Северная Корея: нравы, порядки, жизнь глазами украинца

Виталий Кулик, для "Хвилі"

Очередное испытание ядерного оружие, проведенное недавно Северной Корей, вновь привлекло внимание всего мира к этому небольшому государству. Украинский эксперт Виталий Кулик совершил путешествие в Северную Корею  несколько недель назад и представил «Политклубу» развернутый доклад о том, что представляет собой сегодня Северная Корея. На наш взгляд, рассказ получился очень интересным и увлекательным.

 

Виталий Кулик. Добрый день, мы начинаем нашу экспертную встречу. Дело в том, что недавно мне повезло, я был в Северной Корее и на Дальнем Востоке РФ. Отсюда название такое встречи — «Удержит ли Россия Дальний Восток». Увиденное свидетельствует о важных новых тенденциях в развитии регионов России, что будет влиять на расстановку глобальной безопасности, а также региональной безопасности. Начнем мы именно с Северной Кореи, я представлю вам небольшую презентацию нашего видения, что происходит в Северной Кореи и о перспективах урегулирования конфликта, а также развитии ситуации в дальнейшем.

Есть определенный набор мифов о Северной Корее, которые продуцируются международными СМИ, о том, что это закрытая страна, что там существует сталинизм, что там полный контроль властей над жизнью общества, что там не существует никаких форм самовыражения и самореализации.

Начнем сначала с фотографий, а я по ходу буду объяснять что и как.

Это монумент партии, это интересный момент, потому что он символизирует единство трех сословий Кореи: рабочего, крестьянина, а посредине — это кисточка — символ интеллигенции.

В целом о Северной Корее. Дело в том, что-то, что из себя сейчас представляет Северная Корея, это немного напоминает дух и стиль времен Советского Союза. Даже, скорее, время сороковых-пятидесятых с определенной модификацией.

Это тридцать восьмая параллель — это именно то самое здание, которое отделяет Северную от Южной Кореи. Вот эти бараки, это места проведения конференций и встреч представителей Южной и Северной Кореи, тридцать восьмая параллель.

Ну, давайте, наверное, сначала картинки посмотрим, а потом я буду рассказывать уже по ходу.

 

Северная Корея сегодня. Пхеньян

Это пионерский отряд, то есть, там есть пионеры, комсомольцы, а сейчас существует Союз молодежи Ким Ир Сена, и пионерская организация. Все, как в нашем старом времени, единственное отличие это то, что люди, прошедшие школу пионерской и комсомольской организации, быстрее продвигаются по карьерной лестнице, их быстрее назначают на должности, и функционеры являются одними из движущих элементов общества Северной Кореи.

Это арка, посвященная революционной борьбе, которая началась в 1925 году, сначала революционной деятельности товарища Ким Ир Сена, и по 1945 год — год освобождения Кореи.

 

Это вход в метро. Метро развитое, это, конечно, не киевский масштаб, но самое дешевое в мире — пять вон. Если учитывать рыночный курс вона и 2600 вон за один доллар, то я даже не берусь сказать, какая это сотая или тысячная цента. Бесплатно фактически.

Это очереди на транспорт. Маршруток там нет, троллейбусы делаются вручную, так как нет пресса, поэтому немножко они такие помятые. На мой вопрос, почему такие крыши у троллейбусов, мне объяснили, что, ты понимаешь, в Корее нет пресса, поэтому все делается вручную, так как основой идеологии чучхе является опора на собственные силы.

Э

Это выставка цветов, здесь цветы двух видов. Это цветы кимирсенхва и кимченирхва, маленькие цветы — это кимирсенхва, а большие цветы — это кимченирхва. История цветов очень интересная, потому что цветы вывели два сторонника чучхе в Индонезии и Японии. Кимирсенхва вывел революционер, живший в Индонезии во времена Сухарто, он вывел этот цветок и подарил товарищу Ким Ир Сену. Но после того как к власти пришел Сухарто, цветок исчез и только вот недавно был найден снова и возвращен как бы в Северную Корею. И сейчас он является символом чучхе и символом товарища Ким Ир Сена. Кимченирхва вывел чучхеист из Японии, японец, который подарил этот цветок товарищу Ким Чен Иру.


Это — молодой корейский мальчик в одежде национальной, вот там есть дата — 2012 год. 2012 год — это дата, когда Северная Корея должна превратиться в могучее социалистическое государство с ядерным оружием и космическим флотом. Мы проводим Евро-2012, а там строят могучее Корейское государство.

 

В целом ни голода, ни каких-то проблем с учебниками, с техникой я не видел. В каждой школе есть компьютерный класс, в принципе, не имеет значения, в прошлом году я был в сельских школах, в городских школах, мы могли выбрать из списка любую школу, могли ткнуть пальцем номер школы, и нас туда могли отвезти. По сути, компьютеризированы все школы.

Это — праздник весны, день рождения товарища Ким Ир Сена, танцы. Представьте себе, что весь город выходит на площади и танцует. Потом идет сигнал, все строятся в шеренги, и уходят в неизвестном направлении. Все очень четко, все очень отработано. Вот тут на фото даже я принимаю участие в этих танцах.

Юрий Романенко. И такие же четко отработанные движения в танцах. (смех в зале)

Виталий Кулик. Кстати, танцуют очень красиво и красивая музыка. В школах есть не Интернет, а Интранет, это внутренняя сеть, которая объединяет разные вузы и компьютерные учреждения, но эта внутренняя сеть в основном рассчитана на вузы.

Там есть обмены диссертациями, рефератами, курсовыми между студентами разных вузов. Есть даже аськи в рамках этого Интранент, но выхода в Интернет не существует. Она есть только у руководства партии, а также в МИДе и можно из отеля отправить e-mail, но вы не заходите на бесплатный ящик свой, вы отправляете с ящика отеля. Это стоит два евро, вы можете отправить и получить, но на этот же самый адрес, с которого отправляете.

