Разговор с афганцами

Максим Максимов

 

В словах суровых мужчин детская обида на государство, но пока нет «взрослых», четких планов по его реформированию.

{advert=1}

Многие находятся в плену мифов. Говоря о любви к государству ветераны часто не понимают, что любить нужно народ, а не машину принуждения.

А государство как инструмент сохранения и приумножения народа нужно просто поддерживать в рабочем, эффективном состоянии. И НИКТО кроме самого народа, а точнее КРОМЕ НАС самих не заставит работать государственную машину на благо простых граждан. Сегодня по факту Украина принадлежит олигархам, а патриотизм в их понимании совсем не тот о котором так пекутся афганцы. Патриотизм нового феодала, это патриотизм его кошелька и собственной вотчины с которой он регулярно взимает человеческую дань.

С этими и другими вопросами «афганцам» ещё только предстоит разобраться. Сегодня им прекрасно удается риторика «против» и совсем не получается формулировать позитивные программы. Но это болезнь роста. Мне хочется верить, что у них всё получится.

Тем более власть не дремлет. Уже делаются первые попытки обуздать пассионарный порыв, встроить ветеранов в редуты системы. Сделать из них ещё одну подпорку для гигантской машины власти, тем самым застраховав этого колосса на глиняных ногах от громкого падения.

Ветераны как люди неглупые это прекрасно видят и понимают. Другое дело, смогут ли они устоять перед заигрыванием власти? Посмотрим. Пока же движимые пассионарным импульсом ветераны Афганистана и Чернобыля утверждают, что сильны потому, что правда на их стороне. Это признак политической юности. Со временем если их не сломает система и они сумеют сохранить политическую девственность им откроется простая истина, — правда не ходит «по сторонам» и не ищет сильных. Сегодняшняя сила и популярность афганцев не в том, что правда на их стороне, а в том, что они стали на сторону правды.

Ветераны вообще люди во многих смыслах достойные. В свое время они были лучшей, пассионарной частью советского общества. Как показали недавние события потенциал никуда не делся. Это может быть лучшая новость для страны, которая ищет своих героев.

Наш разговор получился откровенный, открытый, эмоциональный, порой даже излишне. Но это даже к лучшему. Судите сами.

Мои собеседники участники памятных событий у ВР 20.09:

Анатолий Косенко – первый зам. Председателя Донецкой областной организации «Никто кроме нас»

Камиль Валетов – глава Донецкой городской организации «Никто кроме нас»

Валерий Тимофеенко – председатель организации «афганцев» Славянска

Владимир Кабанец – председатель союза «чернобыльцев» Константиновки

***

Пользуясь знакомством сразу перехожу на «ты».

Максимов: Начну издалека, Камиль, я знаю, что ты и много твоих товарищей работают на шахте. Расскажи о шахте, что такое донецкая шахта сегодня? Профсоюз, он вам помогает как-то в вашей борьбе?

Валетов: Донецкая шахта сегодня, это жалкое подобие того, что было 20 лет назад. За 20 лет люди наработавшие миллиарды на донецких шахтах гробивших горняков, они просто зарабатывали деньги. За это время не обновлялись производства, никто не вкладывал деньги в шахту. Потому сегодняшний шахтер, я говорю например о шахте «Челюскинцев», поставлены на грань выживания. Средняя зарплата 3 тысячи гривен. Водитель троллейбуса в Киеве получает 4. При этом условия работы водителя троллейбуса и горняка несравнимы. Профсоюзы на сегодняшний день.., я уже сказал можно сделать вывод…

Максимов: Чьи интересы защищают?

Валетов: …Права и интересы…

Максимов: … Олигархов…

Валетов: … Естественно! Они хозяева шахты, и профсоюзы работают на своих хозяев. Они не защищают интересы обычного шахтера.

Максимов: Печально.

Валетов: Конечно. Ну опять таки, касаемо акции. Вопрос «поддержат ли нас шахтеры?». Одназначен. Я шахтер, как ты правильно сказал, масса моих друзей шахтеры. Во-первых мы не шли как «афганцы» за сугубо шкурные интересы. Мы защищаем полный пакет. Я думаю, если правительство нас не услышит, я думаю это будет социальная акция для всей Украины. Прошлая акция всё наглядно показала. Там не было не правых, ни левых, ни Запада, ни Востока. Эти люди разговаривали на украинском и русском и все друг друга понимали. Это и есть Украина. И Украина сказала «Нет, мы так жить не хотим!». Я не знаю на что в правительстве надеется сегодня. Будут танками нас давить?

