Образование: интеграция или «рынок образовательных услуг»?

Состоявшаяся в Киеве 19-20 октября Международная научно-практическая конференция «Проект Евразийского союза в общественном измерении», организованная Фондом «Высшая школа профессиональной политики» (Украина), показала, с одной стороны, насколько высок на сегодняшний день интерес экспертного сообщества к данной проблеме, с другой – насколько мало освещается в СМИ содержание интеграционных процессов. Подчеркнём – содержание интеграции, а не то, что происходит в связи с интеграцией.

Одним из важных её аспектов является сфера образования.

Тему роли образования в интеграционных процессах редакция интернет-издания «Глагол» обсудила с участником конференции из России – Бесовым Александром Григорьевичем, профессором, доктором исторических наук, учёным секретарём Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова.

— Что можно выделить в качестве характерных черт сотрудничества России и Украины в области образования?

Главной отличительной чертой можно назвать обучение граждан Украины в высших учебных заведениях России и граждан России в вузах Украины (3-4 уровней аккредитации) без оглядки на решения, принимаемые органами власти. Основа этого – общность исторических судеб, географическая, этнолингвистическая близость, единая социокультурная среда.

Если бы этот процесс ограничивался, например, решениями, принимаемыми по линии министерств образования и науки о выделении квот (мест) для бесплатного обучения, то численность студентов из России в Украине и наоборот составляла бы всего несколько сот. В прошлом году Украина выделила гражданам Российской Федерации 80 мест, а Россия гражданам Украины – 330.

В то же время, в 2011 году в российских вузах обучались около 21 тысячи граждан Украины (включая 10 тысяч студентов в вузах и филиалах на территории Украины), а в вузах Украины – 4,5 тысячи россиян.

— А как это соотнести с тем, что в Украине в прошлом году, по словам Д.Табачника, обучались 55 тысяч иностранных студентов?

Дело в том, что доля студентов из России составила в этом числе только 5,7%, тогда как из Туркмении – 16,8%, Китая – 9,2%, Азербайджана – 7,7%, Ирака – 6,3%, Индии – 5,9%. Интересно, что 50 тысяч иностранных студентов в украинских вузах проходили обучение на русском языке.

В связи с этим можно подчеркнуть ещё одну особенность российско-украинского сотрудничества в области образования – на уровне образовательных организаций. Около 15% российских вузов (167 из 1080) имели партнёрские договора в области образования со 197 вузами и 59 институтами Украины и учреждениями. Если же взять данный показатель в контексте всех заключённых вузами Украины соглашений, то на долю России выпадает 21%, Польшу – 15%, Германию – 9%, Беларусь – 5%, Китай – 5% и США – 4%.

— Показатели весьма точно отражают положение сотрудничества, а как это выглядит на фоне всего студенчества России и Украины?

21 тысяча студентов из Украины – это 0,3% от общего количества студентов в России (6,4 млн.), а непосредственно обучающиеся (11 тысяч) в вузах на территории России — одна десятая часть иностранных студентов российских вузов.

Студенты из России составляют 0,24% студенчества Украины (1,9 млн.) и шестнадцатую часть иностранных студентов украинских вузов.

— Получается, что степень интеграции образовательных систем России и Украины «не блещет»?

Нынешний «блеск», на мой взгляд, обусловлен несколькими факторами.

Первый – образование становится «сферой предоставления услуг», более половины студентов в России и Украины обучаются на платной основе. Часть молодёжи едет за рубеж ещё и потому, что «за бугром» стоимость обучения дешевле. Сказывается также системная работа структур, выстраивающих бизнес на привлечении иностранных студентов.

Второй фактор. «Заточенность» государственных органов России и Украины на «обеспечении конкурентоспособности» своих стран на «мировом рынке образовательных услуг».

Например, Россотрудничество называет в качестве цели своей деятельности охват к 2020 году 10% мирового рынка образовательных услуг (сейчас у России этот показатель составляет 2,3%). В Украине с гордостью говорят о том, что государственное предприятие «Украинский государственный центр международного образования» «поповнило скарбницю вищих навчальних закладів України лише у 2011 році на 100 млн. доларів США, а держави в цілому – на 500 млн. доларів США».