Юрий Романенко. Два евро за одно письмо?

Виталий Кулик. Да, два евро за одно письмо. Выхода в сеть в отеле тоже нет.

Вот это один из компьютерных классов, где происходит интернет-конференции между вузами, а это Политехнический институт Ким Чака — правой руки Ким Ир Сена, сканер, на который кладешь слайд, его показывает на экране, тут же это же изображение получает вуз, скажем, в Нампо, идет обмен дискуссией и прочее.

Мы попали на одно такое собрание случайно, нас быстренько отправили. Это — репетиция ариана. Есть акробатические мероприятия, которые проводятся к годовщинам, к круглым датам в истории Кореи, в истории создания партии, дня рождения Ким Ир Сена и другие праздники, когда люди своими телами выкладывают буквы, целые предложения, картинки и прочее. Очень красиво все выглядит.

Вот так выглядят обычные пхеньянские школьницы.

Есть разница в одежде, видна разница по уровню доходов между сельским или городским населением и в других городах Кореи и в Пхеньяне. Видно, что уровень достатка в Пхеньяне более высокий. Но в принципе, можно сказать, что есть некая средняя планка, которая определяет общий уровень достатка корейцев.

Владимир Лупаций. Магазины есть?

Виталий Кулик. Магазины есть, они функционируют, есть рынки. На рынках можно купить продукты.


Вот одна из специфик застройки городов — фасады застраиваются большими многоэтажными домами, а за ними на горах спрятаны хибарки такие. Там очень чисто, хорошо, все заложено и прочее, но вот фасад один, а за фасадом еще вот такие хибарки сохраняются.


Это вид Пхеньяна сверху из отеля «Корё», вы видите, что большинство домов многоэтажки. Корейцы не привыкли жить в многоэтажных домах, поэтому, как нам объясняли, живут еще в хибарках. Хотя в действительности просто невозможно застроить Пхеньян, он такой гористый.

В Пхеньяне нет светофоров, есть вот такие барышни, которые показывают, как правильно ездить. Причем, они очень красивые, это специальный подбор в политике.


Владимир Стус. Автомобилей частных у них нет?

Виталий Кулик. Автомобили есть даже частные. Особенно частные автомобили распространены среди чхёнрён (корейцы, граждане КНДР, живущие в Японии), вот, например, машина, на которой нас возили.

Это такой старый Мерседес для иностранных гостей. Машины есть в частной собственности, машины в основном государственные, но есть и частные. Частные автомобили у чхёнрён, это корейцы, которые живут постоянно в Японии. Двести тысяч корейцев проживают в Японии и имеют вид на жительство. Японцы называют их организованной этнической преступной группировкой, потому что они занимаются «контрабандой, и незаконным бизнесом». В основном чхёнрён пропхеньянская община, поэтому имеют проблемные отношения с официальным Токио.
Но дело в том, что чхёнрён — это один из видов прибыли для самой Северной Кореи, поскольку значительные средства иногда кормят Корею. Это очень богатые люди, один из чхёнрёновцев, например, построил целую улицу в Пхеньяне. Средний доход чхёнрёновца в Японии составляет приблизительно около десяти тысяч евро в месяц. Бизнес очень развит, и значительная часть этих средств оседает потом в Северной Корее, почему и является источником пополнения бюджета. Потому им разрешают иметь частные машины, есть даже целый квартал под названием «Хитачи», где проживают чхёнрён. Для меня было открытием, к сожалению, здесь нет такой фотографии, когда идешь по Пхеньяну, попадает на спортивную площадку, где играют в бейсбол, при полной экипировке, с битами, соответственно настоящий бейсбол в Пхеньяне. Это как бы очень распространенная там игра.


Это — свадьба корейская.

Это — буддистский монастырь небольшой, ступы, несколько ступ на горе Аренгак.

 

Теперь вообще об отношении к религии. Религия огосударствлена, существует православный комитет Кореи, существуют буддийские комитеты, и существуют чхёнгодэ. Чхёнгодэ — это синтетическая религия корейцев, придуманная в девятнадцатом веке, как протест против засилья лютеран и протестантов. Буддисты, вот мы общаемся с одним из монахов, их около двадцати двух тысяч, то есть прихожан и около двух тысяч монахов по всей Северной Корее.


Существует также православная церковь единственная, в которой правит два корейских священника, то есть, этнических корейца. Они были по разнарядке партии направлены. Вот возле священника стоит представитель, это прихожанин православной церкви, в основном это русские, проживающие в Северной Корее.

Вот мы видим на фотографии двух этих корейских священников. Иногда можно видеть священника в рясе со значком с изображением Ким Ир Сена. Приказом партии они были направлены для обучения в одной из семинарий под Москвой, и соответственно проводят религиозный культ в Северной Корее для нужд русских и небольшой группы северных корейцев, принявших православие. Как мне сказал священник местный, их всего двенадцать человек, таких корейцев. В основном все православные — это русские.

Это — монумент идее чучхе, один из самых больших монументов в Азии.

Это — площадь, на которой происходят все парады военные.

Это — вид с Дворца образования. На одном из зданий есть два портрета, Маркса и Ленина.

Но если внимательно присмотреться к портрету Маркса, мы увидим, что у него раскосые глаза. Таким образом приходилось руководству партии приобщать к идеям Маркса.


Это — известные картины, изображающие, как жена Ким Бон Сук защищает товарища Ким Ир Сена от японских захватчиков. Был реально такой эпизод, когда она защитила Ким Ир Сена от какого-то снайпера.

