Украина снова может попасть под влияние России, так как у Путина появится возможность диктовать условия, — эксперты

ЛIГАБiзнесIнформ

Украина-Россия

В Украине возможен один из трех сценариев: быстрое и болезненное хирургическое вмешательство в экономику и регуляторную систему, сползание в удушающие объятия России, а также хаос, если отряды добровольцев, вернувшись с восточного фронта, начнут бесчинствовать.

Об этом пишет Леонид Бершидский в колонке для Bloomberg, передает ЛIГАБiзнесIнформ.

Возможность для Украины ухватиться за первый и самый лучший вариант быстро исчезает. По мнению немногочисленных людей со стороны, которые стремятся к быстрым переменам, бездействие станет трагедией. Так, бывший магнат Каха Бендукидзе, который при президенте Михаиле Саакашвили весьма успешно осуществил ряд мер по сокращению государственного регулирования экономики Грузии, пытается довести свои взгляды до других людей в Киеве. Пока ситуация вызывает у него разочарование. «Голова у пациента отваливается, а рядом с кроватью стоит полное крови ведро, — сказал Бендукидзе. — И что делают родственники? Их немного тревожит то, что могут подумать соседи».

Консультативная группа Бендукидзе изложила свою программу, которая предусматривает сокращение государственных расходов с 53 до 34% от размера ВВП, что повлечет за собой отказ от госсубсидий в энергетике, составляющих 10% ВВП, а также снижение пенсионных пособий и льгот для высокопоставленных госслужащих, которые равны 4% ВВП. Бендукидзе отнюдь не уверен в том, что это произойдет. «Я говорю людям в правительстве, что надо отказаться от государственных субсидий в энергетике, а в ответ слышу, что народ будет недоволен», — рассказывает он.

Бендукидзе выступает за радикальное дерегулирование и считает, что в Украине слишком много министерств и ведомств. «Кому они нужны, если единственная функция правительства сегодня — это брать деньги у Международного валютного фонда, а затем передавать их в оплату за российский газ?» — спрашивает он. Уменьшение госвмешательства в экономику включено в повестку каждой крупной политической партии, принимавшей участие в недавних парламентских выборах, однако Бендукидзе говорит, что не видит ничего, что указывало бы на серьезность их намерений. На самом деле, после падения режима президента Януковича в феврале месяце в Украине не было ни одного существенного количественного сокращения чиновников и ведомств.

Глава неправительственного Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин отмечает, что коррупция в стране по-прежнему очень сильна. «При Януковиче коррупция была хорошо организованной государственной системой, — заявил он. — А теперь это похоже на партизанскую войну, поскольку она переместилась в нижние эшелоны. Но все старые схемы существуют до сих пор».

Центр Шабунина разработал новый антикоррупционный закон Украины, ставший единственной заметной реформой, проведенной после смены власти. Данный закон упрощает доступ к информации о закупочных тендерах, проводимых правительством и государственными компаниями, а также о собственниках недвижимости и компаний. В рамках нового закона также предусмотрена деятельность антикоррупционного бюро с 700 штатными сотрудниками, обладающими широкими полномочиями по проведению расследований и привлечению к судебной ответственности за взяточничество.

Шабунин с единомышленниками проталкивал законопроекты через парламент при помощи МВФ и других зарубежных доноров. «Законы были приняты лишь по трем причинам, — говорит он. — Это давление со стороны доноров, внимание СМИ и выборы. Политикам надо было показать что-то избирателям». Вместе с тем, он сомневается в наличии у украинских руководителей политической воли для реализации реформ в полной мере. По мнению Шабунина, существует вполне реальная возможность, что штат нового антикоррупционного ведомства заполнят чиновники из эпохи Януковича, которые ничем не лучше тех бюрократов, которых они должны ловить.

Есть тревожные приметы того, что законы действуют недостаточно эффективно. Так, Петр Порошенко не выполнил предвыборное обещание продать свой бизнес после занятия президентской должности. В то же время, Международный инвестиционный банк, где он является главным акционером, с начала года увеличил свои активы на 50%, хотя украинская банковская система в целом выросла лишь на 5%. На генерального прокурора Виталия Ярему сыплются обвинения в незаконной продаже земель, к которой причастен один из его ближайших помощников, а также в протекции родне, поскольку его 26-летний сын стал руководителем важного правительственного департамента. «Чиновники продолжают воровать, политики продолжают тянуть время и увиливать, и в этих условиях угроза финансового краха становится все более реальной», — пишет издание.

Если иностранная помощь будет отсрочена или остановлена из-за того, что правительство не добьется намеченных результатов в реализации экономических реформ и в борьбе с коррупцией, и если МВФ откажется увеличивать согласованный пакет помощи на $17 млрд, Украине грозит дефолт, резкое обесценивание гривни и секвестр бюджета. Бендукидзе и Шабунин опасаются, что из-за этого страна попадет под влияние России, так как у президента Владимира Путина появится возможность диктовать условия спасения.

Но и это не самое худшее из того, что может произойти. Бендукидзе вспоминает, как в 1990-е годы грузинские солдаты-добровольцы, вернувшиеся с войны против сепаратистской Абхазии, создавали преступные банды и несколько лет терроризировали страну, а как-то раз даже взяли под свой контроль правительство. «Сейчас на востоке Украины воюет множество таких молодых парней», — говорит он. Шабунин же видит слабый луч надежды. Правительство, пришедшее после Януковича, более восприимчиво к общественному давлению, и главным мотивом для него является не воровать, говорит он. «Они хотят войти в историю как хорошие парни, — объясняет Шабунин. — Но им нужна страна, в которой они смогут быть хорошими парнями».




Комментирование закрыто.