly, посмотрели на грузинские танцы, потом мне стало скучно и с девчатами ушли на улицу.

Когда группу собрались увозить на «Грейфсвальд» на ночлег мы договорились, что пойдем пешком. На том и порешили. Мы шли вдоль берега по бульвару.

batumi16

Никаких тебе ларьков, ни шашлычного чада, ни ограждений.

batumi019

Он был прекрасно освещен, подсвечивались даже пальмы. Каждые 5 минут по параллельной улице проезжала полицейская машина.

batumi17

Одинокие прохожие,изредка попадавшиеся нам на пути беззвучно появлялись и исчезали.

batumi003

batumi004

batumi005

batumi006

Местный театр

batumi007

batumi008

batumi009

Также, как и полицейские патрули, которые здесь присутствовали. Не спеша мы прошли 5 километров и добрались до порта.

С портом у Паустовского связана забавная история. Он жил рядом с ним в доме для отставших моряков:

«Кроме Нирка с женой и меня, в «Бордингаузе» жила еще уборщица Нюся. Перед постояльцами она выдавала себя за глухонемую и при первой же попытке какого-нибудь матроса пристать к ней начинала хохотать таким мычащим и вместе с тем оглушительным басом, что было слышно даже на набережной. Из своей комнаты тотчас выскакивал Нирк со стальным пистолетом. Матрос быстро стушевывался и отступал, радуясь, что дешево отделался от «глухонемой ведьмы».

Внизу под лестницей жил курд – чистильщик сапог. От его синей гофрированной бороды и даже от карих жалобных глаз величиной с конские каштаны пахло сапожным кремом – сложным запахом скипидара и полотерной мастики. Так мне, по крайней мере, казалось.

Курд был кроток, как голубь. Кстати, он никогда не говорил во весь голос, а тоже нежно бормотал по-голубиному.

Курд любил рассказывать свою несложную биографию. Она состояла главным образом из частой резни и скитаний по Малой Азии в поисках спасения от этой резни. «Папу турки резил, – бормотал он, вздыхая. – Маму тозе турки резил. Брата тозе турки резил. Я теперь один на весь свет».

Работы у курда почти не было. Большую часть дня он проводил в дремоте или еде. После еды он долго облизывал свои маслянистые пальцы и чмокал. В этом его занятии было нечто библейское и простое, как заунывная песня номада.

В «Бордингаузе» жил еще черный мохнатый пес с желтыми, чересчур внимательными глазами. Звали его Мономах. Если бы не он, то нас наверняка бы съели крысы, неслыханно злые и наглые.

За ночь они прогрызли насквозь толстую половицу в моей комнате, но не в углах, как обыкновенно, а посередине.

На рассвете все батумские крысы выходили на водопой к ручью за портом. Крысы из «Бордингауза» – тоже. Они шеренгами слезали с чердака по наружной раме моего окна и тяжело прыгали на крышу соседнего сарая. Я просыпался, но не мог больше заснуть от отвращения. Их яростный писк вызывал у меня нервную дрожь.

Во многих каменных домах были устроены ниши с железными дверями и глазком. В этих нишах милиционеры и сторожа прятались от крыс, когда те тысячными толпами шли на водопой. Очутиться в толпе крыс было смертельно опасно: они могли разорвать человека на части.

Начальник батумского порта – элегантный и сухощавый капитан – решил уничтожить крыс одним ударом. Обычно крысы шли по улицам сплошным валом, иногда даже в два яруса в тех местах, где улицы сужались и поток крыс не вмещался в их берега.

По приказу начальника порта во дворах с вечера были расставлены пожарные насосы. Как только крысы запрудили улицы, насосы были пущены и начали поливать крыс керосином.

Но это не остановило движения крыс. Задние напирали на передних, и огромные заторы из разъяренных крыс закружились на месте. Тогда на крыс была сброшена горящая пакля.

Крысы горели заживо. Они метались и визжали, потом ринулись обратно в порт, в свои норы. И тут случилось то, о чем не догадался ни начальник порта, ни пожарные: горящие крысы нырнули под склады, под пакгаузы, и через полчаса в батумском порту начался пожар.

Пожар гасили два дня. Пароходы отошли от причалов. Порт был оцеплен войсками. Элегантнейший начальник порта заплатил за этот пожар несколькими годами свободы.