Это товарищ Ким Ир Сен обучается грамоте, и возле него его мать. Культ семьи Ким Ир Сена, возведенная в абсолют, всех гостей и детей, и граждан Кореи водят в «родной дом» Мангенде, туда, где родился Ким Ир Сен.

Это плакат во время войны освободительной против американских захватчиков. Если внимательно посмотреть на эти плакаты, они очень напоминают наши военные плакаты сороковых годов. И там даже родина-мать зовет, к сожалению, не такой фотографии, где корейская женщина в позе известного нам плаката.

Многие плакаты были заимствованы, потому что пропагандисты, и обучение корейцев происходило в советских училищах военных, а также военные инструктора были до пятидесятого года одними из главных, кто представлял иностранцев на территории Кореи. Советские и китайские. Но в 1956-1959 годах произошел перелом, когда была ликвидирована фракция низкопоклонцев, которая ориентировалась на Советский Союз, и большинство офицеров и часть партийной элиты, ориентированной на Советский Союз, были или уничтожены, или выехали, потому что партийную номенклатуру начала пятидесятых годов составляли три группировки. Одна группировка представляла собой советских корейцев, вернувшихся в Корею для подготовки корейцев к независимости. Вторая группа — это были прокитайские люди, жившие в Китае. Третья группа представляла южнокорейскую Компартию, наиболее сильную Компартию в то время на территории Кореи. А сам Ким Ир Сен привез с собой партизан, то есть, костяк его элиты, которая потом пришла к власти, это были партизаны, которые вместе с ним воевали в Манчжурии.

Это — сельская местность, вот такие домики, которые вперемешку идут с хибарками. Классических сел, которые были в Корее в девятнадцатом — начале двадцатого века, больше не существует, есть такие дома, вот такие поселки.


Это — рисовые поля, возделываются в основном при помощи коров и лошадей. Техники очень мало, тракторов мы почти не видели. Но Северная Корея в отличие от Южной является гористой местностью, и приходится работать вручную.

Вся территория Кореи, даже возле дорог небольшие участки суши, они все возделываются, и нет ни одного участка, на котором что-либо не растет.


Это — парк отдыха на Рёнгаке, очень удобное место, очень популярное для проведения пикников и шашлыков.

Владимир Лупаций. А какой там алкоголь?

Виталий Кулик. Алкоголь — пиво, которое делается на основе технологии «Балтика», российского завода, очень вкусное пиво. Водка трех видов. Водка тростниковая, или бамбуковая, водка, на основе женьшеня, и водка со змеей. Сами корейцы водку со змеей не пьют, но продают ее для туристов. В основном популярна из женьшеня, и бамбуковая водка.


Это — кладбище революционеров. Это я кладу цветы к могиле матери товарища Ким Чен Ира — это обязательный ритуал для всех гостей, для всех туристов, которые приезжают в Корею.

Здесь же музей революции, постамент товарищу Ким Ир Сену. В музее революции собраны все элементы, все вещи, которые когда-либо держали в руках товарищ Ким Ир Сен и товарищ Ким Чен Ир, от пистолетов, подаренных отцом товарищу Ким Ир Сену, до ручки и карандаша, которыми писал товарищ Ким Чен Ир в школе.

Это — площадь и монумент товарищу Ким Ир Сену, очень красивое место, очень красиво сделано и монументально.

Это — музей подарков товарищу Ким Ир Сену, в нем находится около пятидесяти тысяч подарков, врученных товарищу Ким Ир Сену при жизни и после жизни. До сих пор вручают подарки товарищу Ким Ир Сену.

Это — вид сверху в горах Мехьян, очень красивая сказочная местность, такая фентезийная, я бы сказал.

В Мехьяне проживают в основном представители ООН, которые задейстованны в программе ООН по поставке продовольствия для Северной Кореи, и иностранные туристы. Иностранных туристов там очень много, кстати. В основном, это европейцы и китайцы. Китайцы приезжают туда, чтобы посмотреть, кем бы они могли бы быть, если бы хунвейбины победили.

Кстати, забыл рассказать о музее подарков Ким Чен Иру уже, два музея: товарищу Ким Ир Сену и товарищу Ким Чен Иру. В нем также около ста тысяч подарков, потому что до сих пор дарят. Мы тоже, например, подарили очень хорошие вещи товарищу Ким Чен Иру, все они выкладывают там, там можно увидеть от первых «Панасоников» и оборудования «Хитачи», до современной техники, мобильных телефонов и так далее. Кстати, мобильные телефоны запрещены в Северной Корее для иностранцев, но разрешены для руководящего состава Трудовой партии Кореи и военных.


Это монументальное сооружение — это шлюз, который разделяет Южнокорейское море, его еще называют Южнокитайским, шлюз отделяет Тедонган — реку, главную реку Северной Кореи и море, который позволяет проходить судам.


Шлюз был построен в восьмидесятых годах за восьмидесяти миллиардов долларов. Но сейчас наводнения стали редкостью в Северной Корее, в основном только из-за ливней, которые часто бывают на этой территории.

Вот одежда молодого корейцы. История этой одежды очень интересная. В свое время товарищ Ким Ир Сен пошил для маленького товарища Ким Чен Ира форму генерала. После этого многие корейцы шьют своим детям формы генеральские с генералиссимусскими погонами и знаками отличиями. Это является такой традицией.

Вобще, корейцы очень трепетно относятся к истории, но в основном все объекты исторические у них новоделы, потому что в пятидесятых годах американцы уничтожили все, что было на территории Северной Кореи. Остались только небольшие здания. В самом Пхеньяне только два здания осталось целыми, все остальные здания были уничтожены. Из сорока тысяч корейцев, проживающих в Пхеньяне, в 1952 году на них было сброшено сорок три тысячи бомб, то есть, чуть больше одной бомбы на каждого корейца, проживающего в Пхеньяне. Города не существовало.

