Как мы брали Грушевского

Максим Михайленко, "Хвиля"

Чтобы не возникло никаких недоразумений, сразу скажу, что Михаила Сергеевича Грушевского мы не арестовывали. И не причиняли ему иных неудобств. Историк и «первый президент» давно умер в Кисловодске, в каковой думал съездить Берлиоз (не композитор!), и где родился автор этих строк (гамарджоба!:).

Ти, брате, любиш Русь,

Як хліб і кусень сала, —

Я ж гавкаю раз в раз,

Щоби вона не спала.

Франко

  

На Грушевского у нас, как известно, находится Верховная Рада, Кабинет министров и здание, где размещаются комитеты Верховной Рады (да, спасибо кэп!). Это не улица, а какой-то квартал костюмированных дармоедов. В Молдове, через год и три месяца переходящей к первой фазе безвизового режима с ЕС — пусть она и такая маленькая — множество министерств умещается в одном здании, но это так, к слову.

В понедельник 1 октября именно в этом здании обсуждался вопрос, что делать со злополучным законопроектом, который подал «регионал» Виталий Журавский. Этим законопроектом, который «внезапно» прошел первое чтение, предусматривалась уголовная ответственность за «клевету, приведшую к тяжелым последствиям». Учитывая расплывчатость формулировки «клевета» и позорно-подчиненное положение наших судов по отношению к исполнительной власти, совершенно очевидно, к каким » тяжелым последствиям» привел бы этот закон, отражающий крокодиллово-тоталитарный стиль мышления «элиты» нашего государства.

Для СМИ это означало бы уничтожение отрасли.

Конспирологическое объяснение такого шага правящей партии и ее сателлитов — коммунистов и «тушек» лично я не нахожу достаточно убедительным. Ведь дело сделано, и отступление под давлением СМИ уже не способно смыть черное пятно с репутации ПР, максимум — сохранить статус-кво. Вот и европейцы впервые похвалили Виктора Януковича за весьма долгий срок http://www.pravda.com.ua/news/2012/10/2/6973815/.

Все понимают, что злить журналистов — последнее дело.

Журналист — ассенизатор общества, это жужжащий и кусающийся «ос» или «оса», как и все творческие люди, объединяются они редко, но если объединяются, то в жуткий рой, который умерщвляет все на своем пути, а цепь демократии — это самая длинная цепь. Щепки летят, конечно, есть немало людей, пострадавших от расправ в масс-медиа, но для этого и существуют суды, и если в нашей стране они — см. выше, то этим пострадавшим следует задуматься, что они поддерживают, может и им стоит что-то изменить в своей жизни?

Протест объединил все ведущие СМИ страны. А тех, кого он не объединил, мне хочется пожалеть. Мартина Нимеллера, видимо, выучили все, да? Пора бы.

А то ведь, как говорил Остап Бендер: «И на могиле не будет сидеть прекрасная вдова с персидскими глазами».

Пример одного несгибаемого, поддержавшего, кстати, законопроект, журналиста — Вячеслава Пиховшека  — стоит перед глазами. Можно, конечно, утешаться так:

Ніхто мене не любить,

Ніхто не приголубить,

Піду я у садочок,

Наїмся хробачків.

Но ради чего? Мятой пайки из дурно пахнущих субпродуктов?

Теперь поутомляю  немного читателя классикой, а то многие забыли, видимо, зачем нужна свобода печати и какова ее история.

«Новым нарушением свободы было преследование печати. Тщательно выполняются самые суровые и неразумные указы парламента, изданные еще при господстве пресвитериан, запрещающие нам говорить правду и разоблачать тиранию: исполнение этих указов, розыск, наложение штрафов, заключение в тюрьму и прочие наказания по делам печати поручены главнокомандующему армией и его военному суду. Таким образом, с нами поступают так, как в старые времена поступали с честными пуританами епископы, которые формально издавали законы против папистов, а в действительности применяли их против пуритан, заставляя их на себе чувствовать всю строгость этих законов. Это осуществляется ежедневно с величайшей жестокостью, так что никогда еще, начиная со времени созыва настоящего парламента, свободы не подвергались большим нарушениям, к великому раздражению солдат армии, как об этом ясно свидетельствует их последняя петиция.». Джон Лильберн. Новые цепи Англии, или серьезные опасения части народа относительно республики. Представлено высшей власти Англии – народным представителям, собранным в парламенте, – подполковником Джоном Лильберном и разными гражданами города Лондона и предместья Соутворк 26 февраля 1649 года.

