На борту революционного стелс-эсминца США Zumwalt: путешествие в «будущее»

http://newsader.com/

zumwalt

Американское издание Defense News опубликовало эксклюзивный материал Кристофера П. Каваса – первого журналиста, побывавшего на борту революционного эсминца ВМС США Zumwalt (DDG 1000), называемого экспертами «линкором XXI века».

Как сообщал ранее Newsader, с технологической точки зрения этот корабль не имеет аналогов. Появление такого ультрасовременного, «футуристического» эсминца является важнейшим фактором сдерживания и возможного противостояния российской военной агрессии: в последнее время активность флота России велика и в Средиземном, и в Балтийском, и в Северном морях, и во многих других точках по всему миру. Как мы писали ранее, на Zumwalt разместят рельсотроны и боевые лазеры для противовоздушной обороны – поражающее воображение оружие, известное широкой публике только по научной фантастике и видеоиграм. Судно буквально переполнено разнообразными новейшими вооружениями. Обладание таким кораблём, наряду с другими передовыми разработками, обеспечит США безоговорочное военное преимущество в мире. Zumwalt нередко называют самым высокотехнологичным кораблём в истории человечества.

Кристофер Кавас побывал на ходовых испытаниях 16 000-тонного эсминца 23 марта. Как и раньше, они прошли в районе Портленда, штат Мэн, откуда отчалил корабль. По завершении тестирований судно вошло в реку Кеннебек и отправилось на судостроительную верфь города Бат – место своего «рождения».

Как и многие другие американские военные суда, Zumwalt должен пройти через целую серию испытаний и доработок перед тем, как начнётся его полноценная эксплуатация. Приёмочные испытания пройдут в апреле. Если они будут успешными, 20 мая корабль официально передадут его экипажу — в распоряжение Военно-Морских Сил США. В сентябре, после нескольких месяцев обучения команды, судно покинет верфь. На 15 октября запланирована официальная церемония ввода в состав ВМС (город Балтимор, Мэриленд), а в декабре эсминец прибудет на базу флота в Сан-Диего, штат Калифорния – место своего постоянного базирования.

 

В соответствии с планом 2007 года, на протяжении шести месяцев, начиная с января, корабль будет находиться на техобслуживании в Сан-Диего: будет осуществляться доработка с учётом опыта и сведений, полученных специалистами в предыдущие месяцы. В Калифорнии будет сделано главное: в 2017 году на Zumwalt завершат установку систем вооружения, сенсоров и программных обновлений. В штате Мэн были построены корпус судна, его механические и электрические системы, но практически всё оружие на нём разместят уже в Сан-Диего. Боевые системы испытают только в начале 2018 года, и лишь после этого самый большой в истории ВМС Соединённых Штатов эсминец будет готов к использованию. Двухэтапное производство предполагалось с момента подписания контракта.

Корабль имеет длину 185 м, ширину 24,6 м и водоизмещение 13 200 тонн. Эсминцы Zumwalt – самые крупные современные неавианесущие боевые корабли в мире после советских атомных ракетных крейсеров проекта 1144, построенных на Балтийском Заводе с 1973 по 1989 годы (их водоизмещение – 26 000 тонн)

На данный момент Zumwalt является собственностью Bath Iron Works (BIW) – судостроительной верфи General Dynamics, город Бат, где с 2008 года строился корабль. Работа над его концепцией началась ещё раньше. Во время испытаний Zumwalt управлялся командой гражданских инженеров и кораблестроителей BIW во главе с капитаном Эрлом Уокером, который имеет опыт работы свыше 30 лет. Также присутствовали специалисты оборонной компании Raytheon (основного поставщика боевых систем Zumwalt) и других производителей оружия.

Журналист рассказал о хронологии, ходе, специфике испытаний, а также некоторых уникальных особенностях и возможностях корабля, основная часть сведений о котором строжайше засекречена.

Испытания первого этапа, названного «Альфа», прошли в начале декабря и длились около недели – полноценное тестовое плавание впервые состоялось 7 декабря. Без критически важного первого этапа не имело смысла переходить ко второму, названному «Браво». Тогда, во время «альфа»-испытаний, прошла демонстрация около 20 базовых функций и задач корабля, сообщил капитан Джеймс Дауни, руководить посвящённой DDG 1000 программы PMS 500 Командования Военно-Морских Систем ВМС США (NAVSEA). Zumwalt несколько раз возвращался в Портленд для смены инженеров на борту.