Это — обезьяна, которая под влиянием идеи чучхе показывает разные фокусы в зоопарке Пхеньяна.

Юрий Гаврилечко. А как ее идеи транслируются?


Виталий Кулик.
Идут только лозунги, а она показывает разные фокусы. Все это на фоне музыки и лозунгов или цитат из великих руководителей. Никакой дрессуры, как нам объяснил сотрудник зоопарка, только под влиянием идеи.

Это — монумент объединения Кореи, одно из идеологических направлений в Северной Корее, это идея объединения родины, есть программа, написанная товарищем Ким Ир Сеном из двенадцати пунктов по объединению родины. Он предлагал создать конфедеративное государство, в которое должны были входить Северная Корея и Южная Корея на правах одна страна — две системы. То есть, по принципу, предложенному Тайваню Компартией Китая. Однако эта идея была отброшена, и сейчас корейцы настаивают на том, чтобы она была реализована, именно северные корейцы. Но в Южной Корее существует мощное движение чучхеистов, особенно среди студенческой молодежи, большинство фермерских и рабочих профсоюзов находятся под влиянием Пхеньяна, и, я бы даже сказал, так, что количество перебежчиков в восьмидесятых годах четыре тысячи ушло в Южную Корею, и четыре тысячи перешли с Южной в Северную.

Сейчас ситуация изменилась, сейчас есть трудовая миграция из Северной Кореи в Китай, но очень мало людей едут из Северной Кореи в Южную Корею, потому что социализация Южной Кореи практически невозможна. Существует две страны.

Это — в музее войны, я в кимерсеновской одежде возле сбитого американского вертолета. Вертолет был сбит шпионский.

Владимир Лупаций. Костюм настоящий?

Виталий Кулик. Нет, это сувенир, можно пошить за пять дней. Это — стол, за которым было подписано соглашение о перемирии.

Вот это именно, где они стоят, начинается дорожка, вот эта гравием посыпана, и там уже Южная Корея. Ни одного южнокорейского солдата, ни одного южнокорейского пограничника. Есть дни разграничения. Нас приводили в один день для просмотра, на следующий день уже не было туристов Северной Кореи, были туристы Южной Кореи, и не было ни одного пограничника с северокорейского.

Это могила Тангуна — основателя корейской нации, святого, который почитается в Корее и Южной, и Северной. Но история этого захоронения очень интересная, потому что товарищ Ким Ир Сен проходил по местности и сказал, что здесь должна быть могила Тангуна, археологи начали копать, и действительно нашли могилу Тангуна, с гробом, саркофагом и всем прочим.


Владимир Лупаций. А в Южной Корее свой Тангун?

Виталий Кулик. Нет, могила находится, действительно, по историческим хроникам она находится именно на территории Северной Кореи, но ее поддерживают в районе Пхеньяна. Но вот до последнего времени этот один из поселков Северной Кореи, они все типовые, отличаются только по заселению, потому что склоны. Дело в том, что земля очень дорогая в плане застройки, поэтому они используют максимально суженные поселения. И они мелко разбросаны и стараются построить многоэтажки, а не одноэтажные дома.

Это — вход в метро и символ метро. Ни одной из надписей нет на иностранном языке, все на корейском. Все улицы, названия, метро — все надписи на корейском языке. Это — вагон метро, и обязательно два портрета двух руководителей в каждом вагоне метро.

Ктати, схема расположения метро, количество станций, две линии, в принципе станции метро, нас возили только на две станции, но я знаю людей, которые были и на других станциях, и они ничем от этих не отличаются.

Это типовые станции, монументальные, похожие на московское или киевское метро шестидесятых-семидесятых годов постройки. Мозаика обязательно.

Она есть везде, на всех зданиях, во всех музеях, в основном идеологического содержания. К сожалению, в отличие от начала девяностых годов, сейчас исчезла из продажи символика, идеологические плакаты и политические сувениры.

Вот это — один из холлов метро, очень красиво, монументально. Сейчас ставка делается на популяризацию Кореи не идеологизированная, на мой взгляд, корейцы от этого только теряют.

Это — одно из обязательных посещений школ с выступлением местного школьного ансамбля. Каждую группу возят для просмотра этих выступлений, это обязательное мероприятие, школьники с удовольствием выступают перед гостями, показывают разные номера и выступления. В основном это политические песни, песня о полководце Ким Ир Сене, обязательная к исполнению. Ее также перевели на русский и требуют от туристов учить ее на память, чтобы во время пикника исполнять ее вместе с корейскими товарищами. Все.

Теперь вернемся к самому докладу. Есть два определения, два названия Кореи, именно названия. Потому то, Корея — это название для иностранцев. Сами северные корейцы называют себя — Чосон. Это самоназвание первого Корейского государства, возникшего на Севере Кореи. Южнокорейцы называют себя — хангук. Поэтому, по-корейски пишется Республика Хангук. То есть, по названию корейцев, проживавших в Корее на территории Южной Кореи. А Корё, или Корея — название государства, а не народа. Поэтому, когда спрашиваешь или этот товар корейского производства: это чосон? Тебе говорят: да, это чосон, или нет, это хань, а хане — это китайцы. Кстати, когда мы говорим о чосон, это имеет точный перевод, переводится, как «страна утренней свежести». Так как название первого государства Чосон, когда оно развивалось так, китайцы дали письменность, хотя корейцы утверждают, что была всегда иероглифическая письменность в Корее, но многие китайские иероглифы используются в корейской иероглифической письменности. Сейчас письменность в Корее является буквенной. То есть то, что вы видите в корейских надписях, — это буквы, это не иероглифы. У них сорок две буквы. Но сохранилось и иероглифическое письмо, которое было популярно в девятнадцатом — начале двадцатого века. Чосон означает, чо — это утро, а сон — это свежесть, отсюда происхождение чосон.

