Путешествие в Нахичевань-3: Нахичеванская железная дорога и город Джульфа. Фоторепортаж

Петр Королев

Ранее см. Путешествие в Нахичевань: блеск Арарата. Фоторепортаж

Путешествие в Нахичевань-2: прогулка по городу.Фоторепортаж

Да и городок Джульфа, во многом обязанный своим развитием именно этой железной дороге, хоть и разделен пополам государственной границей СССР Азербайджана и Ирана, тоже весьма интересный.

Предлагаю ознакомиться с одним и другим сразу.

Вокзал в Нахичевани, как мы уже писали, хоть и построен около 100 лет назад, прекрасно отремонтирован. Если честно, даже не понятно, зачем Нахичевани такой большой вокзал. В советское время это было понятно и оправдано: тут проходило множество поездов по Закавказью, в Москву, Ленинград, Тегеран…

01

Сейчас вокзал обслуживает две пары местных поездов в день: Ордубад — Шарур и Шарур — Ордубад. Их расписание составлено таким образом, чтобы житель любого района НАР, где проложена железная дорога, смог утром приехать в столицу республики и в обед отправиться обратно. Если что, поезда в сторону Ордубада-Джульфы (на юго-восток) и Шарура-Гыврага (на северо-запад) отправляются одновременно в 15-00.

Первая мысль, посетившая меня на вокзале, — «надо снимать!» Вторая — «накажут!». Дело в том, что много раз на форумах железнодорожно-фотографической направленности приходилось читать, что азербайджанские полицейские очень не любят, когда снимают железную дорогу, а тут еще и госграница рядом. Пришлось решать проблему в лоб — прилюдно достал камеру из рюкзака, подошел к полисмену и поинтересовался на русском и английском языках, можно ли сфотографировать столь красивый вокзал? Он, разумеется, ответил что-то неясное, но по невербалике понял — можно.

02

Правда, все местные словики с меня с тех пор глаз не сводили, но мне было не до этого — открылась билетная касса, надо было купить билетик, который до Джульфы стоил 80 гяпик (около 31 рубля). Там же узнал, что поезд в Джульфу едет примерно полтора часа.

Явление на платформе туриста с относительно большой фотокамерой, явно не местного, вызвало некоторое оживление пассажиров, какие-то парни несколько раз подходили ко мне (с вполне дружелюбными физиономиями), но фотографироваться категорически отказывались. Минут за 15-20 до отправления поезд прибыл на станцию точно по расписанию.

Каково же было мое удивление, когда оказалось, что поезд — грузопассажирский! Первый вагон используется для хозяйственных нужд местных пограничников, далее — 2 пассажирских вагона, в конце — открытая платформа с огромными кусками гранита, которую отцепят на следующей станции. Электровоз — реально из музея! Сколько ему лет, не знаю, но местные сказали, что намного больше сорока:

03

Вагоны — много раз ремонтированные старые добрые «Аммендорфы» из когда-то братской ГДР:

04

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Пассажиры ловко повыпрыгивали из вагонов, везя с собой какие-то тюки с продуктами. Тут же приехал поезд в обратном направлении.

05

У встречного поезда локомотив выглядит чуть поновее:

06

Его не ремонтировали, судя по краске. много-много лет:

07

В первый грузовой вагон пограничники загружали какое-то снаряжение, наверное, военного назначения

08

Изнутри интерьер вагона представляет собой старый купейный вагон со снятыми перегородками, верхними и нижними полками, вместо которых поставили достаточно мягкие кресла. Мест в билете указано не было, садись, куда хочешь:

09

Одну из стен вагона украшала картина:

10

Поезд должен был уже отправляться, когда я внезапно понял причины повышенного внимания к моей скромной персоне со стороны местных силовиков. За пару минут до отправления напротив меня сел взрослый мужик (лет ему сильно за 50, но стариком его назвать никак нельзя). Завел со мной светскую беседу, кто я, откуда, зачем, почему. Все передельно тактично, как на Кавказе умеют, если захотят. Попросил показать фотографии, и очень вежливо, но твердо попросил стереть одну фотографию, на которой был снят процесс погрузки в первый грузовой вагон каких-то ящиков. Я думал послать мужика, куда следует, да в этот момент все полисмены, что находились в вагоне, и старший десятка пограничников с ним с большим почтением поздоровались. Резко стало ясно, что разговорчивый мужичок напротив — местный высокопоставленный чекист, оттого просьбу об удалении фотографии выполнил.