Максимов: Скажи, ну, а на шахте знают о ваших киевских походах? Вы чувствуете какую-то поддержку? Сами шахтеры готовы лично участвовать?

Валетов: Готовы!…. Готовы! Естественно готовы. Тоже взрослые мужики и никого не устраивает, то, что сейчас происходит. А молодые.., вот просто шахтный поселок, — два магазина. Они спускаются, пьют! Поднимаются, тоже пьют! Это планомерная работа на убой..

Максимов:… Геноцид..

Валетов:… Да, геноцид нации. Шахтер выезжает, ему нужно что-то где-то украсть или что-то сделать, и несут это все в магазин. Это беда и беда очень серьезная. Посмотрите не шахтерские поселки, — они вымирают.

Максимов: Такой вопрос немаловажный: какое в вашей организации отношение к националистам? Радикальные националистические организации украинских националистов, как вы смотрите на их лозунги?

Косенко: Давай я попытаюсь ответить. Я высказываю свою точку зрения, потому что у нас в организации, каждый имеет свои взгляды и мнения. Я скажу то, что я думаю по этому вопросу. Националистический вопрос в том виде, в котором он сейчас поднимается допустим на Западной Украине, в Крыму…

Максимов:.. «в Крыму» я прошу прощения, это имеется ввиду русские националисты?

Косенко: … Татары…

Тимофеенко: Мы тоже понимаем украинский язык. Но очень раздражает, когда навязывают свой западный акцент. Смешанный с эвенгами с поляками, где непонятны даже некоторые слова. У нас есть мова украинская, которую мы в школе учили. В 70х годах. Которую все понимают. Центральная Украина, — Харьковщина, Киевщина, Полтавщина, вот это украинская мова. Западенцев это не устраивает. Они навязывают какие-то свои слова. Мы для них «москали». Они постоянно на это давят, то, что мы москали, москали! Другое, это Ющенко все эту гадость развел. Не нужно было. История прошла! Ради бога, ставьте своему Бандере там памятник, но когда они пытаются поставить его в Донецке!…

Косенко: Не надо! Если мы поставим памятник вот там Бандере, это будет постоянный раскол нации. Что такое государство? Государство это организм. Любой организм борется за свое существование. Государство должно или отвоевывать что-то новое, — рынки сбыта своих товаров, распространять свое влияние на другие территории. Понимаете? То есть если сейчас нам будут ставить памятники Бандере, то любое граничащее с нами государство, — это Польша, это Турция, даже Россия, понимаете? Они будут в нужный момент когда мы начнем экономически расти, развиваться, они начнут давить на больное. Если России выгодно давить в этом плане, — а вот гляньте, там Бандера! Украина не едина. Следующий шаг призыв: «Восточная Украина, поднимайтесь! Потому, что вам навязывают фашистскую идеологию!» И Восточная Украина поднимется. Точно так же Польша, увидев, что мы растем и становимся сильными, Польша скажет: «смотрите, Западная Украина, Донбасс поднимается! А Донбасс это москали. У них промосковская идеологи. Они Москвою куплены. Понимаешь? И опять пойдет конфронтация!

Максимов: Давайте резюмировать. Собственно мысль понятна. Иными словами, таким образом нас будут раскалывать.

Косенко: Постоянно! Мы должны прийти к одной истории. Раз и навсегда. Такая позиция как люди говорят, давайте у нас так, а там так это всё! Это государства не будет! В любой момент нашего роста, заинтересованное государство нажмет на нужный рычажок!

Максимов: Анатолий, везде разные герой, разве мы сможем от этого уйти?

Косенко: Значит мы не единое государство. Значит тогда вот так.

Кабанец: Так Толя, как бы там не было ОУН_Упа сотрудничали с немцами, признаны Нюрбергским судом…

Косенко: Я сказал свое мнение. Если ОУН-УПА сейчас пытаются поднять на щит, значит они не наши люди!

{advert=2}

Максимов: Так понятно. Давайте подытожим. Вот есть два понимания нации. Этническое, то есть по признаку крови. А есть понятие гражданской нации, условно по паспорту и общегражданской идеологии.

Иными словами вы выступаете за формирование гражданской нации?

Косенко: Я хочу сказать по себе. Вот кто я? У меня четвертинка полтавской крови, четвертинка (неразборчиво), четвертинка запорожской крови, четвертинка донской казачьей крови, четвертинка греческой крови. Кто я? По паспорту я украинец.