«Прежде всего следует остановиться на одном изумительном явлении. Марат оказался не только для своего времени, для XVIII столетия, но, смело можно сказать, и для последующих долгих десятилетий единственным публицистом Франции, не только писавшим для широчайших народных масс городов, но и услышанным этими массами. Энциклопедистов и всю просветительную дореволюционную литературу Франции читали либеральные баре и раздраженная буржуазия, стремившаяся к низвержению феодально-абсолютистского строя. Во время революции ни интеллигентская бойкость Камилла Демулена, ни напряженное балагурство и обильное сквернословие Эбера не дошли до сердца парижского народа, и когда их обоих Робеспьер послал весной 1794 г. на гильотину, то особого к ним сочувствия в рабочих предместьях (и где бы то ни было) не проявилось, хотя тут же заметим, что Эбер больше Марата говорил о тяжком материальном положении плебейской бедноты» Тарле Е. «Жан-Поль Марат, Друг народа». Сочинения т. VI. М.: Изд-во АН СССР. 1959. с. 263-290

«Бриссо, в дореволюционный период стеснявшийся своего ремесла, начал теперь выпускать газету “Французский патриот” с эпиграфом “Свободная газета — это часовой на аванпосте, на страже интересов народа”.

«…И, наконец, тогда же осенью 1789 года, Камилл Демулен, уже составивший себе известность пылкой агитацией в июльские дни и памфлетом “Речь с фонаря к парижанам”, стал выпускать газету под претенциозным и громоздким заглавием: “Революции Франции и Брабанта и тех королевств, которые, потребовав от Национального собрания и приняв кокарду1, заслужат место в летописях свободы”……Страницы этого издания были заполнены преимущественно задорными, язвительными нападками на двор и правых членов Национального собрания…»

…“Папаша Дюшен”, весельчак и балагур, стал в конце 80-х годов XVIII века излюбленным типом литературы, рассчитанной на массового читателя. В соответствии с обстоятельствами революционной эпохи Эбер придал ему более воинственный характер. Лубочная заставка изображала папашу Дюшена. Трубка в зубах, топор в руке, пистолеты за поясом, рядом на столе водочный графин и рюмки, к столу прислонено ружье; сбоку щуплый аббат, сложна руки, умоляет о пощаде. Под виньеткой подпись: “Я подлинный папаша Дюшен, черт меня побери!”...

Все три цитаты по: Газеты    времен    Французской     революции. К. Раткевич. Большевистская печать (рубрика “Из истории печати”), 1939. № 12

Теперь, если вкратце, что было. Откликнувшись на зов цеха, руководитель крупного черновицкого канала ТВА Василий Забродский не только организовал пикет у городского совета, но и возглавил отряд журналистов разных изданий, который и выехал на Киев в воскресенье ночью. Насколько мне показалось, мы оказались самой крупной региональной делегацией.

Люди, на известных фотографиях УП и УНИАН, стоящие у стены на Грушевского 18/2 с белыми листами — в основном ТВАшники, о чем и свидетельствуют их футболки, и черновчане.

Упомяну, между прочим, что и новый глава профильного комитета ВР и бывший генпродюсер «Пятого» (когда-то черновицкий НБМ) Юрий Стець – тоже «черновицер»J

Заметны были также люди из «Спротива» Вадима Гладчука. Вел митинг Егор Соболев, выступали многие и многие известные журналисты и ведущие, редакторы, а также фотографы, и «несамовитий» активист Владимир Чемерис.

