Добрый совет президенту Порошенко

Максим Михайленко

петр порошенко герас

В общем, я понимаю, в каком непростом положении оказался президент Украины Петр Порошенко. По моим наблюдениям, есть два радикально настроенных лагеря, примерно по 20% от социума.

Один — его сторонники, они яростно требуют посадить или депортировать Саакашвили. Причем считают так искренне, ведь власть должна доказывать, что она власть (а сторонники президента мгновенно нападают на любых носителей дестабилизации, небезосновательно рассматривая их как руку Москвы, осознанную или нет).

Другая группа — его противники, которые только и ждут таких шагов от Порошенко, но уже не с целью организации переворота (с наскока не получилось, а значит нет смысла этим заниматься), а с целью обвинительной кампании, ориентированной главным образом на Запад.

В связи с чем мне вспомнилось, что когда Янукович еще был довольно вменяем, то случалось несколько раз пообщаться с Брюсом Джексоном. В то время как раз начались спекуляции о том, что Тимошенко посадят, и Брюс Джексон, вполне симпатизировавший той власти, понимая, что никакая она (на тот момент) не пророссийская, прямо говорил, что «Украину за это распнут». Потом он повторил это в интервью, кажется, «Дню». Так, в общем, и вышло. Тем более, что никакой опасности для Януковича и ПР Тимошенко с завалившимся после премьерства и поражения рейтингом не представляла.

Ситуация сегодня, конечно, в значительной степени другая, но мы прекрасно знаем, что президент Трамп, как и часть истеблишмента Германии, только и делает, что ищет повод «замириться» с РФ по меркантильным соображениям. А значит, ошибок такого рода допускать нельзя. Видно, что президент Порошенко видит перед собой примеры де-факто или де-юре «односрочных» президентов национал-либерального направления, таких как Эмиль Константинеску, Воислав Коштуница, Алехандро Толедо (правда, в Перу один срок подряд), которые из лучших побуждений не смогли справиться с объективно деструктивной популистской оппозицией И стремится этого избежать. Вацлава Гавела оба раза избирал парламент — аналогия не работает. В Польше смог переизбраться только Александр Квасьневский, а у нас — только Леонид Кучма, оба — на заре эпохи роста и в несколько отличавшихся конституционных условиях. У нас институт президента образца лета 1999 года был заметно сильнее, хотя тоже далеко не автократическим. Очевидно, что в силу своей карьеры директора военного завода Кучма был жестче как личность (сразу же подавил мятеж в Крыму). Он (начав с рейтинга в 6%) заставил формировавшийся крупный капитал поверить в то, что является его единственным защитником от «красного реванша», и если кто помнит атмосферу 1999 года, то она была скручена в бараний рог, а кампания была брутальной…

Сегодня полномочия президента невелики, но у Порошенко есть, в отличие от Кучмы своя контролирующая парламент партия (правда, это далеко не единая команда). Поэтому со множеством нюансов мы на новом технологическом этапе примерно повторяем тот же цикл. Но хочет ли сам Порошенко пройти путем Кучмы, у которого никогда не было не то что «медового месяца», но даже «медового дня»? На которого вешали всех собак и подозревали в жутких злодеяниях? А парламентские выборы 1994 и 1998 гг выигрывали популисты, в 2002-м они итогово проиграли лишь благодаря сомнительным методам.

Посадив или депортировав Саакашвили — увы — путь Кучмы станет для Порошенко единственным. Сейчас, когда до выборов два года, цугцванга нет — из ситуации можно, что называется, «выкрутиться». Даже если Саакашвили отсудит себе гражданство, он вряд ли окажется способен кого-то объединить, поскольку не является командным игроком, да и вообще явный холерик, верящий в свою непогрешимость. В мае 2019 года он будет играть третью скрипку, а до октября 2019 года скорее всего не дотянет в качестве тяжеловеса. Поэтому главное — не испортить ничего сейчас, не сделать неисправимого. Суд, кажется, начнет рассматривать вопрос о гражданстве 18 сентября? Вот и славно. А вот на антиконституционные действия, если такие последуют — придется ответить жестко. Своих сторонников тоже надо уважать. В том числе — если вдруг — ответить и парламентскому большинству в вопросе неприкосновенности отдельных народных депутатов.

Facebook автора




Комментирование закрыто.