Сколько стоит вернуть депозит

Деловая столица

гривна_3

С начала прошлого года НБУ признал неплатежеспособными 44 финучреждений. По словам главы Нацбанка Валерии Гонтаревой, общая сумма, которую Фонд гарантирования вкладов физлиц должен выплатить вкладчикам неплатежеспособных финучреждений, уже достигает 50 млрд грн.

При этом на 1 марта его ресурсы составляли всего 16,4 млрд грн. Поэтому Фонд все чаще находит причины для отказа в выплатах. На проблемы с получением компенсаций массово жалуются клиенты Городского коммерческого банка, Старокиевского банка, Актив-банка, Реал банка, Терра Банка, банка «Украинский финансовый мир». Реестры вкладчиков Дельта Банка и банка «Надра» только составляются, но клиенты уже говорят, что многих из них «забыли» внести в списки. К тому же, чтобы попасть в реестр, граждане обязаны предоставить Фонду справку о состоянии своего счета и начисленных процентах по вкладу. Но из-за огромного наплыва пострадавших процесс получения документов затягивается на несколько недель. В результате многие клиенты не успевают вовремя подать справки, пишет Деловая столица.

По закону Фонд обязан компенсировать розничным клиентам банков вклады, сумма которых не превышает 200 тыс. грн. Но даже эту гарантированную сумму сейчас получить нелегко. Наиболее распространенный предлог для отказа — дробление владельцами крупных депозитов на более мелкие вклады. Так, клиентам банка «Украинский финансовый мир» заявили, что подобные сделки «направлены на завладение государственными средствами, а соответственно, нарушают публичный порядок». Это значит, что договоры, заключенные в результате дробления депозитов, являются ничтожными. Как правило, дробились валютные вклады. Из-за введенных НБУ валютных ограничений средства со счетов в СКВ снять было невозможно, но и оставлять их в финучреждении было нельзя. Ведь из-за резкого подорожания доллара суммы валютных депозитов росли как на дрожжах, выходя за рамки 200 тыс. грн. (компенсации по валютным вкладам выплачиваются в гривне по официальному курсу НБУ на день введения временной администрации). По информации вкладчиков, в конце минувшего года менеджеры того же Дельта Банка сами рекомендовали делить вклады на более мелкие, чтобы впоследствии финучреждение могло их вернуть.

Юристы утверждают, что такие отказы в выплатах — безосновательны. Ни один из законов не содержит прямого запрета на дробление вкладов. Поэтому подобные решения легко оспорить в суде. Иное дело, если средства гражданам перебрасывались со счетов юрлиц, которые не гарантируются фондом. Вполне обоснованные претензии могут возникнуть и в том случае, если чиновники смогут доказать, что новый вклад открыло лицо, связанное с акционерами финучреждения.

Фонд пытается признать недействительными и депозитные договоры, заключенные после того, как банк был признан проблемным. Регулятор запрещает таким финучреждениям привлекать средства от населения, но некоторые банки нарушают это табу. Вины вкладчиков в этом нет: информация о проблемности кредитного учреждения является банковской тайной. Ответственность за привлечение вкладов и нарушение законодательства в данном случае несет исключительно менеджмент финучреждения.

Еще одно ноу-хау — попытки отказать в выплатах по причине утери оригиналов депозитных договоров банком. Такая схема, например, весьма популярна в Городском коммерческом банке. «Временный администратор потребовал, чтобы вкладчики (в том числе клиенты региональных отделений. — «ДС») предоставили в головной офис экземпляр своего договора. Хотя по закону для включения в списки на выплату нужно показать только паспорт и код. В итоге вкладчики, которые по закону должны попасть в первую очередь, поскольку имели средства на текущих и карточных счетах, не попадут даже во вторую», — рассказывает начальник одного из отделений Городского коммерческого банка. По его оценкам, количество «утерянных» договоров — более 15% от всех, по которым Фонд должен проводить выплату. Если же свой экземпляр договора потерял и клиент, ему предлагают вообще распрощаться с надеждой на компенсацию вклада. «Такие действия абсолютно неоправданны. Ведь в базе финучреждения есть не только информация обо всех договорах, но даже их скан-копии», — говорит старший партнер адвокатской фирмы «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

В Фонде не ведут статистики — сколько вкладчиков не было включено в реестр и какая сумма вкладов не подлежит выплате по вышеперечисленным причинам. Однако чиновники говорят, что масштабы невыплат далеко не так велики, как может показаться. Во-первых, договоры могут быть признаны ничтожными только через суд, а на это требуется время. Во-вторых, если вкладчик не попал в первоначальный реестр и не получил средства в первую волну, то его могут внести в списки позже, после более детальной проверки информации по вкладу.

Отказы включать клиентов в реестр иногда становятся видом бизнеса для временных администраторов банков. Некоторые вкладчики жалуются, что после отказа в выплате с ними связывались неизвестные и предлагали «решить проблему» — вернуть вклад за 50% суммы депозита. В первую очередь такого внимания удостаивались владельцы крупных вкладов. В таких случаях юристы рекомендуют обращаться суд. Согласно Гражданскому кодексу, даже если сделка будет признана ничтожной, каждая из сторон обязана вернуть другой все, что она получила до исполнения данной сделки. Если же это не является возможным, стороны должны возместить стоимость того, что получено по ценам, существующим на момент возмещения. «Таким образом, даже если Фонд признает заключенные договоры банковского вклада ничтожными, вкладчику должен быть выплачен его депозит. Его возврата клиент может добиваться в судебном порядке», — поясняет старший юрист правовой группы «Побережнюк и Партнеры», адвокат Алена Проценко.




Комментирование закрыто.