Обаяние казацкой провинции. Круты и Батурин

Юрий Романенко, "Хвиля"

dvorets-v-baturine

Около 200 млн. гривен были потрачены на создание исторического заповедника в Батурине. Что там стоит посмотреть после реконструкции и как живет украинская глубинка? Мы публикуем окончание рассказа о путешествии по казацким местам.

Из Нежина мы помчались на Батурин, но тут нам в голову пришла идея заехать в Круты, это было почти по пути. Мы свернули с главной трассы и пошли в сторону Крут по немного убитой дороге.

Историческая справка: С середины декабря 1917 года — с тех пор, как петроградское большевистское правительство начало тихую войну с Украинской Народной Республикой — северо-восточную границу государства охраняли юнкера 1-й Украинской юношеской военной школы им. Б. Хмельницкого. В 20-х числах января от них прислали гонцов с просьбой о помощи: по линии Курск—Бахмач на Киев надвигается большевистское войско во главе с полковником Михаилом Муравьевым. Точно неизвестно, кто отдал приказ отправить киевских студентов. Но 28 января на подмогу прибыла именно сотня Студенческого куреня сечевых стрелков — 118 человек во главе с сотником Омельченко. С юнкерами объединились возле небольшой узловой станции Круты в 120 км от Киева.

Курени сечевых стрелков студенты киевского Университета Святого Владимира (ныне имени Шевченко) и новосозданного Украинского народного университета сформировали в начале января 1918 года — когда агрессия большевиков была уже нескрываемой. К ним присоединились ученики гимназий. В целом собралось до 200 человек. Тренировались на базе Константиновской военной школы на Печерске. Военная выучка длилась всего дней пять, хотя большинство ребят оружие в руки взяли впервые в жизни.

Весь день 28 января юнкера и студенты рыли окопы с обеих сторон железнодорожного пути. На станции Круты собралось 250 юнкеров, 118 студентов и 60 офицеров и добровольцев из местного Вольного казачества. Командующий юнкеров сотник Аверкий Гончаренко разделил студентов на четыре чота (взвода) по 28–30 человек и поручил им более безопасный левый фланг. Самых молодых и тех, кто не умел стрелять, оставили в резерве. Гончаренко вспоминал, что накануне со станцией связался сам Муравьев: ”Приготовиться к встрече победоносной Красной армии, приготовить обед. Заблуждения юнкеров прощаю, а офицеров все равно расстреляю”. Гончаренко ответил, что к встрече все готово.

Утром 29 января показался большевистский эшелон. Перед станцией московские и петроградские красногвардейцы, а также отряд балтийских матросов — по разным данным от 2,5 до 5,5 тыс. человек — высыпали из бронепоезда. ”Выглядело так, если бы шли на парад, запуская самые примитивные средства безопасности, — вспоминал Гончаренко. — Передние части красных, идя в сомкнутых колоннах, очевидно, были уверены в нашем бегстве, а из станционной службы по аппарату на их вызовы никто им не отвечал. Едва лишь красные приблизились на расстояние выстрела, мы их приветствовали сильным огнем 4 сотен и 16 пулеметов”. Кроме того, у защитников станции была пушка на самодельной железнодорожной платформе.

Красногвардейцы начали занимать боевой порядок, растянувшись в линию до 5 км. Бой длился почти весь день 29 января. У юнкеров и студентов заканчивались боеприпасы, красногвардейцы ожидали подкрепление. В сумерках отряды Муравьева начали обходить юнкеров и студентов, пытаясь их окружить. Гончаренко дал приказ отступать к эшелону, который стоял в нескольких километрах от станции.

В темноте один студенческий взвод заблудился и вышел на огни уже занятой войсками Муравьева станции Круты. Разозленные потерями — до 300 человек — красноармейцы долго издевались над пленными, кололи штыками, а потом расстреляли возле станционной водокачки. Селяне рассказывали, что один — как предполагают, ученик 7-го класса гимназии Григорий Пипский — перед расстрелом затянул ”Ще не вмерла Україна”. Песню подхватили остальные. Еще одного парня, которому удалось сбежать, поймали в соседнем селе, босиком пригнали назад и тоже убили. Местные жители позже похоронили всех в одной могиле. Когда в марте родственники занялись перезахоронением ребят, там обнаружили 27 тел.

30 января ы 1.45 Муравьев телеграфировал своему командованию: ”После двухдневного боя 1-я революционная армия Егорова при поддержке 2-й армии Берзина на ст. Круты разбила контрреволюционные войска Рады, возглавляемые самим Петлюрой. Петроградская Красная гвардия, выборгская и московская гвардия вынесли почти одни весь бой на своих плечах”. На самом деле Симон Петлюра в это время был в Киеве. К нему и присоединились юнкера и студенты, отступившие из-под Крутов. О Муравьеве будущий советский маршал Михаил Тухачевский вспоминал, что тот, ”чтобы завоевать любовь красноармейцев, позволял им безнаказанно грабить, использовал бесстыдную демагогию. Был чрезвычайно жесток. Его способности значительно уступали его амбициям”.