Хорошо рассказывать о процессе, я, признаться, не умею. Тем более, что видел не все — отлучался купить батарейки и маркер. Поэтому фотографии:

Движемся от Арсенальной. Заметьте, гендерный принцип соблюден полностью.

Милиция пока что не с народом, но уже присматривается...

Милиция пока что не с народом, но уже присматривается…

Жизнь за оградой. Депутаны и их тачилы.

Жизнь за оградой. Депутаны и их тачилы.

Милицейский оператор. История запомнила его лицо.

Милицейский оператор. История запомнила его лицо.

Да, много.

Да, много.

6. Министр культуры Кулыняк прорывается сквозь Юность.

6. Министр культуры Кулыняк прорывается сквозь Юность.

 "Михайленко утратил буржуазную умеренность".

«Михайленко утратил буржуазную умеренность».

 Людям нравится лозунг Хвили.

Людям нравится лозунг Хвилі


Папаша Дюшен — символ демократической прессы

Где-то к часу Соболев объявил, что Владимир Литвин пообещал поставить на голосование во вторник постановление о снятии с рассмотрения скандального законопроекта. Народ покричал еще то ли «Журавский — геть!», то ли «гей!» (в плохом смысле слова). Наверное, поэтому в среду запретили теперь уже пропаганду гомосексуализма?! Кстати, он выдвигается от Партии Регионов в округе Житомирской области с эпическим номером 66 (Малин). Удачи ему, да-да.

Поверили мы Литвину, конечно, не очень. Но домой поехали довольными, какой-то свежий ветерок в ставшей совершенно удушливой атмосфере украинской политики и общественной жизни все же повеял…

И правда победила.

Хотя с правовой точки зрения спикер не все сделал чисто, намеренно или нет — неизвестно (постановление до сих пор в базе Рады), и как-то мрачно высказалась по этому поводу когда-то боровшаяся за свободу слова Елена Бондаренко (мол, мы можем еще вернуться к этому вопросу). Любопытно, что г-жа Бондаренко сначала голосовала за законопроект, а на комитете впоследствии – против. А жаль – такой симпатичный депутат, и на тебе:  симпатизирует писанине разнообразных душителей свободы и манипуляторов сознанием http://blogs.pravda.com.ua/authors/bondarenko/4cd2d612127e0/

А на выходе – такие вот гэги как попытка криминализации «клеветы»…

Сегодня, во вторник 2 октября 2012 года, 349 депутатов проголосовали «за» отмену принятого в первом чтении законопроекта №11013 «О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодекс Украины относительно усиления ответственности за посягательство на честь, достоинство и деловую репутацию человека»

Против проголосовал только «регионал» Василий Кисилев. Он на условно «проходном» 98 месте Партии Регионов. Парадоксально, но еще три года назад г-н Киселев был исключен из партии и говорил такое: «Мне не по душе то, что делает Янукович, я не понимаю, куда он гонит партию. Его игра с Президентом Ющенко дает надежду Президенту удержаться у власти. Они действуют с Президентом в унисон, не исключено, что договариваются о срыве выборов. Я не воспринимаю то, что делает Янукович.». http://antiraider.ua/ucp_mod_ucp_site_arts_show_399.html

А теперь проходное место. Путь ронина?

Примечательно, что многие депутаты от оппозиции, как они теперь говорят — застряли в пробках и не попали на голосование. Мы припомним им эти пробки, поименно.

Основоположник же столь раздражительного для азиатско-тоталитарного психотипа  «украинствования» Иван Франко писал:

У кождого в руках тяжкий залізний молот,

І голос сильний нам згори, як грім, гримить:

«Лупайте сю скалу! Нехай ні жар, ні холод

Не спинить вас! Зносіть і труд, і спрагу, й голод,

Бо вам призначено скалу сесю розбить.»

Средства массовой информации в эпоху глобализации и есть этот тяжелый железный молот. Его нелегко держать.

Но ведь это Malleus Maleficarum – это молот, распыляющий ведьм.

Прислужниц отца лжи.

 




Комментирование закрыто.