Можно, кстати, перевести и Москва на корейский язык, или на китайский язык, используя именно иероглифы. Расшифровывается это как «спокойное разрезание злаков». Если взять иероглиф, который означает слово Москвы, это получится спокойное разрезание злаков. Поэтому корейцы используют многие название и сами названия как ребусы. Отсюда появился и очень развился в Северной Корее новояз, который не имеет ничего общего с традиционной корейской литературой или корейским языком. Очень много новоязных слов.

В принципе история Кореи очень символична и очень интересная. Было два этапа развития Кореи, которые как бы проявляются в наибольшем раскрытии, расцвете Кореи. Это первое государство — Корё и Когурё. Когурё возникло после Чосон, когда Ван Гон создал это государство, как правитель, как объединение всех корейских территорий под своим руководством. Он впервые в государстве Корё объединил всю Корею: Южную и Северную. Это государство просуществовало недолго, всего пять веков. После этого произошла феодальная раздробленность, в Корее существовал рабовладельческий строй при Корю. После этого в пятом-седьмом веках возникло государство Когурю, которое также собрало всю Корею в единое государство со столицей Когурю Пхеньяном. Отсюда политические амбиции Пхеньяна о том, что объединенная Корея должна быть объединена именно под руководством Пхеньяна, и столица должна быть в Пхеньяне.

Если конкретизировать строй, который сейчас есть в Северной Корее, то нужно сказать о том, чем была Северная Корея с шестидесятых по девяностые годы. Во-первых, существовала карточная система. Во-вторых, существовал четкий контроль идеологический и политический над населением, полная информационная изоляция, все фракции, которые существовали в Трудовой партии Кореи, были ликвидированы или локализированы, но в то же время в Северной Корее сохранялась многопартийность. В Корее существует три партии: Трудовая партия Кореи, Партия молодых друзей Чхёндоге, это религиозная партия, и Социал-демократическая партия. До восьмидесятых годов она носила название Демократической партии.

Почему такие названия, и почему такая многопартийность? В принципе корейцы сами объясняют необходимость существования партий тем, что эти партии должны сыграть ключевую роль в процессе объединения Кореи. Так как в Южной Корее существуют разные классы, поэтому для разного класса придумали свою партию. Социал-демократическая партия — это партия для мелкой буржуазии и для интеллигенции, Трудовая партия Кореи — это ключевая партия единой партии. И партия Чхёндоге — это партия для крестьян и религиозных деятелей. Следует отметить, что в Северную Корею приезжает посетить исторические памятники, на могилу Тангуна огромная масса не южнокорейцев, хотя их бывает тоже очень много, около двух тысяч ежегодно, но, в первую очередь, корейцы, которые живут за пределами Кореи: в Китае, в России, в Японии, в Америке, в Латинской Америке, в Европе. Большинство организаций соотечественников корейских находятся под идеологическим или политическим контролем Пхеньяна. Не Южной Кореи, а именно Пхеньяна.

Большинство организаций соотечественников в России просто находятся, как инструмент политического влияния на российское руководство со стороны Пхеньяна. Также следует отметить, что главным направлением идеологической пропаганды долгое время было распространение вот таких журналов: «Корея» или «Корея сегодня», стиль написания этих журналов и материалов в них, конечно, нас может только рассмешить или порадовать, но если мы будем общаться с представителями Кореи, непосредственно с журналистами, мы увидим, что они именно так и мыслят. Там, скажем, есть рассказ о том, что товарищ Ким Ир Сен только своим присутствием помог родиться человеку, то есть, присутствовал в родильном доме, и только его присутствие помогло счастливо разрешиться сложным родам. Или же такое присутствие товарища Ким Ир Сена в одной из провинций повлияло на то, что прекратились дожди, и появилось солнце, и крестьяне смогли посадить рис. В эти истории верят многие жители Северной Кореи, это является частью идеологической пропаганды, идеологической проработки.

Например, телевидение в Северной Корее представляет собой три канала. Один канал — региональный обязательно, в каждой провинции свой, и два центральных. Выступление диктора — это своя школа специфическая, она отличается даже от советской школы. Как правило, это пафосное выступление с минимумом информации, максимумом лозунгов, и цитат из товарища Ким Ир Сена. Газеты есть разные, в основном это газета официальная ТПК «Нодон синмун», она озвучивает официальные постановления и заявления, но она достаточно оперативная. Скажем, наш приезд, я выходил с трапа самолета, меня фотографировали, и уже утром следующего дня я получал разворот газеты, где была моя фотография. Собкоры российских агентств, которые работают в Северной Корее, не читают северокорейские газеты, они читают сайты южнокорейских или китайские, или общаются непосредственно с источниками в руководстве партийными, военными или хозяйственными. Потому что получить какую-то фактическую информацию из их газет достаточно сложно.

Возвращаясь к ситуации в самой Корее. То, что было раньше, то есть, тотальный контроль, проработки, существовали группы, которые являлись инструментом идеологического контроля из двадцати семей, или двадцати человек, входящих в определенные коммуны в каждом доме. Где ежедневно проводили вечером идеологическую встречу, после этого в субботу они читали обязательно официальные газеты, проходила идеологическая дискуссия, с элементами критики, самокритики. По результатам этой дискуссии кто-то исчезал или выносились определенные решения по тому или иному сотруднику общины. Сейчас этих идеологических общин не осталось, потому что ситуация меняется, но остался идеологический контроль партии над армией и над хозяйственным аппаратом.

Например, вы общаетесь с чиновником МИД, но решение может принимать его шофер, который является по партийной линии вышестоящим руководителем. Такие парадоксы в жизни Северной Кореи встречаются, потому что партия является выше, чем армия, и чем экономика.