Единственное, что отравляло существование в Батуме, – это крысы. Но такова участь всех портовых городов. В конце концов, перестаешь обращать на это внимание».

Крыс увидели и мы, когда шли вдоль каких-то баков, одна здоровенная крыса выскочила прямо мне под ноги. Но в таких количествах, как раньше их, пожалуй, все же уже нет.

На проходной нас без особых проблем впустили на территорию порта, мы поднялись на паром, где должны были переночевать.

Вот так прошел первый день в Батуми. На следующий день паром должен был уплывать, а вместе с ним и делегация журналистов. Я же собирался двигаться на Тбилиси.

Утром, вместе с группой я двинулся на базар, где все народ покупал вино, бастурму и прочие вкусности. Я был статистом на этом празднике жизни, поскольку мое путешествие только начиналось и мне не было никакого резона что-либо покупать. Поэтому я бесцельно слонялся по рынку, болтая с продавцами.

Наконец, все скупились и мы поехали в деревню Махунцети. Там находится красивый водопад и арочный мост времен царицы Тамары. По дороге я заметил такую особенность поведения местных жителей. С нами была девочка типа экскурсовода, которая, я говорила: «мы едем по улице Шота Руставели, мимо университета Шота Руставели, а справа вы видите гостиницу Шератон».

batumi012

О «Шэратоне» местные говорят как о каком то выдающемся архитектурном памятнике. Выглядит это как-то наивно и забавно.

Однако,вернемся к Махунцети. Дорога идет вдоль реки Чорох, которая выглядит полноводной. Интересно, что эта река течет по территории Грузии всего 20 км, основная часть находится в Турции. Потом дорога петляет вдоль реки Ачарисцкали мимо маленьких грузинских сел.

batumi19

Крестьяне ремонтировали заборы вдоль реки. Вообще все выглядит очень патриархально. Грузины рассказывали мне, что сегодня турки вкладывают большие деньги в строительство мечетей в этой аджарской глубинке, потом обучают молодежь в Стамбуле, которая потом становится имами. Учитывая, что безработица высокая, то люди идут, чтобы как-то устроится.

Следует также отметить, что в Аджарииразвивают горнолыжные курорты, поскольку здесь достаточно высокие горы и, как рассказывали местные, что этой зимой возле главного Кавказского хребта сезон был не очень, а здесь снег лежал долго. Поэтому, вложение средств в горнолыжные курорты позволит сделать туристический сезон практически круглогодичным.

Дорога на Махунцети вполне приличная, местами ее ремонтировали, так что сюда можно спокойно ехать на авто. Тем более, что выше по течению масса достопримечательностей в виде Зендидской, Сагоретской, Кавианской и Цивасулской и прочих крепостей, водопадов, храмов и т.д., не говоря о великолепных пейзажах. Поэтому, лично я обязательно вернусь сюда, чтобы увидеть все это.

batumi20

batumi27

Махунцети представляет маленькую бедную деревушку, которая, как и вся грузинская глубинка носит на себе печать деградации.

batumi21

Она находится фактически у подножия водопада, который падает метров с 30. Водопад явно выше и полноводнее крымского Джур-джура.

batumi23

batumi24

batumi25

batumi22

Над ним в горах находится еще одна деревня. Рядом находятся столики, где можно посидеть и наслаждаться местными красотами.

А это местные коровы, которые гуляют где хотят и как хотят.

batumi26

Напротив, через речку стоит каменный арочный мост времен царицы Тамары.

batumi28

Таких мостов несколько по Аджарии. Их также можно встретить и в северо-восточной части Турции в районе Ризе. Во всяком случае, я сам видел, как турки их рекламируют как мегасайты.

Мост действительно замечательный, учитывая, сколько сотен лет он уже стоит, можно считать, что он в великолепном состоянии. Сидя на мосту и глядяна мутную, распухшую от майских дождей Ачарисцкали хорошо думать о смысле жизни у этой богом забытой деревеньки.

batumi29

Если перейти мост и пойти направо, то там есть старое кладбище. Слева же виднеется маленькая ГЭС, т.н. наследие тоталитарной эпохи, которое по-прежнему работает.

batumi30

Кстати, гидроэнергетика можем быть одним перспективных секторов грузинской экономики, учитывая, что Грузию без сомнения можно назвать страной воды.

