Выходом для Украины может быть отказ от любых интеграций

"Хвиля"

По его мнению, такой нейтралитет предполагает «жесткий курс, твердую позицию касательно невмешательства во внутренние дела других государств, даже когда на вас производится сильный нажим с целью участия в таком вмешательстве или вам самим это вмешательство тактически выгодно. Можно сказать, что нейтралитет — это разумный национальный эгоизм, возведенный в принцип, т.е. предполагающий, что другие страны тоже имеют право на разумный национальный эгоизм и обижаться на них за это глупо».

{advert=1}

В этом случае, по мнению автора, членство Украины в международных организациях сводится к необходимому минимуму, а все усилия направляются на консолидацию общества, развитие национальной экономики и, если еще будут оставаться ресурсы, обеспечение обороноспособности страны. Главной же гарантией военной безопасности должно стать признание со стороны государств — членов НАТО и государств — членов Организации договора о коллективной безопасности («Ташкентский пакт») нейтрального статуса Украины.

«С большой степенью вероятности можно предположить, что эти страны, а также Китай, на такое признание охотно пойдут. Ведь нынешний «внеблоковый» статус Украины приводит к непрерывным опасениям на Западе, что Киев попадет под русское влияние и к не менее сильным опасениям на Востоке, что Киев попадет (да что там – уже попал!) под «тлетворное влияние» Запада. В результате, обе стороны на самом деле уже вполне созрели к реализации в отношении Украины принципа – «так не доставайся же ты никому»…. Излишне объяснять, что «финляндизация» для нас куда предпочтительнее. Тем более, что миниатюрная модель того, что ждет Украину в случае иного выбора, находится прямо у нас под боком – тлеющий (с периодическими вспышками) уже 22 года приднестровский конфликт…», — указывает Гончаров.

{advert=2}

Он считает, что «точно также — и Европейский Союз вздохнет с облегчением, когда услышит от высшего политического руководства Украины твердое и ясное заявление, подкрепленное соответствующими изменениями в Конституции: «Украина не стремится стать членом Европейского Союза в сколько-нибудь обозримом будущем». И не ищет с ЕС никаких «особых отношений» — будь то «привилегированное соседство» или что-либо иное. Мы будем, исходя из своих национальных интересов, развивать экономико-финансовую и гуманитарную составляющую национальной мощи государства и когда эта мощь достигнет того уровня и тех стандартов, что «не стыдно и Европе показать», восстановим свое членство в Совете Европы…».

«Для реализации описанного проекта уйдет несколько десятилетий. И решать вопрос о том — в какую сторону и каким образом двигаться Украине 25-30 лет спустя? — имеет право даже не следующее поколение политиков, а политики, которые выдвинуться из той возрастной категории граждан, которые сейчас еще в школу ходят», — резюмирует Гончаров.




Комментирование закрыто.