Директора раньше не имели права принимать решения в отношении закупок и продаж, они только занимались хозяйственными делами по управлению производством, то есть, были чистыми производственниками.

С начала девяностых годов ситуация изменилась. В 1994 году умер товарищ Ким Ир Сен, после этого Корею постигла просто катастрофа за катастрофой. Кстати, там сейчас культ существует о том, что смерть товарища Ким Ир Сена повлияла на природу и Корею захлестнули тайфуны, наводнения и засухи. Действительно, после 1994 года, 1995-й, 1996-й, 1997-й годы — это годы засухи и огромного экономического кризиса. От голода, по «вражеским источникам», умерло до пятисот тысяч человек, корейцы, кстати, признают, сами признают наличие голода и смерти населения, но называют достаточно скромную цифру — около десяти тысяч. В это время происходит снятие многих барьеров и около двухсот тысяч корейцев уехали трудовыми мигрантами в Китай в девяностых годах. Была ликвидирована карточная система, и появились рынки. С 1998-го по 2002 год — расцвет рыночной торговли, появляются частные лавки, появляются частные гостиницы, развивается частный извоз.

Но в 2004 году ситуация снова меняется, и сейчас происходит сокращение всех либеральных начинаний и всех так называемых реформ. Принято решение о том, что торговать на рынках могут только женщины, мужчинам запрещается торговать на рынках, но в принципе, это традиционно для Кореи, потому что всегда торговлей на рынках занимались женщины в Корее. Торговля промышленными товарами сейчас в Корее запрещена, хотя мы были на одном из рынков, где рынок был разделен на две части, и на одной части продавались промышленные товары, на другой части — продовольственные товары. Запрещена торговля рисом и зерном на рынках, в связи с тем, что рис выдается по карточкам, карточная система у них возвращена на 80-90 процентов и охватывает все население Северной Кореи, не только Пхеньян, как раньше было. Сейчас по карточкам выдается все: одежда, продукты питания. В среднем получается четырнадцать килограммов риса в месяц на семью.

Юрий Романенко. На сколько человек?

Виталий Кулик. Четыре-пять человек. Кроме того, морепродукты и прочее. На рынке можно купить все, начиная от риса (в ограниченных количествах) и заканчивая морепродуктами, товарами китайского производства и прочее. Но есть так называемые пропагандистские группы, которые должны следить за порядком на рынках, есть контролеры, инспектора и прочие, и сейчас частных лавок становится все меньше и меньше и исчезает стихийная торговля. Вначале двухтысячных годов на улицах Пхеньяна были лоточки, где продавались овощи, фрукты и прочее, сейчас лоточков становится все меньше и надо на них получать разрешение. Связано это с тем, что руководство Трудовой партии Кореи понимает, что на рынках взращивается неравенство, имущественное расслоение и рынки являются источником распространения коммерческих отношений в обществе. В связи с этим было принято постановление правительства, которое ограничивает рынки и недавно товарищ Ким Чен Ир заявил о том, что рынки с полным возобновлением карточной системы и нормализацией экономических отношений в Корее будут ликвидированы полностью.

Но это не значит, что есть какая-то информационная изоляция всех северокорейских граждан. Да, большинство северокорейских граждан считают, что на юге или в Китае жизнь намного хуже, чем у них, они считают, что они живут в прекрасной процветающей стране, и даже на деньгах северокорейских вонах есть надпись — «Мы не завидуем никому». Это все проистекает из идеологии чучхе — опора на собственные силы, из пункта товарища Ким Ир Сена о том, что «человек может все, человек решает все». Соответственно, человек может построить ядерную электростанцию или запустить спутник в космос без помощи единого гвоздя. То есть, все силами человеческого ресурса. Конечно, они понимают, что технологически они отстают, но у них появляются сейчас и технологии, и инструктора, и помощь, в основном сейчас после успешного ядерного испытания, которое было проведено в 2004 году. Сейчас в Северную Корею идет огромная помощь от России и Китая. Во времена, когда в Южной Корее при власти находилось левоцентристское правительство, она начала политику солнечного тепла, так называемую, то есть, экономической и социальной помощи. Была создана даже зона совместная, где собирались «Деу» совместно южнокорейцами и северокорейцами, была введена возможность для встречи родственников, семьи которых разделены между Северной и Южной Кореей. Но после прихода нового правительства в Южную Корею, эта практика была прекращена. Идет сворачивание промышленной зоны на границе, и сейчас идет сворачивание и возможность встречи родственников и других политических и экономических контактов с Южной Кореей.

Дело в том, что северокорейское политическое руководство начинает понимать, что восточногерманской схемы объединения Кореи не произойдет, и что даже если произойдет, то для северокорейской политической элиты нет будущего в единой Корее с Южной Кореей. Потому что и экономически, и социально, и по образованию, и по ряду других критериев Южная Корея более сильная. При помощи Соединенных Штатов она более сильная и просто поглотит Северную Корею, и руководство Северной Кореи никуда не сможет быть вмонтировано. Значительная часть хозяйственной и партийной элиты Восточной Германии смогла найти свое место в единой Германии. В ситуации с Северной Кореей, места там не будет, все ограничится трибуналом и расстрелом для руководства Северной Кореи. Поэтому единственным приемлемым вариантом для северных корейцев является фактически возврат к добрым старым кимирсеновским временам, восстанавливать идеологическую работу и идеологический прессинг, а также максимально повышать роль армии, поэтому сейчас, начиная с 1996 года, в Корее разворачивается политика сонгун. Политика сонгун значит приоритет армии.