Уже известно, что до 2015 года в Грузии планируется построить до 17 новых ГЭС; в течение 4 лет в это направление будет вложено около $1,7 млрд. инвестиций. В частности, будут построены каскад НамахваниГЭС (450 МВт), АлпанаГЭС и СадмелиГЭС (170 МВт), каскад ХрамиГЭС (120 МВт), НенскраГЭС (240 МВт), ДарьялГЭС (68 МВт).

Уже когда я заканчивал писать этот отчет, стало известно, что заключен договор о строительстве каскада ГЭС в Аджарии на реке Ачарисцкали между норвежской компанией Clean Energy Invest AS и министерством энергетики и природных ресурсов Грузии.

Проект предусматривает строительство ГЭС из четырех каскадов мощностью 128 мегаватт. Компания планирует экспортировать большую часть выработанного электричества в Турцию. Общий объем инвестиций составит 660 миллионов долларов. Так что поспешите, скоро облик Ачарисцкали значительно изменится.

В общем, эта часть поездки была, несомненно, интересной и эстетичной, жаль, что здесь не удалось задержаться на дольше, потому что ребята спешили на «Грейфсвальд», который должен был отойти через несколько часов.

Когда мы вернулись в Батуми, то народ еще раз помчался в супермаркет за гостинцами, а я заскочил на морской вокзал, чтобы узнать,как уплыть на Сочи. Оказалось, что между Батуми и Сочи каждое воскресение и среду ходит старенькая ракета, которая отправляется в 19-00. Стоит сие удовольствие 100 долларов. На всякий случай я забронировал билет через неделю и помчался назад к автобусу, который уже должен был ехать на «Грейфсвальд».

Приехав, я схватил рюкзак и отправился в самостоятельное путешествие.

Таможня меня выпустила без проблем и я бодро порули к выходу из порта. На палубе стояли девочки и махали мне руками, я им тоже махнул на прощание и потопал к маршруткам.

Первым делом я подошел к маршруткам и узнал время отправленияна Тбилиси. Маршрутка уходила в 17-00 и стоила 20 лари. Можно было на поезде за 16 или автостопом, но мне хотелось именно на маршрутке. Я закинул рюкзак и пошел покупать симку. Купил я ее достаточно быстро, но через 5 минут обнаружил, что посеял 60 лари.Долго я не злился, а пошел смотреть город. Город предстал в виде убитой улицы Чавчавадзе, где дорожники клали новый асфальт.

Надеюсь, когда я вернусь в следующий раз, то здесь уже будет город-сад, который обещает построить миллиардер Дональд Трамп.

Как известно, в начале года между Грузией, Trump Organization и Silk Road Group был заключен договор об инвест-проекте на $250 млн. В рамках проекта в Батуми и Тбилиси будут построены жилые комплексы, офисные и коммерческие центры, гостиничные комплексы, а так жеказино. Главная фишка проекта 2 40-этажных небоскреба в Тбилиси и Батуми.

При подписании этого проекта миллиардер отзывался очень оптимистично о его будущем и рассказал о том, что сумма инвестиций обязательно вырастет, так как запланированный проект очень масштабный.

Как сказала министр экономики и устойчивого развития Грузии Вера Кобалия, в этом году Грузия «количество приезжающих в Грузию иностранных туристов достигнет 3 миллионов. Это означает как развитие туристической инфраструктуры, так и рост требования на продукты питания, и это дополнительный стимул для местного сельского хозяйства. Развитие туризма повлияет и на другие секторы экономики. 2011 год будет переломным с точки зрения развития туристической инфраструктуры. Помимо новых гостиниц и других объектов обслуживания существенно улучшится базовая инфраструктура, что обеспечит создание дополнительных рабочих мест. Надо отметить, что в туристических зонах Кобулети и Анаклиа войдут в фазу завершения строительства 40 новых гостиниц, в Батуми откроется гостиница «Radisson». И что особо важно, к 2011 году в туристических зонах только на строительных работах будет занято до 1 000 местных жителей, столько же – уже после ввода гостиниц в эксплуатацию».

Мне кажется, что министр все же недооценивает влияние мирового кризиса на платежеспособность туристов, но в любом случае для частибедных людей, которые шатаются по Чавчавадзе, эти проекты могут стать билетом в лучшую жизнь.

batumi029

К пяти вечера я вернулся к маршрутке, купил воды и мы помчались к Тбилиси. Вышло солнце и Батуми стал смотреться в другом свете, надеюсь, что удастся увидеть его вновь.