Кабанец: Татарин! (смех)

Косенко: И так у каждого в семье.

Поэтому сегодня все по-другому. Этнический национализм был актуален в те века, когда не было массовой ассимиляции народов. Понимаете? Когда народ жил оседло на своей территории. Тогда это было нормально. Тогда эта теория работала. Но сегодня извините. Когда люди массово переезжают с одно государства в другое, с одной территории в другую, уже нет чистоты нации. Понимаете? И создать её можно только как лагерным способом, — огородить государство колючей проволокой и вышками с автоматчиками. Но мы же на это не пойдем. Мы же уже привыкли к другому. Мы же хотим свободно и демократично! Т.е. та модель уже не работает.

Максимов: То есть нам нужен некий плавильный котел, где различия будут стираться. Но плавильный котел невозможен без нац. идеи..

Косенко: Национальная идея должна быть такая: Гражданином государства не может становиться человек просто по факту рождения на этой территории. Гражданство нужно заработать. Заработать как? Службой в амии. То есть, как у нас сейчас гражданином становится любой человек, родившийся на территории Украины, ну или приехавший сюда. У нас сейчас гражданство получает человек, если он родился на этой территории..

Максимов: ..автоматически…

Косенко: Да, автоматически. Он приехал, или не приехал, подал документы, получил гражданство. Это неправильно! Гражданство надо заслужить перед государством. Т.е. службой в армии, службой этому государству. Как в Израиле. Просто у нас нужно поставить этот вопрос на другой уровень. Служба, это не обязательно служба в сапогах. Это может быть служба в детсадках, в геронтологических отделениях, со стариками…

Кабанец: …Альтернативная.

Косенко:.. Да, альтернативная. Это для женщин. Не для мужчин. Если мужчина не пытался…, не держал в руках оружие, это не мужчина. Это просто существо мужского пола.

Конечно, не надо всех загонять в строительные батальоны, как это было в недавнем прошлом. Давайте так. Давайте ценно расходовать материал. Если человек умный, если интеллектуально развитый, надо ему устроить такую службу, чтобы он на этой службе развивался. Значит, для него служба должна быть работой в каких-то НИИ. Понимаете? Если человек физически развит, у него есть физическая сила и воля и характер, его нужно направлять в армию, чтобы он непосредственно служил….

Максимов: Не будем повторяться, такой вопрос. Что думаете на перспективу? Касаемо своего движения, касаемо будущего Украины?

Косенко: По движению скажу так: Это движение может разломиться только по одному вопросу. Если начинать принимать какую-то сторону из существующих партий. Если сейчас будет на центральном или региональном уровне примыкание к какой-нибудь из существующих партий, это всё! Это начало конца. Перспектива сейчас будет только в чем? Общественное движение уже дошло до какого-то уровня в принципе дальше особых, больших перспектив нет. Сейчас нужно консолидироваться и становиться партийной силой. Но эта партия не должна..

Максимов:.. то есть создавать свою партию?

Косенко: Сто процентов! Только надо создавать свою. С нуля, с низов. Только тогда эта партия будет иметь успех. Потому что все, что существовало уже, всё. Что существовало до нас, оно будем говорить, с таким вонючим хвостом, что доверия к нему нет. Только новая партия, это мое мнение. Учтите, я высказываю свое мнение, я говорю за себя.

Максимов: Получается в вашей организации консолидирована эта позиция ещё не обсуждалась…

Косенко: .. оно уже зреет, зерна эти прорастают…

Максимов: … Обсуждение есть?

Косенко: Обсуждение есть…

Максимов: но консолидированной позиции ещё нет, я понял….

Косенко: Нет решения. Возможно, это решение будет 14 октября. Возможно, этот вопрос будет там подниматься. Если он не будет подниматься 14 октября, тогда мы будем собираться в Дон. Области и решать его в Дон. Области.. Да и по всему региону Донбасса.

Теперь, что касается будущего Украины. Если Украина и дальше будет пытаться так работать, в многовекторном режиме, как она пытается сейчас, пришел один президент, — тянет на Запад, пришел другой, тянет на Восток. Я считаю, так у нас всё время будет хаос и беспорядок. Нам надо четко определиться с кем мы. Я не понимаю позицию Запада. Нам надо в Европу. Зачем нам в Европу? Мы в Европе находимся! Я попробую все примитивизировать. Получается если, я вижу, что у моего соседа идут дела лучше, я же не должен просить его усыновить меня! Я должен сесть и подумать: хорошо. Может, я что-то не так делаю! Или не то делаю! Ну, правильно?!

