Стоматолог и сварщик

Ксения Уральская
— А…А! – кричала я неистово, что есть мочи, сидя в кресле стоматолога
— Я был фарцовщиком – заявил мне невозмутимым тоном удава доктор Юрий Котов
— АААА!!! – у меня глаза чуть не вылезли из орбит, и я еще громче завопила. Слезы страха и раскаяния во всех съеденных вчера конфетках брызнули ручьем из моих глаз.
— Я приехал в Москву молодым, юным и романтичным, с жидким пушком над верхней губой и с залихватским чубом, как у группы «НА-НА», сжимая в кармане диплом стоматолога. Родительской поддержки я знать не желал, быстро оперился и женился на Вале Чугуновой, артистке оперетты. У нас родился Федька, и с опереттой Вали было покончено, а что делать дальше мне, я не знал…так…я вам сейчас еще разок постучу, а вы скажите где чувствуете боль…
— Уу
— Уу
— Аа….мммм А….А
-Ясненько, надо нерв удалять…семью кормить надо, Федька как рот раскроет и орет- есть хочет, а тут дружок у меня появился Сева-Метла и понеслась…сверлить сейчас буду, рот не закрывайте..
— Ага, а можно мне…
— Последний штрих…анестезия..
-…мммммм
— Терпите, и Вам станет хорошо. У меня в голодные времена на балконе масло сливочное десяти килограммовыми брусками лежало, сыр, колбаса, картошка- все было. Друзья каждый вторник приходили к нам на «подкормку». Я знал всех директоров продуктовых магазинов, а с мясниками в Елисеевском магазине на короткой ноге был. Раньше же как, связи в продуктовых магазинах высоко ценились. Зимой, помню, пять ящиков бананов мне c черного входа отгружали…вот и начали мы с Севой-Метлой в то время фарцой заниматься. У нас на Павелецком вокзале пятитонные контейнеры стояли…Вам хорошо уже?
-о..да…- прошептала я, глядя на своего доктора Котова, талант и грани которого все больше и больше раскрывались передо мной.
— И вот представьте себе, продолжал бывший фарцовщик, ждем мы как-то контейнеры из Амурской области из Благовещенска. Вдруг нам сообщают, что какие-то проблемы возникли у нас, по прибытии…так сейчас буду сверлить…
Раздался шум бор машины и история доктора Котова на какие-то мгновения для меня потеряла всякий смысл. У меня все внутри дребезжало, казалось еще не много, и он просверлит дырку у меня в голове. Сквозь невыносимый скрежет доносился голос врача, который продолжал свою бесконечную историю, но до меня доносились лишь эхо отдельных слов, в смысл которых я предпочитала не включаться.
-….электроды — закончил свой рассказ и «истязания меня» одновременно мой мучитель.
-Электроды?- переспросила я, приходя в себя и возвращаясь в реальность, а про себя подумала «интересно, причем тут это?»
-Я же говорю, — рассмеялся доктор Котов,- открываем вагон, а там тонны четыре сварочных электродов. Мы опешили, что же нам с ними теперь делать? Достали коробочки желтого цвета, симпатичные такие со сварщиком-рыцарем. Читаем: «Электроды для сварки высоколегированных сталей ЭА-395/9, производство завода «СпецЭлектрод».
Что такое высоколегированная сталь, и что это за ЭА-395\9 мы не знаем, а главное не знаем, что с ними делать. Это теперь я знаю, что завод «СпецЭлектрод» лидер по производству сварочных электродов в России, а ЭА-395\9 лучшие электроды для сварки нержавейки, а тогда признаться честно напугались мы. И смех — и грех, как говорится. Начали вертеть пачки, смотрим адрес на оборотной стороне: ул. Перовская, д.71 и телефоны, как сейчас помню, память у меня хорошая 739-50-84, решили позвонить.
А нерв-то я Вам уже удалил- улыбнулся мой мучитель.
— Как удалили? А я даже не заметила – удивлено хлопала я глазами
— А…- рассмеялся врач — увлекла вас история про СпецЭлектрод. Передохните и начнем пломбироваться.. Решили позвонить на «СпецЭлектрод», звоним, объясняем ситуацию руководству завода, а там хохот стоит. Оказывается, контейнер направлялся на одну из гидроэлектростанций, а при загрузке транспортная компания перепутала контейнеры. Представляете реакцию сотрудников ГЭС, когда они обнаружили вместо ЭА 395/9 китайское шмотье . Ну …передохнули…продолжим лечить ваш зубик. Так что, когда мы объявились руководство «СпецЭлектрода» были очень рады, ведь у них в этом контейнере были еще и другие электроды для сварки по нержавейке и ЦЛ-11 и ОЗЛ-6 и НИАТ-5, перечисляя все эти марки электродов доктор Котов явно напрашивался на комплимент.
-Как вы запомнили все это?- удовлетворила я самолюбие стоматолога.
-Не шевелите ртом- строго ответил доктор Котов, сделав вид, что мой комплимент совсем его не волнует.
— На самом деле руководство «СпецЭлектрода» было так радо нашедшейся потере, что нашли возможность подарить нам с Метлой, в знак благодарности, по пачке каждой марки электродов, которые были в контейнере. Все мы заканчиваем. Накусывайте эту калечку, вам ни чего не мешает? Все удобно? Если есть дискомфорт, лучше сейчас скажите.
— Все хорошо!- выпрыгнула я из кресла.- И что вы дальше делали с электродами?
— Как что? Варил!
-…???
-Я купил аппарат ВД-306 СЭ на «СпецЭлектроде». Главный сварщик оказался столь любезен, что научил меня варить. Так что дом для Федьки и Вали я построил собственными руками. Собственноручно варил электродами ОЗС-12 и получил отличное качество сварочного шва.
-Да, доктор,- изумилась я, воистину человек талантливый — талантлив во всем, а как же вы вернулись в стоматологию?
— Потом начались тяжелые времена, и как-то раз гуляя с Федькой, я зашел в первую попавшуюся стоматологическую поликлинику. Через год я был уже заведующим, а через пять открыл уже свой кабинет.
— Можно?- раздался тонкий, слабый голос из-за двери и в дверном проеме появился детина, двухметрового роста держащийся за щеку.
-Я побежала. Спасибо доктор. Удачи Вам!
Ксения Уральская

Загрузка...


Комментирование закрыто.