Далее мой радушный попутчик рекомендовал не снимать из окна поезда, пришлось подчиниться. За это мой попутчик пообещал мне рассказать небольшую экскурсию по местам, где мы едем, и, кстати, обещание свое выполнил. Он сразу посетовал, что с распадом СССР его соотечественники не могут служить «в такой огромной и прекрасной стране», а служа только в Азербайджане по месту жительства, что, по его мнению, неправильно. С добротой вспоминал времена, когда служил в Москве «в Чертаново», а потом учился в какой-то академии. Профиль академии не уточнил, ну, да я сам догадался. Потом минут 15 костерил «подонка» Горбачева, который развалил Союз и санкционировал кровавые беспорядки в Баку, «потому, что у него на лбу нарисована Армения». Дескать, в Союзе все жили в мире и согласии, а сейчас «все по своим норам сидят». При этом не отводил взгляда с моей камеры, но не потому, что ему она сильно нравилась, а потому, что фотографировать на границе в свете нынешнего обострения «добрососедских» отношений Ирана и Азербайджана не следует. Дело дошло до того, что когда я захотел пойти покурить, меня сопровождала в тамбур охрана из троих местных чекистов… Хоть туалет доверили посетить в одиночку.

Тем временем, поезд объехал Нахичеванское водохранилище на Араксе, объехал плотину и начал углубляться в горы. Этот, наверное, самый интересный отрезок пути я вынужден иллюстрировать чужими фотографиями, сделанными с иранской стороны, с азербайджанской части, так как мы поняли, фотографировать нельзя.

Железная дорога, построенная в Первую Мировую войну для связи Закавказья с Персией, проходит по крутому берегу реки Аракс, разделявшую когда-то Персию и Российскую империю. В некоторых местах полотно подходит к границе на 10-15 метров, сразу за вагоно начинается колючая проволока и пограничная река. Удивительно, но с иранской стороны никаких ограждений нет, любой желающий может подойти к реке, искупаться в ней или ловить рыбу, это, как мне объяснили, не запрещено, да и погранзастав с иранской части намного меньше. Причина иранской беспечности, как выяснилось, в том, что Иран был настолько уверен в союзнических отношениях с СССР, что даже не стал обустраивать границу.

Примерно так редкие иранские рыбаки смотрели на наш поезд:


Оригинал фото

Со всех сторон железную дорогу обступают красные горы, и цвет этот не смог спрятать даже сильный снег, прошедщий всего пару часов назад:


Оригинал фото


Оригинал фото


Оригинал фото


Оригинал фото

В назначенное время наш поезд прибыл в Джульфу. Мой попутчик заверил, что я могу снимать любые строения и подвижной состав… Вокзал Джульфы сделан по тому же проекту, что и в Нахичевани. Удивительно, как век назад русские архитекторы удачно передали местный колорит:

11

{advert=1}
12

На вокзале есть специальная комната. Она открыта для всех, там даже есть кондиционер. Кроме кондиционера — пальма в горшке и семейный портрет четы Алиевых. Больше ничего. Зачем — так и не понял.

13

Привокзальная площадь даже не заасфальтирована. А зачем, если сюда приезжает 4 вагона в день?

14

Вот и типичный дом на привокзальной площади:

15

Этот, хоть и находится уже на проспекте Гейдара Алиева (а кого же еще!), от предыдущего отличается не сильно:

16

В Джульфе обнаружил новые технологии в озеленении. Вместо травы на землю кладут очень похожий на нее пластик: и стричь не надо, и выглядит гламурненько:

17

Перекресток пропекта Гейдара Алиева и улицы, ведущей в Иран. Вдалеке — КПП. А вблизи… вблизи скромная табличка не дает забыть ни на миг. в честь кого названа центральная улица города…

18

Некоторые дома (прямо на центральном проспекте Алиева, разумеется) отапливаются печками-буржуками, трубы от которых заботливо выведены на улицу

19

Вот и сам проспект Гейдара Алиева:

20

На ремонт и благоустройство школ власти денег не жалеют:

21

Правда, если чуть отойти от главной улицы можно найти нечто более унылое. но интересное. Что тут написано — не знаю, может, кто из читателей переведет?