 

Декабрьские испытания прошли проверку службы ВМС по контролю качества (INSURV) и были признаны успешными. Нестандартная разбивка процесса на две стадии была обусловлена беспрецедентным количеством высокотехнологического оборудования: около 10 больших «hi-tech-групп» и десятки более мелких элементов.

Кавас побывал на третьем ночном выходе корабля в море, во время второй серии морских испытаний, состоявшейся 21 – 24 марта. Они прошли успешно. В ходе тестирований этапа «Браво» было выполнено свыше 100 задач, сообщил капитан Джеймс Кёрк, который станет первым командиром (commanding officer, CO) Zumwalt.

Эсминец вышел из бухты Каско в Атлантический океан. Zumwalt сопровождал Moray, небольшой катер Береговой охраны США. Как правило, это делается из соображений безопасности, но на этот раз на нём находилась команда из NAVSEA, занимавшаяся проверкой стелс-качеств. Это не менее важно, чем правильная работа двигателей.

Как пишет Кавас, белый ходовой огонь находится на носу корабля, а не на мачте, как это принято, – стелс-дизайн эсминца позволяет разместить его только там, поскольку одна из особенностей судна — это как раз максимально гладкая поверхность корпуса без лишних выступающих на нем элементов. Единственное, что возвышалось над ровной, плоской передней палубой – это огромные носовые башни, в которых «прячутся» две 155-миллиметровых пушки Advanced Gun System (AGS) – самые крупные (за последние десятилетия) морские пушки, установленные в качестве стандартного оборудования корабля.

 

По краям корабля и вдоль кормовой полётной палубы находится несколько рядов из 80 ячеек для ракет. Они расположены в новом порядке, призванном обеспечить защиту судна при помощи «взрывных щитов» (blast shields) ракетных ячеек (они защищают ракеты во время боя), оставляя срединную линию свободной для артиллерийской системы.

При движении на корабле нет ограждений и спасательных тросов, хотя во время пребывания в порту можно в ручном режиме установить стойки с перилами. Те, кто отважится выйти на палубу в море, должны крепко схватиться за страховую оттяжку.

Эсминец вышел из бухты с навигационным радаром, радиолокатором сантиметрового диапазона AN/SPY-73, вращавшимся на верху мачты передней палубы. Однако в море мачта была убрана в корпус наподобие перископа – из соображений малозаметности.

Во время выхода в море, описанного Defense News, на борту присутствовало около 130 членов будущего экипажа эсминца, что весьма необычно для испытаний, проводящихся кораблестроительными верфями. В ближайшие месяцы Zumwalt станет для экипажа вторым домом, но уже сейчас BIW позволила военным получить первый опыт управления судном. Будущий экипаж был очень воодушевлён этой возможностью, и ему удалось справиться даже с бóльшим количеством задач, чем было запланировано. Этот уникальный опыт дал ему особые преимущества – позволил лучше изучить сложнейшее, революционное устройство корабля, оснащённого новейшими технологиями, – и, что особенно важно, это происходило при непосредственном участии людей, которые разрабатывали, строили и испытывали эсминец.

«Мы ждали этого 33 месяца», – сказал команд-мастер-старшина (CMDCM, Command Master Chief) Дион Бошам.

Экипаж побывал на борту Zumwalt во второй раз. Впервые ему позволили посетить корабль во время первого, декабрьского этапа испытаний. Тогда военные присутствовали на эсминце меньшее время. Теперь же они участвовали в управлении Zumwalt на протяжении более 22 часов. Судно, как и тогда, вышло из Портленда, а по завершении тестирований прибыло на верфь. Но в этот раз корабль вернулся в Бат только на следующий день, и его испытания продлились почти сутки.

 

В своём эксперименте BIW пошла ещё дальше: помимо команды испытываемого эсминца, на судне присутствовало несколько инженеров из будущего экипажа строящегося второго корабля класса Zumwalt – USS Michael Monsoor (DDG-1001). Они ознакомились с силовой установкой.

Напомним, что планируется построить ещё два корабля серии Zumwalt. Третьим в серии станет Lyndon B. Johnson (DDG-1002), на который через два года могут установить «научно-фантастическую» рельсовую пушку и сверхмощное направленное оружие, как будто бы взятое из «Звёздных войн». На ранних этапах американские ВМС заявляли о возможном строительстве 32 эсминцев этого типа, но из-за сложности новейших технологий, используемых на Zumwalt, их число сократили до 3.