В последние годы проявляется достаточно заметная тенденция по росту финансирования обучения граждан России и Украины из государственных бюджетов в зарубежных вузах за пределами двух наших стран по таким направлениям, как: государственное и муниципальное управление, управление высшим образованием, высокотехнологичными компаниями, учреждениями социальной сферы. Похоже, за рубежом особенно заинтересованы в повышении качества управления целыми отраслями в России и Украине именно выпускниками «рейтинговых» университетов.

Несколько десятков тысяч студентов из России и Украины пополняют казну европейских стран и США собственными деньгами… притом, что качество предоставления «образовательных услуг» далеко не всегда может удовлетворить.

Конкуренция, однако…

— Однако… Получается, что из наших стран на «мировой рынок» перекачивается интеллектуальный ресурс, что туда мигрирует наш «человеческий капитал»?

Простого ответа нет. Наши образовательные системы входят (скорее – их вводят) в такие же рынки, только под другими названиями – «мировое образовательное пространство», европейское образовательное пространство», «европейское пространство высшего образования» под видом достижения «международных стандартов», «признания дипломов» и пр.

Образовательные системы наших стран подключаются ко всевозможным международным исследованиям качества образования (PISA, PIAAC, AHELO, TIMSS, PIRLS, ICILS, ICCS).

Мы щедро предоставляем «миру» (вдумайтесь в это перечисление): оценки качества «общего и профессионального образования», «читательской грамотности выпускников начальной школы», «качества математического и естественнонаучного образования в начальной, основной и средней школе», «функциональной грамотности учащихся 15-летнего возраста, обучающихся в образовательных организациях общего и профессионального образования», в перспективе – оценки качества «информационной и компьютерной грамотности», «граждановедческой компетентности», «профессиональной компетентности выпускников высших учебных заведений», «навыков и компетенций взрослого населения трудоспособного возраста»…

Только перечень программ оценок наших образовательных систем со стороны международных организаций свидетельствует о масштабности (направления-то какие!) мониторинга. Обладаешь информацией – управляешь миром!

Напомню, что ныне в системах дошкольного, среднего общего и профессионального образования в России обучается около 27 млн. и в Украине – более 8 млн. человек.

— А как же с интеграцией?

Участие в Киевской конференции позволило мне ещё раз убедиться в важности общественного измерения проекта Евразийского союза – в том числе и не в последнюю очередь в сфере образования. Не случайно в своём выступлении я остановился, в частности, на том, как Украина подписала «Соглашение о гуманитарном сотрудничестве государств-участников Содружества Независимых Государств».

Семь лет назад В. Ющенко исключил для Украины обязательства по трём статьям (3,5 и 10). Подписывая Соглашение в 2012 г. В. Янукович исключил обязательства по ст. 5 (формирование общего информационного пространства) и ст. 3.

Для Украины, оказывается, не нужно не только формирование общего информационного пространства, но и «согласование государственных образовательных стандартов всех уровней образования, требований по подготовке и аттестации научных и научно-педагогических кадров Сторон, гармонизации процесса присуждения учёных степеней и присвоения учёных званий», а также «взаимодействие в области признания эквивалентности документов об образовании, учёных степенях и званиях на основе двусторонних и многосторонних договоров».

Комментарии, как говорится, излишни.

Интеграция в области образовании между нашими странами, повторюсь, осуществляется сегодня преимущественно самими гражданами, образовательными учреждениями с опорой на традиционные и исторически обусловленные связи, практику передачи ценностей из поколения в поколение. При всех недостатках в наших системах образования, они являются гарантом сохранения единой, трансграничной социокультурной среды, условием реализации потенциалов наших стран в интересах их поступательного развития, при уважении государственных суверенитетов.

Проект Евразийского союза – это то, что не позволит превратить нас в «объекты» на пространстве, управляемом извне и не в интересах наших народов.

Источник




Комментирование закрыто.