Это, как сами корейцы говорят, не милитаризация страны, но, по сути, вся экономика, вся партийная система, все общество работает на армию, на ее потребности: все лучшее армии, армия охватывает не только два миллиона из двадцати двух миллионов корейцев, но охватывает и так называемые добровольческие части или ополченцы, которые охватывают все трудоспособное население Кореи. Служба в армии составляет восемь лет, служат и мужчины и женщины. Женщины служат по так называемому соглашению. Раз в пять лет происходит кимерсеновский призыв студентов в армию, то есть, по окончании вуза студенты идут на восемь лет в армию. Это также есть, но это считается добровольной повинностью. Но я не видел ни одного отказника от добровольного кимерсеновского призыва. Также следует отметить, что есть военизированные части комсомола, которые также проходят и обучение военное, и подготовку по военному образцу. Таким образом, максимально все общество Кореи военизировано.

Сейчас при власти в Корее находятся, в первую очередь, руководство армии и генералитет. Партийное руководство ослабило свое влияние, особенно после 1994 года, после провозглашения приоритета сонгун. Произошли некоторые коррекции в идеологии Северной Кореи даже за год. Вот я был в 2008 году и был в 2009-м, за год возникла концепция 2012 года — построение в Корее сильного, могучего государства с ядерным оружием и космическим флотом и максимальным самообеспечением. Но надо учитывать, что двести пятьдесят тысяч корейцев, некоторые южнокорейские источники дают цифру два миллиона, были в Китае, и часть из них вернулись в Северную Корею, а некоторые занимаются челночным бизнесом. То есть, ездят в Китай, и в Корею назад, или там на сезонные работы или в Россию, или в Китай, и привозят как DVD-плейеры, так и видеопродукцию, с которой сейчас активно борются. Потому что там значительную часть из них составляют южнокорейские фильмы, которые показывают, что в Южной Корее живут как-то по-другому, чем так, как описывают в специальной пропагандисткой литературе.

Соответственно сейчас с этим идет борьба, но часть населения, которая побывала в Китае и в России, а также чхёнрён, они приносят с собой новые веяния и как бы подталкивают руководство к каким-то изменениям в экономике страны. То есть, нет поголовного запрета, за один день не запретят уже рынки, частную торговлю. Магазины и кафе частные существуют, и будут существовать. Часть из них находится под контролем партийной элиты. Соответственно, какие-то изменения в экономике будут происходить и дальше, но мой прогноз развития ситуации в Северной Корее это то, что будет восстановление кимирсеновских схем управления. Руководство плавно на ближайшие несколько лет перейдет или к одному из сыновей товарища Ким Чен Ира, или появится новый лидер среди генералов действующих, который возглавит Корею. Пока нет четкого позиционирования нового вождя, потому что, если вы вспомните, что товарищ Ким Ир Сен почти с рождения раскручивал товарища Ким Чен Ира как будущего руководителя. По сути, было понятно, что товарищ Ким Чен Ир — это преемник почти с даты своего рождения. На данный момент назвать преемника невозможно, никто в Северной Корее, ни один функционер, ни один из журналистов не назовет, кто будет преемником. Раскрутки нового человека с руководителей пока не происходит, но идет активный поиск.

Товарищу Ким Чен Иру не повезло с его детьми, потому что как бы присутствие в так называемом «закрытом городе», в Пхеньяне есть квартал, в который не впускают ни одного иностранца, где живет и работает руководство Северной Кореи. Дети, которые выросли в этом квартале, они достаточно специфические, некоторые из них были на Западе, некоторые из них имеют интернет, мобильные телефоны, спутниковое телевидение и представляют, что такое мир вне Кореи, поэтому они немножко разбалованы. Это касается и некоторых детей высшего партийного руководства. Поэтому сыновья товарища Ким Чен Ира находятся под жестким сейчас контролем, и они проблематичны, с точки зрения передачи власти. Пока что как такового четкого преемника нет. Состояние здоровья товарища Ким Чен Ира, скажем так, сложное, фотографии, которые печатаются, указывают на то, что он болен, даже разница в четыре года фотографий показывает, что у него или рак, или что-то из серьезных болезней. Но то, что он жив, это подтверждают все инсайдерские источники как в руководстве самой ТПК, так и среди журналистов, аккредитованных в Пхеньяне. Даже сотрудники Российского посольства говорят, что его видят, ребята с ним встречаются, он вменяем, он жив, с ним происходят встречи. Но когда был Сергей Лавров недавно, когда произошел кризис так называемый с запуском ракеты и с резолюцией ООН, Ким Чен Ир не принял Лаврова. Северная Корея (я как раз там был в это время), и северокорейские газеты писали, и сами чиновники говорили о том, что в Корее очень недовольны политикой России в отношении корейского урегулирования и поддержки резолюции. Это, несмотря на то, что Россия и Китай заблокировали принятие жесткой резолюции по ООН. Но есть недовольство Россией, недовольство усиления влияния России на Корею, и недовольство усиления влияния Китая на Корею. Корея возвращается к идее самостоятельности и суверенитета, опора на собственные силы и будет максимально дистанцироваться от любых геополитических проектов и России, и Китая, и будет вести собственную линию. То, что они запускали ракету, не было согласовано ни с Китаем, ни с Россией, это было видно по реакции китайцев и русских на этот инцидент. По некоторым источникам инструкторами и техниками при запуске были иранцы, с которыми существует некое геополитическое сотрудничество.

Также одним из инструментов политического туризма в Северной Корее является кружки по изучению идеи чучхе. Они существуют по всему миру, особенно они очень популярны в Африке, где это явление имеет долгую историю с шестидесятых годов, люди заявляют, что они изучают идею чучхе. В то же время они могут изучать идеи Каддафи, например, или идеи Троцкого и при этом ездить на всякие там собрания, съезды в Северную Корею, в Триполи или в европейские страны.