Максимов: Давай вернемся к теме создании собственной партии. А есть ли идеология под эту партию? Вот над этим думали? Потому, что до сих пор всё, что мы видим, — действия и афганцев и чернобыльцев носили реактивный характер. Власть что сделает, вынесет какое-то решение, отберет те же льготы, и только после этого вы выходите с протестом, требуете отставки парламента и так далее. Есть ли у «Никто кроме нас» своя позитивная программа, свой проект новой Украины, некий образ будущего?

Косенко: Скажу так. Если мы сейчас скажем, что всё это есть это будет неправда. Есть в наших движениях, — чернобыльцы, афганцы, ветераны армии, ветераны МВД, кроме того, у нас учителя, инженеры и просто люди. Нас не надо воспринимать именно как солдат и воинов. У нас есть светлые головы и у людей есть светлые мысли. Эти мысли высказываются и находят своих сторонников. Массово. Сейчас если станет вопрос партии, мы говорим людям: пожалуйста, у нас открытая партия, открытое движение, если есть у кого-то мысли, давайте! Выкладывайте их на бумагу, рассказывайте, и мы будем отделять зерна от плевел. У нас не будет как в других партиях, — садятся люди и пишут за всех. Нет. Нам надо мнение с низов. Только тогда это будет партия, когда каждый человек будет думать: «Да! Это моя партия, мои идеи. Они доступны мне и я их понимаю». Только тогда эта партия будет иметь перспективу. А если сядет коллектив из 20-30 умных профессоров и сядет писать за народ тогда это будет снова абсурд. Типа тех же «Национального прорыва», «Национального разрыва» и т.д.

Лично я за то, чтобы всё хорошее взять из Евросоюза, всё хорошее взять из прошлой жизни, посмотреть у соседей и воплотить у себя. Вот тогда у нас будет перспектива как у государства.

Максимов: Следующий вопрос, — договоренности о еженедельных встречах..

Косенко:…. С губернатором…

Максимов: Да с губернатором. Кто был инициатором? И сразу уточни, это со всеми губернаторами или только с донецким?

Косенко: Я буду отвечать только за Донецкую область. Я знаю, что подобные встречи вроде как инициируются и в других областях, но точно говорить не буду.

На данный момент губернатор Донецкой области сам инициировал эти встречи…

Максимов: .. Шишацкий..

Косенко: Шишацкий Владимир Андреевич. Он сказал: «Ребята, я хочу с позиции руководителя области в тех вопросах, которые являются в моей компетенции помочь и вам, и вашему движению. Я готов придти вам на помощь. Это слова губернатора. И я скажу так, — в тех вопросах которые касаются области, мы четко видим, что власть идет на сотрудничество. Выслушивает нас, участвует в диалоге. Я скажу больше, для меня сейчас власть ассоциируется только с донецкой властью. Киевская власть для меня просто не существует. Не существует, потому, что мы разуверились в депутатах, мы разуверились в кабинете министров. А здесь я вижу, что люди заинтересованы в диалоге. В поиске взаимоудовлетворительных решения. Скажу сразу, — не всё гладко. Очень остро стоит вопрос по оптимизации медицинских учреждений. В частности г-жа Петряева, которая является главой комитета по медицине в донецком облсовете, проводит преступную политику по закрытию больниц. Мы говорим: «Нам не нравистя закрытие больниц! В частности в г. Зугресе и др городах. Не надо их закрывать. То, что построено – оставьте. Во-первых это рабочие места, во-вторых это возможность получать квалифицированную медицинскую помощь рядом со своим домом. Получается, что жителям Зугреса надо ехать в больницу в Харцызск. Это надо ехать на машине. Я вот сажусь в машину и еду 20 мин. до больницы. Если у человека нет машины, у бабушек у дедушек, а у них нет машин, им надо делать две пересадки, а это значит, если пенсионер попал в больницу это уже всё, — ему никто не принесет передачу, ему никто не принесет поесть. И так же зимой в гололед, когда транспорт не работает.


Максимов: Сейчас много шума вокруг «донецких». Злые языки в Интернете и на улице нас склоняют «направо» и «налево». Кто такие «донецкие» сегодня?

