Эксперты рассказали, чего ждать Украине после «прямой линии» Путина

ВВС

Владимир Путин16

Внешнеполитическая часть общения Владимира Путина с согражданами 16 апреля была выдержана в основном в примирительном ключе по отношению как к Западу, так и к Украине. Во всяком случае, по теперешним российским меркам.

Ключевые фразы, которые наверняка еще долго будут цитировать политологи и журналисты: «мы не собираемся возрождать империю»; «мы никого врагами не считаем»; «обеспечить достойную жизнь, в том числе и русским людям, проживающим сегодня за границей, в близких для нас странах СНГ, мы можем, развивая взаимодействие и сотрудничество»; «Украина — независимое самостоятельное государство, к этому надо относиться с уважением, погружаться и вмешиваться туда — это неправильно».

По-прежнему называя смену власти на Украине переворотом, российский президент, тем не менее, говорил не о происках Госдепа, а об ошибках Виктора Януковича.

«Это провал внутренней политики Украины. Люди устали от нищеты, воровства, хамства властей, от коррупции, олигархов, их неуемной жадности», — заявил он.

Как говорится, эти бы слова, да Богу в уши.

Оливковая ветвь или дымовая завеса?

Директор киевского Международного института демократии Сергей Таран полон сомнений, хотя признает, что угроза полномасштабной войны, судя по всему, отступила.

«Речь стала более мирной, но судить на основании вербальных полутонов о том, закругляется «новороссийский проект» или нет, рано», — заявил он Русской службе Би-би-си.

Генеральный директор московского Центра политических технологий Игорь Бунин верит, что речь идет не о риторике, а о позиции.

«Коррекция подходов власти отражает сдвиги в общественном мнении», — считает эксперт.

«Характер присланных вопросов наглядно свидетельствует, что россиян больше всего заботят потребление и насущные житейские проблемы, — пояснил он свою точку зрения. — Людей интересуют ЖКХ, зарплаты, цены, пенсии и транспорт, а не величие страны. Величие — это хорошо, но его мы уже достигли, Крым завоевали, нас все боятся, пора о себе подумать».

От Донбасса к хлебу насущному

По оценке Бунина, сдвиги начались примерно в ноябре прошлого года.

«Владимир Путин реагирует: меняет имидж военного вождя на заботливого отца нации. Миру предложить оливковую ветвь в виде Минских соглашений, Западу показать, что вымаливать прощение мы не собираемся, но и нагнетать не хотим, внутри страны успокоить общество: все под контролем, проблемы за два года решим, войны не будет», — комментирует он высказывания президента.

«С той же психотерапевтической целью сделаны жесты в отношении модернистских слоев: сталинизм — уродливая система, оппозиция в Думе — это хорошо, конечно, если народ «за», цветы на месте убийства Немцова никому не мешают», — добавил политолог.

Взрывоопасная ситуация

Сергей Таран напоминает, что обстановка в Донбассе остается неопределенной.

«Перемирие перемирием, но инциденты продолжаются, смягчения позиции сепаратистов не происходит, военная активность на контролируемой ими территории не снижается, по разведывательным данным, туда продолжает поступать российское оружие», — утверждает он.

«Что касается высказываний Путина, лично для меня главными являются две вещи. Во-первых, в его лице мы имеем дело с человеком, от которого все зависит, но над которым нет никакого контроля, так что неизвестно, что он надумает завтра и послезавтра. Во-вторых, он снова повторил свой известный тезис о том, что украинцы и русские — один народ. Из этого исходит вся его политика в отношении Украины», — говорит эксперт.

Гибридная операция

На прямой вопрос Владимир Путин дал столь же прямой и однозначный ответ: российских войск на востоке Украины нет. Правда, сделав ударение на слове «войск».

С одной стороны, трудно себе представить, чтобы глава государства стал публично утверждать явную неправду, рискуя быть уличенным и не оставляя возможности для отговорок.

С другой стороны, не менее сложно вообразить, что вчерашние шахтеры и служащие в одночасье научились профессионально управляться с танками и гаубицами, не говоря уже о том, откуда эти танки и гаубицы взялись.

«Российских воинских частей, надо полагать, там действительно нет, — полагает Игорь Бунин. — Но речь может идти о гибридной операции силами воинственных добровольцев и выдающих себя за добровольцев специалистов».

«Владимир Путин — единственный мировой лидер, который говорит, что российских военных на Донбассе нет. Одеты ли они в форму, не имеет значения. Что из швейных машинок затруднительно сделать «Грады», всем понятно», — заметил Сергей Таран.

Альтернативы будущего

Практически все признают, что ключ к решению кризиса на востоке Украины в руках Кремля.

Владимир Путин снова говорил о необходимости политического урегулирования. Но что он под этим понимает, и какие действия предпримет?

Теоретически дальнейшее развитие сводится к четырем вероятностям.

Возобновление войны и попытки расширения территории самопровозглашенных республик.

Их реинтеграция в Украину или, как выражается часть россиян, «слив Донбасса».

«Абхазский сценарий», то есть официальное признание Москвой ДНР и ЛНР, их де-факто отделение от Украины и окукливание в нынешних границах.

Наконец, последний вариант, по мнению большинства аналитиков, самый желанный для Кремля, но неприемлемый для Украины и потому малореальный: возвращение мятежных территорий, но на условиях такой широкой автономии, которая означала бы независимость во всех практических вопросах. Плюс право вето по ключевым политическим решениям Киева, прежде всего, в части евроатлантической интеграции.

«Владимир Путин хочет реализовать Минское соглашение в своей интерпретации, чтобы Донбасс получил права по отношению ко всей Украине, а Москва имела в ее делах миноритарный, но блокирующий пакет акций. Если этого не случится, в долгосрочной перспективе «слив» возможен, но Кремль будет сопротивляться этому до последнего», — прогнозирует Игорь Бунин.

«Запад дает понять, что открытый срыв Минских соглашений и война будут иметь для России тяжелейшие последствия. «Абхазского сценария» в Москве тоже не хотят, потому что «Абхазию» нужно будет кормить, а у Украины появится возможность быстро стать полноценным государством. Федерализация неприемлема для Киева, а вариант № 2 — для Путина», — рассуждает Сергей Таран.

Поэтому украинский эксперт видит пятый сценарий: отсутствие урегулирования и затягивание нынешней неопределенной ситуации.

«Колбасить» Украину

«Думаю, задача, которую сегодня ставит перед собой Кремль — как говорят в народе, «колбасить» Украину так долго, насколько возможно, — говорит Таран. — Интерес здесь не только геополитический, главная цель не в том, чтобы взять больше территории».

«Для Путина Украина стала страной, на примере которой нужно показывать россиянам, как не надо делать и как там плохо, чтобы россияне считали, что у них все хорошо. Смотреться выигрышно на фоне США и ЕС сложновато, а на фоне Украины, увы, возможно. Плюс демонстрировать миру нестабильность и несостоятельность украинской государственности», — считает аналитик.

Сергей Таран находит симптоматичными прозвучавшие во время прямой линии слова Путина о том, что ожидать снятия западных санкций против России в обозримом будущем не стоит.

«Значит, сделана долговременная ставка на дестабилизацию Украины, пусть не на широкомасштабную войну, но точно не на мир», — уверен он.

Напомним, Путин отрицает, что Порошенко предлагал России забрать Донбасс.

Также во время прямого эфира Путин оперативно прокомментировал убийство Олеся Бузины.

Источник: ВВС




Комментирование закрыто.