По последним исследованиям, общие потери под Крутами с украинской стороны составляли приблизительно 70 человек: 40 студентов, 15 юнкеров и 15 казаков. Хоть и эти цифры нельзя считать окончательными.Взял отсюда

На историческом переезде было тихо. Стоял один автобус с туристами, которых мы позже увидели в Батурине

Старый монумент

Недавно здесь развернули музей под открытым небом в виде железнодорожной станции

Новый монумент

Мы начали шастать вокруг паровоза и вагонов, пытаясь залезть внутрь. В принципе, если бы вагоны довести до ума, то получилась бы интересная экспозиция о гражданской войне в Украине. В некоторых вагонах внутри кое-что есть, но пока что выставка сырая

Состояние украинской музейной отрасли в глазах этой несчастной собаки

Потому мы пошли к посадке, достали комплекты еды, который выдают на Черноморском флоте, разогрели его на сухом спирте и с хорошим аппетитом покушали

Закончив с обедом мы погнали на Батурин. Сначала ехали по сельским дорогам и иногда попадались такие вот деревеньки

Выйдя на трассу, мы быстро долетели до Батурина.

Историческая справка: -крепость Батурин основан в 1575г. польским королем Стефаном Баторием как северный форпост запорожских козаков, для защиты северо-восточных границ государства.
Первое датированное упоминание о Батурине встречается в документах 1625 года.
В 1654г. Батурин получает статус города с магдебургским правом и магистратом. 

С 1669 года Батурин становится официальной резиденцией левобережных украинских гетманов — Демьяна Многогрешного (1669–1672), Ивана Самойловича (1672–1687), Ивана Мазепы (1687–1708). Это был расцвет города и крепости. Строилось много сооружений, процветала торговля и ремесла. Батурин имел больше 20000 население, около 100 га территории, 40 церквей и 2 монастыри.

В Батурине действовал Генеральный суд Левобережной Украины. Сооружение этого суда (единое из того времени) сохранилась и называется Дом Кочубея, на имя Василия Леонтиевича Кочубея, который служил генеральным судьей. Вокруг сооружения Генерального суда, сохранился большой парк Кочубея.

В 1708 году гетман Иван Мазепа решает, что настала удобная возможность для разрыва с Москвой. После объединения Мазепы с Карлом XII, Русский царь Петр І приказывает О.Меншикову захватить Батурин. Но крепость была хорошо укрепленная и вооруженная, малочисленный казацкий гарнизон. Только измена одного казацкого полковника помогла Меньшикову захватить цитадель.
Ворвавшись в Батурин, русские войска овладели гетманской казной, артиллерией, продовольственными припасами и совершили резню, уничтожив не только защитников города, но и все гражданское население с грудными детьми включительно. Самая резня, как показали раскопки, которые ведутся сейчас в Батурине, была возле гетманского дворца и домов казацкой старшины. На этом месте установлен огромный гранитный крест.
В 1750-1764г. воскрешенный Батурин снова стал резиденцией последнего (во времена Русской империи) украинского гетмана — Кирилла Розумовского.
В 1764 году, после отмены гетманства в Украине, Батурин был подарен графу Розумовскому в пожизненное владение.

В самом Батурине хорошая дорога и указатели, но сам городок село селом. Сначала мы повернули к дворцу Разумовских. Там было достаточно много автобусов, хотя до закрытия оставался час. Жаль испортилась погода и снимки не получались такие яркие, как в Нежине.

Возле входа стояла какая то аляповатая скульптура псевдо-авангардистского стиля. Таких идиотских скульптур
достаточно много разбросано по всему Батурину. Что ни говори, это наилучшая характеристика состояния украинского авангарда.

Мы зашли в парк. Под ногами хрустел свежий гравий. Атмосфера вокруг была как возле недостроенного дома украинского олигарха. Издалека дворец выглядел так себе — ни рыба, ни мясо.

По боком два флигеля. Они недостроены. Когда думали о концепции заповедника в Батурине, то было предложение создать там военный лицей. Это необходимо, потому что очевидно, что на туристическом потоке объекты заповедника не смогут поддерживать в хорошей форме. Однако, пока думали о концепции начали строить флигели, которые, в конечном итоге, оказались не приспособлены для лицейских функций.

«По газонам не ходить!». Как видим, отнюдь не повод, для того чтобы застенчиво смотреть на эти самые газоны

Чем ближе мы подходили к дворцу, тем большее разочарование он вызывал. Да, у него неплохие формы, но слишком хорошо видно, что его ремонтировали украинские строители.

А вот флаг хорошо смотрится.

Мы подошли ко входу, там стояла много людей. Я посмотрел на аляповатые мраморные ступени и у меня пропало желание туда заходить.

Дальше кину несколько фото, которые сделал внутри дворца камрад Яша, который побывал внутри дворца за несколько дней до меня. Его отчет можно посмотреть здесь

Кстати, интересным способом пополняли экспозицию дворца. Очень многие вещи были собраны у местных, которые периодически растаскивают имущество дворца, когда происходит ослабление государственной власти.

baturin
Как и обещал в прошлой части, для сравнения выставляю фото замка Вальжбрых в юго-западной Польше, в 65 км. от Вроцлаве.

