Новости Киева: убийство Ноздровской как «новая Врадиевка»

Новости Киева: убийство Ноздровской как «новая Врадиевка»

nozdr

«Мы получили новое правительство. Но я думаю, что это такие помои в чайнике, как и в чашке» — так еще в 1939 комментировала обновление исполнительной власти Швеции писательница Астрид Линдгрен. Свое новое, обновленное, переформатированное, реформировано-реформаторское Правительство Украина получила в 2014-м. И за 4 года смогла подтвердить всему обществу, что вышеупомянутый тезис Линдгрен подходит ему не меньше, чем Швеции тех времен.

Руководство государства ежедневно отчитывается о «успешность реформ», в частности заявляет о «качественном изменении правоохранительной системы». Но происходит то так, что от смерти спасают советника главы МВД, от угона нардепа-БППшника, а в остальных случаях — только провалы, пишет сайт телеканала 24tv.ua.

Новости Киева 2018 мало чем будут отличаться от тем минувшего года

На днях Украину всколыхнула новая громкая весть: изуродованное тело малоизвестной правозащитницы из Днепра нашли в реке под Киевом. Вроде и ничего особенного, все уже привыкли … Наркоман совершает страшное ДТП. Молодая девушка погибает — нарушитель гуляет на свободе. Нарушителю — ничего, он-то племянник судьи, в течение последней четверти века прочно отжимает «свое» на «своей» должности, отмечает 24 Канал. Но вписывается в эту банальную историю еще одна странная женщина — и решает идти против системы. Она пишет заявления и ходатайства, кричит кулаками в прокуратуре, ловит проклятия, штурханци и угрозы, но в конце выигрывает суды и таки добивается наказания для преступника. Одновременно с тем всем женщине угрожают, тогда убивают… Одним словом, новости Киева радуют все меньше и меньше.

Общество возмущается, идет на протест, обещает «новую Врадиевка» и «народную расправу». Реагирует даже посольство США и требует наказать виновных. Зато гарант украинской Конституции молчит, Генеральный прокурор молчит. Реагирует только глава МВД — выкладывает в соцсети фотографии с отдыха в Италии (история не получила широкой огласки, — ред. Hvylya.net). И больше ничего. Может, каникулы в компании сына, который отмыл 14 бюджетных миллионов в отцовском ведомстве, а затем с разрешением столичного суда поехал отдохнуть в Европу, немножко важнее, чем ситуация в стране. Обратился в той ситуации к народу только заместитель главы Нацполиции — попросил опомниться.

newpolice

И теперь журналисты спросили у экс-следователя по особо важным делам ГПУ Сергея Войченко и генерала, экс-заместителя главы СБУ Виктора Ягуней, в чем заключаются причины нынешних провалов правоохранительных органов и как далеко могут зайти протесты общественности, отмечает 24-й канал.

После Майдана Украина взялась за тотальное реформирование правоохранительной системы. Но похоже на то, что качественного изменения таки не произошло. Почему?

Сергей Войченко:

Реформа правоохранительных органов только обусловила полную деградацию этой системы. И чего можно ожидать от грузинской вчительохы … Полный непрофессионализм. Еще с начала 2014 года. Тот, кто сейчас возглавляет МВД, недавно во время Майдана кричал «Мусора — не люди!»

У нас деградированная правоохранительная система, с которой начали сводить счеты все, кому только удалось дорваться до власти в 2014-м. Хотя коллапс этой системы стал еще Ющенко. Во время первых событий Майдана-2004 милиция оказалась между народом и властью. Привело к такой ситуации превращения правоохранительных органов в бизнес-структуры, а более поздние «реформы» это все просто добили.