Другим направлением туризма является рёхонсан — это туристическая коммерческая фирма, если поездка в Северную Корею по линии общества чучхе и организации, которая афилированы под это общество, будут составлять вам только вашу поездку и оплату вашей дороги, то по линии рёхонсан, стоимость поездки будет стоить около четырех тысяч долларов. Но туристы ездят, причем туризм возрастает на пятнадцать-двадцать процентов ежегодно. В основном это европейцы, как я уже сказал, канадцы. Американцы тоже есть туристами, но им не ставят визу, а им выдают специальную карточку, что они были в Северной Корее, потому что в самих Штатах у них могут быть проблемы с попаданием в Северную Корею.

Есть небольшая доля мигрантов, которые ездят из КНДР в Россию, трудовых мигрантов. Но в основном корейцы, живущие на Дальнем Востоке, это корейцы, которые выехали в Россию еще в шестидесятые-семидесятые годы. Так называемые, репатрианты. Когда началось «закручивание гаек» в Северной Корее, оттуда выехали почти все советские корейцы или были репрессированы. Поэтому часть, скажем, живущих на Сахалине корейцев, они граждане Южной Кореи или имеющие два паспорта. Часть корейцев, живущих во Владивостоке, на Дальнем Востоке являются или русскими гражданами, или имеющими также два паспорта: северокорейский и российский. Как такой массовой миграции корейцев в Россию нет, в отличие от китайской миграции. Но об этом мы уже поговорим во второй части нашего заседания. Вот в принципе картина Северной Кореи.

Владимир Лупаций. Лететь через Москву?

Виталий Кулик. Да. Можно через Пекин, но через Пекин немного дороже получается, и там проблема с визами, проблема с перелетами, летают из Пекина в Пхеньян и корейские и китайские авиалинии, и там есть нестыковки. Сейчас из Владивостока это лучше всего. То есть самолетом Киев — Москва, Москва — Владивосток, Владивосток — Пхеньян. Кстати, Украина является страной, для которой Северная Корея отменила визы. Украинцы ездят без виз в Северную Корею, Украина и Белоруссия. Я был первый украинский гражданин, пересекший границу Северной Кореи без визы.

Владимир Лупаций. Но у них же нет, получается, туристической отрасли?

Виталий Кулик. Есть — рёхонсан.

Владимир Лупаций. Что это, море?

Виталий Кулик. Нет, у них есть пансионаты Мехьяне, в Нампо, есть отличные два отеля для туристов в самом Пхеньяне, это отличные отели, с номерами «люкс» для иностранцев, отличная еда, то есть, все условия.

Юрий Романенко. А на побережье?

Виталий Кулик. На побережье пансионаты для отдыха, есть пионерские лагеря для детей, часто сейчас русские ездят туда отдыхать, и небольшие пансионаты на берегу.

Юрий Романенко. Новые русские. (смех в зале)

Виталий Кулик. Кстати, ничего подобного, это линия, которую реализует Российский союз молодежи. Они ежегодно вывозят пионеров своих в пионерский лагерь в Северную Корею. Туда же ездят и монголы. Огромное количество монгольских туристов, кстати, русскоговорящих поголовно. Для меня было открытием, когда во время одного из пикников монголу предложили петь песню, и они начали петь там «Розпрягайте хлопці коней» и «По долинам и по взгорьям».

Юрий Романенко. Типичные монгольские песни…

Виталий Кулик. Да, пришлось украинско-российско-монголькую группу делать для творческого вечера. В принципе, туризм у них идеологичен. То есть, вас возят по тем же местам, что и меня, это монументы, музеи, но можно себе позволить поездку, кстати, на тридцать восьмую параллель и там остаться на неделю в Мехьяне в отеле, отличные горы, отличные туристические маршруты, европейцы оттуда не вылезают.

Юрий Романенко. То есть самому можно полазить по горам?

Виталий Кулик. С инструктором. Если человек идеологически проверен, правильная у него направленность, не замечен ни в каких вражеских выпадах и фразах, он может самостоятельно погулять по Пхеньяну. Вот я гулял сам, то есть, у меня не было сопровождающих там. Но если нас больше трех гостей-иностранцев, тогда для нас есть отдельная машина, переводчик и гид. Переводчик — он же гид. Расписание четкое, но не жесткое. То есть, не хочешь поехать, скажем, на какой-то монумент смотреть, можешь остаться в отеле или пойти погулять, можешь заказать себе экскурсию, куда ты хочешь.

Владимир Стус. Я тогда не пойму, что же туда туристов привлекает?

Виталий Кулик. Экстрим. Экстрим и экстрим. И вот когда идешь по Пхеньяну, и большой брат смотрит на тебя, ты понимаешь: да… Особенно мне нравится парад и идеологические мероприятия, когда по Пхеньяну корейцы ходят строем.

Владимир Стус. Тогда лучше на Кубу ехать.

Виталий Кулик. На Кубу уже не так. На Кубе ситуация изменилась, там уже есть влияние вражеское Запада тлетворное, режим немножко начинает смягчаться. Потерялась аутентичность. А вот здесь настоящая такая аутентичная атмосфера, особенно мне нравятся их пивные. Есть для народа, а есть для дипломатов, для бизнесменов и для туристов. Вот народные пивные они такие красочные. Там продают пиво в банках литровых, вы помните, советские девяностые годы, когда исчезли бокалы из пивных? Стоит, впрочем, отметить, что в общем пиво хорошее такое и закуска там, самая отличная закуска под пиво — минтай сушеный в бамбуковом соусе. Я раньше думал, что нельзя это есть, но после того как я там побыл, я понял, что это очень вкусно. Кстати, народная еда в Северной Корее — это кимчи — капуста. А вот корейскую морковку придумали советские корейцы, ее в Корее нет.

Юрий Романенко. Хорошо, а теперь давайте перейдем ко второй части выступления – о российском Дальнем Востоке.

 




Комментирование закрыто.