В общем мы пошли посмотреть крепость, хотя я уже представлял, что это будет что то в таком же роде.

И не ошибся. Нас встретили вот этот аляповатый памятник. Вообще, глядя вот на все это безобразие все лезут в голову мысли Густава Водички. Ведь в этом искусственном памятнике и есть отпечаток современного украинского государства с его фальшью и шароварщиной. Как они отличаются о той Украины, которая «была обществом вооруженных мужчин, и лидер получал обратную связь не газетными публикациями, а свинцовыми шариками. Это обязывало. Продуктивно работая на благо коллектива, казацкая старшина не расставалась с булавами и перначами, чтобы в любой момент принять критику народа.Лидеры той эпохи были достойны своих избирателей. Сегодня тоже достойны, но качество избирателей другое. Лишившись права на владение оружием, наши мужчины изменились конституционально. Если раньше, вступая в диалог, украинец хватался за саблю, то сегодня он может хвататься только за сердце. Скорость выстрела мы заменили дальностью плевка. Лидеры не боятся возмездия. Беззащитность мужской массы разложила нацию. Мелочность угрозы определила новое качество элиты и, соответственно, нашей жизни.»

Чуть дальше виднелась «крепость» типа сруб.

Ну и как обойтись без Маруси оплакивающей безвременный уход на войну мужиков. В этих всхлипах, страданиях, вечном нытье вся суть действующего политического режима- бессмысленного и идиотического. Еще немного в тему Водички: В Украине официальная установка на возрождение народной культуры порождает массовое презрение к “шароварщине”. Чем настойчивей мы приучаем детей к традиционной вышивке и гончарному делу, тем больше они тянутся к изучению редких компьютерных программ и чтению российской классики.

Вот валы мне понравились, они выглядят как настоящие и были на этом же месте.

Крепость — еще одна инсталляция убогости мозгов, как руководителей государства, так и его интеллектуальной постройки. Построили с полкрепости, а на вторую денег не хватило, поставили просто жиденький частокол. Все как в нашем государстве — сверху Луи Виттон, а снизу срака голая. Скользнув взглядом по стенам, пошел сразу смотреть на Сейм.

На этом месте крест защитникам крепости, которых вырезали проклятые русские оккупанты. Кресты, кресты, кресты. Не страна, а кладбище.Откуда эта зацикленность на вечных поражениях? Вестники смерти, блядь.

Не, ну вы представляете как ржали солдаты Меньшикова если бы увидели такие стены. Смех и грех. Впрочем, смех смехом, а 200 миллионов гривен спонсорских денег освоено.

Автор этого «шедевра» явный фанат фильма «Чужие» (мне фильм тоже, кстати нравится)

50 метров в сторону от комплекса и вот такой вид. Когда мы садились в машину, то по улице брел синий мужик, чуть не падал.Местные слабо интегрированы в эту все красоту. Инфраструктуры в виде всяких кафешек, сувениров пока что нет.

Потом мы поехали к Воскресенской (по моему) церкви. Внешне ничего так, но тоже зареставрировали. Внутри смотреть не на что.

Потом мы поехали посмотреть на Сейм. Классная река. Одна из самых чистых в Украине. В эти места нужно приезжать летом и на несколько дней. Рыбы в ней много, видно с берега.

Доев остатки обеда, мы собрались ехать на Киев, но по ходу еще заехали в парк, к дому генерального судьи Василия Кочубея. Первое что мы увидели пасеку в честь Петра Прокоповича, который изобрел рамочный улей.

Дом Кочубея уже закрыли, потому я пошел в парк за ним. Там были могилы советским воинам и вот это место мне больше всего и запомнилось в Батурине. Я подошел к одной из могил, в которой лежал грузин Санадзе Григорий Илларионович (1905-1943). Жил человек в своей Кахетии, а упал вот здесь за полторы тысячи км от родимого дома.Чем жил, о чем мечтал?

Вот сам дом Кочубея, который был единственным уцелевшим после штурма Батурина. До реставрации от дома оставились только стены. Что внутри, тоже смотрите у Яши (ссылка выше)

Вот еще один момент. Красивые аллеи, дом симпатичный, а туалет новый закрыт. Зато стандартный толчок класса «сортир», всегда готов принять гостей.

Евротуалет закрыт. На этом осмотр достопримечательностей закончился и мы рванули на Киев.

Но по дороге заехали посмотреть на памятник пчеловоду Прокоповичу, что в нескольких км от Батурина.

А вот после этого уже рванули на Киев окончательно. Через два часа мы уже были в столице.Так закончилось это путешествие выходного дня.

Общее резюме таково: Нежин и Козелец великолепны, особенно Нежин, в котором можно задержаться подольше. В Крутах делать нечего, а Батурин на любителя. Лично мне не понравился. Но в любом случае, лучше провести выходной день за городом, чем сидеть в вонючем мегаполисе. Тем более, что на Черниговщине сущестует масса исторических мест, которые стоит посмотреть. Тот же Глухов или Новгород-Сиверский, в которые я тоже обязательно поеду. The end.

 

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.