Члены экипажа DDG-1000 участвовали в проведении целого ряда операций и тестов, управляли судном, изучали функционирование двигателей. Они осмотрели и проверили работу якоря: он и связанные с ним механизмы находятся полностью внутри судна. Якорь выдвигается вниз через дно корабля.

 

По словам Бошама, различные системы эсминца так глубоко интегрированы, что экипаж учился не просто управлению отдельными элементами оборудования, а оперировал огромной «системой систем». Общая длина программного кода – около 6 000 000 строк.

Бошам очень опытен: ранее он служил на авианосце, крейсере и двух фрегатах, но, по словам команд-мастер-старшины, даже ему пришлось изучить и освоить 19 новых технологий для будущей работы на Zumwalt.

Требования для экипажа, по словам Бошама, очень высоки: туда принимают только моряков, показавших наилучшие результаты. При этом лишь один член экипажа моложе 21 года.

Главный специалист по управлению огнём Дейв Эйткен также находился на корабле, однако он отошёл от своих привычных обязанностей, так как боевые системы Zumwalt ещё не установлены и начнут функционировать только через два года. Во время данных испытаний основное внимание уделялось корпусу эсминца, механике, инженерным аспектам, поэтому для Эйткена и его команды нашлись другие задачи, включавшие работу с инженерами BIW.

«Моряки учились у ребят из Raytheon, – сказал Эйткен. – Во время испытаний человек из Raytheon стоял у них за спиной и следил за их работой с консолями».

Он добавил, что сейчас на корабле нет «Томагавков» и другого оружия, но команда управления огнём «помогала другой половине отдела боевых систем».

Люди Эйткена участвовали в работе IT-отделения с «компьютерной» инфраструктурой эсминца, оперировали интегрированными системами, включая системы связи. В будущем, после установки вооружений, отдел управления огнём будет лучше понимать, каким образом они встроятся в «систему систем» Zumwalt.

Во время учений эсминец фунционировал исправно, все запланированные цели и показатели были достигнуты. Какие бы то ни было неполадки отсутствовали, отметил Дауни. Команда BIW теперь изучит полученную информацию и будет готовиться к приёмочным испытаниям. По сути, как отметил руководитель PMS 500, мартовское тестирование было их «репетицией». В апреле INSURV оценит работу корабля и, по всей вероятности, будет рекомендовать его к официальному принятию в состав ВМС.

Погодные условия во время испытаний были сложными, но корабль продемонстрировал высокий уровень устойчивости. Его разгоняли до скорости выше 30 узлов (более 55 км/ч) – при максимальной скорости 33,5 узла (62 км/ч). При резком повороте угол крена составлял 7-8 градусов. Это очень впечатлило Кёрка, ожидавшего гораздо большего наклона. Корпус судна с его необычным завалом (он сужается выше ватерлинии на 8°) невероятно устойчив – такая форма обуславливается необходимостью снижения ЭПР (эффективной площади рассеяния) — главного показателя, определяющего уровень заметности судна.

Дауни отметил, что у него нет никаких сомнений относительно стелс-качеств эсминца и его ЭПР. По его словам, всё выглядит даже «слишком хорошо». «Засечь» Zumwalt радарам очень сложно. Примечательно, что на время испытаний из соображений безопасности судоходства на корабль установили отражатели. Таким образом, гражданские суда могли видеть стелс-эсминец на своих радарах.

Даже самый простой обыватель не может не заметить, насколько уникален и отличен от других кораблей мощный, суровый, «геометричный» вид корабля – само воплощение стелс-дизайна, призванного минимизировать радиолокационную, тепловую и акустическую заметность эсминца.

 

Палубы не предназначены для постоянного пребывания людей, поэтому все те приспособления и конструкции, которые обычно встречаются на палубах военных кораблей, перенесены внутрь или максимально уменьшены. Всё необходимое для повседневной деятельности экипажа находится внутри эсминца. Это, как нетрудно догадаться, также связано с малозаметностью Zumwalt.

Радиопоглощающие материалы толщиной около дюйма, которыми обнесены корпус и надстройка, позволили минимизировать число выступающих антенн. Эта инновация вместе с другими стелс-компонентами делает эсминец максимально скрытным.

На корабле находилось 388 человек, хотя в будущем его экипаж будет составлять 147. За планируемые 40 лет эксплуатации USS Zumwalt такое количество людей на борту будет перевозиться очень и очень редко.