Тимофеенко: Дело в том, что «донецкие»… Ну вот на киевской акции, подходят киевляне и спрашивают «вы откуда, пацаны?» Ну мы сказали «донецкие». И люди просто жали нам руки говорили «Красавцы!». «Вы красавцы». Можно сказать, что мы убрали этот стереотип «донецких». Например, когда уже ехали назад, к себе домой, мы останавливались там покушать, местные девчонки испуганно рассказывали, как приезжали «донецкие» и говорили, «проголосуете так-то и так-то». Нам наклеили этот стереотип такие люди как сегодня стоят у власти. Они точно так и Украину поделили.

Максимов: Такой вопрос, мы с тобой, мы все, как «донецкие» должны отвечать за нашего президента и за весь режим, который он олицетворяет?

Тимофеенко: Ну, это он любитель отвечать. Мы делать будем, что мы отвечать будем. Мы за каждое свое слово отвечать будем, а за его слова мы отвечать не будем. Он президент Украины. Он не донецкий, не енакиевский, он президент Украины. В этом вся суть. Мы не львовяне, мы не дончане, мы украинцы и от нас зависит судьба наших детей. А там президентом, «донецкий» или «питерский»! Не надо!

Максимов: Сейчас, наверняка слышали, появилась такая хулиганская кричалка, киевских футбольных фанатов «Спасибо жителям Донбасса», а дальше не выговариваемые слова, типа «за президента» и дальше по тексту. Что вы думаете по этому поводу?

Косенко: Я тоже самое могу сказать жителям Киева и Западной Украины «спасибо Западной Украине за президента Ющенко» и что-то придумать в ответ. Я думаю, что правильно болельщикам кричать и во Львове и в Донецке «спасибо Украине за 20 лет независимости».

Максимов:.. Ага..

Косенко: Ну как-то вот так. Только это не независимость, это полнейший бардак и полнейшая разруха. Которую нам навязали пользуясь тем, что нам рассказывали, что они злодеи, им рассказывали, что мы злодеи. Вот этим и пользовались. Понимаете? Нам нужно какую-то новую речевку, общую. Не заню, вот я сказал бы так, вчера мы в одном городе протестовали по поводу закрытия больницы. Сейчас мы начнем делать фильм с рабочим названием «Хроника пикирующего города».

Максимов: О каком городе ты говоришь?

Косенко: Это город Зугресс. Там пытаются закрыть больницу. За время независимости там закрыли два детских лагеря, больше детских лагерей нет. Четыре общежития. Закрыли школу. И не просто закрыли, их разваляли! Нет не хрена! Фундамент стоит.

Максимов: То, что Донбасс вымирает, это не секрет, другое дело, что вот мы, — «донецкие» несем ли мы ответственность за нашего президента?

Тимофеенко: За нашего президента, наверное несет ответственность сам президент. Есть народ Украины, который доверил ему право быть гарантом, президентом Украины. Ну если открутить время немножечко назад, двадцать лет нашей независимости, то я напомню, что вместо того, чтобы ещё тогда, все время говорить о том же Таможенном союзе, о Евросоюзе, во Львове и Ивано-Франковске говорили о чем-то совершенно непонятном. Я не думаю, что Януковичу легко там. У него не легкая ноша, поверь. У него нет волшебной палочки, которой он взмахнет и всё изменится. А те гадости, которые говорят, это не красиво, это не по-мужски, и не красит тех людей и представителей тех регионов, которые этим занимаются. Долг платежом красен, можно точно так же кричать «спасибо за Катеринчука», «спасибо за Черновола», «спасибо за Хмару», спасибо «политвьязням». Давайте правде смотреть в лицо: «что может политвьязень зробить полезного для государства? Человек озлобленный, просидел 15 лет в тюрьме, он вышел, и начинает решать вопросы. Ну делают они реформы, ну сделают…. Ребята дорогие, но дайте же человеку сделать!…

{advert=3}

Максимов: Янукович уже полтора года у власти..

Тимофеенко: Но это не срок. Это же не срок для мэра или председателя поселкового совета. Есть срок, чтобы что-то предъявить и сказать «Вот Виктор Федорович, вы вот так и вот так, не сделали»

Максимов: То есть ты считаешь, что ему нужно дать время и дать шанс отработать?

Тимофеенко: Однозначно. Всё, что сейчас происходит в парламенте и правительстве, … нельзя его делать крайним. Кроме него там есть ещё куча людей. Искать крайних неблагодарное дело…

Максимов: Правильно ли я понял, — нашему президенту до конца срока остается три с половиной года, вы считаете, что ему стоит дать доработать?