Маршрутка мчалась по дороге с бешенной скоростью. Периодически водители мигали и мы сбавляли ход. Полицию видно издалека, так как независимо от того, стоит полицейская машина или едет, у нее всегда включена мигалка. Это не наши гаишники, которые как крысы прячутся по кустам, даже после приказа патрулировать в проблесковыми маячками. Особую, искреннюю ненависть ощущаешь к нашей милиции,именно глядя на грузинскую полицию. Полиция – это однозначный, сто процентный козырь Саакашвили. Я встречал массу людей, которые его любят и ненавидят, но все признавали, что полиция работает сегодня нормально. Начиналась реформа с того, что министр внутренних дел сел в грузовик в Кутаиси и ехал до Тбилиси. Его останавливали что –то около 50 раз, чтобы содрать взятку. После этого старой полиции пришел конец.

Сегодня полиция на дороге — это безусловный авторитет для граждан, а не вырожденцы и ублюдки. Правда, и это нужно стоит отметить, лихая езда грузинских водителей тоже никуда не исчезла. Водитель нашей маршрутки лихо выезжал на встречку, обгоняя фуры и я насчитал три раза, когда эти выезды могли окончиться печально. Потому, не смотря на драконовские правила, многие грузины продолжают нарушать правила. Штрафы жесткие, если не платишь, то повышаются автоматом в два раза, потом еще в два, а потом изымаются права. Водителей постоянно проверяют на алкоголь, причем занимает это ровно 10 секунд. Любого водителя могут попросить дунуть алкотестер, я видел это своими глазами.

Дорога на Тбилиси чрезвычайно живописная. Горы, много рек, зеленые луга. Это была та Колхида, которую увидел Янсон. Возле Супсы я заметил гигантские баки нефтехранилища. Этот район возле Поти был передан в управление арабам из RAK Investment Authority за 155 млн. долларов, которые создают здесь свободную индустриальную зону.

В дороге я сделал одно наблюдение – в грузинских селах свиньи, почему-то свободно пасутся на полях. Забавно смотреть, как хрюшенция развалившись лежит у дороги илениво смотрит на авто.

Кутаиси, который мы проезжали, выглядел мрачновато. Запомнились ржавые, полуразрушенные остовы заводских корпусов, унылые микрорайоны. В Кутаиси перенесли парламент, так что может изменится к лучшему. Насколько я знаю, на базе завода КАВЗ будет тоже развивать индустриальная зона.

Когда мы начали подниматься на Сурамский перевал, то температура начала быстро падать. На километровой высоте лежал еще снег и было холодно. Часто встречались полицейские машины, которые стояли в наиболее опасных местах. Я в этих местах вспоминал наше ГАИ и мысленно проклинал наших выродков, вся организация которых заточена на высасывание денег, а не на предотвращение ДТП.

Когда мы начали спускаться вниз, то уже стемнело,и мы время от времени мы проезжали подсвеченные церкви. Грузины дружно крестились возле каждой церкви. Где-то километров за сто от Тбилиси мы выскочили на ярко освещенный автобан. Да, это был полноценный автобан, а не его подобие. Сто км освещенной трассы.

В Украине такое покрытие есть на участке от Борисполя до Киева. Пока мы мчались по нему,мне подумалось: вот мы едем по бедной и еле выкарабкивающейся из болота стране, но они умудрились построить это, а мы строим Евро-2012 и строим так, что еще полвека не будет освещенных автобанов. Причем, это не единственная нормальная дорога в Грузии.

В ноябре прошлого года завершилось сооружение новой автомобильной дороги, соединяющей Тбилиси с Ахалкалаки — центром южного грузинского региона Самцхе-Джавахети, где компактно проживают армяне,
Теперь из Тбилиси до Ахалкалаки, расположенного на приграничной с Турцией территории, автомобили будут добираться за 2,5 часа, а не за 8 часов, как ранее. По трассе можно будет также доехать до дороги, ведущей в Армению.

Строительство дороги протяженностью 224 км обошлось в 209 млн долл. Эти средства Грузии выделили правительство США и американский фонд «Вызовы тысячелетия». Для сокращения пути было построено 15 новых мостов. Вдоль дороги посажено 200 тыс. деревьев. Гарантийный срок эксплуатации дорожного покрытия составляет 20 лет.