Большинство преступлений раскрывают не благодаря случайным свидетелям, как в кино. Убийства раскрывают с помощью агентурной сети. Участковый, который хотя бы несколько лет проработал на определенной территории, знает, кто, как и когда может украсть велосипед или курицу, он знает, кто от природы драчуном и может набить кому-то морду. Ранее преступления раскрывались очень быстро благодаря информации от наркоманов и бомжей. В моей практике был случай, когда преступление действующего сотрудника прокуратуры раскрыли благодаря «девочкам», которых он в вечер преступления пригласил к себе. Таким образом многие преступления раскрывались еще на стадии подготовки.

Теперь у нас пришла куча полицейских, хорошо поет гимн Украины и больше ни к чему не способна. А те агенты, которые были когда-то, не будут работать с этими чужаками, потому что для них это — смерть.

У нас сейчас шизофреники в правоохранительных органах объявляют подозрения Берии и Сталину. В нормальной стране об этом скажи … Белая горячка какая-то, клоунада. Правоохранительная система превратилась из помощника в бабу-ягу, врага общества. Сможет ли десяток новых патрульных изменить эту ситуацию? И никогда. Руководители те же. Систему развалили.

Ранее молодой сотрудник приходил — ему давали 2-3 наставников с опытом работы по 15 лет. А теперь? У него самого еще молоко на губах не обсохло, а наставник на 2 года старше. Сильно он ему поможет?

Виктор Ягуней:

Правоохранительную систему пытаются изменить, но не системно, а фрагментарно. Нельзя менять Нацполицию, не изменив СБУ, потому что есть альтернативная подследственность определенных преступлений (они пересекаются). Нельзя изменить СБУ, не создав финансовую разведку и не доведя до ума ГБР. Когда пытаются изменить часть — общая система дает сбой.

Такими реформами они выбивают не только коррупционеров и всяческих негодяев, но и профессионалов, которые не понимают, что происходит, и предпочитают заняться другими делами, чем сидеть в той системе.

Звено правоохранительных органов на местах вообще не изменилась. Вот на примере Вышгородского района видим, что судья занимал ту должность в течение 25 лет. Так было полное сращение всех правоохранительных органов. Поэтому одной женщине сломать ту систему было очень трудно.

Ко всему, реформы происходят непоследовательно, нет концепции. Создали ГБР, то почему не забрать все следствие от СБУ? Конечно, следователь, занимающийся только воровством, не может расследовать преступления против государства. Ну создайте для этого отдельное управление с отдельными функциями и полномочиями. Но в той системе.

Опять-таки, создаете органы для борьбы с коррупцией, для чего оставлять эти функции СБУ? Тогда один контролирует другого, один впереди другого пытается пропиариться.

То же с экономическими преступлениями. Если мы в Нацполиции создали департамент, который займаетсья кибербезопасностью, который занимается экономическими махинациями, то для чего оставлять те функции другим органам? Это огромный груз для системы, который блокирует и саботирует все процессы.

Протесты общественности с требованиями расследовать убийство Ноздровсьоки уже назвали «новой Врадиевка», при том активисты обещают не останавливаться, пока не получат желаемого результата. О чем это говорит? Или не вырастет это в нечто большее?

Сергей Войченко:

Теперь появилась ненависть и полное пренебрежение простых граждан к власти. Раньше люди по идеологическим соображениям сообщали о преступлениях, подозрительных лиц и тому подобное. А сегодня найдите кого-то, кто уважает власть … Разве порохоботы, в которых вместо мозга отходы производства «Рошен». И те за деньги. Перестань им платить — сразу переметнутся в другое стадо.

Преступлений, подобных ситуации с Ноздровською, просто множество. Вот сейчас занимаюсь защитой интересов девочки, которую похитили, избили, обрезали волосы. А никто ничего не делает в Ровенской области. Чего? Потому что это был сын и невестка председателя райгосадминистрации. А он от БПП. Вот и все. «Доказательств недостаточно». Искать правды и наказывать виновных никому не выгодно. И вспомните хотя бы убийство патрульных в Днепре. Кто поймал преступника? Задержал маршрутчик. Тогда приехало все руководство Нацполиции. А по факту поймали врачи, потому что взяли его в больницу.