Необходимо отметить, что благодаря высокотехнологичной программно-аппаратной начинке работа эсминца максимально автоматизирована. Благодаря этому был уменьшен размер экипажа. 147 человек – это очень немного. Для сравнения: экипаж российского гвардейского ракетного крейсера «Москва», аналогичного по размерам Zumwalt, составляет порядка 500 человек – а это в три с лишним раза больше.

 

Лазерное оружие.

Обширный мостик находится на втором уровне (O2) надпалубной надстройки. Стандартная вахта на мостике – три офицера. Там оборудованы места для двух младших вахтенных офицеров (Junior Officer of the Watch, JOOW, и Junior Officer of the Deck, JOOD). Для вахтенного офицера, OOD, сидение не предусмотрено: он должен стоять и ходить по мостику.

Между вахтенными сидениями располагается система ручного управления. Для всех мест оборудованы компьютерные панели. Курс судна может задаваться автопилотом или при помощи мыши и клавиатуры, или путём вращения «небольшой чёрной ручки», используемой как штурвал корабля.

Места, обустроенные на мостике, окружены консолями. Младшие вахтенные офицеры на своих местах следят за экранами, фиксирующими работу внутренних систем, и навигационными дисплеями. Окна и консоли разделяет довольно широкий проход.

Сверху по кругу расположены восемь крупных плоскопанельных дисплеев. Это одна из самых подробных и внушительных информационных систем, расположенных на мостиках сегодняшних военных кораблей. Там можно подключиться к любым данным: разнообразным сенсорам, секретным разведданным, камерам, показывающим разные участки эсминца.

По бокам от консолей младших вахтенных офицеров находятся отдельные места для командира и его старшего помощника (по правую сторону) или коммодора (по левую). Прямо над ними – три крупных плоскопанельных дисплея.

Сзади оборудованы места для людей, отвечающих за разведданные и планирование миссии.

В задней части рулевой рубки с обеих сторон находятся два «алькова», предназначенные для управления кораблём капитаном или вахтенным офицером во время входа в док, пополнения запасов судна и выхода из дока.

Имеются два широких открывающихся окна, через которые два человека могут смотреть далеко вниз, до ватерлинии корабля.

USS Michael Monsoor

Многозадачный Центр управления Zumwalt (SMC, Ship Mission Center) огромен и имеет две палубы в высоту. Он простирается из упрятанного в сталь уровня O2 в основание многокомпонентной надстройки, венчающей корабль (уровень O3). Три плоскопанельных дисплея в передней части помещения сразу же обращают на себя внимание. Там же 19 вахтенных управляют четырьмя рядами консольных станций.

Общее расположение консолей в определённой мере напоминает последнюю ПРО Aegis Baseline 9 (используются похожие дисплеи CDS и рабочие станции), но они занимают гораздо больше места. Первый и второй ряды отвечают за ракетные и артиллерийские системы, кибероперации, противолодочную войну. Позиции контроля и управления занимают третий ряд: там располагаются места для командира, офицера тактических действий и вахтенного инженера-механика. Четвёртым рядом консолей управляет персонал, отвечающий за двигатели, механику и IT-поддержку.

Сверху, в задней части SMC, находится застеклённая вторая палуба, предназначенная для командного состава или кадров, отвечающих за секретные данные или планирование миссии. Там они могут работать, не привлекая внимание вахтенных, которые находятся ниже, но следя при этом за теми же самыми дисплеями CDS.

С левой и правой стороны SMC располагаются дополнительные закрытые помещения, где также оборудованы консоли и панели, позволяющие заниматься детальным планированием миссии корабля или отдельных операций.

Кавас описывает и подпалубные помещения. Особенно примечателен располагающийся в глубине корпуса «Бродвей» — просторный проход с правой стороны судна, позволяющий легко перемещать амуницию и боеприпасы в места хранения.

 

«Бродвей» достаточно широк, чтобы через него проезжали вильчатые подъёмники. Он похож на проходы, использовавшиеся в последнем поколении боевых линкоров США, где их называли точно таким же словом.

«Бродвей» продолжается вплоть до артиллерийских складов, обслуживающих пушки AGS. С противоположной стороны – просторное помещение, где можно разместить тренажёры по соседству с комнатой для отдыха.

В середине корабля на второй палубе находятся кают-компании для офицеров и экипажа и помещения для чиф-петти-офицеров (goat locker). Они обслуживаются одним камбузом (на 100% «электрическим»).