22

В этом приграничном городишке, конечно, встречаются относительно приличные дворы и дома:

23

Но большинство улиц в Джульфе выглядят как-то так:

24

Местные жители очень любят вот такой вот грузовой транспорт:

25

{advert=2}

26

Будучи на границе с Ираном, и получив уведомление по СМС «добро пожаловать в Иран с МТС», не мог не добраться к самой границе. Тут дежурит какое-то нереальное количество местных таксистов, ждут иранских клиентов. Дело в том, что для Ирана Нахичевань — что для финнов Питер. Поскольку в Иране все нельзя (бухать, играть в казино, и, по слухам, с проституцией там строго), то иранцы для этого выбирают Нахичевань. Именно поэтому в Нахичевани иранцы — гости дорогие, и на них «заточено» большинство гостиниц. Хотя сами азербайджанцы жаловались мне на ломаном русском, что иранцы ведут себя как свиньи, «приезжают только нажраться, отлежаться и обратно». Меня же суровый взгляд аятоллы Хомейни с 10-15 метрового плаката от Ирана как-то вмиг отвадил, особенно, когда я увидел ассортимент пограничного duty free.

В общем, дело было к вечеру и далее мой путь был в сторону Нахичевани, и с тех пор более недели я ехал только на запад.

На шикарном автобане Джульфа-Нахичевань-Сарадак открываются прекрасные виды на окрестные горы, изрядно присыпанные снегом:

27

28

Любопытно, что скорость машины во время съемки была около 120 км/ч, но никаких колдобин на шоссе не было. В России бы таких дорог побольше строили!

29

 

День 3. Галопом по северо-восточной Турции

Поскольку Нахичевань – город хоть и живописный, но маленький, который я обошел целиком буквально за два вечера (фотографический остаток этих прогулок можно увидеть в прошлых трех частях рассказа), третьего дня утром решил ехать дальше – в Турцию. В моих планах были Ыгдыр, Карс, Ардахан и Артвин. Дело в том, что все эти города еще столетие назад были частью Российской империи, и было очень интересно посмотреть, осталось ли в них что-то архитектурного с тех пор? Особые надежды возлагал на Карс.

Однако погода и расписание транспорта внесли очень серьезные коррективы в этот, казалось бы, совсем несложный план.

Впрочем, все по порядку.

Накануне на шикарном нахичеванском автовокзале за 5 евро купил билет до Ыгдыра, турецкого города, расположенного «у основания» Арарата, «напротив» Армавира. Удивило, что из Нахичевани в Турцию автобусы по утрам катаются 2 раза в час, причем автобусы – самого высокого класса, как правило, новейшие шестиколесные полутораэтажные «Мерседесы» с «рабочим» туалетом, спутниковым телевидением, персональным микроклиматом у каждого пассажира и бесплатной питьевой водой. Уехать из Нахичевани можно буквально в любой район Турции – от Антакьи до Стамбула и от Бодрума до Анкары.

Только сел в автобус, оказалось, что на этот рейс купили билеты только три пассажира. Думал – отменят, час ждать следующего, но нет – поехал! Через полчаса на дорогу нашел такой туман, что водитель был вынужден сбросить скорость до 50-60 км/ч, и в течение часа мы добрались до Сарадака – погранперехода между НАР и Турцией, «зажатым» между Ираном и Арменией. Кусочек Турции длиной около 15-20 км и шириной от 500 метров до 1 км связывает две исламские страны. Ходить там нельзя, только ехать внутри автобуса или машины. Что делать, если твой автомобиль сломался прямо на этой дороге – не ясно.

Азербайджанские пограничники известны своей алчностью, и я, памятуя о прошлом заезде в Азербайджан, уже заготовил 10 долларов на взятку чаевые. Однако, вместо требований взятки они принялись расспрашивать меня, понравился ли мне Азербайджан, что я видел и готов ли приехать снова. Я им сказал, что очень понравился, мои фотографии увидят много людей, и, возможно, кто-то из них приедет снова. Дежурно проругавшись в адрес армян, пограничный начальник отпустил меня в Турцию бесплатно. Растроганный такой добротой и увидев, что у погранца закончились сигареты (в Азербайджане курят почти все), по доброте душевной оставил ему пачку сигарет, за что тот сразу распорядился пропустить наш автобус вперед, и мы приехали в Турцию.