Тимофеенко: Конечно. Ну если мы будем каждые 20 минут выражать недоверие тем или иным чиновникам… Это не серьезно в конце концов. Тогда у нас будет феодальный строй какой-то, вернемся к вече, будем менять топор на хлеб и т.д. Реформы есть реформы у них есть свои плюсы и свои минусы. Это тоже нужно понимать….

Косенко: Я тоже считаю, что Януковичу нужно дать доработать, только наша задача, задача общественных организаций, тем более не простых общественных организаций довести до власти ту мысль, что всё содеянное уже с рук не сойдет. Думаю как-то так нужно ставить этот вопрос.

Максимов: Ок, ну мы же с вами понимаем, что чем больше мы с вами контактируем с властью, даем им советы…, как знаете, есть такая поговорка «всё, что нас не убивает, делает нас сильнее». Всё, что не убивает систему делает её сильнее. Мы это понимаем?

Косенко: Понимаем.

Максимов: …. Мы встраиваемся в систему. Нас это устраивает? Вас устраивает, что вас встраивают в систему?

Тимофеенко: Я думаю, что в системе поняли, что не всё будет так, как они думают. Посмотрим, может быть они сделают правильные выводы. Будет конференция, будем это обсуждать. Посмотрим, что сейчас скажет власть. Может быть она поймет, что ветераны, это один из камней на которых держится государство. Ведь в основании должен быть патриотизм какой-то. А на примере кого власть собирается воспитывать патриотизм? Есть вот герой, он совершил немыслимые подвиги ради государства. А теперь представь, в его биографии будет записано, что герой умер потому, что оно забрало последнее у этого героя. Правильно? И люди перестанут любить это государство. Вот как сейчас мы наблюдаем, ведь 98% правоохранительных органов работают не на государство, а на собственный карман. Просто потому, что, а зачем нам такое государство? Я его не люблю. Оно для меня ничего не сделает….

Максимов: Чтобы внести ясность, давай сформулируем так: чьи интересы защищает это государство?

Кабанец: … Олигархов..

Тимофеенко: … на данную секунду…

Максимов: …. вот прозвучала ключевая вещь: «олигархов»…

Косенко: Я подтверждаю.

Тимофеенко: В том числе. Дело в том, что может быть неправильно было бы сказать «нет, оно не защищает олигархов». Я не знаю законно это или нет. То есть надо изучать этот вопрос. Нужно изучать документы. А здесь присутствовали люди, которые действительно сделали что-то для этого государства. Кто рисковал жизнью в том же Чернобыле. Ведь они это делали для государства, в а Афгане даже не за деньги, а за идею. Правильно? Вот это патриоты! Да? А вы ещё этих патриотов гнобите. Нет. Давайте делать поэтапно. Сначала покажем, что есть какие-то моральные нормы, границы. Вот извините, мамы погибших… Их осталось не много. Инвалиды войны, те, которые тогда отдавали жизни, здоровье. На этом основании можно построить патриотическое общество. Ведь мы были патриотами! Я не боюсь этого слова, я был патриотом! Думал о том, что я вернусь и буду ветераном. Не скрою, это было приятно. И говорить о том, что вот, они «такие-разтакие»…. Да все сейчас «такие»! Надо в обществе поднять статус ветерана! А власть поднимает статус чиновника.

Кабанец: Покуда у нас у власти находится клуб миллиардеров, он некогда о народе думать не будет. Поэтому общественным организациям нужно объединяться и создавать одну партию, которая будет думать в первую очередь о снятии неприкосновенности и всех привилегий. Они присвоили наши права. У нас в Украине буквально за полтора года кризиса в два раза стало больше миллионеров. Вот увидите после 20 числа люди будут объединяться, потому, что нам нужна нормальная народная власть, которая будет думать о народе. Возьмите советское время. Получал шахтер 176руб. Ну, получал мэр 250 руб. Но это же была какая-то вилка, какой-то предел, а сейчас что?!

P.S. Этот разговор состоялся незадолго перед «гражданским форумом» прошедшем в Киеве 14.10. по инициативе «Никто кроме нас». Нужно отметить, что по результатам форума у донецких «афганцев» пока не сложилось единой позиции. Могу только сказать, что мнения высказываемые в приватных беседах разнятся от восторженно одобрительных, до крайне негативных.

Источник: Братья славяне




Комментирование закрыто.