Два машинных отделения включают две электростанции, состоящие из Advanced Induction Motors (AIM) и газовой турбины MT-30 Rolls-Royce, которые вместе производят 39 МВт – в общей сложности, 78 МВт (больше, чем любой американский эсминец). На судне реализован т.н. принцип «полностью электрического корабля», «электрохода», «Full Electric Propulsion»: используется общий первичный источник выработки электроэнергии, которая обеспечивает и движение судна, и электроснабжение всех без исключения систем корабля. Упомянутые выше мощные британские газовые турбины Rolls-Royce, построенные на базе современных асинхронных двигателей, приводят в действие электрогенераторы, после чего электроэнергия при помощи гребных электродвигателей снова преобразуется в механическую энергию. «Электроходы» – редкость для военно-морских сил. До этого единственным прецедентом «полностью электрического корабля» был британский «Дэринг».

Каждый Advanced Induction Motor напрямую связан с одним из двух гребных валов корабля, поэтому исчезает необходимость использования редуктора (что, в свою очередь, снижает уровень шума и вибраций). Машинные отделения управляются дистанционно. Высокая выработка электроэнергии понадобится для работы рельсовых пушек.

С левой стороны кормовой части находится Дополнительный центр управления (Secondary Ship’s Mission Center, SSMC). Он способен выполнять аналогичные SMC и мостику функции, но в меньших масштабах, и будет использоваться как «пост живучести» (damage control center, DCC).

На корме находится лодочный отсек, обладающий достаточным объёмом для размещения двух 11-метровых жёстко-корпусных надувных лодок (RHIB). Сложный механизм из титановой «люльки» и пандуса используется для их спуска или приёма через кормовые ворота.

Неподалёку находятся койки для 14 человек из группы специальных операций. Там же предусмотрено место, где они могут хранить оружие и личные вещи.

Полётная палуба не обрамлена предохранительными сетками. Вместо этого используется техническое новшество — «барьеры безопасности для персонала» (Personnel Safety Barriers, PSB). Они минимизируют сигналы от корабля. PSB автоматизированы, в отличие от тех сеток на кораблях и крейсерах, которые должны поднимать и опускать моряки. «Барьеры безопасности» нового эсминца поднимаются тогда, когда садящийся вертолёт оказывается «пойман» системой помощи в посадке вертолётов ASIST (The Aircraft Ship Integrated Secure and Traverse helicopter recovery and handling system). ASIST надёжно «вцепляется» в вертолёт и перемещает его в ангар, оснащённый мощной двойной дверью, которую, возможно, возьмут за основу для новых дверей на других кораблях.

«Она очень надёжна. Очень сложно в ней что-то нарушить, – говорит Дауни. – Этой дверью очень легко пользоваться».

 

В будущем на борту Zumwalt разместится множество систем вооружения, включая 20 модулей универсальных вертикальных пусковых установок (УВП) нового типа Mk-57, которые придут на смену распространённой УВП Mk-41: суммарная ёмкость – 80 ракет различных классов: «Томагавк», либо противолодочные ракеты ASROC-VLS, либо зенитные ракеты средней дальности ESSM.

Помимо упомянутых дальнобойных 155-мм артиллерийских установок, на палубе появятся 30-миллиметровые зенитные автоматы для обычных баллистических снарядов или управляемых сверхдальнобойных активно-реактивных боеприпасов повышенной точности LRLAP, способных поражать объекты на расстоянии до 100 км.

Как уже говорилось выше, на кораблях класса Zumwalt, вероятно, установят лазерное оружие и рельсотроны (рельсовые пушки).

Электромагнитный рельсотрон, электродный ускоритель масс, — «оружие будущего». Он использует электроэнергию вместо взрывчатых веществ и разгоняет снаряд до скорости в 6-7 раз больше скорости звука (до 8,5 тысяч км/ч) с расстоянием запуска до 200 км, создавая достаточное количество кинетической энергии для уничтожения целей. Считается, что это — обречённая на огромный успех технология: можно будет создать эффективное и действенное оружие, потратив на это гораздо меньшие средства, чем на управляемые бомбы и ракеты.

На корабле могут базироваться, как минимум, один вертолёт и три БПЛА.

Стоимость USS Zumwalt составила по разным оценкам от $3,5 млрд до $4,4 млрд.

Источник: newsader.com




Комментирование закрыто.