Общество ведь не глупый и видит, что происходит в этой стране. Сейчас народ в пожароопасных состоянии. Какая-то искра может привести к взрыву. Авакову с Луценко предлагают уйти в отставку. И уже. Как после Княжичей никто в отставку не ушел, хотя глупой и более трагической ситуации придумать, наверное, невозможно, то и теперь не пойдут. Потому что им безразлично. Наконец, нечего было вообще назначаться на эти должности, если не могут.

Виктор Ягуней:

Проблема в том, что нет результата. Вот задержали Фурдычко. Очень громкое дело. Ну и что? Достижения будет тогда, когда это расследуют, доведут до суда, накажут и покажут обществу. А наше население возмущается именно потому, что нет конца. У нас элемент наказания преступлению обычно отсутствует: там или амнистия, или условное наказание, или откровенное пренебрежение законодательством … Люди же это видят. Есть окончания уголовного процесса. У нас сегодня просто «Рыбалка на Дискавери»: поймали, показали, отпустили, все.

Вообще, у нас нет системы ответственности не только правоохранительных органов, но и политиков. Если в европейской стране с политиком происходит с ляп вытекает информация, дискредитирует его — политик думает сразу не только о своем реноме, но и о целом государство. Поэтому он сразу отходит от руля. У нас этого нет. У нас откровенное пренебрежение всеми нормами, потому что «и так пройдет, и так проглотят, и так забудут». Если бы отставки были, может, система менялась бы быстрее и приходили бы люди, которые понимали цену ответственности качественнее и лучше. К сожалению, у нас политика завязана не в ответственности перед народом, а на личной преданности. Яркий тому пример — назначение Луценко. Как можно брать генпрокурора без юридического образования? А мы это проглотили. Если бы это были революционные события, мы приняли так без образования кристально чистого человека, она взялась бы за ситуацию и все изменила … Да, я бы это поддержал. Но когда прошло столько времени, а не то что ничего не изменилось, а стало хуже, то для чего мы это все делали? Для того, чтобы угодить кому-то отдельном в этом государстве?

Несколько майданов показали, что украинцы терпеливы только до определенного предела. И это касается не только их личных проблем, но и важных для всей страны вопросов. Здесь мы в очередной раз убеждаемся, что руководство государства не понимает, что общество стало кардинально другим. Даже мелкий нюанс может вызвать мощный взрыв, никто не сможет остановить. Теперь мы вооружены не дубинками, коктейлями Молотова или подручными средствами. Значительное количество населения имеет оружие и умеет ею пользоваться. Поэтому я не знаю, что аналитики могут посоветовать теперь украинскому руководству. На крайний случай отреагировал мир, посольства. НЕ высказалось только руководство государства и правоохранительных органов. И выйдите скажите, что будете разбираться и способствовать … Зато все молчат, а люди, которые возможно причастны к преступлению, покинули территорию Украины в направлении РФ. Так как общество может реагировать на такую ​​ситуацию?

Как напоминает телеканал новостей 24, во время «первой Врадиевки» в 2013 году тогдашний еще никто, а ныне генпрокурор Юрий Луценко заявлял, что при таких событий в стране стоит менять не только Президента или руководство силовиков — надо комплектовать с нуля целую систему: «Мы все еще живем в «советском бараке», перекрашенном в желто-голубой цвет. Люди учатся в институтах имени террориста, встречаются на площадях имени убийц, играют свадьбы под памятниками людоедов. Инфляция слов, фамилий, названий приводит к девальвации целей. Мы себя убеждаем, что мы — европейское государство, но в этом чувствуется фальшь. Все наше государство — УССР, но немного «припудреное» в желто-голубых тонах». Поэтому «гаранты пудреных УССР» давно перебрались в Ростов, а в стране разве что-то изменилось?


Комментирование закрыто.