Я ехал по этой трассе 15 августа 2008 года. Она был практически убита, но даже тогда, во время войны, уже начиналось строительство.

По мере приближения к Тбилиси становилось все больше света. Грузинская столица прекрасно освещена и ночью выглядит более прекрасно, чем днем. Моя маршрутка заехала на окраину и я решил выйти. Я хотел поехать ночевать к своим друзья Ане и Андрею Фоменко, которые уже два месяца как переехали их Украины жить в Тбилиси. Они настоящие путешественники, которые на деле показывают, что такое насыщенная и интересная жизнь. В октябре они улетают жить в Индию.

Когда я вышел из маршрутки ко мне подошел таксист и предложил свои услуги. Я сказал, что для того, чтобы ими воспользоваться, мне нужно включить ноут, где в аське записан их телефон (я его забыл переписать). Но не тут, то было. Пока мы ехали, ноут включился и благополучно разрядился.

— Теперь нам нужно найти кафе, где я могу его включить. – сказал я таксисту.

— Поехали на заправку, — сказал он.

На заправке он попросил мужика, чтобы тот мне дал подзарядиться. Он разрешил, пока они болтали, я включил компьютер. Однако, аська не хотела загружаться, потому что не было интернета. На улице шел холодный дождь и уже было около 23-00. Хорошая перспективка. Я сказал Петре, так звали таксиста, что мне нужен интернет, а значит нужно ехать куда-то в центр.

Если тебе нужен интернет, то поехали ко мне домой, а там может и заночуешь, — сказал он.

Я решил ехать к нему. По дороге мы разговаривали. Петре говорил, что он на пенсии и, чтобы свести как-то концы с концами приходится таксовать. За счет этого и живет с женой, зарабатывая вдвоем около 500 лари в месяц.

Когда я поинтересовался насчет полиции, то он похвалил Мишу, сказав, что эта реформа сделал город безопасным.

Раньше можно было поставить машину у дома и за 5 минут ее потрошили. Ночью в такси часто садились бандиты и забирали всю выручку. Сейчас этого нет – говорил он.

Мы приехали в микрорайон у Тбилисского моря. Если улицы были ярко освещены, то на междомовых территориях было темно, хоть глаз выколи. В подъездах стояла темень, мы поднялись на четвертый этаж.

Петре живет в трехкомнатной квартире. Сын уехал жить в Францию, а дочь живет в Москве. Пока подключал интернет, его жена Софико принесла мне кофе. Они предлагали мне остаться ночевать у них, но я решил все же ехать к друзьям.

Мы поговорили о жизни. Софико работает воспитательницей в детском саду. 30 лет стажа. Зарплата 50 долларов. С сентябре начинается реформа, когда всех, кто воспитателей, кто не знает английского из системы выкидывают. Она не знает – ей не повезло.

Централизованное отопление отсутствует, топят с помощью специальных конвекторов газом одну комнату зимой, остальные не отапливаются. В принципе, я потом узнавал,такое отопление у большинства тбилисцев. Хотя жизнь у Петре и Софико тяжела, но они веселые люди, как и в принципе, все грузины, что я встречал на своем пути. Хорошо отзывались об СССР и жалели, что, то время позади. «Хорошо ведь жили», сказала Софико. Предлагали, как приеду, останавливаться у них.

Я созвонился с Аней и она мне назвала адрес в районе Сухого моста. Мы с Петре поехали в центр, а по дороге заехали на заправку. Бензин в Грузии центов на 10-15 дороже, чем в Украине. На заправке я решил отблагодарить деда и дал ему бутылку «Немирова». Дед обрадовался и сказал, что будет пить за мое здоровье.

Когда мы приехали к Сухому мосту, то долго не могли найти нужный адрес. Петре подъехал к полиции и уточнил. Полицейский что то ответили, потом сделал знак, типа а ну постой, достал алкостер, Петре в него дунул и мы поехали дальше. Через 2 минуты мы были у порога частного дома, где жили мои друзья.

Усталый, но довольный я завалился к ним и уснул, как убитый.

Продолжение следует

P.S. В следующей части мы окажемся в Тбилиси, рассмотрим идеологию грузинских реформ, посмотрим на некоторые составляющие национального характера грузин.




Комментирование закрыто.