Турецкие таможенники не горели желанием приглашать нас на досмотр. Их гораздо больше интересовали сами автобусы, вернее их бензобаки. Дело в том, что в Турции фантастически дорогой бензин (80-90 рублей за литр!!!) и водителям автобусов запрещают заправляться в Азербайджане, где бензин стоит примерно столько, сколько в Москве. Один водитель, как оказалось «левый» бензин таки залил. Разборка была минут на 40, в итоге, как я понял, все решилось взяткой. Пассажиры двух огромных автобусов (человек 8 или 9) в это время смиренно ждали открытия паспортного контроля и пограничного досмотра. Когда злостный нарушитель-контрабандист был выпушен, пограничный офицер, с трудом отрываясь от Фейсбука, поставил-таки штампы всем, а на рентген даже не смотрел. Любопытно, что все пограничники на посту были в гражданской одежде, мне даже показалось, что погранпереход взяли на денек в аренду местные бандиты – настолько живописны были офицерские физиономии.

Через час, как мы покинули погранпереход, приехали в Ыгдыр. Облачность была настолько низкая, а туман – настолько густым, что Арарат из Турции увидеть сперва не получилось. Кстати, сами турки называют его «Агры». В Ыгдыре автобус заехал на какой-то автовокзал, вид которого остро контрастировал с самим транспортом – настолько неказистым он был. Везти двух пассажиров ему дальше было лень, и он просил пересесть нас на любой другой автобус, в зависимости от того, куда надо. Я подошел к справочной стойке и услышал «приятную» новость, что единственный автобус в Карс на сегодня уже уехал час назад, а другого больше не будет. Увидев мою скрюченную физиономию, турок отрекомендовал проехать на другой конец города, там типа другой автовокзал, может там что-то будет, но он не обещает. Тут же предложил оформить билет в Стамбул.

После минутного замешательства решил ехать в Эрзурум, благо город большой, и, наверное, интересный. No problem – ответил мне турок, сказал цену, дал билет и попросил 18 долларов. Я протянул ему карту, но… во всем автовокзале не нашлось ни единого банкомата! No problem! – снова сказал мне турок, сказав, что посадит меня на автобус бесплатно, а где-нибудь на заправке я расплачусь с водителем. Так случайно оказалось, что в Турции на автобусах можно ехать в кредит.

Таким образом, мой маршрут по Турции оказался таким:


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Оставшийся час до отправления я скоротал в городке. Ыгдыр, конечно, дыра. В которой очень дорогие сигареты, бензин и фаст-фуд. При этом мой мобильник считал, что я все еще в Армении, благо до нее из Ыгдыра всего несколько километров.
Автобус подъехал к перрону за 5 минут до отправления и в течение примерно шести часов я наблюдал красоты Турции. К тому времени туман немного рассеялся, и мне удалось-таки увидеть Арарат (Агры) из Турции, причем с южной стороны (а не с северной, как обычно). Даже сделал несколько фотографий, как мне показалось, удачных.

Что я могу сказать про северо-восток Турции? Страшноватая красота, примерно так. Красота оттого, что там действительно красиво – высоченные горы меняются на просторные горные плато, кругом лежит до полутора метров снега, солнышко и +5 градусов. Страшновато оттого, что кругом – военные патрули и конвои жандармов. Круче, чем в Чечне, одним словом!
Турецкие жандармы – это некая помесь янычар, чекистов и спецназа «с лицензией на убийство». Дело в том, что в Турции постоянно идет вялотекущая война по принуждению курдов к миру. Принуждаться курды к миру никак не хотят, периодически устраивая дерзкие набеги с гор на поселки и госучреждения. На одном из таких постов я «попал». Автобус остановился около 3 броневиков, оцепивших дорогу и расставивших автоматчиков на соседних скалах, в него вбежали двое жандармов и начали выборочный шмон. Увидев русский паспорт, меня шмонать не стали, но очень сильно заинтересовались, зачем мне камера? Попросили показать снимки. В общем, попросили удалить все, что я снимал в Турции. После короткого препирательства пришлось удалить, жалко, фотографии были красивые, прямо не Турция, а снега Забайкалья.

Через пару часов мы заехали в город Хорасан. Тут, как я понял, живут курды, они внешне от турок значительно отличаются, в том числе по поведению. В городе – жуткий срач, народ автомобилям предпочитает ишаков с прицепом. Любопытен и тюнинг ишаков – лоб и задницу им накрывают какой-то сеточкой с разноцветными бусинками, у каждого – по-разному. На автовокзале купил местный лаваш за двадцать рублей. Лаваш казался грязным на вид, но очень хорошим на вкус. В это время торговцев штук пять или шесть вбежали в автобус что-то продавать прямо в салоне. На площадную ругань водителя они не реагировали, я метнулся в салон… Камера и сумка оказались на месте, слава Богу.

Около пяти вечера мы прибыли в Эрзурум, где к этому времени было около -8 градусов и пронизывающий горный ветер. Попросил таксиста отвезти меня в какую-нибудь недорогую гостиницу в центре города. В одной чем-то воняло и бегали таракашки, в другой не было горячей воды (это без центрального отопления, двойных стекол и с жиденьким радиатором сбоку). Разумеется, я очень разозлился и принял решение прорываться в Батуми любой ценой (потому что 20 лир отдал таксисту за «экскурсию» по городу). По счастью, с автовокзала уходил автобус на Артвин, откуда до Грузии – рукой подать. Даже как-то и не заметил, что это был не огромный «Мерседес», а какой-то турецкий аналог «пазика» или «богдана»

Дорога Эрзрум-Артвин – самая экстремальная из всех, что я видел. Представьте – слева стена, справа – пропасть (не менее 50 метров и то, и другое) и так почти сто километров. Ехать – ночью. А дорогу строят. Потому полосы не две, а полторы, кое-где и одна. Автобус держит расписание, мчится со скоростью 70-80 км/ч, стрёмно, ё-моё! В один прекрасный момент – резкое торможение! Остановился, сдал назад, как будто бы въехал обратно на бордюр. Повернул левее и, как ни в чем не бывало, поехал с такой же скоростью дальше. В общем, чуть в пропасть не улетели, как я понял из турецкой матершины.

В горах турки строят какой-то невероятной высоты мосты, пробивают десятками километров тоннели, — спрямляют дорогу. Наверное, через пару лет это будет прекраснейший по окрестностям автобан, но сейчас по нему, еще и ночью, еще и на такой скорости ехать как-то страшновато. На некоторых перевалах мой альтиметр показывал высоту около 2200 метров, что выше, чем начало некоторых спусков на Красной Поляне, а мосты там еще на сотню-другую выше.

В Артвине пересел на другой автобус, следовавший в Хопу. Дорога петляет мимо огромных по горным меркам водохранилищ, сдерживаемых крупными плотинами в Артвине и Борчке. «Чем дальше в лес – тем больше ГЭС» — теперь эта советская поговорка актуальна не только для Прибайкалья, но и для восточной Турции.

По мере приближения к Черному морю отчего-то росли сугробы, высота которых на одном из перевалов была близка к двум метрам! Тем не менее, надо отдать должное турецким дорожникам, дорогу они расчищают до асфальта. В целом шоссе Эрзурум-Хопа настолько крутое, что заснуть там никак не получается, но если вы любите экстремальную езду (хоть даже пассажиром в автобусе) – вам просто необходимо хотя бы разок тут прокатиться.

Где-то полвторого ночи по турецкому времени я прибыл в Хопу. До Грузии осталось около 20 км. На автовокзале, конечно, никого не было, как не было видно таксистов. Попытался таксануть – ноль эмоций со стороны водителей. Вместо таксиста вышел какой-то заспанный (возможно с похмелья) смотритель автовокзала и начал что-то кричать мне (турки, видать, просто разговаривать не умеют). Я ему отвечаю: «Такси, Батуми, твенти долларс!» Услышав слово «такси» рядом с «долларс» он смешно закудахтал, тут же достал мобильник, выругался в него, и через 20-30 секунд из-под земли вырос таксист на машине иранского производства, по комфорту салона напоминающую нашу родную «шестерку».

Через 15-20 минут, пройдя турецкую границу «на выход», уронил челюсть на асфальт от удивления… Передо мной был аэропорт!..

Продолжение см. «Русский в Батуми: как бесчеловечная диктатура Саакашвили преобразила Аджарию. Фоторепортаж




Комментирование закрыто.